Страница произведения
Войти
Зарегистрироваться


Страница произведения

Гарри Поттер и Большая Игра. Часть 9


Статус:
Закончен
Опубликован:
27.06.2014
Изменен:
Читателей:
4
Аннотация:
Второе полугодие четвертого года. Версия от 10.07.14. (небольшие правки, изменена сцена от 8 марта)
 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 
 
 

Гарри Поттер и Большая Игра. Часть 9


Предупреждение:

Мнение любого из персонажей может частично или полностью не совпадать с мнением автора, и вовсе не обязано быть истиной в последней инстанции. Любой персонаж может искренне заблуждаться, нагло врать, немного преувеличивать или принимать желаемое за действительное. Да и автор тоже далеко не ангел.








Большая Игра






Часть 9


Ты говорил — на смерть и солнце не смотри в упор,

Но, знаешь, мне повезло, ты знаешь — мне повезло:

За две минуты до конца

Я слышу трепет у лица,

И ощущаю под рукой крыло.

Лора Бочарова, "Квиддич"

Воскресенье, 25 декабря. 12:00. кабинет Минервы МакГонагл

— Дамы и господа, прошу прощения, что попросил вас уделить мне немного своего времени, но я решил, что должен сообщить вам кое-что важное.

В кабинете Минервы МакГонагл кроме нее самой присутствовали задумчивый Крауч, все еще позевывающий Бэгмен, Каркаров, в кои-то веки не выглядящий недовольным, мадам Максим, которая как раз вопреки своему обычному поведению, была заметно обеспокоена, двое авроров, среди которых Эрик знал только одного, мистера Лэнга, возглавлявшего "защиту Хогвартса" от сбежавших Пожирателей, а также заметно заинтригованный Грозный Глаз Грюм.

— Позвольте представить вам злостного нарушителя административных правил, отчаянного вторженца в частную жизнь окружающих, человека, не обремененного никакими моральными нормами... И, что самое главное, незарегистрированного анимага... Риту Скитер!

С этими словами мальчишка вышел на середину комнаты и вытряхнул из коробочки здоровенного жука. Тот шлепнулся на паркет, и, после легкого жеста директора Хогвартса, превратился в поднимающуюся с пола разьяренную блондинку в изрядно помятой красной мантии. Журналистка имела весьма усталый вид, была перепачкана в чем-то серо-черном чуть ли не с ног до головы, но это ее не очень беспокоило. Два чувства боролись сейчас у нее внутри — отчаяние от того, что ее тщательно лелеемый секрет раскрыт при свидетелях, и теперь уже ничего не изменить, и злость на того, кто это сделал.

— Многие из нас задавались вопросом, — продолжил мальчишка, — о том, откуда же она узнает те секреты, которые публикует в своих статьях. Так вот, спешу вас обрадовать: то, что она не выдумала сама, она беспардонно подглядела и подслушала лично, проникая туда, куда вход ей был закрыт...

— Ты еще пожалеешь! — Прошипела блондинка.

— Козявкам слова не давали! — Не остался в долгу школьник.

— Ах ты дрянь! — Скитер тут же выхватила палочку, но мгновенно лишилась ее, а довольный Грюм хмыкнул из своего угла.

— Запишем еще и нападение на ученика Хогвартса... — Глубокомысленно кивнул Эрик.

— Сволочь! Дрянной мальчишка! Я тебя так в грязи изваляю, в жизни не отмоешься! Скотина! Да я... — Но тут блондинка с удивлением обнаружила, что больше не может произнести ни слова, а ноги будто приклеены к полу. Руками она продолжала размахивать свободно, но дотянуться от сделавшего шаг в сторону школьника так и не могла.

— Давно мечтала попробовать это заклинание, но все подходящего случая не было... — Вполголоса пробормотала профессор Трансфигурации, а потом добавила значительно громче. — Добавим к перечню обвинений нелегальное проникновение на режимный обьект, к которым относится Хогвартс согласно директиве Министерства номер 14 / 3 от 25 августа 1993 года...

Эрик с интересом оглядел присутствующих. Минерва МакГонагл полностью включилась в игру, сдерет с вляпавшейся журналистки столько, сколько сможет любыми законными методами. Крауч всегда карал нарушителей независимо от обстоятельств. Бэгмен был чем-то изрядно напуган, а в его взгляде на журналистку сквозила откровенная враждебность. Необычно задумчивый Каркаров смотрел на провинившуюся однозначно неприязненно, Мадам Максим была чем-то серьезно обеспокоена, судя по ее взгляду Рите не светило ничего хорошего, а значит поддержка зарубежных гостей и общественный резонанс обеспечены... Короче говоря, мальчишка был уверен, что предварительный план, составленный им с утра пораньше с МакГонагл, более чем осуществим, и в ближайшем времени пакостное существо лишится не только поста в газете, но и получит запрет на любую общественную деятельность, и будет заклеймена в СМИ как злостная нарушительница... Такой репутации Пророку точно не надо — открестятся, сдадут ее с потрохами, сами же еще грязью сверху польют. Это не считая того, что там положено за незаконную анимагию. Уж не Азкабан ли этак на годик-другой? Он конечно без дементоров уже совсем не тот, но тем не менее...

Короче говоря, пакостную Риту Скитер на некоторое время можно было списать со счетов. Теперь мальчишку больше волновало другое — как бы узнать поточнее, чего это с утра пораньше так дергается директриса Шармбатона, а в приемной сейчас дожидаются весьма неразговорчивые Флер и Седрик, предпочитающие не смотреть друг на друга. Ведь три почти равновероятных предположения — это почти втрое хуже, чем одно стопроцентное тайненькое знаньице...

Понедельник, 2 января. 18:35. Выручай-комната

— Итак, дамы и господа, на повестке дня только один вопрос: чем это я заслужил подобный взгляд отличницы, комсомолки и спортсменки Вивиан Монро? Что я о ней знаю? Хорошо учится, на втором и третьем году получила высшие баллы по всем предметам. Близко ни с кем не общается. Тихая. Умная. Читает книжки. Подцепила Крама.

Эрик прошелся туда-сюда по комнате, а потом взгромоздился на стол.

— На что мог купиться Крам? Тихая, умная девочка, абсолютно не реагирующая на его славу... Копия Герми до некоторой степени. Могла подвернуться в нужный момент. Ну как вариант... Потому что на приворот не похоже, а Империо со временем выдыхается, хотя и не исключено. Ну это ладно. Это не глваное. Чем же я ей так мог насолить?..

— Обида Крама из-за Гермионы — это отнюдь не смертельно. То же самое — если ей страсть как хочется быть первой среди учеников... Это ж ей кучу народу ненавидеть пришлось бы. А я видел в ее глазках настоящую ненависть. Так что возвращаемся к самому очевидному. Давайте предположим, что она — номер пять. Должна ли она тогда лично на меня злиться настолько сильно? По-моему да, очень даже... Я же ей кучу планов поломал. И, что самое главное, ее должны были за это слегка наказать, хе-хе. Этакий легкий сеанс Круциатуса, в стиле "бей своих, чтоб чужие боялись". Вполне в духе старика Волди... А потом еще ей пришлось бы возвращать утраченное доверие и грызтся с другими Пожирателями... Подходит? Вполне.

— Ну допустим. Примем за рабочую версию, что малышка Ви — номер пять. Что мне теперь делать? Элементарно... Первое — проверить, второе — устранить. Как проверить? Тоже нет ничего сложного... Надо выждать время, она сама подставится. А она точно подставится.

— Не опасно ли мне выжидать? Думаю, нет. Им нужна победа Гарри в Турнире. Значит, никаких покушений, нападений, убийств и прочего до конца мероприятия не предвидится. Самое большее что мне грозит — это второй тур. Могут мне нагадить во втором туре? Теоретически — да. Практически... Не уверен. Хотя за рабочую версию надо принять что могут. Министерские не способны ничего толком спланировать, и могут продолбать все что угодно на ровном месте... А это значит, что надо готовиться как следует, только и всего...

— Что же я еще хотел сказать, господа присяжные заседатели? Только то, что жизнь прекрасна и удивительна! И тем не менее, заседание продолжается!

Зимние каникулы. Хогвартс

Казалось, все зимние каникулы прошли под впечатлением от Рождественского Бала. Праздничное настроение сохранялось, а сформировашиеся во время бала многочисленные парочки, попадающиеся на каждом углу, добавляли замку определенный колорит. Да и давненько во время январских каникул в школе не оставалось такого большого количества школьников.

Чисто внешне отношения между Эриком и Гермионой изменились мало. Единственное, на что сходу обратил внимание Гарри, было то, что их кресла у камина, которые раньше стояли на расстоянии примерно фута друг от друга, теперь были сдвинуты вплотную. Ну и на прогулках по окрестностям замка они сейчас частенько держались за руки...

Прогулки, кстати, стали у Гарри очередным источником противоречивых чувств. С одной стороны, Чжоу неплохо вписалась в их компанию, и теперь мальчишка периодически приглашал ее погулять. Она хорошо поладила с Эриком и Гермионой, а некоторая робость, которую Чанг поначалу испытывала к Хагриду (профессор, как-никак!) прошла после первого же посещения хижины лесничего. Да и вдвоем с ней Гарри уже прилично нагулялся по окрестностям замка... И это нравилось мальчишке. Чжоу хорошо соображала, отлично разбиралась в квиддиче, с удовольствием обсуждала школу, учеников, преподавателей и множество других вещей... Короче говоря, тем для разговоров нашлось предостаточно, и Гарри чем дальше тем больше нравилось подобное времяпровождение, тем более что определенная робость, которую он поначалу испытывал, приглашая Чанг, пропала, да и ощущение от того, что ей тоже это нравится, было очень четким.

С другой стороны, от компании опять начал отваливаться Рон. Стоило ему увидеть малейший намек на происходящее между Эриком и Гермионой, как рыжий начинал тихо лезть на стенку, дергался и пытался свалить куда-нибудь подальше. Да и в остальное время он теперь частенько ходил мрачный и неразговорчивый. Хорошо хоть, у него хватало мозгов контролировать свое поведение, а то Морган мог бы его и послать... На прогулках при попытке присоединиться к паре Гарри и Чжоу Уизли вписался не то чтобы очень хорошо, разговор поддерживать он мог вполне, но девочка похоже ожидала немного другого...

Положение слегка спасали поиски разгадки яйца, от которых Эрик самоустранился, предоставляя возможность четвертому чемпиону попробовать разобраться во всем без особых подсказок. Теперь трое друзей частенько засиживались в Выручай-Комнате, пытаясь разобраться с воплями яйца — в других местах школы делать это было слишком сложно из-за дикого шума, который, казалось, был способен разноситься по коридорам замка на огромные расстояния и пронзать даже каменные стены... Пока чемпионам такое прощалось, но злоупотреблять терпением окружающих что-то не тянуло.

А вообще Гарри с интересом присматривался к происходящему на Гриффиндоре. Он хорошо запомнил разговор с Эриком, где, в ответ на вопрос "почему ты так хорошо разбираешься в людях" его друг ответил "я просто смотрю на них, пытаюсь замечать, что происходит, и понять о чем они думают". Теперь и Поттер иногда старался проанализировать, что творится вокруг, и, к огромному своему удивлению, умудрился рассмотреть слегка шокировавшее его количество девчонок, которые на него поглядывали... и вздыхали, когда видели его вместе с Чанг. Вот отношения Дина с Бэтти нисколько не изменились после бала... Ну да это и не удивительно. А Симус с Лавандой в рождественский вечер, похоже, поругались, и сейчас демонстративно не разговаривали. Пенси, которая на балу танцевала в основном с Джефри, после этого мероприятия контактировала со слизеринцем все так же ровно, как раньше, и общалась в основном только на тренировках клуба... Которые на каникулах устраивали чуть ли не через день, пользуясь тем, что все остались в Хогвартсе, а занятий не было. Гарри даже слегка удивился, он бы на месте Джефри... может быть... гмм... Чего уж там, Пенси на балу выглядела очень хорошо, да и вообще была девчонкой симпатичной... И почему он до этого на подобные вещи не обращал внимания?..

С другой стороны, размышлял Гарри, раньше он действительно многого не замечал. Видимо, просто о таком не задумывался. Например — Джинни. В прошлом году она вокруг него прямо-таки увивалась, но множество проблем отвлекало мальчишку и задвигало действия сестренки Рона даже не на второй, а на третий-четвертый план... А сейчас она, похоже, вцепилась в Невила, который, надо сказать, вел себя очень правильно и как-то даже по взрослому... Вот и ладушки — одной поклонницей меньше, одному чемпиону Хогвартса легче. Кстати, Фред и Джордж разглядели изменившееся поведение сестренки сразу же, а Рон пока в упор не замечал, хотя вообще игнорировать подобное было довольно сложно. Ну да рыжему в плане невнимательности способностей, так сказать, не занимать... Не было бы чего, когда разглядит, неожиданно подумал Гарри, и сам удивился своей мысли.

Что же касается Чанг — Гарри сейчас практически плыл по течению, не стараясь как-то влиять на события. Его пока все происходящее устраивало. Чжоу, похоже, толи слегка определилась в своих чувствах, толи просто не пересекалась с Седриком слишком уж часто...

А еще по замку некоторое время ходил слух, что в рождественскую ночь Снейп застукал Седрика и Флер в одном из классов замка в весьма двусмысленном виде, а баллы с Хафлпаффа не были сняты зельеваром исключительно потому, что это бросило бы тень на гостей школы, а значит, и на сам турнир. Сколько было в этом правды — Гарри не знал, но в разговорах с Чанг старался Флер лишний раз не упоминать... Так, на всякий случай.

Среда, 11 января. 19:30. Выручай-Комната

Собрание по поводу второго тура снова проходило в Выручай-Комнате. Могли бы и пораньше поговорить, но Гарри, Рон и Гермиона, окрыленные успехом после разгадки, хотели было разобраться с проблемой сами. Правда когде они так толком и не нашли подходящих заклинаний в библиотеке за следующие три дня, было решено все же устроить очередное обсуждение.

Рон был неимоверно горд собой. Ну да, конечно, это же он уронил яйцо в ведро с водой, когда они с Гарри сидели в хижине у Хагрида и раздумывали над разгадкой. А потом — первый обратил внимание, что металлическое ведро, неизвестно откуда взятое лесничим вместо привычных уже деревянных, странным образом вибрирует. Правда потом последовал некий конфуз... Рон и Гарри по очереди засовывали голову в ведро с водой чтобы послушать песню, которую поет яйцо, и даже почти записали весь текст, а потом Хагрид (Хагрид! с его-то умственными способностями!) предложил просто приложить ухо к стенке и слушать спокойно...

— Мы пересмотрели кучу книг за эти дни. — Пожаловалась Гермиона. — Нигде нет никаких заклинаний, которые позволили бы волшебнику свободно дышать под водой. Мне почему-то кажется, что мы что-то делаем неправильно. Может быть, попросить мистера Блэка поискать что-нибудь в его библиотеке? Правда насчет этого варианта меня посещают опеределенные сомнения — тематика большинства книг там несколько... Гм... Направлена немного в другую область.

— Папа говорит — Блэки были темными магами все как один. — Влез Рон, но тут же поправился. — Вот Сириус — совсем не такой!

— Так вот, насчет способов дышать под водой... — Гнула свое Гермиона. Если дать Рону сменить тему, разговор вернется в конструктивное русло не скоро, а разгадка для девочки была очень важна.

— Да, я тоже не сразу нашел подходящее заклинание. Неделю примерно в книжках копался. — Эрик тоже был склонен пока что не отвлекаться на посторонние разговоры. — То есть один-то способ дышать под водой я нашел сразу же, случайно, можно сказать, а над другим пришлось покопаться... Ну это — если не считать очевидного но очень трудного третьего...

— Три способа? — Неслабо Эрик портудился, пока они разгадывали подсказку из яйца, подумал Гарри.

— Ага. Ну смотрите. Все мы знаем об анимагах. Теоретически можно превратиться в какое-нибудь существо, свободно плавающее под водой. В тюленя, белого медведя, дельфина, наконец... Но этот способ — очень сложный. Да и трансфигурацией надо владеть очень прилично. Был бы у нас лишний годик — можно было бы и попробовать...

— А второй? — Лишнего годика явно не предвиделось, и все с ждали продолжения, особенно — нетерпеливый Рон.

— Ну на него я наткнулся случайно. Есть такая штучка, жаборосли называется. Если их сьесть, у человека отрастают жабры, перепонки между пальцами, ласты на ногах... В общем, пары унций хватает, чтобы волшебник мог провести под водой целый час, что, собственно, нам и требуется сделать по заданию.

— А третий? — Гарри все-таки было немного неловко, что Эрик не только сам готовится к состязаниям, но и ему помогает с подготовкой.

— А третий — заклинание Головного Пузыря. Представь себе, совсем не для ныряния под воду используется, а для того, чтобы дышать там, где проблемы с воздухом, от отравления, или там, где просто сильно воняет. Вокруг головы волшебника создается прослойка воздуха, которая не пропускает то, что находится за ее пределами... Да еще и состав газа для дыхания меняет, я думаю. Как еще обьяснить то, что один пузырь может несколько часов держаться — я не знаю...

— А что выберешь ты? — Пользоваться одним и тем же способом с Эриком было для Гарри немного стыдно. Пусть его друг выберет — а он уж воспользуется вторым...

— Ну, мне больше нравится Головной Пузырь... — Задумчиво отозвался Эрик. — Я так понимаю, что ты, значит, хочешь использовать жаборосли? Но Пузырь тебе надо бы тоже выучить на всякий случай.

Гарри кивнул.

— Тогда переходим ко второй проблеме, которую нам нужно решить, чтобы удачно выступить во втором туре Турнира!

— Вторая проблема? — Даже Гермиона была удивлена, что уж говорить о Гарри и Роне.

— Конечно, Герми. И эта проблема — не менее важная для подводного погружения. Хотя и менее очевидная, не спорю. Видишь ли, вода в феврале месяце — ХОЛОДНАЯ.

— Кстати, давно хотел тебя спросить... — Гарри вспомнил вопрос, который мучил его почти с самого начала учебного года. — Ты рисковал, когда брал все на себя при захвате Грюма. Вдруг бы тебя исключили из Хогвартса? Вот всех восьмерых врядли исключили бы. А может, в следующий раз мне на себя вину брать?..

Мальчик-который-выжил немного смутился, но продолжил. — Ну... мне просто кажется... Что я чуть меньше рискую. Из-за этого дурацкого шрама меня врядли попрут из школы с первого раза... Если Снейпу не попадусь, конечно.

— Рисковал? Да нисколько... — Эрик как всегда улыбался. — До меня тут дошел один любопытный слушок... Знаешь, какое было выпускное задание пять лет подряд для группы авроров, которых Грюм курировал? Захват преподавателя! В любом месте, в любое время, лишь бы успешно и без засветки. А в группе было от четырех до шести волшебников... И это — после школы и трехгодичных аврорских курсов. Так что мы план выполнили и перевыполнили. Но у меня еще и план "Цэ" был. Да и МакГонагл я бы нашел что сказать, она бы меня не то что выгнать, пылинки бы с меня сдувала... И не смотрите на меня так, я же предупреждал, что я — мерзкий скрытный манипулятор.

И Эрик улыбнулся еще шире и радостней.

Воскресенье, 15 января, 14:30. Неиспользуемый класс на шестом этаже Астрономической башни

Вообще учеников, приходящих в клуб-который-не-клуб, можно было приблизительно поделить на две категории. Первым больше нравилось общаться, заниматься магией, учить новые заклинания и практиковаться. Вторым были интересны еще и поединки. Особого упора на то или другое направление Эрик не делал, старался не перегружать занятия одной теорией или только практикой. И потом, как еще лучше отрабатывать защитные чары, как не против хоть сколько-нибудь реального нападения? Поэтому даже самые нелюбители дуэлей изрядно потренировались в этом деле, хотя организаторы сборов старались с подобными учениками излишне с поединками не перебарщивать... И именно поэтому сестры Патил легко раскатали в сентябре близнецов Уизли — за несколько лет они набрали богатую теорию и опыт учебных боев, тогда как рыжие никогда подобным сколько-нибудь регулярно не занимались.

Чанг, появлявшаяся на собраниях с начала января, больше относилась к первому типу, она вообще, как и большинство учеников с Равенкло, отнеслась к возможности получения новых знаний в доступной форме с прогнозируемым энтузиазмом. Да и Гарри был рядом, что тоже стало не самой слабой причиной ее появлений... И это было заметно довольно многим.

Сегодняшнее собрание обещало быть довольно интересным — на него заявилась слегка стесняющаяся Тонкс, девушка-аврор с розовыми волосами. Хотя, по утверждениям некоторых учеников, иногда они были у нее сиреневые. Гарри с ней познакомился еще в прошлом октябре благодаря Грюму, и вот теперь девушка, почему-то отчаянно скрывающая свое имя, появилась у них на сборе. Не то чтобы она хотела присоединиться... Просто видимо ей было интересно, а Эрику, пригласившему ее, эта идея показалась многообещающей.

Тонкс показала всем заклинание Инвикто, блокирующие некоторые темные заклятья и проклятья, в том числе Секо и Лекруатус Мортус, довольно сильное проклятье страха. А для того, чтобы потренировать его, продемонстрировала, как наводятся и снимаются Икающие чары — наименее опасное проклятье из того, что эта защита тоже блокировала. Правда на этом примерно тридцать минут тренировки для многих присутствующих учеников было потеряно: новое смешное заклинание — это же так интересно...

Потом Эрик показывал всем выкопанное откуда-то заклинание Цветного Взрыва, заляпывающее разноцветными разводами все в радиусе пяти футов от точки попадания, и этим обеспечил еще минут десять бардака и всеобщих развлечений, даже Тонкс заинтересовалась, и, как показалось Гарри, пробормотала себе под нос что-то про безопасную тренировку Взрывных заклятий... Вообще девушка с удовольствием отвечала на вопросы и показывала, как правильно держать палочку или использовать заклинания, и это стало неплохой помощью для организаторов сбора.

Под конец встречи Эрик предложил Тонкс учебный поединок, и та, несколько смущаясь, согласилась. К удивлению большинства присутствующих, мальчишка победил ее не прилагая каких-то сверхъестественных усилий примерно за минуту, в основном за счет разнообразия атак и их скорости, причем сам был порядочно озадачен. Слегка удивленную девушку взяли на "слабо", заявив, что поединки обычно проводят по три, чтобы результат не был случайным, и она вышла на второй бой собравшись чуть лучше. Правда это ей не помогло — поединок закончился с первого же удара, когда Морган просто оглушил ее молниеносно брошенным заклятьем. Девушка была порядочно озадачена, и третий бой провела уже заметно сосредоточившись, хотя это ей помогло не так уж сильно. В этот раз она продержалась минуту с четвертью. Мальчишка планомерно продавил ее довольно мощную защиту шквалом своих атак и отбитых назад заклятий, пользуясь несколько лучшим владением заклинания Рефлекто.

— Ни-че-го не понимаю... — Пробормотал озадаченный Эрик. — Ты колдуешь точно не хуже меня, заклинания у тебя получаются очень прилично, знаешь ты всего намного больше, так почему... Ага. Курсы авроров ведь три года у вас были? Как вас готовили к применению боевых заклинаний?

— Самостоятельные тренировки и отработки, каждые пол года сдача нормативов... — Тонкс была заметно смущена, а еще, похоже, сама слегка удивлена полученным результатом.

— Что за нормативы?

— Выхватывание палочки и активация любого требуемого заклинания за ограниченное время с хорошим качеством... Если боевое — надо еще и в мишень при этом попасть.

— Атака движущихся мишеней? Учебные бои? Поединки? Тренировки "группа на группу"? Дуэли? Сколько занятий в неделю?

— В неделю? Э-э-э... Раз в семестр несколько учебных боев на сдаче зачетов...

— Несколько?!. Это типа "двадцать"?

— Э-э-э... Скорее уж типа "три-пять". — Тонкс, похоже, теперь уже и сама начинала думать, что этого недостаточно. — Считается, что умение точно наводить любое заклятье за ограниченное время уже само по себе гарантирует результат. А еще мистер Грюм нас тренировал на опознание атак противника по движениям палочки, но это дополнительно, и не всех. Ну и некоторые у нас... дуэлились слегка. Но это не поощрялось... В целях безопасности. В смысле — чтобы они не покалечились.

— Очаровательно... Королева в восхищении... — Пробурчал себе под нос мальчишка. — Пожирателям только не говорите ничего. Со смеху ведь умрут. Это что, выходит, что все приличные бойцы среди авроров — талантливые самоучки, чтоли?.. Хотя, думаю, Пожиратели и сами — далеко не гении, и упорными тренировками могут похвастаться не все...

— Когда я поступала на курсы, считалось, что Пожиратели побеждены. И что нам придется в основном иметь дело с проклятьями, опасными предметами, монстрами... Никак не с волшебниками.

— Ага. Надежда умирает последней, зато в страшных корчах...

Гарри, с интересом прислушивающийся к разговору, не забывал посматривать по сторонам. В основном ученики разговор Эрика и Тонкс не слушали, но некоторые все же проявляли определенный интерес. К их числу явно относились Гермиона и Пенси, а Невил пытался было послушать, о чем идет разговор, но Джинни уволокла его в сторону — тренироваться. Надо сказать, рыжая продолжала упорно вкалывать на сборах, может быть не так упорно как раньше, но все равно очень старательно. Надо же, и в этом они с Невилом оказались похожи...

И тут Гарри обратил внимание на еще одну ученицу, явно прислушивающуюся к разговору. Это была Сьюзи Боунс, которая, похоже, все еще немного стеснялась, и поэтому пыталась услышать содержание беседы, находясь чуть в отдалении... Интересно, подумал мальчишка, а ведь Сьюзи тоже старается на встречах больше многих, хоть особыми способностями пока и не блещет. Очень интересно...

Суббота, 21 января. 12:00. Главный Зал

Сегодня за обедом за столом почему-то отсутствовала половина состава слизеринцев-четверокурсников. Не то чтобы гриффиндорцы обычно присматривались к своим "заклятым друзьям", просто когда пустует сразу десяток мест — это становится довольно заметно.

Вопрос разрешился сразу после обеда. Эрик перехватил у дверей Трейси Дейвис, тихую ученицу со Слизерина, не особо выделявшуюся за последние три с половиной года, и легко узнал у нее все подробности. Все-таки, когда по нескольку раз в неделю пересекаешься с одним и тем же человеком несколько лет подряд — это немного сближает... Оказалось, что сама Трейси была очень даже не против поболтать: это с малознакомыми учениками она была тихой и слегка отстраненной, но когда ей представилась возможность — плотину прорвало в буквальном смысле этого слова.

— ... На обеде не были? Конечно, еще бы им быть, их же к профессору Снейпу всех повели...

— ... Ну они же драку устроили! Страшное дело! И заклинаниями, и кулаками махали, и ногами пинались, и, кажется, кто-то кого-то стулом стукнул... Хотя может быть стул сам упал, я не знаю, я далеко сидела...

— ... Да это все из-за Драко... Вы же знаете, как его папочку драгоценного в газетах обвинили — он с тех пор как в воду опущеный ходил...

— ... Хотя может это все потому, что у него денег не было. Представляете, у него в этом году половина мантий — с прошлого года остались. Я смотрю — у него мантия коротковата, и потертая такая, и спрашиваю — чего это? А он такой — отвали, говорит! Тут я все и поняла...

— ... Вот, я рассказываю про сегодня, рассказываю... Это все Драко, он сидит такой в гостиной у нас и рассуждает... Говорит, Морган с грязнокровками якшается, ему мол стыдно должно быть. Ничего личного, Гермиона, просто его слова передаю, сама-то я против тебя ничего не имею, и вообще... Ну вот, говорит... говорит... А, вспомнила! Позорище, говорит! С турниром, опять же, как только он Честь Рода мог так уронить — жульничал чтоб на турнир попасть. Да, Эрик, против тебя я тоже... А, поняла, продолжаю.

— ... Ну, короче, он такой сидел, знаете, с видом, как будто вокруг воняет... Он частенько так сидит, сморщит нос с видом, точно его сейчас стошнит. Вот, сидел он сидел, болтал-болтал... Не то чтобы я его слушала много, так, кое-что, он же все время нудит, понимаете? Сядет и нудит, нудит, как будто нам это все интересно всем... Да, да, продолжаю.

— ... И тогда Дафна возми да и ляпни... Я не говорила, что Дафна там была неподалеку? Ну вот, была. Обычно-то она сдерживается, но тут видимо надоело ей... Мне бы тоже надоело, но я подальше сижу, и вообще терпение у меня огого! Это у меня от родителей, у них терпение — тоже огого какое! Ладно, поняла. Дафна подходит так к нему и говорит: ты, мол, никогда не скажешь этого Моргану в лицо, Драко, потому что ты трус. И ты еще называешь себя аристократом? Только языком молоть и способен когда тебя никто не слышит! Вот прямо так взяла — и сказала, представляете?

— ... Тут он за палочку схватился, а она — раз! И Экспелеармус, клево так получилось.... Тогда он ее кулаком, представляете! Кошмар! Этого-то она точно не ожидала. Тогда Джефри бац! И Малфою в нос! Тогда Гойл — хрясь! И Джефри улетел. Тут Дафна бац! И Гойл вверх ногами повис! А потом Тедди — вжик! В Дафну стулом попал... Или стулом было после... Ну дальше мне уже было видно не очень хорошо, из под дивана-то... Зато слышно было все-все. И как ругались они, и как били что-то, и кто-то кричал... Наших жутенько много набежало... Знаете, Драко уж очень часто нудел, многих достал порядочно, это у меня терпение — огого, а у остальных... А потом пришли старшие наши, растащили всех и повели, ну, значит, тех, кто дрался, к профессору Снейпу. Вот примерно так все и было. Ужас что творилось! Мне страсть как интересно, что теперь будет...

Какое решение принял по поводу происшествия профессор Снейп, кого и как он в результате наказал, осталось неизвестным, но на следующем собрании не-дуэльного-не-клуба присоединиться к составу решили еще четыре слизеринца, в том числе болтающая без умолку Трейси Дейвис. О подробностях произошедшего никто особо не распространялся, но постепенно стало известно, что разговоры о стуле были не случайны — именно этим предметом Астория, младшая сестренка Дафны, устроила сотрясение и сломала нос Драко Малфою, отправив его на два дня в больничное крыло.

Четверг, 2 февраля. 20:35. Гостиная Гриффиндора

— Меня Чжоу пригласила на Валентинов день в Хогсмит... Ну, в смысле, вместе пойти. Точнее, это я ее пригласил... Короче, так получилось...

Да, в некоторых случаях на Гарри все еще нападало косноязычие, и этот как раз относился к их числу. Тем более что он упорно дожидался момента, когда рядом не будет ни Гермионы ни Рона, чтобы поговорить.

— Вот и замечательно. — Эрик как обычно был спокоен. — Она тебе нравится, ты нравишься ей... Не вижу особого повода для волнений.

— Это... — Поттер уже слегка жалел, что затеял этот разговор. — Но в этот день же положено... Ну, знаешь...

— Традиция — это не обязанность. Тем более, если она доставляет тебе столько неудобств.

— Так нельзя же даже ничего не сказать!

— Если она чего-то ожидает, или если тебе позарез нужно высказаться — то наверное нельзя, ты прав.

— Но... что? Я... э-э-э... Не знаю... Положено же в любви признаваться! И вообще...

— В таких случаях, если не знаешь что говорить — говори правду. Девушки это чувствуют...Как бы коряво правда не звучала — это лучшее, что можно сказать. Можно конечно пытаться красиво соврать... Но я лично не считаю, что это правильно. Она ведь тебе действительно нравится? Ну вот. А однажды нужные слова найдутся сами, и тебе не придется советоваться...

— Меня еще Рон беспокоит. — Гарри, перешедший на менее скользкую тему, чувствовал себя намного увереннее. — Он на вас так смотрит...

— Ну что уж тут поделать... — Эрик тяжело вздохнул, а потом поерзал в кресле, устраиваясь поудобнее. — Подергается — и перестанет.

— А вдруг он на самом деле...

— Да ну, не смеши мои тапочки. Сам вспомни. Герми шла у него где-то между клевыми девчонками во главе с "самой необыкновенной на свете" Флер и "откровенными кикиморами", с которыми на бал пойти стыдно. Он и представить не мог, что ее хоть кто-то пригласит! Это уж потом, когда он начал задумываться, когда разглядел... Обычная ситуация — человек начинает жалеть о чем-то, только когда это потеряет. А малыш Ронни еще и обиделся как обычно, как будто его до этого обманывали, а тут он правду внезапно открыл...

Несмотря на серьезность вопроса, Гарри не смог сдержать улыбку, вспомнив удивленное лицо Рона... Пожалуй, Эрик был действительно прав, к удивлению там примешивалась изрядная доля обиды.

— И как же теперь?..

— Ничего, перебесится. Ему как раз полезно пару раз с реальностью столкнуться, а то ведет себя иногда как маленький...

Гарри помолчал, собираясь с мыслями. Может быть, его друг действительно был прав... И, главное, в его словах не чувствовалось ни обиды на Рона, ни какого-то соперничества. Хоть тут все хорошо. Проблема в рыжем, ее не станет — и все будет отлично... Но был еще один вопрос, который волновал мальчика-который-выжил.

— И почему мы раньше не замечали, что Гермиона... Я ведь тоже не обращал внимания!

— Это нормально. Ты ее сколько лет знаешь? Ну вот. Просто привык...

— Но ты же разглядел!

— А сейчас и ты разглядел... Просто я успел немного раньше.

Оба на некоторое время замолчали, а потом Эрик, глядя в огонь камина, произнес гораздо тише, чем до этого:

— Знаешь, мне иногда кажется, что вы были бы отличной парой — ты и Герми. — А потом мальчишка неожиданно улыбнулся, подмигнул Гарри и добавил. — Если бы не было меня, конечно.

Среда, 8 февраля. 11:55 — 18:20. Класс Зельеварения — гостиная Равенкло

— А вас, мистер Морган, я порошу остаться! — Снейп явно несколько секунд наслаждался произведенным на учеников эффектом, но потом с некоторым сожалением продолжил. — На пару минут. Кое-что в вашем последнем письменном задании показалось мне очень странным. На экзамене вы получили бы за подобное довольно невысокую оценку...

— Слушаю вас, профессор. — Мальчишка дождался, когда последний ученик покинет класс, а преподаватель закончит шуршать какими-то листами, покрытыми каракулями школьников, и привычно активировал Круг Тишины.

— Вы не так давно интересовались определенным событием... — Со своим стандартно надменно-насмешливым выражением произнес зельевар. — Так вот, оно произошло сегодня, примерно три с половиной часа назад. Надеюсь, для вас это — достаточная точность?

— Благодарю вас, профессор. — Кивнул мальчишка. — Я тоже на это надеюсь.

— Не смею вас больше задерживать. Ваши письменные работы вроде бы находятся во вполне удовлетворительном состоянии. Можете идти...

— Одну секунду, профессор. — Эрик заслужил очередной слегка удивленный взгляд Снейпа и продолжил совсем другим тоном. — Думаю, вы пока не получили приглашения предстать... пред светлы очи. Так вот, я на вашем месте был бы очень, очень осторожен. Есть шанс, что вас раскрыли.

— О чем это вы говорите, мистер Морган? Не пойму я вас... — Лицо зельевара выражало лишь легкое недоумение.

— Я говорю о том, что могу себе только предположить, как прореагирует некое лицо, и какие сделает выводы, узнав о том, что вы, чисто теоретически, конечно, периодически посещали могилу... Скажем, некой Лили Эванс. И о том разговоре, который был у вас с Дамблдором... перед Хэллоуином 1981 года... В общем, я на вашем месте вовсе не явился бы в случае вызова. А если бы явился — готов был бы аппарировать в любую секунду...

Во взгляде профессора что-то неуловимо изменилось.

— Раз уж мы с вами говорим чисто теоретически... — Протянул он. — То позвольте тогда поинтересоваться, откуда вы получили бы подобные сведения?

— Не так важно, откуда их получил бы я, мистер Снейп. Гораздо важнее — откуда получил бы их он. В общем, подумайте над моими словами... Доброго вам дня.

— ... А еще Эрик передает, что когда Марс в созвездии Стрельца, — старательно выводила в письме тете Сьюзи Боунс, — следует вести себя особенно аккуратно. Я не очень понимаю, что это значит, но он просил передать дословно...

Вторник, 14 февраля. 17:30. Хогсмит

Когда Гарри и Чжоу добрались до кафе мадам Паддифут, оно было уже основательно подзабито. Большинство столиков занимали парочки, да и вообще атмосфера Поттеру сразу показалась несколько странноватой. Все эти рюшечки, оборочки и бантики розового цвета... Но делать нечего, раз пришли — придется потерпеть. На балу поначалу было и похуже... А потом мальчишка обратил внимание, что все парочки держатся за руки! Кошмар! Да, это уже перебор.

Хотя нет, не все — вон у окошка в закутке сидят Эрик и Гермиона... Неплохое местечко заняли. Наверное пришли пораньше. Они как раз за руки не держались, просто сидели друг напротив друга. Мальчишка похоже что-то тихонько говорил, машинально слегка двигая по столу опустевшую чайную чашку, а его подруга просто улыбаясь смотрела на него, и при взгляде на нее Гарри во второй раз после бала очень четко почувствовал, какая она на самом деле красивая... При виде вошедших Гермиона помахала им рукой, Эрик обернулся...

— Привет. — Эрик поздоровался с Чжоу, которую сегодня еще не видел, а остальные, уже пересекавшиеся в этот день, просто кивнули друг другу.

Гарри оценил, насколько они, стоящие и беседующие посреди кафе, выбиваются из окружения, и смущение, почти было оставившее его при виде друзей, вернулось.

— Привет. — Чанг улыбнулась гриффиндорцам. — А мы вот тоже зашли. Жаль только, что мест, похоже, больше не осталось.

— Не проблема. — Морган как обычно улыбался. — Мы как раз уходим, можете занять наш столик, правда, Герми? Тут уютненько, и из окошка отличный вид. А мы погуляем.

Эрик поймал слегка удивленный взгляд Чжоу, подмигнул ей, и добавил:

— Знаете, есть определенное преимущество в том, чтобы не быть как все.

Пока Чанг делала заказ мадам Паддифут, Гарри смотрел вслед удаляющимся друзьям сквозь слегка запотевшее оконное стекло. Те шли вдоль по улице между рядов аккуратных домиков, держась за руки, и мальчишка почему-то подумал о том, что они выглядят намного естественнее, чем половина сидящих сейчас за столиками в кафе... Тем временем, им принесли кофе. Правда чашка оказалась очень горячая... Внезапно Гарри вспомнил любимую манеру Эрика говорить о серьезных вещах, глядя собеседнику в глаза и улыбаясь, и ему стало немного спокойней.

— Знаешь, до сих пор не могу забыть первый матч, в котором мы играли друг против друга... — начал он, а Чжоу от его взгляда слегка покраснела.

Тот же день, то же время. Примерно в трех милях от деревни Хогсмит. Вершина холма

— Мистер Бэгмен, рад вас видеть.

— Не могу ответить вам тем же, мистер Малфой. Я вообще не должен с вами разговаривать!

— И тем не менее вы пришли на встречу... — Улыбнулся Люциус. Блондин выглядел все таким же франтом, как и раньше, но внимательно присмотревшись можно было заметить сеть новых морщин на лице аристократа, да и тени под глазами выдавали определенную степень усталости.

— Назовите мне хоть одну причину, по которой я не должен немедленно аппарировать отсюда и сдать вас в ООМП! — Гордо выпрямился Бэгмен, хотя его голос под конец фразы предательски дрогнул.

— Деньги. — Бросил блондин, и глава Отдела Магических Игр и Спорта вздрогнул, разом растеряв всю свою напускную браваду.

— Деньги, мистер Бэгмен. — Повторил Малфой. — И страх, конечно же. Две причины, старые как мир, связанные воедино, перетекающие одна в другую... Я даже не стану говорить о том, что с нами не стоит ссориться, я сейчас веду речь совершенно о другом. Вы должны были Гнашраку кругленькую сумму, целых шестьдесят тысяч... А проценты капали, и тогда вы одолжили еще сорок у Старого Зогварта, расплатились за набежавшие штрафы и сделали новую ставку... А она пока что не сыграла. А уж если я вспомню еще одно имя вашего кредитора... Я говорю о Кэлвине Тэрренсе Дэниэле Коупленде...

На Бэгмена было жалко смотреть. Он ссутулился и чуть ли не трясся под взглядом блондина.

— Если вы пришли за деньгами по поручению мистера Коупленда... То у меня пока что ничего нет! Но я верну все, верну до сикеля после третьего тура! Когда моя ставка сыграет!..

— Ха-ха-ха! — Рассмеялся второй присутствующий на встрече Пожиратель — невысокий, закутаный с ног до головы в плащ с капюшоном. Голос его был каким-то дребезжащим, нечеловеческим, и это заставило Бэгмена вздрогнуть. — Люциус, вас приняли за коллектора долгов... Как низко вас ценят! Нет, нас не интересуют ваши деньги. Мы хотим поговорить с вами именно о том, в чем вы хоть немного смыслите — о Турнире Трех Волшебников!..

— Мистер Бэгмен, нам нужна Карта второго тура. Та самая, что хранится в вашем кабинете в Министерстве. Та, на которой отмечены все ловушки, размещение агрессивынх и нейтральных монстров, другие обитатели Игровой Зоны, перемещения патрулей... И, конечно же, пароли доступа для системы связи и слежения.

— Но это... Невозможно!.. Нет, я решительно отказываюсь!..

— Что невозможно, мистер Бэгмен, так это отдать ваши долги вовремя. Даже если вам повезет, и вы уговорите гоблинов подождать до конца третьего тура, вашего выигрыша не хватит для покрытия всех долгов. А что вы скажете мистеру Коупленду, который не намерен ждать?

С Людо Бэгмена при желании можно было писать картину "Воплощенное Отчаяние". Люциус убедился, что его слова дошли до адресата в полной мере и продолжил:

— Между тем, если вы передадите нам карту... Я случайно знаком с мистером Коуплендом и замолвлю за вас словечко. Он пока не будет принимать... никаких... мер по выбиванию из вас своего долга. А там, глядишь, и ставочка ваша сыграет... Как-нибудь да выкрутитесь.

— Нет! Я вам не верю! Карта нужна вам, чтобы убить Поттера! Я не могу!..

— Ха! — Снова рассмеялся Пожиратель в капюшоне. — Думаете мы поверим, что вас интересует жизнь этого мальчишки? Да вы же думаете только о деньгах, которые поставили на его победу! Не пытайтесь нас обмануть... Но мы хотим вас успокоить. Нам нужен не Поттер. Мальчик-который-выжил не должен погибнуть на Турнире, у нас есть другие планы на его счет... Так что ваши ставки в безопасности. А нам нужен Могран. Да-да, тот самый Морган, из-за которого не сыграла ваша ставка в первом туре. Тот самый Морган, который и во втором туре может всех обойти... Вы же наверняка наслушались за пол года о его подвигах. Я уж не говорю о том, что Поттеру никогда не победить Моргана в третьем туре, и тогда плакали ваши денежки, а за вашу жизнь после этого никто не даст и ломаного кната. Соглашайтесь, мистер. У нас общие цели...

— Я... Мне... нужны гарантии! И деньги, еще двадцать тысяч! И тогда я, может быть!..

— Мне кажется, мистер Бэгмен, вы не в том положении, чтобы спорить. — Снова вступил в игру Люциус Малфой.

— Вы не понимаете, если я не получу еще двадцать тысяч, все вообще бессмысленно!

— Похоже, мистер Бэгмен наделал гораздо больше долгов, чем мы рассчитывали... — Донеслось из под капюшона. — Ну что же, мы не станем долго спорить, а поступим вот как... Через три дня вы передадите мистеру Малфою Карту второго тура, настоящую, со всеми прилагающимися материалами. Поверьте, у нас есть способы проверить ее подлиность. А мистер Малфой в ответ передаст вам весточку от мистера Коупленда о том, что взыскание долгов с вас пока откладывается, а еще вы получите вот это...

Рука в черной перчатке, высунувшаяся из под балахона, протянула Люциусу кошелек с отметкой банка Гринготс на боку.

— Здесь двадцать пять тысяч галеонов, мистер Бэгмен... Этого хватит вам... на первое время. Ну что, по рукам?

Когда Бэгмен исчез в вихре аппартации, Люциус Малфой повернулся к человеку в капюшоне и недовольно высказался:

— Не стоило швыряться золотом. Он бы и без этого согласился.

— Не волнуйтесь, мистер Малфой. Тем более что это не ваше золото. Пусть видит луч надежды, в этом случае он будет действовать втрое уверенней и старательней. Да и сдать нас он теперь не отважится, на встречу авроров не приведет — побоится потерять деньги.

Люциус проглотил следующую недовольную фразу и вместо этого поинтересовался:

— Я так и не понял, почему Моргана нельзя трогать до начала второго тура?

— Потому что приказы Лорда Волдеморта надо выполнять неукоснительно. Разве вам нужна иная причина? — Ответил голос из под капюшона. — Тем более, вам станет это понятно, если вы соизволите напрячь свой жалкий умишко и как следует поразмыслить...

Лицо Малфоя перекосило от гримасы ненависти, которую он при всем своем желании так и не смог сдержать.

— Ха-ха-ха!.. — Рассмеялся волшебник в плаще. — Вы становитесь таким забавным, когда сердитесь... Давайте я удовлетворю ваше любопытство, может быть тогда вы поймете, что вам с вашими убогими способностями не стоит пытаться лезть в те игры, в которых вы ничего не смыслите, и вы наконец перестанете мешаться у меня под ногами.

В этот раз Люциусу удалось сдержаться, хотя пальцы, которыми он сжимал рукоять трости, скрывавшей в себе его палочку, побелели от напряжения.

— Молчание — знак согласия. — Кивнул головой капюшон. — Ну что же, обьясняю один раз, слушайте внимательно. Согласно плану Лорда, Поттер должен выиграть Турнир. Значит ему нужно нормально завершить второй тур состязания, который, как вам известно, пройдет в водах Черного озера. Этот этап довольно сложен, и Поттеру может понадобиться помощь при подготовке, а у нас нет агентов в замке, способных эту помощь ему оказать, не вызвая при этом лишних вопросов. Так что нам приходится расчитывать на Моргана, который, без сомнения, не оставит Поттера без помощи. Таким образом, наш враг нам же и поможет. А потом его можно будет убрать с доски. В третьем туре все произойдет как нужно без всякой помощи извне...

Малфой еле сдерживал свой гнев, но слушал внимательно. Говори-говори, думал он, глядишь — расскажешь что-нибудь стоящее... Со временем я еще спляшу на твоей могиле.

— Есть и еще одна причина. — Продолжил невысокий Пожиратель, и в его тоне сквозило презрение. — Она намного очевидней, но вы не смогли додуматься даже до нее не... Мы должны убрать Моргана именно на состязании, и тогда практически для всех его смерть будет выглядеть естественной. Мальчик полез туда, куда не следовало, увы и ах... Несчастный случай на Турнире. Если же мы сделаем это в любой другой момент — это повлечет за собой крупное расследование, и что случиться в результате — не сможет предсказать никто. Таким образом, убрав Моргана невовремя, мы можем помешать исполнению планов Лорда Волдеморта. Запомните это как следует, Люциус, если уж сами не способны понять.

И, гдядя в полные ярости глаза Малфоя, человек в капюшоне добавил:

— А теперь перенесите меня аппартацией в окрестности Хогсмита. Моего отсутствия не должны заметить... Вы же не хотите разгневать Темного Лорда, Люциус?

Письмо, отправленное Эриком 21 февраля Сириусу Блэку

Безбашенный летун жаждет сьесть кучу этих мягких французских булочек.

Пятница, 24 февраля. 11:30 и далее. Черное Озеро и окрестности

— Ставки, делайте ваши ставки! — Кричал Фред. Хотя, возможно, это был Джордж... — Четверо нырнут, все ли вынырнут?!. Эй, Эрик, не хочешь сделать ставку?

— Парни, не советую принимать ставки у Эрика. — Тихонько посоветовал близнецам Дин. — Он всегда побеждает...

— Правда?! — Спросили близнецы хором.

Морган в ответ на это лишь пожал плечами. До начала второго тура оставалось всего полчаса, мальчишке было чем занять мозги кроме глупых разговоров...

— Ты знаешь, о чем я думаю, брат мой Фред?

— Знаю, брат мой Джордж. Эй, Эрик!

— Как по твоему...

— Кто победит в этом состязании?

— Вам по баллам раскладку, или по тому, кто появится на поверхности раньше? — Машинально ответил мальчишка.

— Опа! — Близнецы были удивлены до глубины души, а один из них даже не сдержался.

— Парни, не заставляйте меня отвечать в рифму. Вы ведь с учеников собираете ставки, а потом может быть у кого-то и сами поставите, только шансы получше выберете, так? А на разнице курсов свой навар получите?

Молчание близнецов было настолько красноречивым, что никакого подтверждения не требовалось.

Ага. — Кивнул Эрик. — Вы мне лучше скажите, у кого ставки делать собрались?

— У Бэгмена!

— Он в школе ставки принимает у учителей и авроров!

— Но и у нас возмет по старой памяти!

— Хмммм... Думаете, что у него есть чем расплатиться если вы победите?.. — Задумчиво произнес мальчишка. — Это интересно... Ну если хотите — можете поставить на то, что Флер вынырнет первая.

— Сойдет с дистанции?

— Или победит? Ты скажи точнее!

— Парни, я сказал предельно точно. Ну хорошо, вернется на исходную. Так лучше?

— Но... Почему ты так уверен?..

— Вам, блин, предсказание нужно, или обьяснение развернутое? — Эрик улыбнулся и заговорил замогильным тоном, слегка завывая. — Третье Око не прозревает будущее по зака-а-азу-у-у... Туман Грядущего рассеивается только тогда-а-а, когда рассеивается, и ни секундой ра-а-аньше! Муа-ха-ха!

— Кстати... — Протянул мальчишка задумчиво, уже обычным тоном, протягивая близнецам звякнувший мешочек. — Поставьте тогда у Бэгмена за меня полтинник на это самое... Только ему не говорите, что ставка моя, ладно?

Когда чемпионы скинули верхнюю одежду, толпа удивленно вздохнула, а многочисленные фотографы защелкали своими камерами, озаряя происходящее вспышками. Гарри в широких темных шортах и красной майке с гербом Гриффиндора на груди и спине смотрелся вполне нормально. Про сутулящегося тощего Крама в красных плавках тоже ничего особенного сказать было нельзя, а вот двое оставшихся участников привлекали больше внимания. Флер в серебристом купальнике смотрелась потрясно, особенно для учеников старшего школьно возраста, из толпы наблюдателей раздалось немало восхищенных возгласов... А Эрик выглядел так, что у наблюдателей основательно переклинило мозги.

Что поделать, нечасто магам приходилось видеть школьника в темно-синем гидрокостюме и ластах с инструментальным поясом, основательно экипированного всяческими компасами, измерителями глубины, кусачками, парой ножей для подводного плавания, двумя палочками и комплектом грузил для облегчения погружения, да еще и в темных очках!

— Что это? — Почти без акцента выдавила из себя Флер, с удивлением оглядывая Моргана.

— Гммм... — Протянул мальчишка. — А у вас магловедение так себе преподают, да? Если коротко — то это — оборудование для подводного плавания. Правилами не запрещено, я специально у мистера Крауча узнавал...

Тем временем судьи подали сигнал, и чемпионы один за другим начали активировать заклинания, необходимые для выполнения задания.

— Эй, Гарри... — Обратился Эрик к другу, отчаяно жующему жаборосли с кислой миной на лице. — Держи ножик. Закрепи на ноге, глянь, как уменя...

— Жашем мне он? — Прочавкал тот, но предложенный предмет взял, присел на корточки и стал застегивать ремешки на лодыжке.

— На всякий случай, конечно... Он не тонет, не всплывает на поверхность, им можно разрезать что-нибудь, если ты под водой запутаешься... Полезная штучка, поверь мне. Бери, пригодится.

Эрик давно оставил позади других участников. Что поделать, Флер и Гарри отстали потому, что ласты давали Моргану серьезное преимущество в скорости, а Крам много времени потратил на частичную трансформацию.

Дно озера постепенно уходило вниз, заклинание Головного Пузыря работало прекрасно, а новые очки, как и было обещано, "прозревали туман и мутную воду как обычный воздух", поэтому и с видимостью все было просто отлично. Мальчишка выбрал направление по компасу примерно на то место, где должна была располагаться подводная деревня, и двинулся вперед.

— Где он? Я его не чувствую!

— Сканируй, сканируй еще! Некуда ему деваться, там он, внизу...

Группа из четырех человек расположилась на противоположной стороне озера, на пристани деревеньки Хогсмит. Местных вокруг почти не было, а если кто и попадался — легонькое заклинание отвода глаз справлялось с маскировкой группы прекрасно... Да и некому сейчас было бы разглядывать странных незнакомцев, большая часть населения находилась в этот момент на другой стороне озера, наблюдая за ходом состязания.

— Не чувствую! Как в озеро прыгнул — так как отрезало! — Пожилой человек в черном со странным амулетом в руках склонился над большой картой замка и окрестностей, развернутой на досках причала.

Другой из людей, стоящих на пристани, шатен с бегающими глазами в широкополой шляпе и тяжелом черном плаще, который, по-видимому, был в группе главным, издал звук, отдаленно напоминающий рычание.

— Активируй первую линию. Всю, целиком! Агрессию на максимум!

— Но остальные...

— Их-то ты чувствуешь, бестолочь?

— Ну пока да...

— Так следи, блин, чтобы они в ловушку не вляпались, дубина! Да как следует следи! Если Поттер пострадает — Хозяин с тебя шкуру спустит. А если вляпается еще кто-то кроме Моргана — Турнир могут закрыть. И Хозяин с тебя шкуру спустит. Ха-ха!

Флер плыла вперед все медленней и медленней. Нет, Головной Пузырь работал прекрасно, с этим проблем не было... Девушка просто замерзла. Не прошло и пяти минут, а она почти окоченела, руки и ноги еле двигались... Вообще француженка прекрасно плавала, но не зимой же! Чертов Хогвартс, чертова Шотландия! Если бы не Габриэль, ее младшая сестренка, девушка уже повернула бы назад... Но сейчас пора было взглянуть правде в глаза — в таком состоянии она не способна никого спасти, только сама себя погубит. Нет, скорей назад, пока еще руки-ноги двигаются. Надо всплыть, чтобы в случае чего подать сигнал бедствия. А то сведет ногу и...

А уж на берегу надо скорее бежать к судьям и просить из вытащить Габриэль из озера!

И девушка решительно повернула назад, постепенно поднимаясь к поверхности...

С расстояния метров в пятьдесят Эрик с интересом наблюдал за подводной живностью. Впереди было гнездо гриндилоу, спасибо Люпину, в свое время научил узнавать... И это гнездо так и кишело обитателями, которые были явно перевозбуждены. Правда с этого расстояния они мальчишку пока что не заметили...

— Ну ладно, вы со мной по плохому, и я с вами церемонится не собираюсь... — Пробурчал под нос мальчишка, доставая палочку. — Я ведь и обойти вас могу, вижу же заранее, а если кто другой вляпается?..

Через десять секунд несколько заклинаний Звукового Удара навеки успокоили гнездо подводной нечисти. А еще через минуту были вычищены еще три таких же гнезда в зоне видимости.

— Русалки будут недовольны... — Бурчал себе под нос Эрик, двигаясь вперед. — Но мне-то что? Ну не волнуют шерифа проблемы индейцев, ну просто совсем...

— Есть, есть! Я нашел его!

— Засек? Слежение заработало?

— Нет. Просто кто-то только что перебил четыре... о нет, уже пять точек в первой линии. Полностью! А другие участники еще далеко. Кому же это еще быть?

— Где это произошло?

— Квадрат G8. Прямо к деревне шпарит, гаденыш!

— Давай все патрули на перехват! Он не должен уйти!

— Я стараюсь, стараюсь! Но мерзкие твари такой вой подняли... Сопротивляются. Я только один патруль могу удерживать, как второй под контроль беру — оба отваливаются. Страшно им, видите ли...

— Ладно. Мальсибер! Заводи своою шарманку. Нам нужен аргумент посерьезней...

Темноволосый мужчина, стоявший до этого в стороне, раскрыл свой саквояж, достал из него бронзовый шлем, напоминающий по виду те, что любили изображать на своих амфорах древние греки, и решительно надел его на голову.

— Чемпион Шармбатона мисс Делакур к сожалению выбывает из игры!

На трибунах послышались огорченные возгласы. Большинство учеников Хогвартса не хотело бы, чтобы победила Флер, но выбыть из состязания за такой короткий срок!.. Мадам Максим крайне обеспокоенно вглядывалась куда-то вдаль, где сейчас лодка должна была вылавливать ее ученицу, подавшую сигнал бедствия, а Хагрид топтался рядом и бурчал что-то одобряюще-успокаивающее.

Близнецы Уизли довольно переглянулись, радостно пожали друг другу руки и двинулись в сторону Людо Бэгмена.

Сам начальник Отдела Магических Игр и Спорта выглядел сейчас настолько обеспокоенно, что мог бы посоперничать по этому параметру с директором Шармбатона...

Гарри плыл вперед, удивляясь тому, что озеро будто вымерло. Раньше навстречу все время попадалась какая-нибудь живность, но теперь лишь мелкие рыбешки нет-нет да и сверкали серебряными боками в лучах солнца, пробивающегося с поверхности сквозь чистейшую воду...

Первое гнездо гриндилоу мальчишка заметил футов с двадцати, но, к его удивлению, никакие подводные обитатели к нему так и не вылезли. Потом он нашел второе такое же... Видимо, кто-то тут уже побывал до него. Скорее всего это был Эрик. А это значит, что направление было выбрано им примерно правильно...

Гарри двинулся вперед, прибавив скорости. Действие заклинание Внутреннего Обогрева ослабевало в воде гораздо быстрее, чем на воздухе, и мальчишка уже начинал жалеть, что не потратил пару недель на тренировки невербального варианта, как это сделал Эрик...

— У нас только десять минут, потом нас засекут. — Последний Пожиратель, высокий и носатый, стоящий тут же на пристани, держал в руках какой-то прибор, отдаленно напоминающий карманный вредноскоп, и сосредоточенно смотрел на пару стрелок, беспорядочно дергающихся туда-сюда по циферблату, разчерченному на неравные сектора.

— Помолчи. Эй, как там дела с кальмаром?

— Подцепил. Сопротивляется... — Мальсибер сидел прямо на досках пристани сильно зажмурившись и говорил с заметным усилием.

— Соберись уже и размажь эту тварь!

— Отвали, Барти. Мешаешь!

— Минута тебе. Минута, понял? Потом тащи его задницу прямиком в квадрат F7 и завали засранца! Время, время!

— Не дави на него. Кальмара можно только в прямом подчинении держать, нужен полный перехват функций. Не раздражай оператора, только контакт собьешь! — Снова влез носатый.

— А ты вообще заткнись!

— Ох ты... Вот жеш как кто-то меня не любит...

Эрик умудрился разглядеть гиганского кальмара с расстояния в несколько сотен метров — тот двигался резкими рывками и четко выделялся на фоне светлой поверхности воды.

— Сиреневым пламенем пышут... большие кирпичные домны. Противник на нашу погибель... готовит подводные лодки... — Напевал себе под нос мальчишка, наблюдая за приближающимся существом. — Ах как же там дальше... не помню... Пам-парам-парам... А! У нас есть такие приборы... Но мы вам про них не расскажем! Аквалангисты!.. Это — хорошо!.. [1]

Постепенно сомнений не осталось — кальмар прочесывает область, через которую пришлось бы двигаться в сторону подводной деревни. Врядли это было совпадением... Да и проскочить мимо него было бы довольно затруднительно.

— Ну и что мы будем делать с этим гиганским покемоном, мистер Морган? — Мальчишка убрал свою палочку в крепление на руке и вытащил запасную, из специального кармашка, закрепленного на левой ноге. Эта палочка была чуть длинее и смотрелась необычно из-за нескольких странных утолщений. — А делать мы будем то, за что гринписовцы нас, несомненно, проклянут, если узнают...

Мальчишка прицелился получше, пробормотал что-то себе под нос и сосредоточился. В полутора сотнях метров от него туша гиганского кальмара резко остановилась и беспорядочно замолотила щупальцами.

Эрик опустил палочку, но потом разглядел, что животное начинает двигаться более осмысленно и вновь прицелился. Еще через пять секунд кальмар затих, напоследок выпустив в воду огромное облако чернил...

— А-а-а-а!!!

— Снимай, снимай шлем! Скорее!

— А-а-а-а!!.

— Что с Морганом, что ты кричишь? С Морганом что?!.

— Шлем с него снимай, сдохнет ведь!

Без шлема Мальсибер представлял из себя довольно жалкое зрелище. Бледный, как полотно, глаза плотно зажмурены, руки сведены судорогой, скрюченные пальцы напряжены и, казалось, готовы вцепиться в кого-то. Из левого, видимого сейчас другим Пожирателям, уха, вытекло несколько капель крови, скатившихся по щеке и упавших на доски пристани.

Петрификус Тоталус!

— Что ты наделал! Мы так и не узнали, что с Морганом!

— Зато вопли прекратились! А еще мы узнали что с кальмаром. Спеклась зверушка и мозги Мальсибера с собой прихватила!

— Надо валить, у нас три минуты, потом нашу точку вычислят с точностью до десяти футов!

— Мы никуда не пойдем, пока не узнаем все, что нам нужно!

— Вот черт! Крам!..

Виктор Крам, чемпион Дурмстранга, пребывал в довольно затруднительном положении. Толи в окрестностях его школы гриндилоу не водились и на уроках их в Дурмстранге не проходили, толи он просто прошляпил гнездо... Факт оставался фактом. Отлично плавающий и прекрасно переносящий холодную воду после частичной трансформации "лучший ловец года" вляпался по полной программе. Сейчас с десяток взбешенных зверюшек тащили его на дно, облапив своими руками. Не помогало даже то, что акулья пасть Крама с весьма острыми зубами разорвала уже троих нападавших. К сожалению, на чемпионе их сейчас висело столько, что плюс-минус три роли не играли...

Внезапно все закончилось. Подводные обитатели рванулись в стороны от участника турнира и исчезли в зарослях водрослей, заставив болгарина гадать, что же тут вообще происходит...

— Минута!

— Надо уходить! Если нас здесь застукают — плану так и так хана!

— Что с Крамом?

— Жив, движется к деревне.

— А Морган?

— Не могу засечь...

— Поттер?

— Жив, здоров, что ему сделается...

— Делакур?

— На берегу, жива.

— Ладно, забирайте этого, зачищайте следы и уходим...

Решение далось Барти Краучу младшему нелегко... Но тут уж ничего не поделаешь. Они действовали четко по плану, и не их вина, что следящее заклинание вдруг перестало работать на цели, а кальмар внезапно сошел с ума... А еще можно свалить вину на Мальсибера, который налажал со шлемом, тоже мне специалист! Надо бы как следует подготовиться к рассказу... Что бы еще сказать в свое оправдание? То что он один стоял за продолжение операции, а эти паникеры его отговаривали? Слабовато, но на безрыбье — сойдет...

Эрик добрался до деревни русалок на двадцатой минуте. Ну, это судя по часам, а по ощущениям, особенно после кальмара, казалось, что он добирался гораздо дольше. Надо было торопиться...

Пленники обнаружились на центральной площади, все четверо. Видимо у остальных чемпионов дорога заняла больше времени, несмотря на то, что мальчишке пришлось позаботиться о гриндилоу и кальмаре, а потом делать крюк, огибая чернильную кляксу...

— Итак, что же мы тут видим? — Пробормотал себе под нос мальчишка, двигаясь в сторону пленников. — Дальняя — Габриэль, сестренка Флер. Не срослось, видать, у Седрика, се ля ви... Дальше Герми, еще более растрепанная, чем обычно. Чжоу еще ближе, а самая первая — это малышка Ви, главная подозраваемая. Ага... А вот это, господа, картина маслом. И называется эта картина — "ошибка резидента".

Эрик завис на секунду в воде рядом с коматозной Вивиан Монро, приподняв палочкой левый рукав ее балахона. На предплечье у девушки четко выделялся рисунок слегка шевелящейся Черной Метки...

Гарри уже основательно замерз, когда увидел движущегося прямо навстречу ему Эрика, резво тащившего за собой пребывающую в отключке Гермиону. Поравнявшись с другом, Морган взмахнул палочкой, обновляя на мальчике-который-выжил заклинание Внутреннего Обогрева, а потом ткнул пальцем себе за спину и рванул в сторону берега.

Гарри улыбнулся, помахал другу и продолжил свой путь. Теперь он точно знал, что не заблудится.

Крам вытащил Вивиан на пятьдесят четвертой минуте, отстав от Эрика на одиннадцать, но сорвал не менее бурные аплодисменты. Основательно продрогшую Монро сейчас осматривали в медицинской палатке. Нахохлившаяся и закутанная в десяток одежек Флер с огромной кружкой чего-то горячего в руках сидела в стороне и смотрела в одну точку. Гермиона, прижавшаяся к Эрику, не сводила глаз с циферблата часов. Неподалеку, за ограждением чемпионской зоны, волновались болельщики.

— Ну где же Гарри? — Переживала Гермиона.

— Спокойно, у него есть еще запас по времени. Я ему увеличенную порцию дал, минут на двадцать больше должно выйти...

— А если не выйдет?

— Спокойно, говорю. Через пять минут я сам за ним нырну, если не появится. Зря он не стал еще и Головной Пузырь учить. А ведь говорил же я ему...

— Смотрите! Там! — Закричал кто-то из болельщиков.

Все рванули к перилам ограждения, и некоторым действительно удалось рассмотреть вдали поднимающуюся к поверхности кучу пузырей и всплывшие наверх останки двух гриндилоу.

Эрик сбросил с себя пару одеял, в которые он был закутан, пока ждал последнего участника, и, взмахнув палочкой, направился в сторону края мостков.

— Стой! Это не по правилам! — Крикнул ему один из сотрудников Министерства, помогавший судьям с организацией второго тура.

— К черту правила! — Коротко бросил Эрик, прыгая в воду.

Плыть и тащить за собой двойной груз было тяжело, руками Гарри грести уже не мог, поэтому изо всех сил работал ластами, которые выросли у него после того, как он сьел жаборосли. Но Чжоу и сестра Флер, после того, как больше половины пути было пройдено, казалось, весили столько, что удерживать их больше не было почти никакой возможности. К тому же, мальчишка снова начал постепенно замерзать.

Гарри отчаянно рвался вперед, ему казалось, что действие жаборослей сейчас кончится, и он не сможет дышать. Наверное не стоило так долго дожидаться на дне других чемпионов, а потом тащить сразу обеих оставшихся... Но не бросать же сейчас эту мелкую!

Внезапно кто-то цапнул мальчишку за ногу и резко рванул вниз. От неожиданности Поттер выпустил обеих спасенных и автоматически выхватил палочку. Гриндилоу! Сразу трое умудрились подплыть к нему незамеченными, пока он из последних сил тащил свой груз!

Гарри удачно лягнул в голову первого из напавших, а во второго выпустил из палочки струю кипятка, и тот задергался, стараясь отплыть подальше. В это время третий обитатель озера вцепился ему в руку, выкручивая палочку. Мальчишка не помнил, чтобы когда-нибудь на уроках ЗОТИ гриндилоу сражались так яростно. Он ударил тварь по пальцам руки, как его учили, но вода смягчала удары, и сломать их так и не удавалось.

Тем временем в Гарри вцепились уже два монстра и упорно тянули его ко дну, вслед постепенно погружающимся Чжоу и светловолосой девочке. Да и третий гриндилоу слегка пришел в себя и подплывал ближе... Палочкой воспользоваться было практически невозможно, и тогда мальчишка извернулся, выхватывая нож левой рукой, и ткнул им в тушку противника...

Неожиданно давление на него ослабло. Обитатель глубин теперь медленно дрейфовал в сторону, чуть подергивая конечностями. Гарри дважды махнул ножом, целясь в голову второго монстра, попал, заставил его отпустить свою ногу... Дальше он действовал как в тумане: некоторое время боролся с третьим гриндилоу, отвязался от него и даже неожиданно сам для себя умудрился поразить нежелающего отставать монстра заклинанием Редукто, потом нырнул за ушедшей ко дну парочкой... И тут мальчишка почувствовал, что сил у него практически не осталось. Он барахтался, медленно-медленно всплывая со своей ношей, пока чья-то рука не схватила его за шиворот и не потянула вверх...

Четыре головы показались над поверхностью озера в сотне футов от стартовой позиции, и начали яростно отплевываться. Трибуны взорвались восторженными криками, поэтому разговора пловцов так никто и не услышал.

— Давай к берегу греби! И Чжоу тащи! — Эрик одной рукой удерживал мелкую девчонку на поверхности, а второй аккуратно, так, чтобы не было видно наблюдателям, поддерживал Поттера под руку.

— Что происходит? Где я? — Чанг пока так и не могла понять, что же на самом деле творится вокруг.

Гарри пыхтел как паровоз, медленно загребая к берегу. Разговаривать у него уже не было сил...

— Вот ведь сырость! — Высказался изрядно забрызганный Рон, вытянувший Гарри за руку из воды. — А эту ты чего приволок?

Рыжий кивнул в сторону мелкой светловолосой девочки, которую притащил к пристани Эрик. Ее как раз сейчас извлекали из воды ученики Шармбатона.

— Габ'гиэль! Габ'гиэль! Она жива? Скажите! Жива? — В панике кричала француженка откуда-то сзади.

— Флер так и не приплыла. Что же мне было делать? Не оставлять же ее там? — еле переводя дыхание, ответил Гарри.

— Дурья твоя голова! Ты что, и правда решил, что организаторы дадут им утонуть?

Гарри понял, что об этом он почему-то ни разу не подумал. Выходит, он зря старался? Да какая разница, вдруг понял мальчишка. Он сделал то, что посчитал правильным. И у него получилось! Ну, почти...

— Вы нарушили правила Турнира... — Один из министерских сотрудников неподалеку пытался что-то доказывать Эрику, но не на того напал.

— Не знаю никаких таких нарушений! — Отмахнулся мальчишка. — Я тащил до берега Габриэль Делакур последние двести футов, то есть занимался спасением утопающих по всем нормам безопасности на воде. А как она в воду попала — уже не мое дело... Это у вас, между прочим, надо спросить! Мне что, ее тонуть надо было оставить по вашему?!. А ну повторите это еще раз для протокола и назовите свое полное имя и должность!..

И Эрик надвинулся на опешившего чиновника, размахивая руками, и заставив того слегка попятиться, несмотря на то, что был ниже его почти на голову.

— Дамы и господа, предводительница русалок и тритонов поведала нам, что в точности произошло на дне озера, и вот наше решение: оценки чемпионам будут выставлены по пятидесятибальной шкале. — Барти Крауч был сегодня чуть менее унылым чем обычно, и даже слегка улыбался, но все равно оставался крайне официален. — Итак... Мисс Делакур продемонстрировала замечательное владение заклинанием головного пузыря, но сошла с дистанции и не сумела выполнить задание. По правилам, она должна была бы покинуть Турнир, как проигравшая, но поскольку мистер Поттер спас и ее пленника, она переходит в следующий тур с двадцатью пятью очками!

На трибунах захлопали.

— Мистер Морган также использовал заклинание головного пузыря, первым вернулся со своим пленником, причем уложился в срок с большим запасом. И поэтому мы, посовещавшись, выставили ему высший бал — пятьдесят очков!

На этот раз на трибунах хлопали гораздо сильнее. Большинство зрителей были учениками Хогвартса, и их чемпион только что получил высший бал! Было чему порадоваться... МакГонагл улыбалась, неожиданно радостной была и мадам Максим. А вот Каркаров был мрачен. Ну а по мистеру Бэгмену и вовсе было сложно понять, какие чувства он испытывает: его глазки бегали туда-сюда, а улыбка, как приклеенная на его лице, смотрелась насквозь фальшиво, но на это практически никто не обратил внимания...

Эрик улыбаясь помахал зрителям и подумал о том, что понимает, почему сейчас ставили баллы не по одиночке, а обьявляли общую сумму — по лицу директора Дурмстранга было похоже, что остальные судьи отчаянно выкрутили ему руки и не позволили устроить что-то совершенно непотребное...

— Мистер Крам продемонстрировал неполное превращение, что, впрочем, не помешало ему выполнить задание и уложиться в срок. Он вернулся вторым и получает сорок семь очков!

Сейчас Каркаров хлопал громче всех, да и трибуны не остались в стороне.

— Мистер Поттер с успехом воспользовался жаброслями. — Продолжал Барти Крауч. — Он вернулся последним и потратил на задание больше условленного времени. Однако предводительница тритонов и русалок сообщила нам, что мистер Поттер задержался на дне только потому, что желал вернуть на сушу не только своего собственного пленника, а непременно всех остальных!

На трибунах загалдели — кто-то одобрительно, а кто-то осуждающе.

— Почти все судьи, — тут Крауч бросил быстрый взгляд на Каркарова, — посчитали, что такое поведение говорит о высоких моральных качествах и заслуживает высокой оценки. Мистер Поттер получает сорок пять очков!

— Это было круто!

— Круче некуда!

— Оба чемпиона Хогвартса...

— Занимают в сумме высшие места по баллам!

— И оба — гриффиндорцы! — Хором закончили близнецы.

Толпа двигалась от озера в сторону замка, ученики уже предвкушали громкое празднование очередной победы. А рыжие сияли так, будто именно они выиграли Турнир.

— Ладно, парни, колитесь, чему вы так радуетесь. — Подмигнул братьям Эрик.

Один из близнецов наклонился прямо к уху мальчишки и громко прошептал:

— Одна тысяча двести галеонов чистой прибыли!

— И больше чем наполовину это — благодаря тебе.

— Так что мы — твои должники.

— Кстати, твой выигрыш.

Увесистый мешочек звякнул, переходя из рук в руки. Эрик усмехнулся, оценивая его вес.

— Ну, как говорится, курочка по зернышку клюет. Вы мне лучше вот что скажите — как Бэгмен вообще, в плюсе остался по ощущениям, или наоборот?..

Вечерело. Ветер улегся. Зеркальная гладь озера отражала розовые облака, окрашеные закатным солнцем — довольно необычная картина для конца февраля в этих местах. Но не это привлекло на пристань деревеньки Хогсмит хромого человека с испещренным шрамами лицом в старом изрядно потертом плаще, который, угрюмо бурча и заметно хромая, спустился к самой воде и замер на несколько десятков секунд, закрыв глаза. Он стоял совершенно неподвижно, только его правая рука с зажатой в ней палочкой иногда чуть двигалась вправо-влево...

Внезапно хромой открыл глаза и безошибочно шагнул именно к тому месту, где упал на доски причала Мальсибер, наклонился и протянул левую руку к двум маленьким красным пятнышкам уже подсохшей крови, но так их и не коснулся. Так он простоял еще секунд десять, а потом с кряхтением распрямился, пробурчал что-то себе под нос и исчез в вихре аппартации.

Письмо, полученное Эриком утром 27 февраля

Одно — властелину на черном престоле,

Семь — для гномов, сидящих в норе под горой,

Десять — смертным, что шастают где-то на воле,

А вобще я уже задолбался писать.

Пятница, 3 марта. 19:15. Выручай-Комната

Фините Инкантатем! Ну что, в этот раз очень неплохо, фуф. Девятнадцать-два в мою пользу. Но еще чуть-чуть — и могло бы быть восемнадцать-три...

Мальчишка пыхтел, отдуваясь, и потирал ушибленный локоть, которым он приложился, уворачиваясь от атаки Гермионы. Девочка, только что расколдованная после проигрыша в поединке, была растрепана и слегка чем-то озадачена.

— Почему ты использовал это заклинание? Есть же и попроще! Если я когда-нибудь узнаю, что ты специально поддавался, я... я даже не знаю!..

— Не узнаешь. — Эрик подмигнул девочке, но потом посерьезнел. — На самом деле, во-первых, мне нет смысла тебе поддаваться. В отличие от многих, ты отлично учишься на проигрышах. Во вторых, я надеюсь, ты не посчитаешь поддавками случаи, когда я просто тестирую новую тактику, и она оказывается против тебя неэффективна... Именно так я проиграл тебе первый раз, а вовсе не потому, что хотел тебя обмануть. Если посчитаешь — это будет очень печально, потому что мне тоже надо учиться, ведь кое-что можно понять только на примере, а тренировать в боевой обстановке нужно не только самые эффективные заклинания, но и остальные тоже...

Похоже, Гермиону обьяснения мальчишки слегка успокоили.

— Ну и потом, я, конечно, не могу сказать, что совершенно не способен тебя обманывать... Наверно способен. Я не уверен. — Продолжил мальчишка. — Мне это просто будет неприятно... И я не уверен, что смогу соврать тебе на твой прямой вопрос. Не потому что не смогу, а потому что не стану. Мне почему-то безумно важно не обманывать тебя...

И когда девочка подошла к нему и обняла, Эрик прошептал:

— Держи меня крепче. Держи и не отпускай...

— Знаешь, Герми, я всегда был одиночкой, сколько себя помню. Не надеялся ни на чью помощь, только на себя. Когда нужно было добиться успеха — я планировал все заранее, старался учесть любую мелочь, разрабатывал запасные планы на случаи, если что-то пойдет не так... Ведь рассчитывать на кого-то другого я просто не мог. Даже когда рядом были друзья...

— А как же тогда, в Тайной Комнате? — Гермиона все еще обнимала мальчишку, почему-то она чувствовала, что сейчас самое главное — просто быть рядом.

— Сложно сказать. Может быть, почти то же самое. Просто я знал, что вы справитесь. Я знал что вырублюсь, и верил, что все сделают то что нужно, надо было просто все правильно распланировать... Но я не про это. Я про то, что даже среди друзей я чувствовал себя так, будто был где-то один. А потом появилось одно-единственное исключение... И это была ты.

Девочка ничего не говорила, словно боясь спугнуть его. Эрик так редко говорил о чем-то подобном, так редко открывался...

— Я не знаю почему, но впервые я почувствовал что не один именно из-за тебя. Я чувствую тебя рядом даже с закрытыми глазами, даже если ты только что тихо-тихо подошла...

— Как тогда, после василиска?

— Ага. Ну вот. А потом я начал и других чувствовать. Не так как тебя, нет... Просто... Ну, я знаю, что вы есть. Гарри, Дин, Бэтти, Невил, Луна... Совсем чуть-чуть, но это уже что-то...

— Это ты просто начал оттаивать. — Тихо-тихо сказала девочка.

Среда, 8 марта. 21:30. Хогвартс

Сегодня Вивиан Монро засиделась в библиотеке допоздна. Не то чтобы ее интересовали какие-то книги, или требовалось готовить домашние задания... Нет, просто ей всегда лучше думалось именно здесь, среди пыльных фолиантов, хранящих, казалось, всю мудрость мира, накопленную за века. Да и шума здесь было не в пример меньше, чем в гостиной Равенкло — мадам Пинс железной рукой карала нарушителей заведенного порядка. Это было очень кстати — ведь Вивиан требовалось принять нелегкое решение.

План Волдеморта трещал по швам — и все из-за одного-единственного школьника. Темный Лорд настаивал на своем и требовал выполнения его приказов. Если бы в момент обсуждения планов он послушался ее совета... Но, к сожалению, это было практически нереально. Малфой, не желавший делить влияние на Повелителя ни с кем, долго блокировал ее и не подпускал к принятию решений, даже голоса на совещаниях подать не давал. И к чему это привело? План крайне уязвим для того, кто о нем знает, а в Хогвартсе таких сразу несколько.

Но нет худа без добра, из-за проблем, происходящих вокруг турнира, ее голос стал сначала более значимым, а потом советы Монро позволили и вовсе вновь оказаться в ближнем кругу Темного Лорда. Жаль что во время учебного года каждый раз приходилось ждать нового похода в Хогсмит или очередного агента, просто так пообщаться было сложно, да и риск перехвата сообщения возрастал, вырваться из Хогвартса на пару дней удалось только на каникулах...

И снова мысли Вивиан вернулись к Моргану. Что же делать с этим учеником? На территории замка он защищен, время нахождения в Хогсмите ограничено, да и сама деревенька в этот момент просто кишит аврорами. Да, Волдеморту удавалось время от времени пропихнуть в замок своих агентов из числа журналистов или министерских работников, связанных с турниром, но их работа в Хогвартсе была изрядно осложнена.

Подставить его? Он умеет работать с Омутом Памяти, отбрешется. Напасть самой? Очень слабо верится в успех. Вивиан трезво оценивала свои возможности. Пока она только портила репутацию Моргана среди дурмстранговцев, но и то не очень успешно, они слишком ценили его результаты в испытаниях, ведь у себя в школе были просто помешаны на личных достижениях... Может быть, очередной агент Темного Лорда наложит Империо на пару-тройку гостей замка, можно даже на шармбатонцев, пусть нападут на него из засады?..

Да, прошли те времена, когда она считала, что сможет провернуть любые свои планы без личного участия. Казалось бы, обьединить Крауча-младшего и Малфоя-старшего, организовать побег Пожирателей, возродить Темного Лорда на несколько лет раньше времени — и победа в кармане! Поттер — слаб, Дамблдор одинок, Фадж силен, но глуп, крестражи все еще спрятаны — явно выигрышный расклад. Однако почти все крестражи оказались найдены и уничтожены значительно раньше, Малфой целый год не желал и слушать ее предложений, надеясь на успех затеи с дневником, Фадж сидел в кресле очень нетвердо и дышать боялся в сторону Хогвартса. Пожиратели лишились денег и части влияния... Дамблдор погиб, но успел прихватить за собой изрядную часть нападавших и разрушить репутацию Вивиан в глазах Волдеморта... Проклятый Малфой интриговал, а Морган так и старался смешать карты. Двое других расклада сильно не меняли, но его и одного хватало. А ведь так хотелось увидеть со стороны безысходность во взгляде остальных Игроков, когда они поняли бы, что окончательно проиграли!..

Видимо, все же, придется действовать самой. Да, ей хотелось сыграть за непопулярную сторону, и выиграть "не вынимая рук из карманов", переиграть всех, и темных, и светлых — и оказаться на самой вершине... или где-то неподалеку от нее, оставив этих имбециллов-Пожирателей позади. Причем хотелось сделать это красиво, изящно чтоли, без лишней крови и убийств, без устранения Поттера в самом начале партии. Но не вышло. Ну что же, переиграть сильного противника не менее приятно, чем добиться выдающегося успеха в стандартной ситуации. Наверно придется реализовать план с нападением нескольких гостей...

Вивиан задумавшись брела в сторону гостиной Равенкло — не хватало еще засидеться в библиотеке до отбоя, она и так привлекла к себе излишне много внимания, оказавшись парой Крама на балу. Это, конечно, оказалось весьма полезно в плане знакомств, получения информации и возможности воздействия на одного из Чемпионов, но увеличивало риск засветки. Да и Черную Метку, доставшуюся ей сразу после первого возвращения Волдеморта "в знак особых заслуг" теперь приходилось маскировать серьезней — хорошо когда зима и холода, а в теплую погоду об одежде с длинными рукавами следовало как следует думать...

Иммобилус!

Все-таки Монро соображала очень хорошо, на оценку ситуации у нее ушли считанные мгновения. Из-за брошенного в спину заклинания она не могла пошевелиться, и это могло означать только одно... Жаль, что поделать ничего было уже нельзя — это был провал, однако оставалась надежда на возможность договориться, в ее голове уже начали формироваться варианты от простого предложения денег до возможного предательства Волдеморта с раскручиванием двойной или даже тройной игры...

А потом Вивиан услышала шаги, и последнее, что она запомнила, перед тем, как провалиться в темноту, было ощущение того, что она проиграла, и попытка понять, где же все-таки она совершила фатальную ошибку...

Обливиэйт!

Мальчишка несколько секунд простоял рядом с осевшей на пол коридора ученицей, наклонился, закатывая ей рукав на левой руке, а потом выпрямился, сделал пару шагов в сторону и вновь скрылся под мантией-невидимкой.

Во время планового обхода, патруль старост обнаружил Вивиан Монро, лежащую без сознания на полу коридора неподалеку от библиотеки. Пострадавшую доставили в медицинское крыло, но никаких травм не обнаружили. Ситуация прояснилась на следующее утро, когда она пришла в себя. Оказалось, что случай, произошедший с Винсентом Крэббом, повторилась вновь — все воспоминания ученицы были качественно стерты, причем в этот раз была охвачена область примерно от трехлетнего возраста и старше.

Администрация школы не делала никаких официальных заявлений по поводу этого происшествия, пострадавшая в сопровождении сотрудников Министерства была доставлена в больницу Святого Мунго, а в отчетах произошедшее фигурировало как "несчастный случай".

По школе еще месяц гулял слух о том, что у Вивиан на левой руке была обнаружена Черная Метка...

Вторник, 14 марта. 11:45. Окрестности замка

— Скажи, ты что-нибудь знаешь о том, что произошло с Вивиан Монро?

— Ну, разве что в общих чертах...

— У нее на руке случайно не было Черной Метки? — Пенси смотрела на мальчишку очень внимательно. — А то странные слухи ходят...

— Ну я обычно не комментирую слухи... — Улыбнулся Эрик. — Но если ты настаиваешь, тогда слушай, у меня есть подходящая цитата: "Ни о чем не спросишь — не солгут в ответ. Глазки в стену, крошка, а не джентльменам вслед!.." [2]

— Это намек? — Прищурилась Пенси.

— Это Киплинг, темное ты существо... Каждый уважающий себя британец должен знать Киплинга! Ты ведь наверняка слышала про его "Бремя Белого Человека"? Как же это там было...

Эрик подмигнул озадаченной Пенси и процитировал:

Несите Бремя Белых —

Винтовку "Браун Бесс",

А также "парабеллум"

С прикладом или без.

И если нелюдимых

Увидишь дикарей —

Взводи затвор "Максима"

И пули не жалей!

Пускай несутся в горы,

И там стучат в тамтам,

Крылатые ракеты

Достанут их и там!.. [3]

И глядя в изрядно удивленные глаза Паркинсон, мальчишка добавил:

— А про Монро я знать ничего не знаю.

Пятница, 24 марта. Хгвартс. 3:10. Коридор рядом с кабинетом директора

Мягкий свет Люмоса освещал участок коридора, каменную гаргулью, замершую в нише, и темноволосого мальчишку, только что скинувшего мантию-невидимку и активировавшего Круг Тишины.

— Ни один из подарков Дамблдора не оказался так прост, как казалось с первого взгляда. — Размышлял вслух ученик, которому вздумалось прогуляться по коридорам замка посреди ночи. — Почему бы не предположить, что мой — не исключение? Давайте вспомним, что кабинет МакГонагл остался там же, где был все время, когда она была деканом Гриффиндора. Почему она не переехала в кабинет Дамблдора? Может она просто не знает пароль?

Мальчишка подошел к гаргулье, загораживающей проход в кабинет директора.

— Попробуем размышлять логически. Предположим, "способен сам взять то, что ему нужно" — это приглашение. А "в память о нашей первой встрече" — подсказка. Тогда... Лимонная долька. Нет, не работает. Может, нужна фраза целиком? Как это там было?.. Лимонную дольку, быть может? Нет, и это не подходит. Думай, голова, думай. Про лимонные дольки кто только не знал... Логично было бы — что? Логично было бы задать паролем фразу, о которой могу помнить только я. Мою собственную фразу! Спасибо, но я уже пообедал?..

Раздался скрежет камня по камню, и гаргулья повернулась в нише, открывая проход на винтовую лестницу.

Воскресенье, 2 апреля. 18:30. Окрестности замка

— Давай уже, колись, что случилось? У тебя такой вид, будто ты встретил тень отца Гамлета.

Видок у Невила и впрямь был довольно озабоченный. А еще мальчишка мялся, отчаяно пытаясь что-то сказать, но толи у него что-то не складывалось, толи тема была довольно щекотливая.

— Ну, ты знаешь... Я, кажется, совершил большую ошибку... Огромную!

Да, Лонгботтом был взволнован не на шутку. Пожалуй, Эрик не видел его таким с момента, когда застукал их двоих с Пенси, обсуждающих на первом курсе свои попаданские делишки... А может и тогда Невила так не плющило. В тот раз он впал в ступор с перепугу, а сейчас — просто места себе не находил.

— Огромную, говоришь? Неужели ты выдал все наши секретные планы Волдеморту лично? О черт! Ты же не знал никаких наших секретных планов... Ну тогда я просто не понимаю, чего ты так дергаешься!

— Все бы тебе шутить! — Слегка надулся Невил, но волноваться похоже стал чуток поменьше.

— Итак, слушаю тебя внимательно. Даже торопить тебя не стану — у меня до третьего тура еще месяц с лишним, масса времени еще, я могу и подождать...

— Я... Я... — Мальчишка, похоже, собрался-таки с силами и смог выдавить из себя хоть что-то. — Я сломал будущее!

— Ка-а-ак интересно... А вот с этого места — поподробней, пожалуйста. Чем сломал, какое будущее, почему ты так уверен...

— Ну, э-э-э... — Косноязычие снова одолело Лонгботтома. — Джинни...

— Что Джинни? Слушай, если не скажешь ты — скажу я, и тебе же будет хуже, я предупредждаю.

И Эрик посмотрел на Невила так многозначительно, что тот сразу поверил.

— Я э-э... Думаю, что Джинни влюбилась. Вот. — Выдохнул тот, отчаянно краснея.

— Ладно, теперь говорить буду я, потому что из тебя слова не вытянешь.

Эрик ходил вокруг Невила кругами, стараясь не выскакивать из Круга Тишины, а тот мялся, краснел и кивал в нужных местах.

— Итак, ты сам рассказывал мне, что Джинни меняла парней, пока на шестом курсе... На нашем шестом курсе, ее — пятом, они с Гарри не начали встречаться. И все это время она была в него влюблена... А чо, нормальный расклад. Любовь всей жизни занята, захватим пару-тройку парней сбоку... Ладно, ладно, это все была та, другая Джинни, совсем из другой жизни, вовсе не эта... А теперь тебя напрягает то, что она влюбилась. И дергаешься ты так сильно, потому что — в тебя.

— Вот только не надо тут устраивать! — Быстро добавил Эрик. — Предупреждаю, только хуже будет. Ну и чего ты так переживаешь? Подумаешь, будет у нее другой набор парней... Ха-ха, какой ты зелененький стал! Думаешь, у нее все серьезнее? Думаешь, по глазам вижу... И не говори мне, что тут существует определенная взаимность... Ох как ты дергаешься-то! Итак, резюмирую. Прозвучали пылкие признания в любви... Да не догонишь ты меня... И теперь ты... Говорю же, не догонишь... Переживаешь, что Гарри пролетает как картонка над Парижем. Вижу, вижу... А теперь скажи-ка мне, дружище... Что в этом всем плохого?

— Как это что? — Невил аж замер на месте и больше не пытался стукнуть зубоскалящего Эрика. — У них же с Гарри теперь...

— Та-ак... Значит все не так просто. Предполагаю, что она тебе открылась и поплакалась, что Гарри на нее не смотривт в упор. И Джинни заявила, что решила забить на него окончательно. Ага, угадал. Повторяю вопрос: ну и что с того?

— Так это же... Теперь все совсем иначе будет...

— Думаешь? Ну смотри, возможны два варианта. Либо она с тобой погуляет и вы разойдетесь... Как в вашей книжке с парой-тройкой других парней... А потом они с Гарри друг друга найдут несмотря ни на что — и будет им щастие... Либо она в результате найдет себе кого-нибудь другого вместо Гарри — и успокоится. Скажи-ка мне, что тебе в этих вариантах не нравится?

— Но у них же с Гарри было трое детей!

— Не "было", а "будет", о мой взволнованный друг. И не просто "будет", а "может быть" и "в другой жизни". В той же, где Седрика и Снейпа убило, а Локхарт выжил, но попал в психушку...

— Но они же были счастливы...

— Ты уверен? Трое детей и счастье — это чуток разные вещи... Но допустим. Тогда обьясни мне, кто сказал, что те же люди не могут быть счастливы иначе? Ситуация меняется, люди становятся другими, события складываются совсем не так... С чего ты решил, что трое детей Джинни и Гарри — лучше, чем, например, двое — Гарри и Чжоу? Или чем трое — Джинни и некоего Невила Лонгботтома?

И увидев как Невил стремительно краснеет, Эрик заговорил уже совсем серьезным тоном:

— Запомни раз и навсегда. Каждый! Из! Нас! Творит! Свое! Будущее! Каждую секунду! Сам! Плевать на то что было, будет или должно быть. Делай свой выбор! Свой! Плевать, что оно изменится, или будет не похоже на то, что тебе привычно. Оно уже изменилось, хочешь ты этого или нет.

— То есть ты считаешь, что будет правильно изменить то, что должно случиться? Даже если оно получилось хорошо?

— Я считаю, что будет правильно прожить свою жизнь самим, без оглядки на чужое мнение. А все что мы знаем, использовать для информации и чтобы ошибок не наделать... "Сольются тысячи дорог в один великий путь. Начало знаю, а итог — узнаю как-нибудь..." Не, не мое, темное ты существо. Это некий Джэ Рэ Рэ Толкиен, "Властелин Колец". Навеяло тут письмом одним... Так что не забивай себе мозги, а делай то, что считаешь правильным. Именно это и есть — свобода.

Среда, 5 апреля. 18:30. Окрестности замка

— Что бы ты делал, если бы я пошла на бал с Крамом?

— О, у меня было аж три варианта.

— Целых три?

— Ага. Первый — плюнуть на все и пригласить Луну.

— Луну?

— Ага. Она забавная, и мозги у нее есть. В общем — почему бы и нет... Было бы весело. Наверное.

— Э-э-э... А второй вариант?

— Второй вариант был — послать бал нафиг, плюнуть на все и не идти вовсе. Один чемпион у нас уже есть, вот пусть он за двоих и отдувается.

— Какой-то это совсем не веселый вариант.

— Ну а кто говорит, что мне было бы весело... Третий тебя все еще интересует?

— Ага. Рассказывай.

— Третий вариант был совсем простой. Вызвать на дуэль Крама, грохнуть его, скормить все что останется фестралам, а потом уже — пригласить Луну. — Эрик хитро улыбался.

— Скормить фестралам? А потом — пригласить Луну?

— Точно.

— Пф-ф. Ну и шуточки у тебя.

— В каждой шутке, Герми, есть доля шутки...

Весна. Уроки ЗОТИ

Сейчас уже можно было сказать точно — Грозный Глаз Грюм как преподаватель ЗОТИ не оставил ни одного человека равнодушным. Причем мнения учеников разделились примерно поровну — около половины учащихся считали, что новый профессор уделяет слишком много внимания практическим занятиям, и совершенно недостаточно — теоретическим. Ведь ответить ему на какой-то вопрос чисто по учебнику не удавалось почти никому, требовалось высказать свое мнение, пояснить на примере или вовсе продемонстрировать что-нибудь на практике. В общем, зубрилки ныли и вешались, ведь даже при Квирреле и Локхарте им удавалось извернуться и получить хорошую оценку просто заучив требуемые тексты... С другой стороны — вторая половина учеников была в восторге. Уроки Грюма не были скучны, он как правило показывал или рассказывал что-то полезное, требовал не зубрежки, а понимания, а уж знал и умел столько всего, что увлекшись мог говорить об этом часами.

Для четверокурсников примерно к весне начались практические занятия на применение защитных заклинаний, которые преподаватель подробно описывал и показывал на протяжении прошедших месяцев, поясняя, в каком случае какое из них будет наиболее полезно. И тут преимущество всех участников безымянного-клуба-любителей-магии проявилось в полной мере, ведь если теперь все ученики знали одни и те же заклинания, то лишь у некоторых из них был опыт их применения. Грюм, глядя на делающих успехи школьников, не мог нарадоваться, хотя открыто хвалил лишь тех, чьи достижения были довольно значительны. А уж когда Лаванда неожиданно отличилась в применении заклинания Рефлекто, которое ей раньше никогда особо не удавалось, и Грюм чуть не прослезился от этого зрелища, это стало чуть ли не хитом недели.

Что уж говорить про энтузиастов-любителей дуэлей... Гарри, Эрик, Рон, Гермиона, Невил, Джефри и Дин были у учителя на особом счету, а еще человек двадцать также довольно сильно выделялись по результатам практических занятий из общей массы школьников. А Дафна Гринграсс, почему-то очень серьезно подошедшая к изучению именно этого предмета, неожиданно отличилась еще и в теоретических знаниях, хотя Эрика в этих вопросах ей обойти так и не удалось.

Пятница, 14 апреля. 17:50. Выручай-Комната

Отсюда, с седьмого этажа, открывался отличный вид на круг камней у входа в замок, кусочек моста, ведущего к воротам и здоровенный кусок Запретного Леса. Справа при большом желании можно было разглядеть Гремучую Иву и часть стадиона для квиддича, а слева, воспользовавшись биноклем — хижину Хагрида и стоящую неподалеку от нее карету Шармбатона. Правда сегодня на улице шел дождь, и даже с помощью бинокля разглядеть какие-нибудь детали было бы затруднительно...

Но вовсе не вид из окна занимал сейчас смотрящего в него мальчишку.

— Год назад, мистер Морган, вам казалось, что вы вляпались. Спешу вас обрадовать, вляпались вы сейчас, а тогда — это были еще цветочки.

Эрик помолчал некоторое время, следя за струйками воды, сбегающими вниз по оконному стеклу.

— А ничего так, действительно, получилась. Вообще, признайтесь, мистер Морган, вам ведь нравится эта Игра, и чем дальше — тем больше... Особенно, некоторые ее аспекты. О нет, я ни в коем случае не обвиняю вас в намеренном затягивании Игры. Однако можно констатировать факт: появилось некое противоречие между первоначальной целью и существующей ситуацией.

Мальчишка прошелся по комнате взад-вперед, а потом остановился перед большим зеркалом и всмотрелся в отражение.

— С другой стороны, сдается мне, что метафизически я в данный момент не способен изменить ровным счетом ни-че-го. Так, значит, и дергаться незачем, пожалеем свои нервные клетки, их и так есть кому потрепать... Ну что же, мистер Морган, пусть вашим девизом на ближайшее время станет "делай что должен — и будь что будет".

Суббота, 22 апреля. 19:30. Хогсмит

— Добрый вечер, господа.

— Топрый ветчер! Топрый! — На разный лады залопотали гоблины, радостно кивая ученику, второй раз получающему высший балл за этап Турнира.

— У меня к вам дело... Дело, касающееся больших денег. Может быть, это вас заинтересует... Скажите, с кем бы я мог поговорить, если бы узнал о готовящейся фальсификации результатов третьего тура?

После этих слов ситуация мгновенно разительно переменилась. Один из коротышек, одетый наименее броско, и до того не выделявшийся среди остальных, заметно посерьезнел и произнес короткую фразу на неизвестном мальчишке языке. Остальные трое гоблинов мгновенно развернулись и отошли шагов на тридцать, упорно делая вид, что просто прогуливаются. И получалось это у них, надо сказать, далеко не бездарно.

— Что, все так серьезно? — Мальчишка проводил задумчивым взглядом удалившихся человечков. — Большие деньги на кону?

— Вы даже не представляете себе, насколько большие, мистер Морган. — С тяжелым вздохом и без всякого акцента произнес оставшийся гоблин. — Турнира слишком давно не было, интерес к нему очень велик... Так о чем вы хотели бы мне сообщить? Кстати, мое имя — Гриштык, но я не обижусь, если вы не сможете правильно его выговорить. Я так понимаю, что выиграть по результатам упомянутой... фальсификации... должны не вы? Иначе вы врядли стали бы оспаривать подобные... действия.

— О, мистер Гриштык, вы плохо меня знаете... Моя принципиальность в некоторых делах несколько выходит за рамки, диктуемые здравым смыслом. — Улыбнулся Эрик. — Но в целом вы правы. Некая группа лиц прилагает определенные усилия, чтобы победил мистер Поттер. Да... По вашему озабоченному выражению лица я вижу, что вы поставили довольно крупную сумму... И отнюдь не на победу нашего замечательного мальчика-который-выжил.

— А какие у вас доказательства, мистер Морган? Мы ведь не можем поверить в такие вещи просто на основании слов одного, пусть даже и довольно... способного... ученика.

— О, доказательства я предоставлю вам найти самим, я лишь укажу область, где вам стоит поискать... Скажите, я не ошибусь, если выскажу предположение, что вы ставили на мою победу? Ага, не ошибусь. Тогда может быть я не ошибусь вторично, если предположу, что вам посоветовал это мистер Бэгмен?

— Скажите, вам вообще требуются ответы на вопросы, или вы все сами знаете? — Пробурчал несколько недовольный коротышка.

— Минуточку терпения, мистер Гриштык, и я поделюсь с вами мыслями о том, какие ответы мне действительно нужны. А пока я озвучу вам еще одно свое предположение. Мне почему-то упорно кажется, что сам мистер Бэгмен ставил вовсе не на мою победу. Думаю, что с самого начала ситуация выглядела так: Людо Бэгмен — заядлый игрок, неоднократно делал ставки и прилично проигрался... Думаю, уже в который раз. В очередной раз проигравшись, он сделал то, что делают неисправимые игроки на его месте — занял денег и сделал новую ставку. Четыре чемпиона — прекрасная возможность половить рыбку в мутной воде. Сам он поставил на Поттера, надеясь помочь ему и с подготовкой к этапам Турнира и с оценками, ведь сам он — и организатор и судья одновременно! Да и шансы Гарри поначалу обещали самый большой выигрыш. А чтобы обеспечить себе еще больший навар в условиях плавающих ставок, некоторым своим знакомым он чисто по дружески посоветовал ставить на некоего Моргана...

— Ненаказуемо. Да и недоказуемо, по большому счету...

— Доказуемо, с вашими-то возможностями. Если он советует вам ставить на одного, а сам ставит на другого, что вы с вашими связями наверняка легко сможете проверить — это значит, как минимум, что он нечист на руку. Если он по уши в долгах, что вы тоже сможете проверить, это значит, что он может пойти на отчаянные действия... А насчет того, что это ненаказуемо — я сильно сомневаюсь. Официально, конечно же, нет, но если учесть, какие деньги на кону, и то, что он дал вам информацию, которую сам считал заведомо проигрышной...

— Ну хорошо. Допустим, мы так и сделали, и все подтвердилось. И что вы предлагаете нам сделать, мистер Морган?

— О, вы можете сделать много всего, мистер Гриштык. И не делайте вид, что мои слова вас оскорбляют. Я прекрасно представляю, какие вещи иногда происходят в мире больших денег... Но не волнуйтесь, я не предлагаю вам его устранять. Вы просто накопайте побольше информации — и слейте его.

— Предпочитаю не иметь дела с Министерством. — Фыркнул гоблин. — Для него что я, что Бэгмен — одного поля ягоды.

— А я не говорил о Министерстве. Его можно слить кредиторам... Или вот, например, вы же наверняка слышали о митере Грюме?

— О Грозном Глазе Грюме?! Да о нем не слышал только глухой! И что вы предлагаете?

— Уж кому-кому, а Грозному Глазу начхать на ваши финансовые махинации. Тем более что он в отставку вышел. Слейте все что найдете ему. Тем более что Бэгмен в этот раз может играть за ту сторону, и это Грюму будет особенно интересно...

Среда. 26 апреля. 11:45. Коридор замка Хогвартс

— Это я должен был стать чемпионом Хогвартса!

— Ты плохо слушал мистера Крауча, Седрик.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Только то, что пройти защиту при отборе было не самым главным препятствием. Дальше надо было, чтобы из всех, бросивших имена, Кубок выбрал именно тебя, понимаешь?..

— То есть?..

— Вспомни, мистер Крауч сказал: "избраны будут достойнейшие из достойнейших". Почему из всех имен Кубок выбрал именно мое — это вопрос к Кубку, а не ко мне.

— Да ты же небось опять сжульничал как-то!

— Интересный ход... Скажи, Седрик, а ты сам-то знаешь, как можно обмануть Кубок?

— Нет, куда уж мне. Я предпочитаю все делать честно.

— Ну тогда у нас тут получается небольшая логическая вилка. Смотри сам: если я не жульничал — то Кубок посчитал меня более достойным. Если жульничал — то я сделал то, о чем ты не имел ни малейшего понятия. Выходит, я — более способный. Может быть, и в этом случае на звание чемпиона Хогвартса я подхожу лучше, а, Седрик?

Эрик улыбнулся, глядя на несколько обескураженного семикурсника, и добавил:

— А вообще, я бы с тобой подискутировал и дольше, случись этот разговор до первого тура... Но сейчас, уже после второго, я могу тебе сказать только одно — зависть это плохо.

Мальчишка подмигнул все еще не знающему что сказать хафлпаффовцу, развернулся, и, насвистывая, двинулся в сторону Большого Зала.

Среда, 3 мая, 20:30. Примерно в трех милях от деревни Хогсмит. Вершина холма

— Добрый вечер, мистер Бэгмен.

— Добрый, э-э-э... А где... Мистер Малфой? Мне очень нужно с ним поговорить.

— К сожалению, мистер Малфой сейчас очень занят и не может с вами встретиться. Но не волнуйтесь, вы можете решить все вопросы со мной.

— А как же... второй господин, который тогда присутствовал при нашем разговоре?..

— Этот второй... господин... так же не может принять участия в этой встрече. Он слегка... нездоров.

От усмешки этого высокого Пожирателя с безумным взглядом Бэгмену стало заметно не по себе. Тем более что он надеялся на пусть и не слишком дружелюбных, но уже знакомых переговорщиков, один из которых, к тому же, был довольно щедр... Эх, делать нечего, приходилось довольствоваться тем, что есть. Тем более что другого выхода у Людо Бэгмена больше не осталось — неожиданно активизировавшиеся кредиторы давили слишком сильно.

— Я хотел бы предложить вам свои услуги... Ну, в связи с тем, что в прошлом туре, несмотря на то, что у вас была Карта игровой зоны, вы так и не смогли...

— Ха, и, конечно же, вы снова захотите за свои услуги денег. — Рассмеялся Пожиратель. — И куда вы их только деваете в таких количествах...

— Это мое дело! — Неожиданно агрессивно окрысился Бэгмен. — Ну так что, вам же так и не удалось...

— Никому не двигаться! — Взревел чей-то хриплый голос, и на поляну позади переговорщиков вывалились двое пожилых мужчин: одноглазый, с покрытым шрамами лицом, в потертом плаще и безупречно одетый, в отличном коричневом костюме, с усами-щеточкой под носом.

— Засада! — Изумленно вскрикивает Бэгмен, а потом падает, парализованный и связанный, а Грозный Глаз довольно хмыкает.

Вторая пара обменивается несколькими молниеносно брошенными боевыми заклинаниями без особого результата, а потом Пожиратель присматривается к нападавшим повнимательнее, и ухмылка на его лице становится совсем безумной.

— Ну что, нашел меня, папуля?

— Барти! — Потрясенный усатый мужчина в костюме опускает палочку.

— Барти, нет! — кричит сзади Грозный Глаз.

Авада Кедавра! — Взмахивает палочкой Барти Крауч-младший, смещаясь так, чтобы между ним и Грюмом стоял его отец, а потом аппарирует.

— Барти... — Шепчет потрясенный мужчина, протянув руку в сторону только что исчезнувшего Пожирателя. Но нет ответа на его слова, лишь ветер играет венчиками недавно проклюнувшихся на вершине холма весенних цветов, да сокрушенно качает головой отставной аврор. А Людо Бэгмен удивленно смотрит мертвыми глазами в темнеющее небо...

Письмо, отправленное Эриком 7 мая Сириусу Блэку

Я оглянулся посмотретьне оглянулась ли она, чтоб посмотреть, не навернулся ли я!

Пятница, 12 мая. 18:55 и далее. Лабиринт

И вот свершилось! Настал день последнего тура состязания, день, которого так долго ждали многочисленные болельщики, судьи, наблюдатели, и, конечно же, участники Турнира.

Сейчас, на площадке перед входом в лабиринт, замерли четыре чемпиона, готовые по сигналу войти каждый в свой коридор, образованный ветвями плотного колючего кустарника, возвышающимися над землей на пару десятков футов.

Гарри постарался унять бушующие внутри чувства, но это было совсем не так просто, как хотелось бы. Он еще раз окинул взглядом зрителей, задержав свой взор сначала на трибунах Гриффиндора, где с первого ряда махали ему его друзья, а потом вгляделся в ряды учеников Равенкло, высмотрел фигурку Чанг, и ему стало немного спокойней.

Хорошо все-таки, что Рон поборол себя и перестал дуться на Эрика с Гермионой, подумал мальчишка. Будь это не так, сейчас Гарри чувствовал бы себя чуть более нервно... А еще — хорошо они с Эриком придумали попросить судей запускать всех чемпионов в лабиринт одновременно, невзирая на заработанные баллы. Так было как-то честнее... Тем более что иначе у Флер шансы на победу были совсем уж призрачные. А так хоть слишком сильного перекоса в чью-то сторону не получится.

Гарри посмотрел на других чемпионов. Флер сияла и радостно махала в сторону трибуны, где находились ученики Шармбатона и ее сестра. Эрик вопреки обыкновению чуть заметно волновался. А вот Крам вел себя очень странно — похоже он ничуть не переживал, но взгляды, которые он бросал на других участников турнира, назвать дружелюбными было никак нельзя.

Эрик в очередной раз озадаченно смотрел на компас. Было чему удивляться — проходы, попадающиеся ему по дороге, вели куда угодно, но только не к центру лабиринта. А если вдруг находился тот, который хоть приблизительно вел в нужную сторону — он в скором времени либо заканчивался тупиком, либо поворачивал назад.

— Ну хорошо, допустим... — Задумчиво пробормотал мальчишка и двинулся в проход, ведущий в обратном направлении.

Как и предполагалось, в эту сторону шагалось совершенно без проблем. Мальчишка свернул направо, прошел пару шагов по новому коридору, образованному зелеными насаждениями, а потом резко развернулся и выбежал в оставленный им только что проход.

— Ага. — Удовлетворительно произнес ученик, с интересом наблюдая, как дорога, по которой он сюда пришел, которая была кратчайшим путем, ведущим в сторону центра лабиринта, где находился приз, спешно затягивалась стеной быстрорастущих кустов.

— Ах вот вы значит как... — Задумчиво произнес мальчишка, крутя между пальцев палочку. — Мухлевать, значит, решили... Ну ладно, тогда и я особо церемониться не буду. Инсендио!

Несколько секунд Эрик прожигал кусты, образовывавшие стену лабиринта, а потом шагнул в получившийся проход.

Гарри аккуратно пробирался по коридору, образованного стенами колючего кустарника. Пока ему не встретилось никаких опасностей, но в темном и мрачном лабиринте расслабляться не стоило. Тем более, что МакГонагл предупреждала — в этом испытании у человека неожиданным образом могут проявиться самые странные черты характера. Пока что мальчишка не чувствовал в себе никаких изменений, но это ничего не значило — неприятности могли начать происходить и по мере продвижения к центру, или просто через какое-то время.

В этот момент где-то справа и немного позади мальчишки зловещую тишину лабиринта прорезал громкий женский крик, в котором слышались одновременно удивление, боль и изрядная доля ужаса. Гарри не задумываясь развернулся и припустил в сторону все еще кричащей Флер — больше ведь некому! О том, что это может быть ловушкой, Поттер даже не подумал...

Удивительное дело, Гарри так и не влетел по дороге ни в один из тупиков лабиринта — словно его вела чья-то заботливая рука. Всего через минуту он, сопя и пыхтя как паровоз, вывалился на перекресток дорожек и увидел странную картину. На земле неподалеку от него лежала Флер, опутанная побегами какого-то быстрорастущего цепкого кустарника, а рядом с ней, направив на нее палочку, стоял Крам, выражение лица которого мальчишке сразу не понравилось.

Круцио! — Воскликнул болгарин, и Флер выгнулась дугой, издав еще один вопль, от которого Поттер содрогнулся.

Ступефай! Экспелеармус! — Мгновенно отреагировал гриффиндорец, но чемпион Дурмстранга легко отбил оба его заклинания, хотя при этом почему-то попятился назад, не сводя взгляда с мальчишки.

Гарри не знал, что ему делать. Ветви куста продолжали опутывать девушку, медленно подтаскивая ее к изгороди. Неизвестно, что еще с ней будет дальше, хотя сеанс Круциатуса был явно прерван. С другой стороны, помочь ей никак нельзя: чуть отвлечешься — и Крам нападет сзади. Уж если он дошел до применения непростительного заклятья — ожидать от него сейчас можно вообще чего угодно...

И тут кусты сбоку от мальчика-который-выжил затрещали, задымились, а потом сквозь резко образовавшуюся прореху в стене зеленых насаждений вывалился слегка взьерошенный Эрик, который мгновенно оценил обстановку и встал рядом с Гарри, направив палочку на Крама.

Сам же болгарин, несмотря на отлично различимую гримасу ненависти, появившуюся на его лице, лишь отступил еще на пару шагов. Он почему-то не спешил нападать, а в его взгляде Гарри даже почудилась некоторая неуверенность.

— Позаботься о Флер! — Бросил Эрик, выдвигаясь чуть вперед. — Этого я беру на себя!

— Справишься? — Поттер все еще чуть-чуть сомневался. Может быть, было бы лучше быстро задавить Крама вдвоем?.. — Он применил Круцио...

— Ха! В тот день, когда я не смогу завалить его один на один, я посыплю голову пеплом и уйду в монастырь. — Рассмеялся Морган.

По странному молчаливому согласию гриффиндорцы двигались дальше вместе. Позади остался злополучный перекресток, на котором они оставили оглушенного и повязанного всеми возможными способами Крама и усыпленную Флер, отбитую у хищных кустов, а над этим местом все еще висел распустившийся и медленно гаснущий в небе сноп красных искр.

Лабиринт, несмотря на произошедшие события, больше не казался Гарри таким уж мрачным и страшным местом. Может быть, дело было в том, что спешить теперь не было никакой необходимости, может в том, что оба оставшихся чемпиона двигались вперед вместе, а вдвоем было как-то спокойнее. А может два Люмоса освещали полутемный коридор лучше одного, и это тоже успокаивало...

Гарри в который раз удивился тому, что лабиринт, не казавшийся снаружи таким уж большим, внутри оказался намного более масштабным сооружением, чем ожидалось. Неужели организаторы Турнира снова применили заклинание Незримого Расширения для увеличения его размеров? И тут мальчишка обратил внимание, что его друг, мрачневший с каждой минутой все сильнее и сильнее, вдруг остановился, закрыл глаза и глубоко вдохнул.

— Что-то не так?

— Много чего не так... Я бы охарактеризовал то что чувствую как ментальное воздействие средней силы. Судя по твоему виду, на тебя оно не действует вовсе... А я вот начинаю мыслить слегка неадекватно. Интересно, это подарок от организаторов, или еще кто-то руку приложил?

Эрик открыл глаза и подмигнул Гарри. Сосредоточенность на его лице и сменилась улыбкой.

— Я вот тут подумал — а какого черта? Немного безумия не повредит. Флер боялась, Виктор — злился... Это не считая того, что ему мозги промыли. А мне бояться нечего. Так что будем отрываться! Отличный сегодня денек для развлечений, я так считаю.

Теперь тупики попадались все чаще. В лабиринте становилось все темнее, значит, приближался центр, а там и конец состязания. На длинном, прямом отрезке пути опять почудилось шевеление, и свет озарил существо, которое мальчишки знали только по картинке в "Чудовищной книге о чудовищах".

— Побудешь вторым номером, пока не пройдем? — спросил Эрик.

— Ага. — Кивнул Гарри. Разборки с монстрами никогда не были его сильной стороной.

Дорогу друзьям загораживал сфинкс с телом огромного льва, головой женщины, тяжелыми когтистыми лапами и длинным желтым хвостом с коричневой кисточкой на конце. Когда мальчишки приблизились к женщине-львице, она оборотила к ним могучую голову и уставилась большими миндалевидными глазами.

— Вы близки к цели, — произнесла она низким, хрипловатым голосом. — Кратчайший путь лежит именно здесь.

— Ну может мы тогда пойдем? Все равно конкурентов не осталось. Нельзя же заставлять зрителей долго ждать. Шоу должно продолжаться и все такое прочее... — Эрик говорил каким-то странным тоном, и вел себя совсем не так, как обычно.

— Нет, конечно, отгадай мою загадку, тогда пропущу. Отгадаешь с первой попытки — путь открыт. Не отгадаешь — нападу. Ничего не ответишь — пойдешь назад, восвояси.

У Гарри засосало под ложечкой: разгадывать загадки — конек Гермионы. Хотя может Эрик и справится... Ну, не сможем он разгадать загадку — не беда, поищем другой путь к Кубку.

— Окееееей... Давай, жги. — Эрик решительно вел себя не так как обычно. Он действовал не задумываясь, в какой-то совершенно непривычной манере, а вместо того, чтобы просто спокойно стоять, все время чуть-чуть двигался на месте, качался с пяток на носки, а иногда передвигался на пол шага вправо-влево.

Женщина-львица уселась посреди дорожки и начала:

Мой первый слог проворней всех слывет по праву,

Он очень быстр на руку, ногу и расправу.

Второй мой слог есть плод окружности решений,

Ее с диаметром законных отношений.

Мой третий слог — абстрактно названный мужчина...

— Стоп! — Неожиданно воскликнул Эрик. — Скучно, скучно, скучно! Скор-пи-он! Пора бы вам придумать что-нибудь новенькое, вот!

— А.... Ээээ... — сфинкс была явно удивлена подобной развязкой. — Правильный ответ. Ты можешь пройти.

Мы можем пройти. — Эрик говорил утвердительно.

— Нет! Один человек — одна загадка. Таковы правила! — Сфинкс оскалилась, ее грива распушилась, а хвост щелкал по бокам.

— Ай-яй-яй!.. — Эрик улыбаясь погрозил чудовищу палочкой, и Гарри подумал, что не успел заметить, как мальчишка ее вытащил. — Меняем правила на ходу, значит? Сама ведь сказала "отгадаешь с первой попытки — путь открыт", а надо было предупредить, что открыт он для одного. Нехорошо... Хозяйка собственного слова, значит? Хочешь — даешь, хочешь — забираешь обратно?

Гарри подумал, что совсем не хочет драться с чудовищем из-за того, что оно следует своим правилам. В конце концов, он никогда не рвался в победители. Эрик мог бы пойти вперед, а он поискал бы другой путь... Но сейчас принимал решения не он, и Гарри приготовился драться, хотя и сомневался, что против такой огромной туши его заклинания будут достаточно эффективны.

Сфинкс же повела себя странно. Она сделала два маленьких шага назад от качающего права мальчишки. Ее глаза были прикованы к его палочке. Если бы Гарри чуть лучше разбирался в животных, он обратил бы внимание, что чудовище даже слегка поджало хвост.

— Я... не могу... пропустить второго... без загадки... — Сфинкс говорила с трудом, но в какой-то момент перестала отступать и слегка напружинила лапы, готовясь к прыжку. — И где ты взял... эту палочку?

— Она принадлежит мне по праву, ибо было сказано "он сам возмет то что нужно"! — Эрик шутливо поклонился чудовищу. Казалось, мальчишку совсем не беспокоила тварь, способная уложить его одним ударом огромной лапы. — Но ш-ш-ш... Это тайна. Не стоит трепать об этом направо и налево. Мы ведь понимаем друг друга?

Эрик подмигнул Сфинксу, и Гарри удивился, когда монстр коротко кивнул.

— Все равно не могу пропустить без загадки... — Уже печально произнесло чудовище.

— Не вопрос. Где-нибудь сказано, что загадывать можешь только ты? Отгадываешь нашу загадку — мы нападаем, и да поможет тебе Ктулху. Не отгадываешь — пропускаешь нас с Гарри. Все по честному, два человека — две загадки. Правила соблюдены и польза несомненна. Скажи: что такое красное и зеленое и крутится, крутится, крутится? [4]

— Его зовут Гарри? — Сфинкс только сейчас с удивлением стала рассматривать второго мальчишку. — Там рядом с тобой стоит Гарри Поттер?

Гарри сглотнул, внимание тушки, размером чуть больше микроавтобуса было... Необычным. Настораживающим. Слегка пугающим.

— Ага! А был бы я злобным — я уже сказал бы "неправильный ответ". Ну давай уже, отгадывай, нам не терпится добраться до кубка. Часики тикают, тик-так, тик-так...

И Эрик прошелся взад-вперед, а потом крутанулся на месте. Правда от внимания Поттера не укрылось, что при этом парой легких взмахов палочки мальчишка активировал два щитовых заклинания.

Сфинкс явно задумалась. Видимо, сущность взяла свое — загадки были ее страстью. Чудовище сидело и таращилось куда-то на стену лабиринта. Кисточка хвоста иногда била по земле. Пару раз кисть правой передней лапы начинала делать круговые движения. Наконец, спустя несколько минут, монстр с сожалением посмотрел на мальчишек, на мгновение вновь задержав взгляд на палочке Эрика.

— Не могу вам ответить. Придется мне вас пропустить. Проходите!

— Она действительно не догадалась?

— Кто ее знает... По крайней мере это был шанс избежать драки, и он сработал. Если бы отвечали мы — у нее не осталось бы выбора. А если отвечала она — она могла не угадать и пропустить нас... Или солгать что не угадала — и тоже пропустить нас. Ставлю свою треуголку против выеденного яйца, ее правила не предусматривали того, что она специально будет врать, если знает ответ.

— У тебя ведь нет треуголки?..

— Вот именно, мистер Поттер, вот именно.

— Но мы ведь не смогли бы ее победить в случае чего!.. — Гарри было все еще слегка не по себе.

— Да ну... Я открою тебе страшную тайну — любого монстра можно победить. Нужно только знать, под каким углом клинок должен войти в глазницу, чтобы попасть в мозг. А поскольку у нее была человеческая голова...

— Гхм. — Мальчишка не нашел что ответить на такое утверждение. Да, несомненно его друг вел себя странновато... А шутил он или нет, Гарри решил не проверять.

— А что это у тебя? — Мальчишка решил сменить тему и смотрел сейчас на новое приобретение Эрика. Этой палочки он у своего друга не видел никогда. Что-то в ней было смутно знакомое, только Гарри никак не мог вспомить — что?

— Ну помнишь, я рассказывал, что одна палочка может оказаться полезней при трансфигурации, другая для тонких манипуляций, третья — еще для чего-нибудь? — Эрик крутил новую палочку между пальцев и продолжал вести себя в той же странной манере, как рядом со Сфинксом, поэтому Гарри слегка нервничал. — Так вот, эта — для боя. Не для дуэлей, не для тренировок, а для настоящего, всамделишного побоища, бессмысленного и беспощадного. Только это — действительно тайна. Страшная ужасная тайна. И ее я не смогу тебе сейчас рассказать. А если еще раз так на меня посмотришь, то я решу, что ты думаешь, будто я тут собрался с тобой драться за кубок, и обижусь.

Мальчик-который-разок-выжил слегка выдохнул. Кто знает, что взбрело бы в голову этому новому Эрику. МакГонагл ведь говорила, что лабиринт может порождать в людях самые странные реакции...

— Послушай, я тоже не хочу с тобой драться, тем более из-за какого-то турнира. Мы можем коснуться кубка вместе, одновременно. Все равно ведь в турнире победил Хогвартс.

— В другой раз я бы с тобой наверное согласился... Но сейчас у меня есть одна мааааелнькеая проблемка. Видишь ли, однажды я говорил тебе, что у меня всегда есть план. Так вот, он у меня действительно есть. Большой такой, многоступенчатый план, рассчитанный на несколько лет. И он близится к завершению. Это тоже тайна, но я смогу рассказать тебе все... ну или почти все... примерно минут через двадцать.

Гарри с удивлением смотрел, как Эрик вытащил из под мантии небольшой мешочек и извлек из него широкий пояс с сумочками и кармашками и свои любимые зеркальные очки. Потом мантия отправилась в мешочек, оказавшийся явно больше внутри чем снаружи, а сам он был закреплен на одетом поясе поближе к левой руке. Мальчишка же остался в джинсах и зеленой футболке с надписью "Сезон охоты начался".

Эрик взмахнул палочкой несколько раз: Протего! Элиас! Репелло Маглетум! Импервиус! Инвикто! Гарри слегка напрягся, он все еще хорошо помнил внезапное нападение Крама на Флер, и не очень понимал, зачем сейчас Моргану защищаться, особенно от маглов и темных сил.

А потом друзья вышли из-за поворота и увидели Кубок, стоящий на невысокой тумбе посреди полянки. И тут Гарри осенило.

— Дамаешь, будет последнее испытание? Или засада? Сейчас? Но тогда я не понимаю...

Эрик улыбнулся ему своей обыкновенной, такой привычной улыбкой и хлопнул по плечу.

— Передавай привет Герми, скажи, что я постараюсь надолго не задерживаться. Асцендио!

И мальчишка одним прыжком оказался прямо у кубка, схватил его за ручку и исчез.

Местность вокруг ничем не напоминала Хогвартс. Не было гор, окружавших замок, похоже, Эрик стоял посреди темного густо заросшего кладбища, справа за огромным тисом чернел силуэт небольшого склепа. Слева — холм, на склоне которого вдалеке виднелся старый красивый особняк.

Очки не подвели, и вместо мрачных вечерних сумерек окружающее было всего лишь слегка скрыто легким полумраком. Мальчишка прижался к земле, пропихнул кубок в мешочек на поясе и аккуратно огляделся, выглядывая из-за ближайших надгробий. Так и есть, он был тут не один, в его сторону двигались по меньшей мере три фигуры, каждая из которых была неплохо защищена заклинаниями, очки прекрасно фиксировали активную работу чар.

— Ну держитесь, гады. Сейчас я вам покажу истинную силу Темной Стороны... — прошептал мальчишка, направил на ближайшую фигуру Первую Палочку и хорошенько прицелился.

Бомбардо Максима!

Эрик спрыгнул в овраг и припустил бегом по его дну. Кладбище за его спиной за прошедшие несколько минут почти полностью преобразилось. Многие могильные плиты были разбиты или вывернуты из земли, да и сама земля местами обуглилась или еще горела, а от склепа остались лишь жалкие руины.

— Живьем брать, иш ты... — бормотал на бегу себе под нос мальчишка. — А ведь, пожалуй, могли достать пару раз, могли... Ну ладно, пока у них минус четыре точно, но блин, как я выдохся... Не понимаю, почему их тут так много. Пора переходить к плану "Бэ".

Из кармашка на поясе была извлечена маленькая бутылочка. Эрик вырвал зубами пробку, вылил жидкость в рот и скривился.

— Тьфу, гадость... Эх, мне бы сейчас еще Феликс Фелицис, я бы им показал матушку Кузьмы... Ну да ладно, за неимением гербовой пишем на туалетной. Бешеный Ускоритель тоже подойдет, а то что под ним колдовать нельзя — так я сейчас и не смог бы...

Мальчишка сунул палочку в крепление на левом предплечье, пошарил в мешочке и извлек из него устрашающего вида обрез двуствольного дробовика 8-го калибра. [5] На прикладе и цевье оружия кое-где были нарисованы руны. Эрик переломил дробовик и сунул в стволы два патрона, извлеченных из обьемистого кармашка на поясе, а потом отбросил от себя пустой пузырек из под Ускорителя и проводил его внимательным взглядом. Склянка падала на землю неестественно медленно...

— Ну ладно, похоже состав начал действовать. Он сказал "поехали", он взмахнул рукой...

Эрик рывком преодолевает последний метр склона, прыгает и перекатывается по земле. В пяти метрах от него пожилой волшебник в темном начинает оборачивается, словно в замедленной сьемке, поднимая палочку.

Выстрел!

Вспыхивают руны на прикладе, практически полностью гася отдачу. Заряд картечи бьет Пожирателя в грудь. Мертвое тело оседает на землю, а обрез уже разворачивается к новой цели: метрах в пятнадцати за большой могильной плитой — новое движение.

Выстрел!

Прицел не очень точен, хотя франтоватому брюнету в старомодном цилиндре кое-что явно достается, и он с криком падает за надгробие, схватившись за лицо руками.

Переламывается обрез, гильзы вылетают из стволов, а мальчишка уже бежит влево, доставая из кармашка на поясе два новых патрона.

Движение справа! Перекат, выстрел! Валится на спину старушка в дурацком чепчике.

Движение слева! Выстрел! Мимо...

— Я понял! — кричит Эрик. — Я понял, на что это похоже! — Мальчишка перезаряжает обрез, выпускает еще пару зарядов в набегающих Пожирателей, и хохочет. — Это же Дум!

Отбежать, спрятаться, перезарядить. Высунуться, отпрыгнуть назад, пропуская оглушающее заклятье, выскочить с другой стороны надгробия, всадить заряд картечи в грудь пухлого юнца в рэперском прикиде. Побежать, петляя между еще уцелевших надгробий, забирая обратно к тому месту, где сработал портал.

Выстрел навскидку! Толстяк в черном, лицо с плаката "их разыскивают...". Картечь вспыхивает перед его лицом, Пожиратель отшатывается, взмахивая палочкой, но Эрик уже откатывается за постамент, на котором возвышается обезглавленная статуя скорбящей женщины. Новые патроны — из другого кармашка, обрез еще не успевает щелкнуть запирающимися стволами, как мальчишка выскакивает с противоположной стороны постамента.

Выстрел!

Тяжелая пуля, выпущенная практически в упор, пробивает щит и бьет мужчину в грудь, тот сгибается как от сильного удара, и вторая сносит ему половину черепа.

Забрать палочку, сунуть ее в свой мешочек, переломить дробовик, достать два патрона...

Движение слева!

Только увеличенная скорость и отличная реакция позволяют Эрику увернуться от броска огромной змеи. Дробовик летит в сторону, патроны сыплются на землю, змея сжимается в пружину, готовясь к новому броску... А потом мальчишка выдергивает из мешочка на пясе меч Годрика Гриффиндора. Новый бросок змеи, мальчишка делает небольшой шаг вперед и вправо, нанося удар...

На земле бьются в конвульсиях две половинки огромной рептилии, Эрик опускает меч, а где-то вдалеке слышится искаженный ускорением яростный вопль, да шрам Гарри, находящегося сейчас в сотне миль от этого места, вспыхивает резкой болью.

Эрик бежит вперед по разрушенному, искалеченному, разоренному кладбищу. В правой руке — меч Годрика Гриффиндора, в левой — обрез с двумя последними патронами. Волдеморт где-то там, впереди, и надо хотя бы попробовать достать его. Легкое покалывание в пальцах ног и рук означает, что действие зелья скоро закончится.

Движение впереди! Мальчишка прыгает вправо, в промежуток между двумя могильными камнями, и выбегает за поворот, огибая угол склепа. Навстречу ему разворачивается, поднимая палочку, женщина с дико всклокоченными волосами и безумными глазами. Ее лицо пересекает уродливый шрам.

Беллатриса Лестрейндж.

Эрик отпрыгивает вбок, бросая дробовик на землю. Бессмысленно вспарывает воздух смертельное заклятье. Мальчишка делает три шага вперед, перехватывая руку с палочкой, а женщина напарывается прямо на клинок гоблинской работы.

— Не успеваю, не успеваю... — бормочет на бегу мальчишка. — И откуда только вас тут такая толпа...

Он перепрыгивает одно надгробие, протискивается на бегу между следующими двумя, походя отмахивается мечом от выскочившего откуда-то сбоку молодого Пожирателя в байкерской куртке и бежит вперед, лавируя между препятствиями, не обращая внимание на доносящийся сзади крик, изрядно искаженный ускорением восприятия.

Поворот. Еще один. Вот оно! Впереди — две фигуры. Один — лысый, с кожей зеленоватого отлива, в мятом балахоне. Второй — франт в костюме, его длинные светлые волосы развеваются на ветру.

Выстрел!

Пуля разбивается о щит зеленокожего. Мальчишка бросается в сторону. Блондин начинает поднимать палочку. Лысый скалится, отшатывается, взмахивает рукой...

Выстрел!

Вторая пуля пробивает щит и рвет балахон на правом плече лысого, который через мгновение исчезает в аппартационном вихре. Заклинание срывается с палочки блондина и уходит куда-то влево, совсем мимо...

И тут действие зелья заканчивается окончательно.

Они замирают друг напротив друга: высокий длинноволосый блондин средних лет в старомодном костюме с палочкой в руке, и подросток в драной футболке и заляпанных джинсах, сжимающий в правой руке меч Годрика Гриффиндора, а в левой — кинжал британских коммандос [6], только что выхваченный из ножен вместо брошенного на землю бесполезного дробовика.

А потом оба одновременно приходят в движение. Мальчишка резко взмахивает левой рукой, блондин поднимает палочку...

Авада Ке...

Ваддивази!

И Люциус Малфой падает на землю. Из его правого глаза торчит кинжал, вошедший туда почти по самую рукоять.

— А вы дурак, мистер Малфой... — устало говорит мальчишка. — Шесть слогов плюс пауза между словами — и это заклинание для смертельной дуэли? Поумнее ничего не могли придумать?

Несколько аппартационных хлопков в отдалении извещают о прибытии к месту действия новой группы Пожирателей.

— Живьем! Окружай, окружай!

Над развалинами хлопнуло еще одно заклинание Массового Оглушения, но мальчишка даже ухом не повел. Чтобы достать его сквозь щит, поставленный при помощи Первой палочки, нужно было применить что-то более существенное, чем залятье средней силы, бьющее по площади, да еще и накрывшее его с предельной дистанции. Хотя пыл нападавших, конечно, следовало охладить.

Эрик прижался к обломкам стен склепа, выдернул одно за другим кольца из двух гранат и кинул одну на левую сторону развалин, а вторую — на правую. Громыхнуло два взрыва, в ушах зазвенело. Осколки с визгом рикошетили от могильных плит и камней. Вдали кто-то заорал, но быстро замолк.

Мальчишка ткнул в себя палочкой, пробормотал Экскуро, вытащил из сумки мантию и стал спешно ее надевать прямо поверх пояса с кармашками, путаясь в рукавах.

Снаружи раздались странные звуки, и туда улетела последняя граната, а потом Эрик сунул руку в мешочек и извлек из него Кубок. Хлоп! Портал сработал, и мальчишка исчез с кладбища, чтобы через мгновение оказаться на краю лабиринта, прямо перед трибунами зрителей.

Все разговоры замирают, на площадку опускается тишина. И тогда Эрик устало улыбается и поднимает вверх Кубок. Трибуны взрываются аплодисментами, криками, фейерверками... А потом на шею мальчишке с разбегу бросается Гермиона, а через мгновение их обоих захлестывает толпа учеников, набежавших поздравлять победителя Турнира.

Эрик плеснул себе в лицо холодной воды, а потом оперся о раковину обеими руками и поднял голову, вглядываясь в свое отражение в зеркале. Так он простоял еще секунд тридцать, словно пытаясь увидеть что-то в своих глазах, а потом со вздохом выпрямился, взмахнул как из ниоткуда возникшей у него в руке палочкой, активируя Круг Тишины, отложил ее на край раковины и начал снимать мантию.

— Что, не вышло, умник? — Мальчишка снова взглянул в глаза своей зазеркальной копии, а потом расстегнул пояс с кармашками, до сих пор висевший у него под мантией. — Первый раз налажал, между прочим, с самого появления в Хогвартсе... Первый раз мой план провалился. Хотя почему провалился — выполнен частично. Нагайну достал, а Волдеморта упустил. И как он успел навербовать такую кучу народу?..

Эрик снова посмотрел на свое отражение в зеркале и погрозил ему пальцем.

— Не о том думаете, мистер Морган. Вам надо думать, действительно ли Пророчество имеет такое значение, что Правила Игры не дадут вам его нарушить... И о том, что впереди следующий раунд. И не надо делать такой вид, будто случился конец света — могу поспорить, лишний раунд Игры вас только радует...

Между тем, пояс с кармашками отправился в мешочек, одежда была еще раз вычищена заклинанием, а мантия — вновь надета поверх разодранной футболки. Мальчишка снова вгляделся в свое отражение и добавил:

— А еще мне очень интересно, насколько здесь у меня пластична психика. Потому что то кровавое месиво, которое я оставил за собой, для неокрепших детских мозгов, хе-хе, без последствий не проходит. А вокруг хоть и Игра, но это — совсем не игра на самом деле, а самая реальная реальность. Просто удивительно, как это меня до сих пор не выворачивает наизнанку...

Эрик снова плеснул себе в лицо водой, выпрямился и посмотрел в зеркало еще раз.

— Ну что, хватит уже ныть, соберись и двигай получать поздравления и разгребать то, что наворотил. А рефлексировать будешь как-нибудь потом... Война — войной, а поздравления — по расписанию.

— Ты как, в порядке?

Эрик сидел на стуле, а Гермиона стяла сзади него, положив руки мальчишке на плечи. В комнате кроме них присутствовали еще Гарри и Рон, да примостившийся в углу на табуретке Грозный Глаз Грюм, заметно принявший на грудь по случаю праздника, но все еще очень бдительный, о чем свидетельствовал его постоянно крутящийся волшебный глаз.

— Нет, Герми, на самом деле я не в порядке. Но не вздумай убирать руки, а то станет намного хуже.

— Мы кого-то ждем? — Рону слегка не терпелось вернуться к празднующей толпе. Угощение, фейерверки...

— Да, я попросил профессора МакГонагл собрать всех членов Ордена Феникса, которые есть на празднике. Мне нужно кое что вам всем сказать.

— Итак, мистер Морган, мы вас внимательно слушаем.

— Может ли кто-нибудь защитить помещение от прослушивания? Я пока не очень уверен в своих способностях...

Профессор МакГонагл один раз взмахнула палочкой, а Грозный Глаз добавил к этому еще парочку своих заклинаний.

— Дамы и господа, я попросил вас собраться здесь, чтобы сообщить вам несколько плохих новостей и одну хорошую. И начну я, пожалуй, с хорошей.

Эрик поднялся и подошел к столу. Гермиона только сейчас обратила внимание, что мальчишка на самом деле очень устал. Как ему хватило сил выдержать все эти поздравления? Тем временем Эрик залез рукой в свой мешочек, поискал там что-то и выложил на стол волшебную палочку, отдаленно напоминающую сильно вытянутый коготь хищной кошки.

— Беллатриса Лестрейндж.

Рядом легла палочка с рукояткой от трости.

— Люциус Малфой.

Еще одна палочка, черная и довольно длинная, легла еще правее.

— Амикус Кэрроу.

Грозный Глаз привстал с табуретки, уставившись на палочки. Сириус злобно прищурился. Люпин смотрел на мальчишку с небольшим сомнением. Артур Уизли переводил удивленный взгляд с одного присутствующего на другого. МакГонагл сжала губы, в уголках ее глаз резко обозначились морщинки. Лицо Снейпа хищно заострилось. Тем временем Эрик продолжил:

— От Нагайны, уж извините, ничего не осталось. Кто не в курсе — это была личная волшебная змея Волдеморта с кое-какими очень неприятными особенностями. Поэтому я возвращаю то, что мне, наверное, больше не понадобится. Но советую хранить его аккуратно, и в Министерство не сдавать. Мало ли что может произойти...

Рядом с палочками на стол лег меч Годрика Гриффиндора.

— Вышеперечисленные... персоны больше нас не побеспокоят. Если мне как-нибудь потом дадут посмотреть розыскные листы Пожирателей, может быть я укажу вам еще парочку. Это была хорошая новость.

Мальчишка немного помолчал, но желающих что-то сказать так и не нашлось, хотя мистер Уизли несколько раз собирался задать какой-то вопрос.

— Хотел бы я посмотреть на выражения их лиц, когда они прочитают завтра, что все это время ловили вовсе не Поттера... — Устало вздохнул Эрик и продолжил:

— Теперь плохие новости. Первая. В охране или обеспечении Турнира были люди, работавшие на... Волдеморта. Хотя с моей точки зрения он — Том Реддл и не более того. Надеюсь, здесь ни для кого не будет потрясением информация о том, что он возродился? Так вот, портал в кубке победителя был искажен, и забрасывал того, кто до него дотронется, в некое место... где была организована засада. И, кстати, советую проверить Крама на следы заклинаний. Я конечно не специалист, но мне кажется, он был под Империусом, Флер он чуть не убил, да и со мной вел себя не очень дружелюбно...

Никто не перебил ученика, все сидели молча, ожидая продолжения, даже мистер Уизли, казалось, понял, что время для выяснения подробностей еще не настало. И тогда Эрик продолжил:

— Вторая новость. У Томми множество новых последователей. Старая гвардия теперь выбита почти полностью, но на ее место пришла толпа новичков... Большая толпа. И они полны энтузиазма, хотя пока что в большинстве своем не могут похвастаться особыми способностями. И третья новость, последняя. К моему глубочайшему огорчению я не смог убить Темного Лорда. Эта... верткая зараза... Мда... Короче говоря, удобный момент упущен, в следующий раз он так не подставится. Некоторые подробности, дамы и господа, я думаю, вы можете обнаружить на фамильном кладбище Реддлов, это родня Томми по отцовской, магловской линии. Понятия не имею где это, но пару надписей на могилах я разглядел.

Эрик обвел взглядом присутствующих и добавил:

— На этом мои новости на сегодня закончились, и я хотел бы откланяться. Прошу меня извинить, у меня сегодня был очень тяжелый день.

На вершине Астрономической башни ветер яростно трепал волосы двух подростков, стоящих лицом к лицу.

— Тебя не было восемь с половиной минут...

— Прости, Герми.

— Гарри прислал мне патронуса сразу же после того, как ты исчез с кубком. Тебя не было восемь с половиной минут! А потом ты возвращаешься, и рассказываешь все это... А еще — эти палочки...

— Герми, позволь мне сказать все, что я собирался. Пожалуйста. Я совершил много ошибок. Я заставил тебя волноваться. Я догадывался, что в конце лабиринта будет засада, но никому ничего не сказал. Мне удалось выманить Нагайну и прикончить ее, и теперь Волдеморт смертен, но в остальном мой план провалился. Я не смог уничтожить Темного Лорда, и теперь война продолжится... И, самое главное, я убивал людей. Убил... Не знаю, как правильнее. Нескольких. Не только тех троих, чьи палочки я принес. Не знаю, сколько. Может быть, десять, может больше. Когда Пиро попадает в группу — приятного мало, даже если это просто Пожиратели... И кто я теперь — солдат на войне, кровавый убийца или подросток, который просто защищал свою жизнь — решать каждому из вас, тех, кто меня знает. Особенно тебе. Я не хочу оправдываться. Я не буду тебе лгать. Я просто хочу сказать... Герми, ты нужна мне. Именно сейчас. Я не хочу перейти на темную сторону, не хочу потерять себя, и еще больше — не хочу терять тебя... Мне нужен кто-то, кто будет меня держать, не даст мне оступиться.

Мальчишка сделал шаг вперед, и очень аккуратно провел ладонью по щеке девочки.

— Герми, ты нужна мне... Потому что я тебя люблю.

На вершине Астрономической башни ветер яростно трепал волосы двух обнявшихся подростков: короткие черные и длинные каштановые...

Тот же вечер. 40 минут после окончания Турнира, Министерство магии. Кабинет Главы Визенгамота

— Миссис Боунс, это важно!

— Слушаю тебя, Найджел, что стряслось?

— Помните, вы перевели заклинание Надзора по одному из школьников под особый контроль и вывели его из под общего наблюдения? Мы тут получили... весьма интересные результаты.

— Рассказывай. — Амелия Боунс отложила документ, который читала до того, как к ней заглянул ее секретарь, и заинтересованно кивнула.

— Сорок минут назад Надзор зафиксировал многочисленные применения заклинаний, по структуре и эху сильно напоминающие... эффекты заклинаний указанного лица. Вот список всех зафиксированных чар. Однако есть несколько моментов, которые вызывают у меня серьезные сомнения...

— Продолжай. — Амелия прищурившись смотрела на лист пергамента, исписанный примерно на две трети.

— Первое. Следы заклинаний обнаружены неподалеку от местечка Литтл-Хэнглтон. Тогда как указанное... лицо... сейчас должно находиться на территории Хогвартса, более чем в сотне миль от этого места. — Найджел дождался кивка начальницы и продолжил.

— Второе. Эхо заклинаний совпадает с отпечатком, характерным для этого... лица... всего на 69,7 %. Как вы понимаете, этого недостаточно для однозначной идентификации, и этот факт может служить лишь косвенным доказательством при любом официальном разбирательстве.

Амелия отложила лист пергамента в сторону и теперь смотрела на секретаря с легким интересом.

— Третье. Количество и набор заклинаний, следы которых мы смогли засечь, крайне нехарактерны для... школьника.

Глава Визенгамота кивнула. Она и сама прекрасно видела список.

— Понимаете... Четыре Секо, одиннадцать Бомбардо, шесть Протего, пять Пиро... Ну и остальные заклинания в количестве двадцати трех штук за две с половиной минуты... По своим энергозатратам они превосходят запас энергии среднего школьника того же возраста на сорок пять процентов.

— А не среднего? — Амелия явно заинтересовалась. — Если предположить, что это очень способный... школьник? Это в принципе возможно?

— Ну, чисто теоретически... Бывают уникумы с увеличенным энергетическим резервом... И потом, многочисленные тренировки позволяют лучше контролировать расход. Словом, если мы говорим об идеальном случае, то это возможно. Конечно, исключительно теоретически... Но, к сожалению, это нам ничего не дает, потому что есть еще кое-что...

Найджел сделал небольшую паузу и продолжил:

— Радиостанция "Голос Шотландии" передала тридцать минут назад, что Эрик Морган обьявлен чемпионом Турнира Трех Волшебников на глазах у примерно тысячи человек.

— И еще одно. Надзор, конечно же, следит только за несовершеннолетними, но... По возмущениям в заклинаниях... неустановленного лица... можно судить о том, что в это же время в той же местности было применено множество других заклинаний.

— Множества?

— Их количество и сила... Судя по рассеянию энергии... Позволяет сделать вывод, что в этом месте в то же время применялись и еще заклинания. И их было... в разы больше, чем зафиксированных нами. Поэтому с некоторой долей вероятности я могу предположить, мнэ-э-э-э...

— Найджел, ваше умение правильно формулировать то, что вы говорите, чтобы избежать ненужных последствий, хорошо в суде, но сейчас... Одним словом, вы хотите сказать, что в местечке Литтл-Хэнглтон около часа назад шел серьезный бой?

— Ну да, примерно эту формулировку я и хотел предложить. Правда, в более обтекаемой форме...

— Хорошо, Найджел. Продолжайте. Какие меры вами были приняты в связи с тем, что вы обнаружили?

— Согласно вашей инструкции все записи о следах заклинаний указанного лица... И записей следов похожих заклинаний... были удалены из списка обнаруженных. Все документы, в которых отражены результаты слежения, лежат сейчас в этой папке. Оператор системы Надзора, гммм... ничего не вспомнит.

— Отлично, Найджел. Ты все сделал абсолютно правильно. А теперь передай мне, пожалуйста, папку с номером двадцать семь со второго стелажа...

Когда секретарь повернулся к женщине спиной и протянул руку к указанной папке, она направила на него свою палочку и вполголоса произнесла: Обливиэйт!

— Алло! Соедините меня, пожалуйста, с кабинетом Руфуса Скримджера.

Новомодное магловское изобретение со странным названием "телефон" было для Амелии Боунс несколько непривычным, но иногда экономило массу времени.

— Здравствуй, Руфус! Тоже на работе засиделся?.. Помнишь, что ты мне обещал, когда мы обсуждали твое повышение?.. Так вот, я именно по этому поводу тебе и звоню. Не мог бы ты сейчас подойти ко мне, я хотела бы с тобой кое-что обсудить... Да, да, прямо сейчас. Если, конечно, ты не занят чем-нибудь сверхсрочным... Да, это именно по твоей части. Еще и должен мне останешься, если моя информация подтвердится... Откуда я все узнаю раньше тебя? Ну так работаем... У меня свои секреты, ты же знаешь... Через пятнадцать минут? Хорошо, жду.

Теперь Амелии осталось только сделать так, чтобы Скримджер занялся своими собственными обязанностями, двигаясь в нужном направлении. Ну да не такая уж это сложная задача. А если вы думаете, что пост главы Визенгамота не дает особой власти — вы сильно заблуждаетесь...

Несколькими часами позже. Полвторого ночи. Лабиринт

Два Люмоса скудно освещали дорожку между зелеными насаждениями, образующими коридоры лабиринта. После окончания Турнира необходимость в этом сооружении отпала, все заклинания были деактивированы, а монстры вывезены — не дай бог еще повылезут, школа же рядом! Но стены из живой изгороди, хоть и перестали двигаться, оставались такими же высокими, и местами — весьма колючими, поэтому двум волшебникам, захотевшим прогуляться в таком странном месте посреди ночи, было не так уж комфортно...

— Вот тут они Крама и нашли. На этом самом месте он лежал... Туда он смотрел, когда они с Эриком заклинаниями перекидывались. Вон, глянь, позади него как заросли повыбило... И огонь там, и молния была, вижу, вижу следы... И заморозка, и еще много всякого.

— А вот там откуда такое пятно?

— А это уже Крам в Эрика кинул... Это Пиро — мерзкое заклятье. От него щиты не спасают — только отбить его и можно. Но видишь — след как близко? Он его прямо в ноги кинул, такое просто так не отразить... Думаю, Морган просто увернулся... Он шустрый пацан. А все остальное время Крам похоже стоял и держал Конус Рассеяния — редкое заклинание, очень редкое по нашим временам... А Эрик его просто давил чем попало, бил по площади, не давал голову поднять... Да, похоже что так все и было, только что-то конус широковат вышел, ну это на глазок...

— А почему редкое?..

— Ну, видишь ли, Конус не спасает, если во врага попадать очень точно, но вот если чуть в сторону, хоть на дюйм — то атакующее заклятье отклоняется... В былые времена, говорят, часто такое применяли, так ведь сейчас-то расстояния для боя сократились, попадать стало легче, да и навострились маги метко бить, вот Конус Рассеяния из моды и вышел. А тут...

— А какие были у Крама... повреждения?

— Так в том-то и дело, после того, что вокруг него нашли — очень легкие на самом деле. Сотрясение среднее, пара ребер сломано, синяки там всякие... Мелочи, короче говоря. Это ж надо — полтора десятка боевых кинуть, а потом Ступефаем добить... И, похоже, Эрик его еще в голову... гхм... Ногой пнул, мда.

— Вы знаете, мистер Грюм, мне кажется все было немного иначе... — Задумчиво протянула девочка. — Что-то не сходится. Уж чем Эрик всегда отличался — это меткостью. А еще если можно было использовать одно заклинание — он никогда не кидал десяток... Может быть — наоборот атаковал Крам, а Эрик отбивал все назад, но так, чтобы его не зацепить? А потом выгадал момент — и Ступефаем ударил? Или даже не так — сначала дистанцию сократил, сбил его с ног...

— А что, может быть, может быть... — Отставной аврор задумался. — Пиро сюда... Он сюда... Из лежачего отбрасывает, нука-нука... Ага, точно, тут стена примята, туда Крам влепился. Так, значит, теперь сокращаем дистанцию, раз, два, три шага, а этот поднимается... Ага. Удар ногой, удачно... И добить Ступефаем. А что, сходится. Даже еще лучше, чем моя версия. А я тут стою и думаю — чего это Круг Рассеяния такой ненормально широкий...

— Спасибо, мистер Грюм. — несмотря на усталый вид, Гермиона явно обрадовалась тому, что они обнаружили.

— Ну что, разобралась со своим парнем-то? — Ухмыльнулся старый аврор.

Девочка смущенно улыбнулась и кивнула.

Середина мая. Хогвартс

Несколько дней после победы Эрика в Турнире Трех Волшебников замок буквально стоял на ушах. Решение назначить последний этап Турнира на пятницу полностью себя оправдало — в следующие дни учиться нормально не смог бы практически никто. Да и на следующей неделе, последней перед экзаменами, настроение учеников учебе совсем не способствовало.

На фоне всеобщей радости от победы чемпиона Хогвартса в Турнире сообщение о внезапной смерти одного из судей и об уходе в отставку второго осталось практически незамеченным, тем более, что в последнем туре голосования и выставления оценок не проводилось, и судьи, в общем-то, были нужны только для присмотра за соблюдением правил...

По ставшей уже привычкой традиции, Придира вышел точно на следующее утро после окончания Турнира, и содержал большую статью с огромным количеством фотографий. Каких усилий это стоило его создателям — так и осталось загадкой, но тиражи журнала, и так изрядно выросшие за последний год, подскочили еще выше, а Луна постоянно ходила с сияющим лицом. Кстати, некоторые ученики отмечали, что содержание статей журнала стало за последнее время чуть менее экстравагантным...

Статья о Турнире вышла в Пророке как обычно на день позже журнальной. Видимо, официальная газета Министерства оказалась слишком большим и неповоротливым механизмом, неспособным на быстрые реакции, пока речь не шла о чрезвычайных происшествиях. Правда после ухода из газеты Риты Скитер (читай — после того, как ее выперли взашей) материал статей также стал более обьективен и профессионален, а эмоциональных нападок ради раздувания скандала заметно поубавилось.

Через три дня после Турнира Пророк сообщил о бое, произошедшем между служителями правопорядка и Пожирателями в окрестностях местечка Литтл-Хэнглтон. В статье говорилось о нескольких жертвах среди антисоциальных элементов и о парочке арестованных нарушителей, а также о дополнительных мерах безопасности, предпринимаемых работниками ООМП. Но на фоне только что завершившегося Турнира это сообщение не слишком-то заинтересовало большинство школьников.

Через неделю после окончания Турнира Хогвартс покинули делегации школ-участниц — ученикам Шармбатона и Дурмстранга предстояло готовиться к экзаменам и сдавать их в стенах родных школ. На прощальной церемонии мадам Максим была очень любезна, периодически бросая многозначительные взгляды на Хагрида, Флер на первый взгляд была в порядке, несмотря на проигрыш в состязании... А вот Каркаров был настолько мрачен, насколько вообще может быть мрачен человек, старающийся не нарушать приличия, да и Крам после выхода из больничного крыла совсем не выглядел образцом радости и счастья.

Понедельник, 22 мая. 19:30. Выручай-Комната

— Что это за бумажки у тебя такие странные?

— Эти?.. А, это письма, Герми. Знаешь, такие, которые совы носят.

— Да, представляешь, я что-то слышала о совиной почте. Ну, так, ненароком... Но вот это письмо такое необычное. И что-то оно мне упорно напоминает... Только вот что? И вот это, про кошек...

Гермиона азартно шуршала бумажками, разложенными на столе, с трудом делая серьезный вид.

— Ах это, про гномов... — Глубокомысленно заявил Эрик, делая вид, что о чем-то упорно думает. — Ну это наверное означает, что Сириус добрался-таки до Властелина Колец, и даже осилил его прочитать примерно до половины как минимум. А еще то, что у него было хорошее настроение...

— Нет, ну это понятно, но о чем это вы переписывались? И зачем шифровались?

Похоже тяга ко всевозможным знаньицам проснулась у Гермионы в очередной раз.

— Ах зачем... Ну, мы о Турнире писали, мало ли кто мог почту перехватить... Сама-то как думаешь, о чем там?

— Сама я думаю, что данных недостаточно для расшифровки.

— Вот и я так решил. Пусть голову поломают... Ну что ты на меня так смотришь? Очень хочешь знать, о чем шла речь?

Девочка кивнула, старательно делая вид, что жить не может без разгадки.

— Ну ладно, ладно... Вьешь ты прямо из меня веревки, ничего от тебя скрыть не могу. Разговор шел о совершенно прозаических вещах. О ставках, которые за меня делал Сириус.

— Ты опять делал ставки?

— Не опять, а снова. Это те самые, о которых я тебе говорил.

— Нет, ну а в письмах-то что? Все эти кошки и гномы...

— Кошки и гномы — это дым, самое главное — в письмах были цифры. Мы с Сириусом договорились, что если я присылал ему письмо с любым дебильным текстом — это означало, что он должен поставить на меня все, что накопилось от прошлых ставок. А после очередного тура он сообщал мне, сколько в банке. А если я ему в письме уточнил бы сумму — он ставил бы именно ее...

— И что там получилось? — Гермионе не нравилась сама идея о ставках, но теперь уже сделанного не воротить, потом она еще проедется этому мальчишке по мозгам, а сейчас хотелось узнать подробности.

— А получилось там примерно так, сейчас вспомню... На Чемпионате я поставил на победу Ирландии и то, что Крам поймает снитч. Сколько — точно не помню, но можно будет посчитать, потому что выиграл я тысяч сорок пять примерно...

— Сколько?!!

— Сорок пять тысяч, может чуть больше. — Эрик продолжал как ни в чем ни бывало, полностью игнорируя изумление девочки. — Ну там минус расходы, минус траты... Чуть больше сорока осталось чистыми. Потом был первый тур, и все эти дохлые кошки означают, что выигрыш составил восемьдесят шесть с половиной тысяч.

— Чего-о-о?.. — Гермиона все еще была не в состоянии переварить масштаб сумм и пребывала в некотором обалдении. Сама она даже представить не могла, что речь пойдет хотя бы о нескольких тысячах.

— Галеонов, конечно. — Хитро улыбнулся мальчишка, прекрасно понимающий, что вопрос относился вовсе не к уточнению валюты выигрыша. — Так вот, во втором туре я уже был фаворитом, поэтому выиграть удалось не так много. Видишь, циферки в письме? Один-семь-десять, то есть ноль. Сто семьдесят тыщ, как с куста.

— А-а... А после третьего? Больше письма нет...

— А на третьем туре Сириус сам был здесь. Зачем письма писать? Но там все совсем просто. Там моя ставка всего-навсего удвоилась.

— Это что, ты выиграл...

— Ага, триста сорок тысяч галеонов. Всего-навсего. Если бы не Бэгмен с его аферой, изрядно подпортивший мне шансы своими советами гоблинам, я бы срубил раза в полтора больше, а то и в два.

— Триста... сорок... тысяч... — Порядок цифр совершенно шокировал Гермиону, и она не знала что сказать.

— Угу. Или около миллиона семисот тысяч фунтов, курс у нас кажется чуть больше пяти фунтов на галеон [7]... А если в долларах — то два миллиона примерно. Для ровного счета. Но покупательская способность галеона выше, поэтому я не собираюсь ничего никуда переводить пока что... Эй, если бы я знал, что ты так реагировать будешь, то запирался бы до последнего! И верни челюсть на место!

Некоторое время девочка пыталась догнать наглого мальчишку и стукнуть его посильнее, но это снова у нее так толком и не получилось. После этого Эрик продолжил:

— Ну вот, теперь у меня будет немножко денежек на карманные расходы, развлечения и закупку кой-каких вещичек. В следующем году порадуем Пожирателей интересненьким... Да и на черный день отложить не мешает. Ну так, на всякий случай. И, чур, Рону ни слова. Не будем его травмировать, он только на человека стал похож.

— То есть ты все-таки думаешь, что будет война?

— Угу. И я стараюсь заранее вычислить наше в ней место... Так, чтобы добиться максимального преимущества. Эх, если бы мне удалось завалить и Волдеморта!..

В голосе мальчишки слышалось неприкрытое сожаление.

— Ты не обязан делать все сам! — Девочка была явно обеспокоена возникшей темой. — Почему, почему ты не можешь оставить эту войну другим?

— Если не я — то кто, Герми? Дамблдора больше нет, Гарри еще не готов, МакГонагл — организатор и может быть даже немного боец, но не стратег. Скажи, кому я одновременно могу доверить всю информацию и ожидать от этого человека нужных действий в нужное время? И потом, жизнь — не шахматы, люди — не пешки, и даже не фигуры. Я не могу позволить себе посылать других в бой, а самому оставаться сзади.

— Тогда обещай мне, что никогда больше не промолчишь вот так, если тебе придется снова куда-то пойти рисковать жизнью! Обещай, что не пойдешь один!

— Обещаю, Герми. С одним-единственным исключением. — Эрик помолчал, и продолжил совсем серьезным голосом, и немного тише чем раньше. — Однажды или мне или Гарри, а может быть и нам обоим одновременно... или по очереди... Придется драться с Волдемортом. И, если понадобится, я пойду ставить точку в этой истории один. Во всех других случаях — обещаю, что ты будешь знать заранее.

— Тогда и ты мне обещай, что не станешь на меня обижаться и совершать... всякие необдуманные поступки... пока не предоставишь мне возможность обьяснить свои действия. Потому что у каждой медали есть обратная сторона. Всегда.

— Ладно. — Задумчиво кивнула Гермиона, а внезапно потом улыбнулась и добавила:

— Только ты тогда ответишь на один вопрос, который я давно хочу тебе задать.

— Ну давай. — Согласился мальчишка, но его взгляд при этом стал крайне подозрительным.

— Скажи-ка мне, что же это такое на самом деле: красное и зеленое, и крутится, крутится, крутится? А то мы с Гарри уже голову сломали.

— Пф-ф. — Эрик фыркнул и улыбнулся. — Вам-то это зачем? Сфинксу хватило — и хорошо.

— А интересно! Рассказывай давай, ты обещал!

— Ну ладно, ладно. Только чур не ржать.

— Да хватит уже запираться!

— Окей... Это лягушка в блендере.

— Что-о-о?

— Ну лягушка в блендер упала, и там ее...

— Ах ты!.. А мы-то думаем!..

— А я что — я ничего. Это ведь не я ее туда запихал...

Экзамены. Вторая половина мая — начало июня

В этот раз участие в Турнире Трех Волшебников избавило Гарри и Эрика от необходимости готовиться к экзаменам, а потом и сдавать их. Поэтому у мальчишек образовалась масса сводного времени, которое они тратили совершенно по разному. Гарри восстанавливал навыки в квиддиче, которым он не занимался уже год — не потерять бы форму, в сентябре соревнования за школьный кубок возобновятся... Еще мальчик-который-выжил изрядно потренировался в использовании разных заклинаний с Тонкс и Морганом, и слегка подуэлился... А то — непорядок, Гермиона стала побеждать его слишком часто, не говоря уж об Эрике, который в последнее время обычно предпочитал тренироваться сразу против двух-трех противников...

Ну а чемпион Турнира, казалось, так и не понял, что ему не обязательно сдавать экзамены — он все равно занимался теми же предметами, правда, не по школьным вопросам, а по какому-то своему собственному плану. Варил зелья по странному потрепанному учебнику для шестого курса, закопался в груду томов по Истории Магии, что-то упорно выискивая, добил Нумерологию за седьмой курс, пробормотав под конец что-то типа "ну производные и интегралы — это уже что-то...". А книг по Рунам Эрик натащил из библиотеки столько, что даже Гермиона смотрела на это с некоторым удивлением.

Главный Зал, присуждение кубка школы

В этом году матчей по квиддичу не было, и результаты соревнований факультетов зависели от учебы значительно сильнее. Правда за победу в Турнире своего чемпиона Гриффиндор получил некоторое количество очков и обогнал-таки Равенкло, но львы до этого отставали от умников на совершенно мизерное количество баллов, так что подобный поворот никого не волновал. Слизерин опять скатился на третье место, но серебристо-зеленым было не привыкать. Да и радость от победы школы в Турнире перевешивала огорчение от проигрыша соревнований факультетов.

Начало июня. 12:30 — 17:15. Берег озера

На ставшем уже традиционным празднике по поводу окончания учебного года в этот раз собралось уже человек пятьдесят, а может и больше. Даже Тонкс, для разнообразия сменившая цвет волос на ядовито-зеленый, слегка потерялась на общем фоне.

Гермиона, вопреки обыкновению, зависла после получения оценок в школе не так уж надолго и почти не опоздала к началу. В этом году ее конкурент в лице Эрика из борьбы выбыл, и ей не с кем было соревноваться в запредельности оценок. Хоть Дафна Гринграсс и умудрилась получить на ЗОТИ сто десять баллов, отлично ответив на все дополнительные каверзные вопросы Грозного Глаза, остальные экзаменационные оценки у нее были не настолько блестящими.

В этот раз окончание учебного года отмечали веселее чем обычно — сказалась победа в турнире, да и никаких событий, омрачивших бы праздник, в этом году не произошло. Ну а в самом разгаре праздника ученики устроили массовое запускание фейерверков, предлагая всем присутствующим оценить, какие им понравятся больше. И тут мнения школьников серьезно разделились. Кто-то говорил, что ему больше нравятся изделия Доктора Фейерверкуса, кто-то спорил с этим мнением, утверждая, что изделия близнецов Уизли им ничуть не уступают, а в чем-то даже и превосходят... Но были и те, кому больше понравились фейерверки, добытые где-то Эриком в довольно большом количестве.

— Где ты их такие нашел? Мы раньше чего-то подобного еще не видели... Это мерцание после разрыва... О таком надо бы серьезно подумать! — Глубокомысленно размышлял Фред, пока Джордж что-то быстро записывал в вытащенном откуда-то блокноте.

— Да я не особо искал. Заехал в магазин и сказал: дайте мне что-нибудь позрелищнее... Сразу двадцать коробок. Тут они и забегали вокруг меня...

— А что за магазин? — Оторвался от записей Джордж.

— Да я уже не помню, ехал как-то мимо, увидел вывеску, дай думаю — заеду. Я тогда кажется через Шеффилд проезжал... — И увидев непонимание на лицах близнецов, Эрик пояснил. — Парни, это был магловский магазин.

Магловский?!. — Казалось, близнецов эта новость поразила до глубины души.

— А что в этом странного... Фейерверки вообще маглы придумали, еще лет этак тысячи две назад. Думаете, за такое время они не могли сделать чего-нибудь позрелищнее?

— Вот вы где! А я вас обыскался. — Грозный Глаз умудрился приблизиться к отмечающим школьникам практически незамеченным.

— Добрый день! Здравствуйте, мистер Грюм! — Вразнобой отвечали школьники, и, надо сказать, делали это довольно радостно. По поводу преподавателя ЗОТИ среди учеников Хогвартся мнения изрядно разнились, но для подавляющего большинства посещавших безымянный-клуб-любителей-магии и их друзей, присутствовавших сейчас на празднике, уроки Грозного Глаза, а также продемонстрированные им заклинания и знания, стали неплохим дополнением к тому, что им и так нравилось. Поэтому и к самому профессору отношение было — как к заслуженному уважаемому профессионалу, рассказывающему иногда очень интересные вещи.

— На самом деле я попрощаться зашел. В следующем году будет у вас новый учитель.

— Профессор, вы уходите из школы? — Гарри был изрядно удивлен. Он не видел к этому никаких причин. Неужели эта должность и правда проклята?

— Точно, Поттер. Снова призывают на службу! Слыхал, небось, чего в мире творится? Вот и старина Грюм им понадобился. Буду снова натаскивать авроров, да в бой против Пожирателей ходить. Так что бывайте, ребятки, таких хороших учеников как вы мне давненько не попадалось. Еще увидимся!

Грозный Глаз помахал всем рукой и зашагал по тропинке к замку, изрядно припадая на левую ногу.

Пятница, 9 июня. 11:30 и далее. Хогсмит — Хогвартс экспресс

Гриффиндорцы организованной толпой приближались к станции Хогсмита. Скоро красный паровозик загудит от отчалит в сторону Лондона, мерно подпрыгивая на стыках рельсов... Настроение у всех было приподнятое, учебный год закончился отлично, впереди были каникулы...

Гарри шел в середине колонны, позади большинства гриффиндорцев. Чжоу улыбалась и о чем-то радостно рассказывала, а мальчишка был счастлив, и не очень-то прислушивался к ее словам. В другой ситуации может быть он посчитал бы такое поведение не самым правильным, но не сегодня... Турнир, благодаря участию в котором мальчик-который-выжил впервые за все время обучения получил по всем предметам "превосходно", закончился отлично, "наши" победили, Гриффиндор удержал первенство в соревновании факультетов, рядом была девушка, при взгляде на которую сердце то замирало, то пыталось биться вдвое быстрее... Ну что еще нужно для счастья?

Эрик, Гермиона и Рон двигались чуть впереди, оживленно болтая о чем-то, и это тоже добавляло Гарри оптимизма. Похоже, Рон умудрился справиться с большинством своих проблем... Ничто больше не мешало друзьям быть вместе... Поэтому слова Эрика "двое на два часа, двое на одиннадцать! оранжевый код!" пробились сквозь затуманеное приятными раздумиями сознание мальчишки слишком поздно...

Эрик вскидывает палочку, и максимально растянутое Протего накрывает колонну. Через мгновение три заклинания Массового Оглушения взрываются на его поверхности. Несколько школьников, чуть отделившихся от колонны, попадают под атаку и падают, а само защитное заклинание лопается — если бы мальчишка не стремился защитить одновременно как можно больше народу, оно выдержало бы и не такое...

Гермиона первым взмахом палочки ставит защиту, а следующим превращает землю под ногами двух нападающих слева в идеально гладкую поверхность. Да, прошли времена, когда для того, чтобы противник поскользнулся, гриффиндорцы сначала создавали воду, а потом пытались ее вовремя заморозить... Заклинаие Глиссео справляется с этим значительно лучше. Оба Пожирателя уже через мгновение теряют равновесие и падают — это ведь лишь теоретически человек может устоять на ногах в такой ситуации, практически же надо быть к этому готовым, а когда активно размахиваешь палочкой — не упасть становится еще сложнее...

Рон, не очень быстро сообразивший, что происходит, реагирует скорее не на слова Эрика, а на тревожный тон и то, что какой-то взрослый взмахивает палочкой, направив ее примерно в его сторону. Рыжий действует не задумываясь — еще бы, годы тренировок не прошли даром. Через мгновение сильнейший Ступефай отбрасывает нападающего в канаву, ломая ему ребра и выбивая воздух из груди...

Гарри, все еще пребывая в крайне удивленном состоянии, оборачивается на крики сзади, и видит, как в его сторону движется человек в черном кожаном плаще, поднимая палочку. В голове мальчишки возникает только одна, весьма странная мысль — плащ, и это в такую-то жару? Палочка как назло зацепилась за рукав и не желает доставаться, сбоку удивленно охает Чжоу, а потом кто-то толкает Поттера в сторону, и он падает на обочину, увлекая за собой инстиктивно вцепившуюся в него девушку...

Гермиона уверенно отбивает несколько направленных в ее сторону атак. Ей нужно продержаться не так уж и долго — скоро явно перестаравшийся Эрик оправится после отката от лопнувшего щита, а правую пару нападающих уже взяла в оборот группа из пришедших в себя Рона, Дина, Бэтти, Фреда и Джорджа... Противники явно не ожидали подобного сопротивления — они в растерянности, скоро появится помощь...

Второй Пожиратель неожиданно оказывается Рону не по зубам. Пожилой человек в грязно-зеленой мантии орудует палочкой с изяществом, которое рыжий наблюдал раньше разве что только у профессора Флитвика... Хорошо, что гриффиндорцы быстро пришли в себя, сейчас против этого одного-единственного противника действуют сразу четыре или пять учеников. Рон не видит точно, он в первом ряду, и его заклинания бьют в щит напавшего одно за другим, но тот умудряется не только удерживать защиту, но и отправлять назад часть чар нападающих на него школьников.

Справа охает один из близнецов, а потом с той стороны слышится звук падающего тела, и до рыжего внезапной вспышкой доходит смысл одной из фраз Эрика: "иногда не знать боевых заклинаний — это серьезное преимущество, враг не отобьет в тебя твой же смертельный удар".

Несмотря на выставленный кем-то щит, тормозящее заклинание достает Гарри и на обочине, и теперь он может только лежать и наблюдать за происходящим. В голове колонны слышатся звуки боя, азартные "Ступефай! Ступефай!!!" Рона различимы даже в общем гвалте. Сам же мальчишка спокойно, и даже как-то отстраненно, смотрит, как к нему приближаются уже не один, а два Пожирателя, до этого момента видимо прятавшиеся где-то сбоку. Мысли вяло ворочаются в его голове, происходящее все еще воспринимается не слишком серьезно. Что им нужно? Стыдно-то как, Рон успел, а я — прошляпил... Что же будет с Чжоу? Где же авроры?

А потом между мальчиком-который-выжил и нападавшими встает какая-то девчонка, в которой Гарри не сразу удается узнать Паркинсон. Она не атакует, просто ставит одну защиту за другой — Огненную Стену перед Пожирателями, щит на себя, щит стеной перед собой... Нападающие сначала с удивлением, а потом и с некоторой злостью развеивают ее чары и атакуют, но Пенси раз за разом восстанавливает защиту, хотя с самого начала ясно, что долго она так не продержится...

Гермиона отстраненно понимает, что преимущество, вызванное неожиданно умелым отпором школьников, проходит. Хорошо хоть нападавшие вынуждены были начать бой незащищенными, чтобы не привлекать ненужного внимания — если бы не это, они превосходили бы учеников с самого начала... Девочка чувствует, что против двоих взрослых она долго не продержится, справа против одного из нападавших продолжают действовать только Рон, Лаванда и Луна, а по шуму сзади понятно, что там тоже творится что-то неправильное. Гарри! Ну конечно, им наверняка нужен Гарри, неожиданно понимает она.

А потом невербально пущенное из-за ее плеча заклинание пробивает щит одного из Пожирателей навылет и отбрасывает его в канаву. А через пару мгновений после неловкого движения палочкой на щите второго вспухает взрыв — Гермиона видела такое не раз, так бывает, если попытка отбить атаку оказывается неудачной. Правда сейчас это не безобидное заклинание Цветного Взрыва, не Иммобилус или Ступефай, это любимое Эриком Бомбардо...

Как и предполагал Гарри, Пенси не удается остановить нападающих, но полностью защитная тактика дает ей возможность задержать Пожирателей на несколько лишних секунд, и за это время еще несколько школьников приходят в себя и присоединяются к ней. Эх, жаль, что ученики Хафлпаффа отстали довольно сильно, а остальные и вовсе задержались в Хогвартсе, проносится в голове у мальчишки, сразу позади нас из гриффиндорцев шли только первокурсники. Они помочь точно не смогут, сейчас просто разбежались и попрятались... Все-таки против сразу двоих взрослых ученики четвертого курса еще не тянут...

Вот Паркинсон получает Оглушающее заклятье, частично пробившее ее щит, и падает, хоть и пытается подняться, вот замирают Парвати и Падма, попавшие под одни Тормозящие чары... Сбоку падает кто-то еще, Невил и Джинни отступают, прикрываясь щитами... А потом прямо между Гарри и Пожирателями из вихря аппартации вываливается девушка с огненно-рыжими, словно пылающими, волосами в мантии аврора.

Эрик бросает заклинание Бомбардо в пожилого нападающего, и тому, видимо рассчитывавшему на легковесные заклятия учеников, так и не удается его отбить — похоже, на Рефлекто он тратит недостаточно энергии. Щит мужчины ощутимо проседает от взрыва на его поверхности, но все еще держится, а сам Пожиратель мгновенно двойным прыжком уходит назад и в сторону, обновляя и усиливая защиту, и замирает, оценивая изменившуюся ситуацию.

Мальчишке хватает пары взглядов, чтобы разобраться в обстановке. Сзади Тонкс и несколько учеников сражаются с двумя Пожирателями, а тут оглушенные и парализованные гриффиндорцы лежат чуть ли не штабелем, похоже, этот сморчок в зеленой мантии оказался очень не прост.

— Все назад! — Бросает Морган, не сводя глаз с противника. — Герми со мной, остальные к Гарри. Схема три-один, в ритме вальса!

И Эрик скользит вперед и вбок, атакуя и поворачиваясь вокруг своей оси, пропуская заклинание, брошенное пожилым, буквально в нескольких дюймах от себя. Одновременно с этим очередное Бомбардо Моргана распускается огненным цветком на щите нападающего — тому снова не удается его отбить, хотя он и тратит на это значительно больше энергии, ведь Эрик в этот раз тоже атаковал сильнее. Щит Пожирателя под ударом вновь проседает больше чем наполовину, но не лопается — опытный боец, экономя энергию, усилил заклинание за счет того, что сформировал не защитную сферу, а линзу между собой и противником, делая защиту прочнее...

Гордон Баркли, отбивающийся от двух нападающих на него учеников, крайне озадачен. Во-первых, для своего возраста они слишком хорошо владеют атакующими заклинаниями. Во-вторых, эти гриффиндорцы действуют как отлично сработавшаяся пара. Но ведь для такого взаимодействия нужно тренироваться годами! И, в-третьих, мальчишка бьет заклинаниями слишком сильно. Неестественно сильно! Вообще с этими школьниками все странно, один-два были бы необычным исключением, но тут им противостояло больше десятка учеников, которые не разбежались и не попадали оглушенными в начале боя, а в меру грамотно нападали и отражали атаки! Хорошо хоть остальные даже близко не были похожи на этих двоих, хотя рыжий, надо признать, тоже был не так плох...

Да, если бы не приказ Темного Лорда не убивать школьников ни в коем случае, все могло бы быть намного проще. С другой стороны, если перебить десяток-другой детишек, Волдеморт мгновенно потеряет половину своих сторонников, а сопротивление остальных волшебников будет намного более ожесточенным. Начать войну с такого хода было бы огромной стратегической ошибкой...

Вот и приходится сейчас использовать только несмертельные заклятья, ловя в ответ от обоих такие, которые легко могут отправить его на тот свет. Правда задачу значительно облегчает то, что ему сейчас надо только задержать этих двоих, оттянуть на себя лучшую пару противника, а остальные должны справиться с ребятней и утащить-таки Поттера к Темному Лорду, почему-то требующему доставить его к себе непременно живым.

Несмотря на всю серьезность ситуации, в определенный момент Эрик понимает, что ему нравится этот бой. Этот противник оказывается гораздо лучше всех, с кем мальчишка сражался раньше. Никакая Беллатриса Лестрейндж с ним и рядом не стояла... А сейчас этот сморчок вертится похлеще молодого, его щиты просто прекрасны, они держат удар Старшей палочки, хотя мальчишка еще не бил в полную силу — тогда затраты энергии выходят слишком большими и откат после заклинаний получается очень долгим, а сейчас позволять себе этого просто нельзя.

Гермиона отлично держится, она движется чуть позади Эрика в рваном ритме, стараясь не подставляться лишний раз, и постоянно мешает противнику, атакуя его в неожиданные моменты и мелко пакостя все остальное время. Если бы мальчишка не представлял собой гораздо более опасную цель и не заставлял бы их врага постоянно защищаться и обновлять щиты — тот сначала, без сомнения, попробовал бы снести Гермиону, чтобы свести бой к ситуации "один на один", но кто ж ему это позволит...

Внезапно Эрик понимает, что Пожиратель просто тянет время. Возможно ситуация сзади, несмотря даже на вмешательство Тонкс, действительно требует внимания. Эти взрослые министерские работники опять все проспали. Почему в бой вмешалась одна Тонкс? Где остальные?

— Два-два! — Коротко бросает мальчишка в перерыве между атаками. — Рок-н-ролл, Герми!

Нимфадора Тонкс, все еще отчаянно стесняющаяся своего имени, сегодня совершила должностное преступление. Она на пару с Кеном Тейлором, выпустившимся из академии авроров вместе с ней год назад, должна была до вечера охранять выход с территории школы, через который ученики двигались в сторону станции. Когда все школьники покинули охраняемую зону, они с Кеном не стали запирать ворота, а стояли рядом и болтали обо всем понемножку. А потом Кен обратил внимание, что детектор заклинаний, обычно используемый ими для проверки входящих на территорию на предмет проноса запрещенных веществ и действия принуждающих и изменяющих форму заклятий, регистрирует массовое применение чар в районе станции...

Вот тогда Тонкс и приняла решение, за которое ее теперь просто обязаны выпереть с работы — велела Кену запереть ворота, нарушила приказ и покинула пост, аппарировав к месту происходящего — один раз на станцию, а второй уже прицельно, прямо в центр схватки. А теперь она вертелась под градом атак Пожирателей над телом оглушенного Гарри Поттера, и дела для девушки складывались не очень-то хорошо.

К моменту ее появления большинство учеников выбыло из борьбы — естественно, большая сила взрослых волшебников и внезапность нападения сыграли свою роль. Тем более что в отношении нее нападавшие не были скованы запретом на применение смертельной магии... Конечно, за пол года общения с компанией Гарри, Тонкс заметно подтянула свои дуэльные навыки и немного набралась опыта, но этого, похоже, было все равно недостаточно. Если бы не пять-шесть школьников, участвующих в бою на ее стороне, и то, что противники не могли использовать некоторые заклинания, чтобы не повредить ученикам — ей пришлось бы очень туго...

Внезапно один из нападавших сбился с ритма и чуть не упал. Его попытка шагнуть в сторону не увенчалась успехом — обеими ногами он стоял в какой-то серо-желтой массе, по консистенции напоминающей тесто, которая, однако, удерживала его ступни на месте, несмотря на все его усилия. Позади Тонкс кто-то хихикнул, и девушка без труда опознала голос Луны Лавгуд, странноватой блондинки с Равенкло... Это был шанс! Через пару секунд щит Пожирателя не выдержал и лопнул под градом атак, а сам он, парализованный и оглушенный, упал в ту самую тестообразную массу и, в дополнение ко всему, накрепко приклеился.

А потом Нимфадору что-то ударило, и, перед тем как потерять сознание, она поняла, что умудрилась забыть не только про второго Пожирателя, но и про свой щит. А еще через пару секунд заклятье Массового Оглушения накрыло большинство оставшихся на ногах школьников...

Ритм атак пары мгновенно меняется. Теперь оба гриффиндорца движутся еще беспорядочней, и атакуют из любого положения, чуть проигрывая в меткости, но сильно выигрывая в количестве боевых заклятий. Баркли быстро понимает, что времени на восстановление щита остается все меньше, а на атаки его и вовсе нет. А потом мальчишка, вместо того, чтобы уворачиваться, шагает прямо под враждебное заклятье, надеясь только на прочность щитов, и бьет сам несколько раз подряд на предельной скорости, окончательно разрывая ритм боя.

Сначала Гордон пропускает Секо, не успев опознать его и вовремя увернуться, пытаясь вместо этого просто отбить его щитом, а потом Экспульсо добивает его защиту и отбрасывает Пожирателя в сторону. А затем почти одновременно нападавший получает что-то ударно-парализующее от Гермионы и аппарирует, а Эрик мгновенно оборачивается в сторону схватки, происходящей вокруг Гарри. Именно в этот момент Тонкс падает.

Эрик огромным рывком пересекает пространство, отделяющее его от места второй схватки, готовясь драться с последним из Пожирателей, но тот как раз сейчас валится на землю, пораженный в спину, и мальчишка видит вдалеке изрядно запыхавшихся Сьюзи Боунс, Хану Эббот и Эрни Макмиллана, которые прибежали сюда на шум боя.

— Что здесь происходит, Руфус?

Амелия Боунс узнала о нападении на учеников Хогвартса двадцать минут назад, и успела организовать работу своих сотрудников, аппарировать в Хогсмит, расспросить некоторых свидетелей, перемолвиться парой слов с Сьюзи, а теперь прорвалась сквозь оцепление сотрудников ООМП и добралась до Руфуса Скримджера, лично прибывшего на место происшествия и слушающего сейчас доклад своих сотрудников.

— А, Амелия... Присоединяйся. — Глава Отдела правопорядка приветливо кивнул прибывшей, игнорируя ее вторжение в область своих полномочий, видимо воспринимал ситуацию достаточно серьезно. — Продолжайте, Фергюсон, я вас внимательно слушаю.

— Ну вот, как я уже докладывал... — чиновник покосился на главу Визенгамота, но собрался и продолжил. — Шестеро Пожирателей напали на учеников Хогвартса у станции, за пределами охраняемой аврорами территории. Это была зона ответственности обычного патруля ООМП...

— Потом назовешь мне их имена, я с ними поговорю отдельно. Продолжай по существу.

— Ну если по существу... — Министерский работник несколько замялся. — Школьники... и присоединившаяся к ним чуть позже сотрудница нашего отдела, некая мисс Тонкс, аврор третьей категории... отбили нападение. В результате два Пожирателя захвачены прибывшими на место преступления аврорами... в бессознательном состоянии, скажем так, одному удалось аппарировать, а еще трое...

— Да, я видел то, что от них осталось... — кивнул Скримджер. — Что-то еще?

— Из наших сотрудников пострадала мисс Тонкс, она уже отправлена в больницу Святого Мунго. Ничего опасного для жизни, как мне сказали... Найдены двое из того самого патруля, отвечающего за станцию, ничего серьезного, но пока в себя привести не удалось. Теперь нужно принимать решения, начинать расследование и разобраться с одним из учеников...

— С кем? — Начальник ООМП был несколько удивлен такой постановкой вопроса.

— Со мной. Приветствую вас, миссис Боунс, мистер Скримджер, не хотел отвлекать вас раньше.

В углу комнаты на стуле тихонечко сидел Эрик Морган, полностью игнорируемый всеми до тех пор, пока не подал голос.

— Что вы здесь делаете, мистер Морган?

— Дожидаюсь окончания разбирательства по своему случаю, конечно же. Некоторые ваши сотрудники на редкость усердны, мистер Скримджер, когда дело касается соблюдения протокола. Теперь мне нужно дождаться принятия решения о том, соответствуют ли мои действия пункту о возможных исключениях на запрет применения магии в ситуации, когда имеется угроза жизни самого волшебника или присутствующего рядом лиц... Ах, вы имели ввиду, что я делаю здесь, в этой комнате? Ну, мне сказали сидеть здесь — и я сижу. Потом вы пришли сюда и начали совещание — вот я и не стал мешать. В конце концов, я все-таки свидетель, можно сказать, непосредственный участник. А домик станционного смотрителя — это ближайший и единственный, я бы сказал, дом неподалеку от места происшествия. Немудрено что нам суждено было встретиться в одной комнате...

Амелия Боунс внимательно смотрела на мальчишку, о чем-то напряженно думая, а Скримджер неодобрительно покосился на одного из своих сотрудников, а потом видимо решил слегка форсировать ход беседы.

— Так по какому конкретно случаю, мистер Морган?

— Ну, вы же сами сказали, что видели, что осталось от тех троих. В общем-то, я и не отрицаю, что это — моих рук дело...

После этих слов Скримджер внимательно посмотрел на мальчишку, а глава Визенгамота, казалось, чуть-чуть расслабилась.

— Итак, правильно ли я понимаю ситуацию. Вы — школьник четырнадцати лет...

— Правильнее будет говорить — пятнадцати. У меня день рождения через две недели, думаю, этой разницей можно пренебречь.

— И вы применили несколько... боевых заклятий против напавших на вас людей?

— Именно так. Более того, я употребил бы термин "Пожирателей". По крайней мере у двоих из них я видел на предплечье Черную Метку.

— И, кстати, именно вы заняли первое место в последнем Турнире Трех Волшебников, и стали самым молодым победителем этого состязания с момента его основания? — Внесла свою лепту Амелия Боунс.

После этих слов оба министерских работника озабоченно переглянулись, а Скримджер бросил быстрый взгляд на главу Визенгамота и напряженно нахмурился.

— История не сохранила возраст Кевина Райли, выигравшего Турнир 1653 года, который, говорят, был довольно молод, так что, возможно, вы правы.

— И именно ваши заклинания стали причиной происшедшего с тремя из нападавших?

— Именно так. Правда в отношении одного из них я бы не был настолько категоричен. Причиной его смерти по моему скромному мнению стало не ранение, а то, что он неудачно упал и ударился головой, а также отсутствие своевременной медицинской помощи...

— Но третий случай... Это Редукто в спину... Неужели вы считаете, что это было оправдано? — Вмешался один из чиновников.

— Это был критический момент. Он оставался последним из нападавших, находился в непосредственной близости от Поттера, мисс Тонкс была гарантировано выведена из строя... Кто знает, что он мог сделать, отчаявшись или решив любой ценой выполнить свое задание, какое бы там оно у него ни было. Мне требовалось быстро и окончательно решить эту проблему.

— И вас не смущает?..

— Пусть лучше меня судят двенадцать, чем несут шестеро. [8] А вообще меня гораздо больше смущает то, что убийц сажают в тюрьмы, откуда те через некоторое время выходят или бегут и продолжают убивать. Остальное — такие мелочи, по большому-то счету... Это война, дамы и господа. Вторая Магическая война. И она началась именно сегодня.

— Сейчас мы должны во всем разобраться, опросить свидетелей, еще раз осмотреть место преступления... — Глава ООМП деловито раздавал поручения сотрудникам направо и налево. — Еще надо подумать, какой материал дать в газеты. Придется задержать поезд на несколько часов...

— Неверно, мистер Скримджер. В данный момент нет ничего важнее быстрого отправления поезда.

Глава ООМП с удивлением воззрился на мальчишку, все еще сидящего в углу. Остальные реагировали еще сильнее — давненько никто не возражал их начальнику прямо в лицо, да еще и вот так нагло. Сам же виновник происшествия, казалось, полностью игнорировал обращенные на него взоры и ничуть не смутился.

— Одна из основных задач террористов, может быть, самая главная их задача — это посеять панику среди населения. Народ в страхе, никто не хочет сопротивляться, власть разрывается между необходимыми действиями и теми, которых от нее требуют перепуганные обыватели... Если задержать поезд, через несколько часов тысяча встречающих своих детей волшебников узнает об этом, потом просочится информация о том, что было нападение Пожирателей на учеников... Каждый встречающий будет изводить себя, ожидая известий о своем ребенке, каждый час ожидания станет для него вечностью... А завтра эта паника выплеснется на страницы газет, и трястись от страха будет уже вся страна. Именно этого они и пытаются добиться, нападая так нагло. Именно это мы не должны им позволить сделать.

Тишина, повисшая после того, как мальчишка закончил, была оглушительной. Оба чиновника смотрели на ученика чуть ли не открыв рот, Скримджер вновь задумчиво щурился, прикидывая варианты, он явно заметил в сказанном рациональное зерно... Только Амелия Боунс, ожидавшая чего-то подобного от Эрика, казалось, совсем не удивилась.

— Ты считаешь, поезд надо отправлять поскорее?

— Не только отправлять как можно быстрее, миссис Боунс, но и постараться в пути нагнать упущенное время. И тогда в завтрашних газетах можно будет совершенно правдиво писать, что все, чего удалось добиться Пожирателем — это отсрочить отправление Хогвартс экспресса на несколько минут. И в то, что никто из учеников не пострадал, поверят гораздо лучше, и в то, что нападение закончилось полным провалом...

— Но как же разбирательство!.. — Попытался вмешаться один из министерских работников.

— А в чем проблема с разбирательством? На месте останутся эксперты, они все осмотрят, опросят свидетелей из местных... Захваченных Пожирателей можно перевести в Лондон, допрашивать их параллельно идущей работе. Опрос учеников проведете после прибытия на вокзал, когда большая часть родителей заберет детей, а встречающие всех, с кем вам нужно поговорить, убедятся, что со всеми все в порядке. Как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Соберите всех, с кем хотите поговорить, в отдельный вагон, выставьте охрану... Чтобы на Поттера, не дай бог, снова кто-нибудь не напал.

Амелия Боунс пригласила Эрика в купе на пару слов. Она ехала в Лондон в том же вагоне Хогвартс экспресса, что и участники последних событий. В нагрузку к ней Скримждер приставил к школьникам четверых авроров, которые сейчас контролировали проходы в другие вагоны, хотя сама женщина считала, что повторного нападения в ближайшее время точно не будет.

— Спасибо за то, что прикрыл Сьюзи.

— Не за что, миссис Боунс. Не хотелось подставлять девчонку под удар, эти дуболомы на допросах ей бы так по мозгам поездили... Нет уж. Но вам предстоит с ней серьезно поговорить. Мне кажется, она и до сегодняшнего дня была не совсем в порядке... Хотя общение с нашими ей явно идет на пользу.

— Спасибо. — Повторила Амелия. — За мной должок. Видимо, еще один...

— Ах, оставьте. — Отмахнулся мальчишка. — Я дерусь потому что дерусь... — Неожиданно непонятно продолжил он, но женщина не стала ничего переспрашивать и уточнять. А потом Эрик хитро улыбнулся и добавил:

— Одни боялись Грюма, другие — Дамблдора, а от меня аппарировал сам Волдеморт! [9]

Эрик вернулся в свое купе и плюхнулся на сиденье, но двери закрывать не стал. На него тут же уставилось шесть пар глаз, в которых чувствовался немой вопрос.

— Да нормально все. — Отмахнулся мальчишка. — Мы с миссис Боунс поняли, что на многое смотрим абсолютно одинаково. Думаю, проблем не будет...

Ученики вокруг ощутимо выдохнули, причем явно не только в этом купе. Вообще сейчас в вагон было набито чуть больше народу, чем обычно, с нескольких факультетов сразу, да еще и аврорам надо было одно купе отдать... В общем, пришлось прилично уплотниться. И к разговору сейчас прислушивалось немало заинтересованных школьников.

— Все будет нормально. — Повторил Эрик. — Доедем вовремя, поговорим со встречающими... Может кого-нибудь попросят задержаться для дачи показаний, а может кого потом вызовут еще. Там видно будет.

Из других купе раздалось несколько облегченных вздохов. Мальчишка поймал взгляд чуть успокоившейся Гермионы, посмотрел на отчаянно переживающего Гарри, которому пришлось пролежать весь бой носом в пыли, на Пенси, сидящую сейчас в углу, уткнувшись в окно со странным выражением на лице... А потом решительно полез в свой чемоданчик и вытащил гитару.

— С командирской башенкой я в пролете... — Пробормотал мальчишка себе под нос, а потом продолжил немного громче: — А вообще по поводу этого случая у меня есть одна подходящая песенка... Желающие могут считать ее декларацией о намерениях.

Средь оплывших свечей и вечерних молитв,

Средь военных трофеев и мирных костров

Жили книжные дети, не знавшие битв,

Изнывая от мелких своих катастроф.

Детям вечно досаден

Их возраст и быт,

И дрались мы до ссадин,

До смертных обид.

Hо одежды латали

Hам матери в срок,

Мы же книги глотали,

Пьянея от строк... [10]

Ритм постепенно ускорялся, и Эрик, начавший песню довольно тихо, пел теперь значительно громче, и выражение на его лице можно было назвать каким угодно, но только не спокойным.

Липли волосы нам на вспотевшие лбы,

И сосало под ложечкой сладко от фраз,

И кружил наши головы запах борьбы,

Со страниц пожелтевших слетая на нас...

Мелодия у песни была совсем простенькой, зато слова били метко, не оставляя никого равнодушным, и любой, посмотревший сейчас на Эрика, понял бы, что мальчишка поет в первую очередь именно про себя.

Только в грезы нельзя насовсем убежать:

Краткий век у забав — столько боли вокруг!

Постарайся ладони у мертвых разжать

И оружье принять из натруженных pук.

Испытай, завладев

Еще теплым мечом

И доспехи надев,

Что почем, что почем!

Разберись, кто ты — трус

Иль избранник судьбы,

И попробуй на вкус

Настоящей борьбы.

Гермиона смотрела на мальчишку и думала, что теперь она понимает его намного лучше, чем раньше. Его — и еще, возможно, Гарри. Просто если у одного из них мысли были четко оформлены и сведены в осознанную жизненную позицию, то у другого все это существовало на уровне чувств и ощущения того, что правильно, а что — нет.

И когда рядом рухнет израненный друг,

И над первой потерей ты взвоешь, скорбя,

И когда ты без кожи останешься вдруг

От того, что убили его — не тебя...

Гарри слушал Эрика и думал о том, что теперь он никогда, никогда не допустит, чтобы кто-то дрался за него, а сам он оставался в стороне. Тонкс, лежащая в крови, Невил, отлетающий в сторону после Оглушающего заклятья, Пенси... При воспоминании о Пенси, вставшей между ним и Пожирателями, на Гарри нахлынула волна чувств, в которых он пока не мог разобраться, и он машинально вцепился в руку Чжоу, сидящей рядом, и все еще сильно переживающей после нападения.

А Кеннет Тейлор, аврор третьей категории, закончивший курсы одновременно с Тонкс, снятый с ворот замка самим Скримджером и направленный на охрану вагона со школьниками, стоящий сейчас у двери тамбура, отчетливо понял две вещи. Во-первых, он больше никогда не скажет Тонкс, что она не права, срываясь вот так неизвестно куда с поста. А во-вторых — теперь, спустя год, проведенный в Хогвартсе, для него охрана этих школьников стала личным делом, а авроры, с которыми он работал бок о бок в этом году — чуть больше, чем просто сослуживцами...

Если мяса с ножа ты не ел ни куска,

Если руки сложа, наблюдал свысока,

И в борьбу не вступил с подлецом, с палачом,

Значит, в жизни ты был ни при чем, ни при чем.

Если, путь пpоpубая

Отцовским мечом,

Ты соленые слезы

На ус намотал,

Если в жарком бою

Испытал, что почем,

Значит, нужные книги

Ты в детстве читал!

После окончания песни на весь вагон опустилась тишина. Молчали ученики, молчали о чем-то задумавшиеся авроры. Бэтти отчаянно цеплялась за руку внезапно посерьезневшего Дина, Невил решительно кивнул, как бы отвечая на свой собственный вопрос, о чем-то напряженно думала в своем купе Сьюзи, Дафна Гринграсс, попавшая в этот вагон вообще практически случайно, смотрела в окно, сжав кулаки... А Амелия Боунс в который раз почувствовала, что все еще не понимает этого пятнадцатилетнего мальчишку и не представляет, чего от него еще можно ожидать...

Четверг, 15 июня. 12:00. Министерство Магии

Зал был практически полон. Корнелиус Фадж в который раз задавался вопросом, зачем это главе ООМП захотелось доложить о результатах расследования так помпезно. Не иначе на репутацию работает. За год по большому счету сделано — с гулькин нос, а отчитываться-то чем-то надо... Ну ничего, пусть доложится, все равно потом в газетах будет то, что он, Фадж, посчитает правильным напечатать. Все его успехи можно будет потом и себе в заслугу поставить. Все-таки решение поручить контроль прессы Доллорес Амбридж, пришедшее в голову министру совсем недавно, оказалось довольно удачным...

Со своего места поднялся Руфус Скримджер, глава Отдела по Обеспечению Магического Правопорядка, который по виду как всегда был серьезен и сосредоточен. Чувствовалось, что сейчас он сделает какое-то важное сообщение. Фадж внутренне содрогнулся, все еще надеясь на то, что сейчас не разразится чего-то уж слишком разрушительного и скандального. Это было бы совсем не к месту, ему ведь еще Годовой Отчет представлять по результатам работы. Серьезная шумиха в данный момент была бы как нельзя боле не вовремя...

— Дамы и господа! — Голос Скримджера разнесся по всему помещению, и Фадж в который раз позавидовал его умению действовать на публику. — Мы провели полное расследование происшествий, случившихся в мае этого года в местечке Литтл-Хэнглтон и недавнего случая нападения на учеников Хогвартса в Хогсмите. Нами были допрошены все попавшие в наши руки преступники и перепроверены все доставшиеся нам доказательства. Со всей ответственностью выражаю наше общее с главой Визенгамота мнение...

Скримджер сделал паузу, бросив взгляд на Амелию Боунс, которая коротко кивнула. Настроение Фаджа окончательно испортилось. Точно, плакали теперь теперь его годовые показатели...

— Волдеморт вернулся. — Слова начальника ООМП прозвучали для присутствующих, как удар грома. — Это не подлежит сомнению. Он вернулся. Вторая Магическая война началась.

[1] "Аквалангисты", Манго-манго.

[2] Р. Киплинг, "Песня контрабандиста". Перевод И. Грингольца

[3] Весьма и весьма вольная интерпретация Киплинга от неизвестного Эрику (и лично мне, кстати, тоже) автора, да еще и слегка видоизмененная. Приведена не полностью. Мальчишка увидел, что Пенси очень смутно представляет себе то, о чем он говорит, и решил пошутить. Ну и от каверзного вопроса это ее отвлекло довольно неплохо.

[4] Именно такую загадку загадывал Сфинксу Мерлин в книге Роджера Желязны "Карты Судьбы". Видимо, Эрик решил, что это подходящий пример для подражания.

[5] 8-й калибр: 21,21 мм. Вес сферической свинцовой пули — 56.7 грамма. Нехилая, прямо скажем, ружбайка. Собственно, это оружие было выбрано именно из-за веса пули — из всех доступных Эрику образцов вооружений именно оно пробивало магические щиты лучше всего.

[6] Кинжал британских коммандос — "Fairbairn-Sykes" (F-S). Создан в тридцатые годы двадцатого века, до сих пор состоит на вооружении королевских морских коммандос. Обоюдоострый кинжал. Довольно распространен, стильно выглядит... В общем, Эрику эта штучка явно понравилась.

[7] В книге Джоанн Роулинг "Волшебные твари и где их искать" указано, что 174 миллиона фунтов равны 34 миллионам галеонов, то есть один галеон стоит 5,11 фунта стерлингов. Во избежание глубокого погружения во взаимодействие экономик магического и обычного миров я принимаю эту константу как данность и считаю, что курс четко задан гоблинами, полностью контролирующими финансовую сферу волшебного мира. А то, что "золотой галеон" выходит золотым только по названию... Ну что же, такова жизнь. Гоблины любят хранить золото в собственных подвалах, а не отдавать его людям. Главное, что экономика стабильна.

[8] В более развернутом виде это высказывание звучит так: "Пусть лучше меня судят двенадцать незнакомых людей, чем несут шестеро близких друзей". Имеется ввиду, что двенадцать — это суд присяжных, а шестеро — друзья, несущие гроб.

[9] "Одни боялись Пью, другие — Билли Бонса, а меня боялся сам Флинт" говорил Джон Сильвер из "Острова Сокровищ" Р. Л. Стивенсона. А первое высказывание Эрика принадлежит, конечно же, Портосу.

[10] Владимир Высоцкий, "Баллада о книжных детях". Иногда ее еще называют "Балладой о борьбе". А слова Эрика по командирскую башенку относятся к старому шутливому утверждению, что каждый уважающий себя попаданец просто обязан на своем веку перепеть Высоцкого, изобрести командирскую башенку на Т-34 (или наоборот убедить всех, что она не нужна, Эрик этого так и не уловил), изобрести промежуточный патрон, застрелить Хрущева "пока он маленький"... Эх, не быть Эрику теперь настоящим попаданцем...

29 мая — 27 июня 2014 г.

 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 



Иные расы и виды существ 11 списков
Ангелы (Произведений: 91)
Оборотни (Произведений: 183)
Орки, гоблины, гномы, назгулы, тролли (Произведений: 41)
Эльфы, эльфы-полукровки, дроу (Произведений: 231)
Привидения, призраки, полтергейсты, духи (Произведений: 75)
Боги, полубоги, божественные сущности (Произведений: 167)
Вампиры (Произведений: 244)
Демоны (Произведений: 266)
Драконы (Произведений: 166)
Особенная раса, вид (созданные автором) (Произведений: 126)
Редкие расы (но не авторские) (Произведений: 107)
Профессии, занятия, стили жизни 8 списков
Внутренний мир человека. Мысли и жизнь 4 списка
Миры фэнтези и фантастики: каноны, апокрифы, смешение жанров 7 списков
О взаимоотношениях 7 списков
Герои 13 списков
Земля 6 списков
Альтернативная история (Произведений: 213)
Аномальные зоны (Произведений: 74)
Городские истории (Произведений: 308)
Исторические фантазии (Произведений: 97)
Постапокалиптика (Произведений: 105)
Стилизации и этнические мотивы (Произведений: 131)
Попадалово 5 списков
Противостояние 9 списков
О чувствах 3 списка
Следующее поколение 4 списка
Детское фэнтези (Произведений: 39)
Для самых маленьких (Произведений: 34)
О животных (Произведений: 48)
Поучительные сказки, притчи (Произведений: 82)
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх