Страница произведения
Войти
Зарегистрироваться


Страница произведения
Убрать выделение изменений

Гроза Ядранского моря. Глава пятнадцатая


Опубликован:
26.12.2017
Изменен:
Аннотация:
Возвращение в Венецию. Вопросы, ответы и планы. Глава пятнадцатая полностью, прода от 24.10.2018 г.
 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 
 
 

Гроза Ядранского моря. Глава пятнадцатая



Глава двенадцатая. Берег африканский, город Аль-Искандерия пятнадцатая. Венеция, признания и его окрестности. И немного о женских украшениях.

предложения

Скетушский закончил говорить Как и посмотрел было запланировано, эскадра Леры подошла к Венеции ближе к обеду, хотя "Белая чайка", вырвавшись далеко вперёд, прибыла в город ещё вечером предыдущего дня. Поэтому их ждали, и когда корабли, не доходя до Кастелло, встали на Леру, якорь, к ним устремились больше десятка грузовых лодок. Там были не только лодки банков домов Чануто, Морозини и Винетти (Лера решила не вносить все деньги в один банк), но и лодка для траурной церемонии. В эту лодку погрузили гроб с телом сенатора Джузеппе Винетти, туда же сел его сын со своей невестой — девушкой по имени Румани, что это его невеста, которую он нашёл во время своей службы на Крите, в городе уже знали. Знали, что эта красивая девушка из довольно знатного и богатого рода из далёкой горной страны за Евксинским понтом. На лодке, пришедшей за Фабио и телом его отца, приплыли младшие сёстры Фабио, громко плачущие Федерика и Теофила, но столь показательное выражение горя не мешало им настороженно смотреть на Румани. Они-то до "Рагузы" добрались без труда, а та вот вернуться той же лодкой им не удалось. Места девушкам в возвращающейся лодке не хватило (а может, они не захотели в ней плыть обратно), и Лера пригласила их в адмиральский салон, подождать, пока за ними придёт гондола, возвращаться в город в грузовых лодках банка Винетти девушки тоже не захотели. Вообще-то, приглашение погостить на этом, явно не торговом, судне они не приняли бы, но ведь предложила им задержаться девушка, и была она тут не одна, девушек тут было много и, похоже, они на этом корабле не были гостями, скорее — хозяйками. Задержаться сёстры Винетти решились ещё и потому, что на борт этого корабля поднялась Франческа Паоло в сопровождении Адриано Чануто, а их Федерика и Теофила знали хорошо. Адриано церемонно поприветствовал Леру: поклонившись, поцеловал ей руку. А Франческа просто с ней обнялась и делала это довольно долго, а потом она обнималась с Линь и Винь. Когда объятия закончились, Лера стала её знакомить с остальными девушками своего "гарема". Затем все прошли в адмиральский салон и сёстры Винетти оценили как богатство его убранства, так и вкус тех, кто тут наводил порядок, а оценив, выразили своё восхищение. Теофила заметила, что такой красоты нет даже во дворце дожа, мол, там убранство богаче, но не так гармонично. А Федерика высказала предположение, что подобное можно увидеть только в императорском дворце, что только там над этим работают настоящие мастера своего дела — самые выдающиеся художники и скульпторы. Дениз, которой была приятна похвала, ведь это она в основном занималась оборудованием и украшением салона, сказала, что не претендует на звание мастера подобных работ, а просто повторила то, что обычно сделано в гаремах высокопоставленных османов. Тут вмешалась, до этого скромно молчавшая, Айсу, заявившая, что она не знает, как там в гаремах восточных вельмож (хотя она один такой гарем видела, но не стала это вспоминать), а в императорском дворце не так красиво и уютно, как здесь, в "гареме" адмирала Бегича. Лера, услышав об императорском дворце, многозначительно посмотрела на Кара, сидящего вместе с Арсланом от неё по правую руку. Её "гарем" Валерия, тот ответил ей не менее красноречивым взглядом. Но этого переглядывания никто не заметил, так как внимание к себе привлекла Федерика, испуганно воскликнувшая:

— Здесь, в гареме адмирала Бегича? Это гарем?! Здесь гарем?!

Этот возглас вызвал всеобщий смех. Испуганные сёстры Винетти, с ужасом смотревшие на чернобородого Валерия (Арслан почему-то страха у них не вызывал), уж очень забавно выглядели. Федерика так посмотрела на Адриано Чануто, сидевшего рядом с Франческой Паоло (окружающей обстановке сходства с гаремом восточного владыки добавляло отсутствие мебели — все сидели на пушистых коврах, расстеленных вокруг низкого столика), словно просила его вызволить из этого такого уютного, но страшного места. Теофила отнеслась к известию, что это гарем, более спокойно, она, как старшая и две более рассудительная, понимала, что ей и сестре мало что может угрожать на этом корабле, стоящем напротив набережной Склавони, всё-таки это уже в городе. Да и присутствие молодого Чануто и уже хорошо известной лекарки Паоло успокаивало. Наконец, отсмеявшиеся подруги Леры стали наперебой объяснять, почему их девичий коллектив называют гаремом:

— Нас много и мы девушки, которых нашли на захваченной турецкой галере, расположились за её спиной. Третья освобождённая все мы при адмирале, а это вызывает определённые ассоциации: если при адмирале столько девушек — то это точно гарем. А то, что адмирал — сама девушка, у которой на глазах блестели слёзы, сидела рядом с Скетушским, за её спиной стоял молодой парень, эти трое с надеждой смотрели на Леру, понимая, во внимание уже не принимается. Понятно?

— Валерия Бегич — адмирал, — пояснил Адриано, Франческа подтвердила, что от её решения сейчас очень многое зависит, но та ждала, что скажет Кара. Тот, кивнув каким-то своим мыслям, стал говорить:

— Задача очень не простая, в Аль-Искандерии сильный и многочисленный гарнизон, с налёта — ничего не получится.это именно так: раньше Лера была капитаном, а потом стала адмиралом.

— Но нам не надо захватывать город, надо только... как же так? Говорят, что адмирал попытался возразить Скетушский. Кара это мужчина и его перебил и ещё раз кивнув, начал объяснять:

зовут Валерий Бегич, Верно, нам надо только освободить ваших соотечественниц, а если учесть, что невольничий рынок там находится в центре города, то захват Аль-Искандерии, был бы наилучшим выходом. Но, к сожалению, для этого нужны такие силы, которыми мы никак не располагаем, вряд ли губернатор Крита, при всём его благосклонном отношении к нашему адмиралу, ей поможет, но даже если бы он на могла поверить в ранее сказанное Федерика. Валерий встал, незаметно подмигнув Лере, поклонился и сказал:

— Валерий Бегич — это решился, всё равно людей бы у нас я, но я совсем не хватило! В Аль-Искандерии сильный гарнизон адмирал, я всего лишь старший помощник на "Рагузе", флагманском корабле эскадры адмирала Бегича. Я дядя Леры и штурм города приведёт к большим потерям. Внезапное нападение, тоже хоть я и называю себя князем, но не даст желаемого результата, ведь надо знать — куда идти, а мы ударим вслепую. К тому же, как стало известно из рассказа вашей соотечественницы, эфенди Тадеуш, многих девушек успели продать, Беата-ханум, тому пример. Их вызволить будет очень трудно, могу наследовать титул князя, так как они уже попали в гаремы, которые очень хорошо охраняются. Беата-ханум расскажите ещё раз.не являюсь прямым наследником. Лера, после гибели всей нашей семьи, единственная кто имеет право на титул княгини.

Кара посмотрел на девушку, та на ломаном турецком (весь разговор вёлся на турецком, на языке, который, в той или иной мере знали все) сказала:

Меня продали тому толстому турку, а Марылю и ещё трёх девушек купил другой. Такой важный в большой белой чалме с бриллиантом, вокруг которого были драгоценные камни поменьше, остальные мои подруги остались там, в том страшном месте! Зося, услышала, что их продадут на больших торгах, через две недели, она об этом успела Так вы кто? — поинтересовался Чануто, его заинтересовало: если этот человек только старший помощник капитана, то почему он здесь? И почему он носит такое имя? Валерий пояснил более подробно:

— Я двоюродный дядя Леры, вы, наверное, слышали её историю, мне рассказать.повезло меньше — я попал в плен. Нет, я не сдался, я сражался как лев, меня смогли захватить только тогда, когда я совсем лишился сил. Счастливому случаю было угодно, чтобы Лера меня нашла и освободила.

Женщина останется женщиной, даже тогда, когда её саму сделали товаром, Да, я же не могла не спасти своего дядю от уготованной ему незавидной участи, усмехнулся Кара серьёзно сказала Лера, изо всех сил скрывая улыбку и пояснил, почему он так считает, — она бриллианты заметит всегда, чуть заметно подмигнув Валерию. Впрочем, это перемигивание не укрылось от внимания одного из руководителей тайной службы при совете десяти, Адриано столь же серьёзно, как бы плачевно не было её положение.и Лера, непонятно что имея в виду, сказал:

— Что ж, это в высшей степени разумно, и ошибка сеньоры Федерики тому подтверждение.

— Так вы хотите сказать, Валерий Бегич согласно кивнул, а остальные пропустили мимо ушей это непонятное высказывание, хотя некоторые понимающе переглянулись. Это были Арслан, Зухра, Линь, Винь и, как ни странно, Айсу. Тем более что вызволить девушек не удастся? Вы хотите сказать, Чануто начал рассказывать, как выполнено то, что это невозможно?! Что за это и браться не стоит! поручила Лера Франческе:

повысив голос, хмуро спросил Скетушский. Кара отрицательно покачал головой:

— Нет ничего невозможного, Поскольку у сеньоры Паоло нет опыта в подобных делах, я хочу сказать, что это будет очень трудно, очень. Помещение, где содержаться девушки, подготовленные для продажи, очень хорошо охраняется, как и сам невольничий рынок. Но, вызволить оттуда ваших соотечественниц можно, если знать куда ударить и внезапно напасть, чего никто не ожидает, а потом быстро уйти, то... а вот тех девушек, что продали бейлербею Египта, а взял на себя смелость выполнить вашу дочь именно ему продали, вызволить будет очень трудно. Его дворец, настоящая крепость, так просто туда пробраться просьбу, сеньора Бегич. Надеюсь, вы, Лера, останетесь довольны моим выбором, посмотрите, вон на тот дом. Он ничем не получится, а если штурмовать... это займёт много времени и, скорее всего, окончится неудачей. Но уступает палаццо на Гранд канале, ни размерами, ни убранством. А предметы меблировки мы приобретали вместе с сеньорой Франческой, сам я на такое ответственное дело не решился. Нет, ковры мы не будем его штурмовать, туда покупали, — Чануто повернулся к Дениз, задавшей вопрос об этих обязательных предметах обихода обеспечивающих уют, та удовлетворённо кивнула, сказав, что ковры надо уметь выбирать, абы какие не подойдут. Чануто, улыбнувшись, кивнул в ответ, после чего продолжил, обращаясь к Лере: — Этот особняк, пока ещё безымянный каса, расположен так, как вы хотели — на самом краю Кастелло, можно проникнуть если...сказать — от стоящего на якоре корабля до набережной — рукой подать. Вы, сеньора Лера, можете прямо сейчас туда отправиться. Все необходимые документы для вступления во владение домом мы можем оформить позже, если хотите, можем и сейчас, я их захватил с собой.

Притвориться евнухом? Думаю, стоит назвать его "каса Бегич", вскинулся Скетушский. Кара, отрицательно покачав головой, не скрывая ехидства, поинтересовался:

предложила Франческа. Лера хотела возразить, но, оставшись в меньшинстве, сдалась. Ещё выпили кофе и ещё немного поговорили о всякой всячине, о которой говорят в таких случаях, а вообще-то Как вы себе это представляете? Представившись евнухом, вы должны будете предъявить доказательства этого, вы к этому готовы? Но даже если вы это сможете сделать, я имею ввиду — доказать, что вы — евнух, продемонстрировав все необходимые признаки, это не откроет перед вами двери гарема. Евнухов, в отличие от дервишей, бродячих не бывает. Так что из ни о чём. Время за этой затеи, содержательной беседой пролетело быстро, и начало смеркаться. Гондола за сёстрами Чануто так и не пришла, Лера пригласила их погостить на "Рагузе" до утра, а там она поедет осматривать своё новое жилище и доставит девушек на берег. Захотела остаться в гостях у Леры и Франческа, Адриано (Федерика и Теофила с ним ехать не захотели) ничего другого не выйдет.оставалось, как откланяться и отправиться в город, его-то не пригласили остаться на "Рагузе".

В этот вечер Лера и Арслан не любовались закатом, да, в Венеции закаты тоже красивы, но совсем не то, что в море, к тому же на "Рагузе" были гости, и хозяйке как-то неудобно оставить их одних, не уделить им внимания. Вот Лера и просидела до поздней ночи, беседуя с Франческой, Федерикой и Теофилой, девушек интересовало буквально всё, и они, открыв рты, слушали о приключениях адмирала Бегич. Слушали не только гостьи из Венеции, тут же сидела Айсу, с горящими глазами ловившая каждое слово Леры. Валерий Бегич, на правах родственника, тоже присутствовал, изредка дополняя рассказ Леры красочными подробностями, довольно удачно дополняя, что делало рассказ очень увлекательным. Посиделки закончились далеко за полночь, все отправились спать, а Лера вышла на балкон, тянувшийся вдоль кормы. Она хотела просто подумать, а не полюбоваться ночной Венецией, хотя и ночью этим городом можно любоваться. И днём Венеция (особенно со стороны набережной Склавони) красива, но при полной луне освещённая фонарями набережная приобретает особый шарм. Облокотившаяся на перила Лера, услышав, что на балкон ещё кто-то вышел, не оборачиваясь, поинтересовалась:

Но Ты что-то хочешь, Айсу?

— А как вы поняли, что это я? — тихо спросила девушка, ответив вопросом на вопрос. Лера пожала плечами:

— Ты на меня весь вечер смотрела так, будто хочешь о чём-то спросить, потом пошла за мной, я слышала твои шаги. Потом стояла тут за дверью, я твоё взволнованное дыхание слышала, так что же туда проникнуть? Как туда пробраться?! ты хочешь мне сказать?

растерялся Скетушский.Я хочу остаться с вами, очень хочу! С вами и со всеми остальными, с вашими подругами, хочу так же!.. Вы мне это сами предлагали, а потом... — сумбурно высказалась Айсу, но потом у неё задрожали губы, выступили слёзы и она замолчала. Лера внимательно на неё посмотрела и как можно мягче, пытаясь подобрать нужные слова, сказала:

— Ты сказала — с подругами, а они мне больше, чем подруги, они мои сёстры! Пусть не кровные, но это не важно, важно другое, что они готовы ради меня на очень многое, не потому, что они считают меня старшей, хотя по возрасту я самая младшая. А потому что я ради них тоже готова на многое! Понимаешь, что это значит? Ты видела: мы — одна семья, а в хорошей семье нет секретов, мы ничего не скрываем друг от друга. Может, я не очень хорошо объяснила, но, думаю, ты должна понять, что я хотела тебе сказать.

Айсу ничего не сказала, только кивнула. Когда она ушла, около Леры, словно ниоткуда, возник Валерий. Этой своей способностью Очень просто, надо, чтоб туда привели, они сами это и сделали, — ответил вот так бесшумно появляться он, Кара и улыбнувшись, спросил, — кого приводят в гарем, в большинстве делая это против их воли?

— А кого туда приводят? Евнухов? — ещё более растерянно переспросил поляк и с тем же видом продолжил, — но вы же сами говорили, что даже евнуху попасть в гарем невозможно!

— Я говорил, что чужому евнуху попасть в конкретный гарем невозможно, но ведь гарем предназначен не для евнухов, — продолжая улыбаться, ответил Кара и пояснил, товарищи постоянно удивляли Леру. При этом внезапном появлении Валерия девушка вздрогнула, а тот, показывая, что он имел ввиду, слышал весь разговор, тихо произнёс:

в гареме живут жёны и наложницы, понятно?

Скетушский так же растерянно продолжал глядеть на Кара, а Лера спросила, обращаясь сразу к Арслану и его телохранителю:

— Что вы можете сказать о бейлербее Египта? Что он за человек?

— Я не знаком с Беркер-оглы, только о нём слышал. О нём говорят как об умном и коварном человеке, Немного запутанно, но при этом как о большом сластолюбце. Его слабость молодые красивые девушки, красивые и экзотические... убедительно, я имею в виду твоё высказывание. Думаю, девочка сделала соответствующие выводы, если нет, то обязательно сделает, какие? Утром начал отвечать Арслан и глянув на рядом сидящую девушку, запнувшись, воскликнул, — Лера! Это очень опасно! Об этом даже думать не!..увидим.

— Другого выхода не вижу, — перебив принца, сказала Лера, на которую, после слов Арслана о красивых девушках посмотрели все. Арслан попытался ещё что-то Во время обычной утреней тренировки (хотя корабль стоял, можно сказать, но в городе, Лера не дала стала менять обычный распорядок) Кара, успевший переговорить с Валерием, поставил Айсу в пару с Лерой. Та ожидала от Айсу, что та, как и в прошлый раз, будет изображать неумелого человека, неуклюже делающего показываемые ему гимнастические и другие упражнения. Но в этот раз всё было по-другому — рыжая девушка, почти девочка, решительно пошла в атаку! Если сначала Айсу только имитировала удары, показывая своё умение, то потом перестала это сделать, продолжив: — да, другого выхода делать. Лера, уже давно не вижу и новичок в боевых искусствах, даже не потому, пыталась атаковать, а только ставила блоки и уворачивалась. Этот поединок привлёк общее внимание, Леру, отодвинув в сторону, заменила Линь. Теперь не только силы, но и умения оказались равны и эти две маленькие хрупкие девочки привлекли всеобщее внимание. Двое зрителей, Северин Качка и Платон Васин (один — запорожский казак, другой — донской, командиры второй и третьей абордажных команд), в один голос произнесли, один сказал: — Боевой гопак! Другой: — Бойцовый пляс! Горанчич удивлённо посмотрел на Скетушского, тот пояснил, ничего при этом не объяснив:

— Это такие танцы у запорожских и донских казаков. Только почему их назвали боевым и бойцовым?

Действительно, если экономная, но при этом рваная манера Линь двигаться при ведении поединков была знакома, то размашистые с высокими подскоками движения Айсу напоминали какой-то очень энергичный и необычный танец. Внимательно наблюдавшая за этим поединком Винь пояснила:

— Многие танцы содержат элементы боевых искусств. Там, где определённым слоям населения власть имущие запрещают носить оружие, появляется искусство драться голыми руками или подручными средствами. А как развивать подобные навыки? Ведь те, кто запрещает носить оружие, совсем не дураки и быстро поймут — что считаю себя самой красивой, а потому, к чему. А если кто-то просто танцует, то в чём его можно обвинить? Ну, подпрыгивает высоко, машет руками и ногами, что кроме меня это никто тут такого?

— Холопская придумка, нет ничего надёжней честной стали корабэли, оружия настоящего воина! — положив руку на эфес своей сабли, презрительно скривился Скетушский. Качка и Васин ничего не сделает, я лучше всех подготовлена к такому.сказали, лишь заулыбались в усы, и эта улыбка была красноречивей любых слов. А Винь укоризненно покачала головой:

— Не все могут открыто учиться владеть саблей или другим оружием воина, вот и приходится учиться защищать свою жизнь только руками. А тот, кто овладел искусством такого боя, может противостоять вооружённому воину или даже нескольким.

Лера, мы идём с тобой! — в один голос заявили сёстры Сунь, а почему они так решили, пояснила Линь, — тебе одной будет трудно. Мы с Винь подготовлены не хуже тебя, к тому же у нас довольно экзотическая внешность, а мы ещё добавим необычности. Если этот местный правитель не заинтересуется тобой, то нами уж точно!

Лера согласно кивнула, в словах Линь был резон. Повернувшись к Скетушскому Да, умеете вы драться руками, ногами и сидящей рядом с ней девушке, Лера попросила ту:

— Расскажи поподробнее, всем тем, что под рукой окажется... видели, как всё было: о том, как это у вас схватили, не рассказывай, только о том, что произошло на невольничьем рынке.получается, — хмыкнул Горанчич, и, покачав головой, сказал: — Только эта ваша наука, пожалуй, посложнее будет, чем научиться саблей махать. Видим же эти ваши тренировки, уж очень они... гм.

Да, Беата, расскажи, людоловы, обычно, приводят бранцев в Кафу. А Любая наука тяжело даётся, — согласно кивнула Винь, на её лице не отражалось никаких эмоций, хотя она внимательно следила за поединком своей сестры и рыжей девочки. С тем же бесстрастным выражением Винь добавила: — Мужчины, научившись правильно держать саблю, уже оттуда покупатели их развозят по всей османской империи, думают, что научились ею владеть, они полагаются на силу, а вы почему-то попали аж в Египет минуя Стамбул и другие рынки, где можно живой товар продать с сила — не меньшей выгодой, — попросил Скетушский.главное, многие из вас сильней меня или сестры, но никто не сумеет нас победить, какое бы оружие ни выбрал.

Девушка кивнула и начала рассказывать:

Горанчич не нашёл, что сказать в ответ Из Кафы, нас повезли на корабле, в закрытой комнате. Это Винь была большая комната (такая комната — называется каюта, поправила Беату Лера права, она и сделала вывод — если большая, значит её сестра, да и корабль был большой), там не было тесно и кормили нас хорошо. Только вот остальные девушки "гарема" Леры уже могли дать фору любому абордажнику, как бы силён он ни был. В этот турок, что нас увёз момент Линь, проведя какой-то приём, опрокинула Айсу, но в последний момент, подхватив, не дала той упасть на доски палубы. С той же бесстрастностью, как её сестра, Линь прокомментировала поединок:

— Очень хорошо — есть все данные стать хорошим бойцом. Реакция великолепна, а вот с невольничьего рынка, несколько раз нас заставлял раздеваться растяжкой надо ещё поработать, да и осматривал, даже зачем-то ощупывал, особенно долго он осматривал и щупал Марылю. При этом улыбался и говорил, что с координацией движений. Стиль ведения боя тоже очень хорошо, что значат интересный, надо будет внимательно его слова, я узнала позже, тогда ещё не понимала.изучить.

При этих словах Беаты Скетушский побагровел — На сегодня довольно, — прекратил занятия Кара. Он, Валерий, Булут и выругался на своём языке. Кара невозмутимо объяснил поведение того турка:

— Это владелец рынка. Он поехал в Кафу за товаром, ваши соотечественницы Тадеуш эфенди, имеют довольно экзотическую внешность для Египта. Уверен, Гючлю выглядели довольными, хоть и скрывали это. Лера, хорошо уже изучившая мужчин, видела их чуть заметные улыбки и решила при первой же возможности выяснить у Валерия, что ему так понравилось. И не ошибусь, если сделаю предположение — девушки блондинки. А эта девушка, вызвавшая такой интерес у владельца невольничьего рынка Аль-Искандерии, должна быть очень красивой, ведь недаром же он только это, были и другие вопросы, но всё как-то не мог ею налюбоваться. Кто удавалось их задать. Да и поговорить с Айсу надо бы, девочка, показав своё умение, явно намекала на разговор. Такая возможность Лере представилась только через три дня, когда она вам?

— Марыля моя дочь! Она — красавица! Я убью этого... — начал Скетушский, стоявший за спиной Беаты парень выкрикнул:

— Этот турок умрёт! А тот, что сама и её купил, если её... будет умирать долго "гарем" перебрались в дом на набережной Склавони. Раньше у Леры это никак не получалось, хотя сам переезд и мучительно!

— Пан Збышек, а кто вам эта девушка? — поинтересовалась обустройство взяли на себя её подруги. Сама же Лера у молодого поляка, тот ответил:

— Невеста! Я вместе с Зухрой занималась решением финансовых и организационных вопросов, связанных как с её люблю! Я готов ради неё на всё! Но если её...эскадрой, так и с нею самой. Наконец Лера решила уделить время отложенными делами, а именно поговорить с Валерием и Айсу.

— Пан Збышек, вы готовы ради неё на всё, я вас правильно поняла? Но если она потеряла невинность не по своей воле — вы, что? Её разлюбите? — холодно поинтересовалась у молодого поляка Лера. Тот начал горячо уверять, что подобного у него и в мыслях не было и он будет любить Марылю вечно! Зухра хмыкнув, тихонько, так чтоб слышала только Лера, сказала, что все мужики собственники и приходят в ярость, если кто-то покушается на то, что они считают своим (в том числе и на девичью невинность), но, всегда при этом, винят в случившимся не себя, а ту, которая стала жертвой. Зухра сказала это очень тихо, но Кара услышал и тоже хмыкнул. Лера нахмурилась и попросила Беату продолжить её рассказ. Девушка рассказала, что по прибытию в город (что это за город, она не знала, но там было очень жарко), пленниц куда-то привезли, где и заперли. Комнаты были больше чем на корабле и более роскошно обставлены. Кормили хорошо, даже разрешили помыться — в том здании было что-то похожее на баню.

— Это всё понятно, кто же будет портить товар? Его надо беречь, мало того подготовить к продаже так, чтоб он выглядел наилучшим образом, — заметила Зухра. Лера кивнула Беате, чтоб та продолжала.

— Потом турок, что привёз нас, привёл двух важных господ в чалмах с драгоценными камнями. Нас всех снова раздели и долго рассматривали и ощупывали, это было очень унизительно и неприятно! Закончив нас щупать турки принялись ссориться, при этом сердито кричали друг на друга, ругались и так размахивали руками, что казалось, они вот-вот подерутся! А тот, что нас привёз, вопил, что очень продешевил, мол, я его разорила и из-за меня ему придётся отдать своих детей в рабство, а потом обвинил меня, что я отбираю у них последний кусок хлеба! Я очень испугалась, думала — сейчас он за это начнёт меня бить, а я его детей не трогала, я вообще их не знаю!

Поляки слушали свою соотечественницу, нахмурив брови, а вот Лера, её гарем, принц со своим телохранителем начали хохотать. Отсмеявшись, Кара сказал:

— Беата ханум, вы не обижайтесь, но ничего забавнее вашего рассказа я, до сих пор не слышал. Это была не ссора, они так торговались, при этом получали удовольствие. А владельца невольничьего рынка, вы неправильно поняли и произошло это от плохого знания вами турецкого языка. Он говорил, что отдавая вас за такую цену, он разорится. А дети... у него вообще их нет и быть не может, так как он евнух, бывший служитель султанского гарема.

Лера сначала обратилась к Беате, а потом к Кара:

— Насколько я поняла, тебя, Беата, купил командир аскеров, готовясь к боевым действиям. Вот такая подготовка к важному делу — приобрести себе наложницу, ну, чтоб не так скучно было воевать. А дочь пана Скетушского купил местный бейлербей. Вот к нему мы должны наведаться, к нему и на невольничий рынок. Кара, вы лучше всех нас знакомы с порядками в Аль-Искандерии, что бы вы предприняли, если бы перед вами стояла такая задача — освободить девушек.

— Тут с налёта не получится, надо провести тщательную разведку. Но если начать интересоваться — кого и куда успели продать, это может вызвать подозрения. Знатные турки очень ревностно относятся к неприкосновенности своих сералей, да и остальные стараются оберегать от посторонних половину своего дома, называемую — гаренлик. Разговор об этом, а тем более — расспросы, сразу вызовут сильную настороженность. Хотя... есть мысль. Если будет интересоваться женщина, делающая покупки...

— Кара, у вас уже есть план, не так ли? — поинтересовалась Лера у Кара и попросила, — если можно, расскажите поподробнее.

Аль-Искандерия, столица бейлика Египет был очень большим городом. Порт был под стать городу Когда хлопоты с переселением "гарема" адмирала Бегича в большой дом (уже не один, было куплено ещё два соседних здания) на набережной были закончены, а все проблемы, требующие безотлагательного выполнения, были решены и выпала свободная минутка, даже не минутка, а целый день, Лера, попросив принести ей кофе, устроилась на крыше дома. Здесь, как и во многих других домах города, была устроена специальная небольшая площадка для отдыха, кто-то из горожан отдыхал на такой площадке, любуясь окрестностями днём, а звёздами ночью, а кто-то просто сушил бельё. Лера же решила, что здесь можно спокойно поговорить, не опасаясь чужих ушей и не вызывая подозрений: ну решили люди отдохнуть и выпить по чашечке кофе, да ещё у всех на виду, ну кто может подумать, что они секретничают? Действительно, почему бы не посидеть на свежем воздухе, любуясь городом, "Рагузой" и "Белой чайкой", стоящими на рейде перед набережной, тем более что погода была хорошей. Лера приказала вынести на эту высоко расположенную веранду кресла и столик. Устроившись в одном из кресел, она не спеша пила кофе, глядя на Валерия, расположившегося в другом кресле и безмятежно разглядывающего соседние крыши. Наконец Лера, продолжая начатый на "Рагузе" разговор, поинтересовалась:

большой, удобный Валерий, почему ты меня при других называешь княгиней?

— А как же иначе? Ты единственная, кто спасся из княжеского рода Бегичей, я не в счёт, ты ведь прямая наследница титула и хорошо защищённый, земель княжества, поэтому — княгиня, а не княжна, — отвлекаясь от своего занятия, пояснил Валерий. Лера возразила:

— Но ведь такого княжества нет! Княжеского рода Бегичей ведь тоже нет и никогда не было!

— А кто знает, что такого княжества и рода им правившего нет? Арберия — маленькая страна, но малоизученная — горы ведь, княжеств там множество, больших и маленьких. Если в нём всегда существовании княжества ещё как-то можно было много разных кораблей, поэтому появление галеота берберийских пиратов особого удивления не вызвало. Берберийцы тоже подданные блистательной порты, а если платят портовый сбор, усомниться, то княгиня Бегич какие к ним могут быть претензии? Изумило не появление этого корабля, а его внешний вид, он значительно отличался от тех судов, вот она, передо мной! И пусть кто-то попробует возразить, что использовали берберийцы. Но интерес к этому кораблику быстро пропал — в порт Аль-Искандерии заходило множество кораблей, разных типов, иногда переделанных их владельцами самым причудливым образом. Численность команды и количество гребцов на этом кораблике была больше обычной для таких судов, но и это не удивило портовых чиновников так, как это было вполне объяснимо. На пиратских кораблях всегда были большие команды, это обеспечивало численный перевес, над теми, кого такой кораблик атаковал. А чтоб обеспечить быстроходность надо иметь отдохнувших гребцов, вот поэтому их двойное количество. То, что их на гребной палубе, как селёдок в бочке и им там тесно, так кто будет обращать внимание на то княгини нет, живо голову оторвём! удобно ли рабам? Скорее всего, тех невольников, кто уже не мог грести в прежнем бешеном темпе, пираты, просто выбрасывали за борт. Было понятна и цель визита: пираты хотели продать свою добычу, в том числе и красивых невольниц.усмехаясь, закончил пояснять Валерий.

Появление двух быстроходных галер эскадры Тэзэр-паши, сопровождавших транспортную галеру, тоже удивления — Но... — начала Лера, Валерий решительно пресёк попытку возразить:

— И никаких "но", ваше сиятельство! А княжество... если есть княгиня, то почему бы ей не вызвало, тем более, заиметь княжество? Кто сможет этому помешать? Кто посмеет усомниться в законности прав княгини Бегич на её владения? Даже если найдётся такой смельчак, то это будет последнее, на что галеру узнали: это была галера командующего сухопутными силами при эскадре Батукан-паши. Недавно этот достойный бей тут уже был он осмелится! Только так и сделал много дорогих покупок, в том числе купил нескольких невольниц для своего гарема. На этих кораблях тоже была увеличеная численность гемиджи, аскеров и гребцов. Ещё портовых чиновников не иначе! У княгини обязательно должно быть княжество!

Лера, немного удивила дисциплина на этих трёх кораблях ошарашенная напором Валерия, всё же смогла его остановить и на пиратском галеоте, если на галерах задать давно интересовавшие её вопросы:

— Ну хорошо, я буду княгиней, может, даже не безземельной, а с владениями, но тебе-то от этого какая польза? Тебе и твоим товарищам? Не буду отрицать — ты сам и твои знания очень мне помогают, но я не могу понять мотивов оказания такой действенной, а главное — бескорыстной помощи. Вряд ли это ещё можно было как-то объяснить (особой строгостью начальства), причина того, что ты называешься князем Бегич, ты же сам везде утверждаешь, что твоё происхождение даже на титул даёт лишь формальное право, так зачем тебе это? И каково твоё настоящее имя? Почему ты его скрываешь? Ведь то имя, которым ты сразу назвался, имеет к тебе такое же отношение, как и нынешнее. А эта клятва крови на мече? Кара говорит, что для берберийца — вашего народа нет выше клятвы, зачем ты мне её дал? Или это было просто невозможно! У пиратов, конечно, не по-настоящему? И к какому народу вы принадлежите? Какому богу поклоняетесь? Или богам? Когда ты появился, ты был порядок, но только в море, в походе, а в порту... обычно на берег сходила вся команда, на корабле оставались только те, кто не мог сам ходить — больные и раненые. А тут... утром на берег уходило не больше десяти человек, которые вели себя на берегу очень смирно (не пьянствовали, драк не устраивали), возвращались на корабль задолго до захода солнца. Вообще-то правоверным последователем пророка Мухаммеда, уверена — ты молился в мечети так же истово, как сейчас в церкви, сейчас ты не пристало пьянствовать, пропускаешь ни одну мессу и, как мне кажется, порядок их проведения и другие тонкости богослужения ты знаешь не хуже священника! Так кто же ты? И какие у тебя цели?

— Очень много вопросов, на некоторые я ответить не могу. На другие отвечу, надеюсь, этого будет достаточно, чтоб удовлетворить твоё любопытство и завоевать окончательное доверие, — улыбнувшись, кивнул Валерий. При этом, как показалось Лере, улыбка его была искренняя и очень тёплая. С той же улыбкой Валерий продолжил: — Начнём с имён, ты права, Берк такое же выдуманное имя, как и нынешнее Валерий, одно ничуть не хуже другого. Таких имён у меня много, я не говорю — было, я говорю — есть. Какому Богу поклоняюсь? Один мудрец сказал: "Вера — это огонь, религии — цветные стёклышки в светильнике вокруг него. Неважно, через какое стёклышко вы смотрите, главное — видите ли вы тот огонь". Я согласен с таким утверждением и уверен, Бог — един, молиться ему можно где угодно: в мечети, в церкви, на капище твоих чернокожих друзей, но берберийских пиратов правоверными было назвать трудно, тем большее удивление вызывало их поведение.молитва должна быть искренней и тогда Бог её услышит. Если же лукавить, то ни пышность храма, ни одежд служащих там, ни богатые дары не помогут, Бог видит всё! — последние слова Валерий произнёс с жаром, очень удивившим Леру. Переведя дыхание и успокоившись, Валерий продолжил: — Теперь о клятве кровью на мече — это высшая клятва и давший её становится тенью того, кому её дал. Смерть не освобождает от этой клятвы, если умирает тот, кому её принесли, то должен умереть и тот, кто клятву давал, как не сумевший её выполнить. Такую клятву Кара дал Арслану, а я тебе, поскольку вы... не будем об этом, но надеюсь, я ответил почему. Не совсем понятно? Ещё один мудрец сказал — если не можешь что-то победить или ему противостоять, а очень надо, то возглавь это, а кто возглавляет как не султан? Он решает — что и как, но решение ему советники подсказывают. А кто становится первым советником султана? Вот я как раз об этом. Но это не всё — любимую жену султана надо оберегать и она не может быть простолюдинкой, хотя бы — княжной, а ещё лучше княгиней. Арслан тебя любит и от тебя не откажется ни при каких условиях, даже если это будет стоить ему трона. Что? Арслан не имеет прав на трон? Это как сказать, всё меняется и права могут появиться совершенно неожиданно. А ты стала помехой достижения этой цели, а помехи надо устранять, вот я и устраняю так, чтоб это удовлетворило всех, в первую очередь Арслана. Если умрёшь ты, не знаю, захочет ли дальше жить Арслан, а нам этого не надо! Мы должны это предотвратить любой ценой! Кто мы? Ты уже спрашивала, повторю — об этом ещё рано говорить, но обещаю — придёт время — ты узнаешь всё!

Лера задумалась, пытаясь осмыслить только что услышанное. Валерий понял молчание девушки как приглашение к дальнейшим действиям, поэтому предложил:

— Кажется, самое время позвать Айсу, бедная девочка совсем извелась и уже не то что созрела для разговора, даже перезрела. Звать?

Задумавшаяся Лера рассеянно кивнула, и Валерий отправился звать Айсу. Они появились на террасе через несколько минут, видно, Айсу была где-то недалеко, ожидая, что её пригласят для разговора. Валерий предложил девушке то кресло, где только что сидел, а сам встал за спиной Леры. Поскольку на эту террасу на крыше вынесли не только кресла, но и всё необходимое для приготовления кофе, Лера этим и занялась. Делала она это не спеша, украдкой поглядывая на Айсу. А та молчала, видно, не решаясь начать разговор первой. Наконец Лера сделала кофе, предложила по чашечке Айсу и Валерию, после чего взяла себе. Лера сделала глоток и, чуть прикрыв глаза, наблюдала за Айсу, та маялась, искоса поглядывая на Валерия, видно не решаясь начать разговор при нём, наконец, не выдержав молчания, выпалила:

— Лера я хочу в ваш гарем!

— В мой гарем? — удивилась Лера (сделала вид, что удивилась) и, с некоторой укоризной, пояснила: — Это не гарем, ты же знаешь — так в шутку называют моих подруг. Моих подруг, которые мне ближе сестёр, я тебе об этом уже говорила. Если что нас и связывает, то это дружба, настоящая дружба. Любая из девушек моего "гарема" свободна и может уйти, куда захочет и когда захочет. Я не буду её удерживать, наоборот, я ей помогу устроиться там, куда она собралась уйти. Ты же видела Румани, она... да что я буду тебе рассказывать, ты и так уже всё знаешь, ведь у нас секретов нет, так что ты должна была слышать, что о ней говорят. Видишь, от тебя мы ничего не скрываем, а вот о тебе мало что известно, этого недостаточно, чтоб тебя мы считали своей.

Но потом всё встало на свои места Лера, закончив говорить, поднесла к губам чашечку с остывающим кофе, Айсу, которая к своей чашечке и не притронулась, начала говорить:

на шестой день Меня зовут Айсидора, так меня назвал один человек, а мама не возразила, поэтому я думаю, что именно это моё имя, хотя так меня назвали всего один раз, и я ненавижу это имя. Мама всегда звала меня Айси! — девушка начала говорить, спокойно, но при упоминании своего полного имени начала волноваться. Успокоившись, Айсу продолжила тем же ровным голосом, каким начала рассказывать: — Мы с корабля берберийцев под сильной охраной на невольничий рынок привезли трёх девушек. Хотя они мамой жили в небольшом домике в большом саду, возле какого-то дворца. У меня была нянечка, она жила с нами, а ещё были закутаны в плотную ткань, не позволяющую разглядеть кто же это, но потому как забегали приказчики и сразу был отправлен в резиденцию бейлербея гонец, стало понятно — что это девушки, если не очень красивые, то довольно необычные. Всем же известно, что Беркер-оглы большой ценитель женской красоты и экзотичности и он может дать за таких невольниц хорошие деньги, иногда большие, даже чем можно выручить на больших торгах две служанки, которые должны скоро начаться. Вообще-то он может приходили и на торгах купить, но сам уходили, в них никогда саду были ещё какие-то люди, я их из окна видела. Редко их видела, а к нам в дом они не участвует — через своих доверенных. Эти евнухи хорошо знают вкусы своего хозяина, но девушка, выставленная на торги, как бы, теряет свою эсклюзивость, ведь её уже многие видели. А настоящий ценитель женской красоты всегда выберет не только то, чего нет у других, но и то, что заходили. Когда мы с мамой гуляли к нам никто не видел. И, видно, подходил, мне казалось, что когда мы выходим гулять, все эти люди прячутся. Однажды мама сказала, что нам надо сходить в гости. Я так поняла, что это действительно было что-то кто-то очень необычное — бейлербей Египта на невольничий рынок Аль-Искандерии прибыл незамедлительно!

Как говорится — шила в мешке не утаишь и несмотря на все предосторожности слухи о том, кто эти невольницы, важный, потому что увёз Беркер-оглы мама оделась в закрытой повозке, стало известно многим. Это была княжна из Арберии или Скадарии, девушка неземной красоты! Её идеальную фигуру (конечно, каждый день посвящать тренировкам) пусть красивое платье и меня одела, а ещё причесала и вставила в волосы гребень с немного узкими, но упругими бёдрами, дополняли золотистые, как лучи солнца волосы, перламутровая, словно светящаяся изнутри кожа. Алые губы, такие же соски на идеальной формы груди — всё остальное у этой девушки блестящими камушками. Потом мы пошли во дворец, там кого-то ждали в большом зале, там было как у райской гурии, призванной дарить неземное наслаждение настоящему мужчине только одним своим видом! А потом и всем остальным, что женщина может дать мужчине! В общем, Винь и Линь хорошо потрудились над Лерой, используя все свои немалые знания, да и сами они выглядели под стать своей госпоже. Сёстры были представлены бейлербею как служанки княжны, захваченные пиратами вместе с ней и без которых, избалованная девица не может прожить и дня. Беркер-оглы, глядя на экзотическую внешность этих девушек (Винь и Линь над собой тоже поработали), облизывался, предвкушая то наслаждение, которое они втроём ему подарят!

Это событие отвлекло от девушки, прибывшей на большой транспортной галере, которая сошла на берег сразу как только галера бросила якорь (эти три галеры флота Батукан-паши, как и корабль берберийских пиратов стояли не у пристани, а на рейде). Эта девушка в сопровождении ещё двух, чернокожих слуг и десяти охранников, сразу пошла на базар, где купила много дорогих вещей. Как выглядит она и её сопровождающие девушки, так людей, они разговаривали друг с другом, но с мамой никто и не узнал, говорил. Из разговоров этих людей, одетых в очень пышные одежды, я поняла, что все ждут выхода императора. Императора Фердинанда, так они говорили. Когда вышли трубачи и начали дуть в свои медные трубы (надо сказать, что звук был ужасный!), все выстроились в две шеренги. Все старались как их лица были закрыты, но это не мешало им темпераментно торговаться. Чернокожие слуги выполняли роль носильщиков, а сопровождающие воины явно скучали, но в разговор ни можно ближе встать к тем дверям, откуда должен был выйти император, при этом толкались, хотя распорядитель церемонии и его помощники каждому указывали место, куда встать. Мы с кем не вступали. А девушки щебетали, рассказывая обо всём — кто они, откуда, что хотят купить и сколько, в общем вели себя так, как должны вести себя покупательницы почти не ограниченные в средствах. Девушки, а это мамой оказались наложницы из гарема адмирала, но непростые, в самом конце этого строя приглашённых, мама и не старалась, в отличие от остальных, встать так, чтоб оказаться на виду у императора. Когда вышел император Фердинанд, высокий, красивый, все начали кланяться, а любимые (об этом они он шёл, не останавливаясь, небрежно кивая, иногда роняя несколько фраз. Но около нас с охотой рассказывали) делали массу покупок, торгуясь исключительно для вида, ну мамой остановился, я поклонилась, немного присев так, как тут меня учила мама. Мама тоже так присела и замерла, а император взял меня за подбородок и, посмотрев в лицо, сказал: — Так вот ты какая Айсидора. Ненавижу это имя! Ненавижу императора! — почти выкрикнула Айсу и замолчала, губы её задрожали, лицо исказила злобная гримаса, а в глазах полыхнула ненависть, это было очень заметно, но так неожиданно. Лера и Валерий многозначительно переглянулись, после чего мужчина спросил:

— Высокий и красивый мужчина, но тебе очень не поговорить с такими щедрыми покупательницами. Знакомства заводились не только с торговцами, но понравился, почему?

— Он приказал отравить мою маму! — прошипела Айсу, сжимая кулаки. Лера и с покупателями, понятно, что в основном Валерий снова переглянулись, и от Валерия последовал новый вопрос:

женского пола. А, как известно — женщины любят поделиться новостями, поговорить, посплетничать о своих заботах, о том, что происходит в гаренликах тех домов, где они живут и гаренликах соседей. С мужчиной Откуда ты это знаешь? Тебе об этом кто-то рассказал?

Айсу насупилась, при этом её начала бить мелкая дрожь, Лера поднялась с места, обняла девушку и, успокаивая её, стала гладить по рыжим волосам, при этом тихонько говоря:

— Не бойся, тут тебя никто не поговоришь, а вот с женщиной... Вот они и делились последними сплетнями и тронет, я этого не только, надо же показать столь приятным собеседницами, которые так много интересного рассказывают, что и здесь жизнь интересная и насыщенная разными событиями. Чтоб узнать то, что девушки выведали за пять дней, мужчинам понадобилось бы не меньше месяца, а может и больше, да и такие расспросы вызвали бы подозрения, а девушки подозрений не вызывали, им рассказывали всё и сразу. Вот так Зухра, Дениз, Румани и Наиля (всегда ходили три девушки, но постоянно — только Зухра, остальные менялись) узнали: где находятся девушки полячки, которых успели приобрести местные беи для своих гаремов. Сопровождающие девушек охранники тоже каждый раз менялись, хоть они и молчали, делая скучающий вид, но дорогу к нужным домам запоминали. Как оказалось, многие полонянки ещё находились в здании невольничьего рынка, а те, кого успели купить, пределов города не покинули. Когда это всё было выяснено, приступили ко второй части плана — проникновению в резиденцию бейлербея Египта, находившуюся загородом. Вот тогда-то Леру и её циньских подруг привезли на невольничий рынок, конечно, был риск, что Беркер-оглы девушками не заинтересуется, на этот случай был другой вариант действий, но всё произошло, так как было изначально задумано.позволю.

В этот день, вернее вечер на берег было отпущено достаточно большое количество аскеров и геминджи с транспортной галеры и малых кораблей её сопровождавших, а вот береберийские пираты ушли, их уход вызвал облегчение портовой стражи, ведь всяких неприятностей ожидали именно от них. Аскеры и геминджи вели себя прилично, — Её не шумели, даже переговаривались между собой шёпотом, может потому, что с ними были и их командиры? От них неприятностей тронут, но как бы она сама кого не ожидали, хотя они и засиделись в припортовых чайханах (где подавали не только чай) за полночь.тронула, наделав при этом глупостей, — тихо произнёс Валерий. Он, когда Айсу немного успокоилась, попросил продолжить рассказ.

Операция под кодовым названием "сераль" началась, когда пробили третью склянку. Запоздалых посетители в тех чайханах, где пили чай отпущенные на берег геминджи с кораблей якобы флота Батукан-паши, уложили лицом на пол и оставили под охраной нескольких аскеров, остальные, организованные в отряды, отправились по указанным адресам. Самый большой отряд пошёл к зданиям невольничьего рынка. О том, что всё хорошо продумано и организовано, свидетельствовало то, что вся операция заняла не более получаса, ещё полчаса отряды с освобождёнными невольницами возвращались на свои корабли. Эти галеры так и не подошли к пристани, но сразу — Через три дня, после того как на них вернулись те, кто был в увольнении на берегу, они двинулись визита к семи боевым каторгам, стоявшим тоже на рейде. Понятно, что на каторгах был не весь экипаж, кто ж будет держать всю команду на борту корабля в своём порту? Три каторги были сразу захвачены, но нападающие замешкались, освобождая невольников гребцов и на других кораблях заподозрили неладное, но сопротивление смогли оказать только на последней большой галере. Её не стали захватывать оттеснив защитников этого корабля императору, я проснулась ночью от входа на гребную палубу, освободили гребцов, после чего каторгу подожгли, подожгли артиллерийским огнём ещё с десяток разных кораблей, как стоящих на рейде, так и у причалов. Зажгли ещё три из шести захваченных больших галер. Зажгли так, чтоб перегородить выход из гавани, так как там кроме тех, что стояли на рейде, было ещё четырнадцать каторг у причалов. Стрелять по ним было неудобно из-за того, что стояли эти каторги довольно далеко мне стало страшно, очень страшно! Я выбежала из комнаты и их закрывали другие корабли. Скорее всего побежала к маме, споткнувшись о свою нянечку, она почему-то легла спать под дверью моей комнаты. Я об неё сильно споткнулась, но она не проснулась, а я чуть не упала, на них чём-то поскользнувшись. Но я не стала останавливаться, а побежала к маме, там были неполные команды, какие-то люди, которых я раньше не видела, они не хотели меня пускать в мамину комнату, но я всё равно туда вошла! Мама лежала на кровати и не спала, её глаза были открыты, она смотрела куда-то вверх. Я бросилась к ней и схватила её за руки, они были тёплыми, но мама не дышала, а лицо её было очень бледным, даже с какой-то синевой! Один из тех людей, которые меня не пускали, сказал, что мама умерла и если я не хочу тоже умереть, то немедленно должна пойти с ними. Я кричала, вернее, хотела закричать, что не хочу, что останусь с мамой, но меня схватили, зажали рот и потащили, потом долго везли в этом случае закрытой карете, несколько каторг могли представлять опасность для перегруженных галер и для захваченных каторг дней везли, останавливаясь в лесу или там, где были гребцы и минимум палубной команды (перераспределять людей с на кораблях никого не было времени).было. Привезли меня в тот дом, о котором я уже рассказывала. Те люди, что меня везли, сказали, что там я буду теперь жить, потому что меня хотят убить, как убили мою маму. Это мне сказала и строгая женщина, а ещё она как-то обмолвилась и не один раз, что маму отравили по приказу императора, а меня успели спасти друзья, что за друзья, я так и не поняла.

— Как одеты были эти друзья, что тебя спасли? — поинтересовался Валерий, когда Айсу сделала паузу в своём рассказе. Но девушка не могла что-либо сказать об этих людях, помнила только то, что они были одеты в серые одежды, похожие одна на другую. Они всё время менялись, в карете постоянно был только один. Валерий недоверчиво хмыкнул, ведь по словам Айсу, её везли несколько дней, почему же она не смогла как следует рассмотреть своих похитителей? Лера заступилась за Айсу, сказав: — Много ли может запомнить маленькая испуганная девочка? — После чего, поинтересовалась: — Сколько Айсу тогда было лет? Оказалось — всего пять. На вопрос Валерия, почему она знает, что пять, девушка ответила:

— Мой день рождения был за неделю до этого, на торте, что мне принесли, было пять свечей.

— Сколько же тебе сейчас? — спросил Валерий, Айсу ответила, что недавно исполнилось пятнадцать. Кивнув, мужчина продолжил расспрашивать:

— Ты говорила, что драться не умеешь, но как оказалось, делаешь это очень неплохо. О чём ты ещё умолчала? Яды, фехтование?

— Да, с ядами и их применением я знакома, кроме того, умею определять, есть ли они в предлагаемых напитках или еде. Не все яды, но большинство. Кроме того, о чём я уже рассказывала, меня учили драться ножами, метать их. Ещё меня учили танцам, разным, не только европейским.

Лера кивнула, со слов Линь она знала, что Айсу великолепно управляется сразу с двумя ножами и отлично их метает, когда же ей показали метательные звёздочки, девушка пришла в восторг и очень быстро научилась ими пользоваться. А вот фехтовать чем-то размером больше кинжала девочка не умеет. Это только кажется, что если умеешь фехтовать ножом, то саблей или шпагой тоже получится, но это совсем не так. В общем, эта девочка умела делать очень многое на очень приличном уровне. Выслушав Айсу, Лера поинтересовалась у Валерия:

— Ну, что ты об этом думаешь? Ты говорил, что её к чему-то специально готовили, но мне даже в голову не приходит — к чему? Её учили десять лет, делали это очень интенсивно, она многое знает и умеет, но всё это как-то не стыкуется с твоими словами о кинжале, который хотят только один раз использовать. Так что ты скажешь?

Вместо ответа, Валерий посмотрел на Айсу, продолжавшей, словно ища поддержки, прижиматься к Лере, и задал уже ранее прозвучавший вопрос:

— Скажи мне, пожалуйста, почему ты уверена, что именно император приказал отравить твою маму?

Девушка, не задумываясь, ответила:

— А кто же ещё мог приказать такое сделать? Кто?!

— Ты говорила, что те люди, которые тебя потом увезли, сразу не хотели тебя пускать к маме, но ты всё же прорвалась в её комнату. Пятилетнюю девочку не смогли остановить трое сильных мужчин... даже четверо. Не кажется ли это странным? Ну и потом нянечка, о которую ты споткнулась, выбегая из своей комнаты, почему она легла под дверь? Разве она там всегда спала? Нет? Так почему в этот раз поступила именно так? Ещё могу предположить, что споткнувшись, ты её сильно ударила, если бы она была жива, то хоть какая-то реакция была бы. Почему думаю, что эта женщина уже была мертва? А скажи-ка, Айсу, обувь тебе меняли, перед тем как посадить в карету?

— Да, а вы откуда это знаете? — ответила девушка вопросом и обиженно добавила: — У меня были такие красивые туфельки, мне их мама на день рождения подарила! А они их забрали! Сняли, когда меня несли! Потом другие дали, некрасивые, большие и неудобные!

— Женщина останется женщиной, даже если она маленькая, как бы не спешила, а обувь наденет. А ребёнок старается не расставаться с любимой вещью, не удивлюсь, что она спала в этих туфельках, — хмыкнул Валерий. После чего поинтересовался куда-то в сторону, повторив заданный ему Лерой вопрос: — Что скажете?

— Ты был прав, девочку готовили к чему-то очень серьёзному, а к чему? Не трудно догадаться к чему, ей настойчиво внушали, что её маму приказал отравить не кто иной, как император, хотя для императора — это слишком мелко. Нет, он, конечно, может приказать отравить, но это будет проделано более элегантно. К тому же, девочка, твою маму не отравили, а задушили и, похоже, это сделали те люди, что потом тебя увезли. Они же зарезали твою нянечку, ты в кровь вступила, могла их карету испачкать. К тому же кровь — это улика, а улики всегда уничтожают. Вот и твои, Айсу, красивые туфельки не выбросили, а сделали так, чтоб они пропали без следа, — произнёс неизвестно откуда появившийся Гючлю, был он не один, его сопровождал Булут, Лера, гневно сдвинув брови, поинтересовалась:

— Подслушивали, и давно?

— Да нет, вот мимо проходили, услышали голоса и решили зайти на кофе, — хохотнул Булут, видя, что Лера начинает закипать, стал оправдываться: — Гуляли мы тут недалеко, услышали знакомые голоса и решили заглянуть, пожелать хорошего дня.

— Гуляли тут?! По крышам? — громко прошипела девушка, Гючлю тихо произнёс:

— Остыньте, ваше высочество, похоже, вы вляпались в высокую политику, а это более чем смертельно опасно.

— Я адмирал! У меня эскадра, абордажные команды, и я не боюсь каких-то...

— Остыньте, — повторил Гючлю, голос он не повысил, но это было так сказано, что Лера замолчала и растерянно посмотрела на Валерия, тот только развёл руками. Гючлю продолжил: — Вам не помогут ни пушки, ни абордажные команды, ни многочисленная охрана, как бы надёжна она ни была, однажды вы просто не проснётесь. Надо спокойно подумать, как выпутаться из сложившегося положения, наилучшим выходом было бы, если эта девочка исчезнет, потому что спрятать её будет очень трудно, почти невозможно.

— Нет! Никогда! Ни за что! — почти выкрикнула Лера, прижимая Айсу к себе, растерянно глядя на Валерия, попросила: — Придумай что-нибудь! Не верю, что ты этого не можешь!

Валерий снова развёл руками и указал на Гючлю, тот кивнул и тем же ровным голосом продолжил:

— Этого следовало ожидать, а думать будем вместе, я сказал — почти невозможно, вот и используем это почти.

— Откуда вы знаете, что мою маму задушили? — спросила насупившаяся Айсу, Гючлю ответил:

— Я не знаю точно, это моя догадка. По всем признакам, а ты их точно описала, её именно задушили. А если судить по той поспешности, с какой тебя увезли, они очень торопились, похоже, что-то пошло не так, нарушив планы этих людей. Да и то, что именно так убили твою нянечку, тоже говорит о спешке и нарушение их планов. Может, тебя хотели просто похитить, не знаю и догадок строить не хочу, тем более — это дело прошлое. Да, прошлое, но это прошлое может больно зацепить, вот поэтому надо от него как можно быстрее избавиться. Сейчас надо решать — что дальше делать, быстро решать, завтра уже может быть поздно. Тем более что тобой, девочка, заинтересовались братья из ордена святого Игнатия, а это очень серьёзно!

Валерий вопросительно посмотрел на Булута, а этот человек, который никогда не переставал балагурить, став очень серьёзным, сказал:

— После того как я написал отчёт и передал в командорство региона, мне назначили встречу, не знаю, касается ли это... — Булут кивнул в сторону Айсу и продолжил: — Но принять меры необходимо. Хорошо спрятать её уже не получится, остаётся один выход — надо сделать так, чтоб Айсу исчезла, вернее, Айсидора исчезла, чтоб никому в голову не пришло её здесь искать. Чтоб никто не смог даже подумать, что Айсу может быть той девушкой.

Булут многозначительно замолчал, Айсу испуганно прижалась к снова обнявшей её Лере. Лера всем своим видом показала, что она будет защищать эту рыжую девочку, она чувствовала необъяснимую симпатию к Айсу, может, потому что та напоминала ей Злату, хотя совсем на неё не была похожа. Было видно, что и Айсу испытывает подобные чувства к Лере. Булут, глядя на девушек, чуть усмехнулся:

— Это не то, что вы подумали. Мы не будем Айсу прятать, наоборот — всем её покажем, но это будет другая девушка с тем же именем.

— Но ты же сам говорил, что... — начала Лера, её перебил Гючлю:

— Булут прав, если надо что-то спрятать, то надо это положить так, чтоб все его видели, тогда никому не придёт в голову, что именно это они ищут. Ведь то, что хотят спрятать, не выставляют на всеобщее обозрение, понятно?

— Не совсем, — ответила Лера. Она уже поняла, что у товарищей Валерия есть какой-то план, только не могла понять — в чём же он заключается? Гючлю продолжил пояснения:

— Надо эту девочку выдать за кого-то известного, но не очень известного до сих пор.

— Что-то я не поняла, как это — за известного неизвестного, — приподняла бровь Лера. Она поняла, что вопрос с Айсу не собираются решать радикальным способом и стала выяснять — что же хотят предложить Гючлю и Булут. Гючлю стал объяснять:

— К примеру — Айсу сама по себе никому неизвестна, но является представительницей известного рода и вынуждена до сих пор где-то скрываться, нет, лучше даже так — попавшей в какую-то беду, скажем, в плен и спасённой волей счастливого случая. И вот теперь Айсу незачем скрываться и она старается наверстать упущенное, положенное ей по статусу. Начинает посещать балы, приёмы, сама принимать гостей, в общем — старается быть на виду. Теперь понятно?

— Да, кивнула, — Лера и задумчиво произнесла: — Только вот за кого нам выдать Айсу? Это должен быть кто-то очень знатный, не меньше чем княжеского рода. Тогда её будут подозревать в чём угодно, но только не в том, что Айсу — эта та девочка, что... Постойте-ка, княжеского рода!

Лера замолчала, обдумывая и оценивая пришедшую ей в голову мысль, мужчины многозначительно переглянулись, а Валерий тихонько кашлянул, привлекая к себе внимание. Лера посмотрела на него и, чуть отстранившись от Айсу, которую продолжала обнимать, спросила у той:

— Айсу, хочешь быть моей сестрой? Вообще-то у меня есть родные сёстры, но они не Бегич и теперь как бы не совсем сёстры, а ты будешь...

— Бегич, — продолжил за Леру улыбающийся Валерий. Гючлю, одобрительно кивнув, внёс поправку в предложение Леры:

— Айсу не похожа на Леру, вряд ли кто поверит, что они родные сёстры, хотя в жизни всякое бывает. А вот если Айсу будет кузиной Леры, вопросов ни у кого не возникнет. Если знатные девушки дружны и утверждают — что они сёстры, то так оно и есть. Если у княгини Валерии Бегич, есть двоюродный дядя, то почему бы не быть двоюродной сестре? Будет у Леры двоюродная сестра, но не дочь уже имеющегося дяди, Валерий, ты не обижайся, но Айсу на тебя совсем не похожа. Мне кажется, что это замечательный выход из создавшегося положения!

— Замечательный выход, — согласился Валерий и с серьёзным видом продолжил, вызвав смешки мужчин и хихиканье девушек: — Да, пусть будет племянницей. Молод я ещё, чтоб иметь такую взрослую и красивую дочь, а вот быть дядей — в самый раз. Договорились, буду тебе, княжна Айсу, любящим дядей, отгоняющим от тебя ухажёров.

— Имя вам, княжна Бегич, надо бы сменить. Какое выбрать? Тут решать вам, но позвольте, ваше высочество дать вам совет: Айсидора — не совсем обычное, вернее, совсем необычное имя для жителей Арберии. Это имя лучше забыть, тем более что вам оно не нравится и может вызвать ненужные нам ассоциации. Имя Айси, которым вас называла матушка, вообще уникальное и подобное совпадение, может послужить причиной возникновения подозрений, поэтому — его тоже забудем, так как и имя Доменика, это имя даже рассматривать не будем. А вот Айсу, довольно распространённое имя на востоке, в том числе и в Арберии, оно не вызовет никаких подозрений, к тому же вас уже знают под этим именем. А Бегичи — именно арберийский княжеский род, поэтому предлагаю это имя оставить, — произнёс, обращаясь к Айсу, Гючлю. При этом несколько раз церемонно поклонился, показывая тем самым на изменившийся статус девушки, он и Лере говорил "вы", если это происходило в присутствии кого-то. Ещё раз церемонно поклонившись, Гючлю произнёс, обращаясь к Лере и Айсу: — Для меня и моего товарища большая честь беседовать с вами, ваши высочества!

Лера величественно наклонила голову, хоть и хихикнула при этом, а вот Айсу удивила, она только чуть кивнула и сделала это как королева, принимающая одного из своих подданных, но, не удержавшись, тоже хихикнула и показала язык Валерию, который вполголоса заметил:

— М-да, кровь она себя проявит, как это не скрывай, особенно голубая.

— И всё же, поясните мне, даже не мне, а Айсу, почему император Фердинанд не приказывал отравить её маму, — попросила Лера. Ответил Гючлю:

— Начнём с того, что матушка Айсу не была отравлена, как ей это всё время рассказывали, указывая на императора как на того, кто отдал такой приказ. Если подумать — то зачем ему это надо, ведь Айсу и её матушка и так были в полной его власти. Он мог их просто отправить в ссылку или, как вариант, в темницу. Из рассказа Айсу я сделал вывод, что её матушку задушили, предварительно или после того зарезав нянечку, как нежелательного свидетеля. Это всё говорит о том, что заговор, вернее, похищение Айсу готовилось давно, но что-то нарушило планы заговорщиков-похититетелей и они вынуждены были торопиться.

— Если они торопились, то почему потом держали в таком оригинальном заточении Айсу аж десять лет? Почему сразу не использовали? — поинтересовалась Лера, посмотрев на Айсу, притихшую и ловившую каждое слово Гючлю. Тот пожал плечами:

— Я только могу предполагать. Как можно использовать пятилетнюю девочку? Только как заложницу или предмет шантажа. А если тот, кого собираются шантажировать, не дорожит этим предметом? Другое дело, подсунуть повзрослевшую девушку, это вызовет хоть какой-то интерес, захочется на неё хотя бы посмотреть. А если эта девушка соответственно подготовлена, вы же, княгиня, слышали — чему обучали Айсу, кроме владения ножами и умения обращаться с ядами, то захочется познакомиться с ней поближе. А девушка-то не просто хорошо воспитана и образована, но соответствующим образом ещё и подготовлена. Обучена что-то сделать такое, чего от неё никак не ожидают, а ещё и морально к этому готова, и даже сама очень хочет это сделать! У Айсу целенаправленно вызывали ненависть к императору Священной Римской Империи германской нации, он же курфюрст Баварский Фердинад Второй. Уже больше десяти лет назад он высказывал своё одобрение идеям реформации, а сейчас является её горячим сторонником. Вот, ваши высочества, делайте выводы сами — кому, что выгодно.

Побледневшая Лера снова обняла Айсу и тихо той сказала:

— Ну и вляпались мы с тобой, сестрица. Но я тебя не брошу и в обиду не дам! — посмотрев на Гючлю, спросила: — А вы откуда это всё знаете? Вроде как это не входит в сферу ваших интересов, вы же против великой Порты хотите что-то предпринять.

— Вы, ваше высочество, ошибаетесь, против Порты мы ничего не собираемся предпринимать, так, кое-что немного подправить и только. Не отрицаю, основной наш интерес касается именно Османской империи, но она же не существует отдельно от других стран, в той или иной мере происходящее там касается и её. И чтоб какая-нибудь досадная случайность не нарушила наши планы, приходится быть в курсе всех событий.

— Гючлю, Булут упоминал, что его пригласили на встречу с представителями ордена святого Игнатия, а это же... — испуганно произнесла Лера. Гючлю кивнул, а затем указал на Булута:

— Да, это именно они, а брат Бенито имеет честь состоять в этом ордене. У него было особое задание во владениях Османской империи.

— А вы? — тихо поинтересовалась Лера, Гючлю пожал плечами:

— Я не имею такой чести, у меня несколько другие задачи и имя, к ним прилагающееся, тоже есть.

— Но мне лучше его не знать, я обо всём узнаю в своё время, так? — поинтересовалась Лера и, показав на молчащего Валерия, спросила у Гючлю: — А он? Если, конечно, это не секрет, который тоже мне знать не следует.

— А он, потому Валерий Бегич, что до этого нигде не был засвечен. Под другим именем его знали очень далеко отсюда, к тому же он настолько изменился, что его вряд ли узнают, если кто-нибудь из тех, кто его знал раньше, увидит.

— Хорошо, не буду больше ни о чём спрашивать, — кивнула Лера и тут же поинтересовалась: — Вы можете ответить на один вопрос, не имеющий к вам отношения? Почему Айсу учили драться таким необычным стилем?

— Я могу только высказать свою догадку, но она вполне может оказаться правдой. Как вы знаете, ваше высочество, в Европе нет школ рукопашного боя без оружия. Драться руками — считается недостойным дворянина, вспомните, как отозвался об этом Скетушский. Настоящий воин использует шпагу или саблю, хотя в кабацких драках они машут кулаками, надо сказать, очень увлечённо, но довольно бестолково. Поэтому для Айсу нашли учителя, довольно хорошего, даже отличного, там, где так драться умеют. Для чего её такому учили? От безоружной девушки никто ничего подобного не ожидает, а она может уложить мужчину, и не одного, гораздо более сильного, чем она. К тому же этот стиль могут узнать, как узнал Скетушский, а это как бы след, ведущий куда? Туда, где нет влияния ордена святого Игнатия, скорее, наоборот, братьев из общества Иисуса там очень не любят. То есть никто и не подумает, что в этом хоть как-то замешаны братья из ордена. Где-то так. Если вопросов больше нет, то, наверное, следует разойтись, а то наш длительная беседа может кого-нибудь заинтересовать, и он попытается выяснить — о чём мы тут так долго говорили?

— Скажем, вы нам сказки рассказывали, страшные сказки, — улыбнулась Лера, но эта улыбка была какая-то кривая. Гючлю очередной раз развёл руками, мол, какие знаю, такие и рассказываю, после чего они с Булутом удалились, не исчезли, чего Лера и Айсу ожидали, а неторопливо спустились по лестнице. Валерий, проводив их взглядом, сказал, что тоже пойдёт, так как надо ответить на письмо, что принесли из канцелярии дожа. Лера, которая всю деловую переписку, и не только её, поручила Валерию и Зухре, поинтересовалась, что там. Оказывается, это было приглашение к дожу на приём, в честь какого-то местного праздника. Отказаться никак нельзя было. Лера сказала:

— Хорошо, я туда пойду, вернее, пойдём. Будут княгиня и княжна Бегич, в сопровождении своего дяди, девочек тоже возьмём.

Беркер-оглы почти бежал по коридору, шесть тучных евнухов охранников едва за ним поспевали, бейлербей Египта спешил к наложницам, которых сегодня купил на невольничьем рынке Аль-Искандерии. Беркер-оглы не терпелось, как он сам сказал, вкусить наслаждение от общения с нежным цветком, девушкой с чудными золотыми волосами, перламутровой кожей, гибким станом, ну и всем остальным, что у неё есть. А шесть дюжих евнухов будут этому способствовать, как показало недавнее общение с белокурой красавицей, купленной ранее, два евнуха — мало. Хоть они и держали полячку, пока Беркер-оглы наслаждался "общением", та сумела как-то извернувшись укусить бейлербея, хорошо хоть не за то Булут пришел в указанное место, которым он "общался", оказавшееся маленьким ресторанчиком, на десяток минут раньше назначенного срока, но всё равно было очень больно! Поэтому, его уже там ждали. За столиком, вынесенном на улицу, сидел мужчина, одетый как говорит пословица, житель Венеции среднего достатка, он и подал условный знак. Булут, не торопясь, прошёл к этому столику, поинтересовался — свободно ли, после чего присоединился к этому человеку, не спеша потягивающему вино. Булут заказал то же самое, после чего поднял на Аллаха надейся, но ишака привязывай, может эта красавица будет более смирной, чем полячка, но пусть её держат четыре евнуха. А ещё двое — тех двух, очень экзотически выглядевших девушек (эти маленькие девушки не выглядели опасными и дюжий евнух один без труда удержит такую), ими Беркер-оглы займется позже, когда получит удовольствие от "общения" с золотоволосой красавицей. То, что при этом "общении" будут присутствовать евнухи (и даже принимать некоторое участие — удерживая тех, с кем общается бейлербей) Беркер-оглы нисколько не смущало. Идя своего соседа по коридору, хозяин дома (хотя столику глаза, тот сказал:

какого дома, это был дворец-крепость) с удовлетворением посмотрел на четырёх евнухов-стражников, стоявших у дверей в сокровищницу. Там, за массивной дверью, ключи от хитроумного замка её запирающего были только у Беркер-оглы, хранилась его личная казна и часть казны (довольно значительная) всего бейлика. Почему часть? Потому что средства на текущие расходы были в другом месте — в здании канцелярии бейлербея в Аль-Искандерии, тоже надёжном месте. А почему большая часть казны находилась во дворце бейлербея? А потому, что здешнее хранилище было намного надёжнее — сераль охраняли не только дюжие евнухи-охранники, но и особо преданные аскеры — по наружному периметру (понятно, что сюда им хода не было). К тому же, многие правители (почти все!) не делают разницы между личными деньгами и государственными, Беркер-оглы не был исключением.Приветствую тебя, брат Бенито.

Коридор, являвшийся как бы большой прихожей, упирался в тяжёлую дверь, закрывающую вход в помещения и бывшие сералем. Беркер-оглы Булут не ответил, только вопросительно поднял бровь, ожидая, что его собеседник представится, тот, покачав головой, тихо сказал:

— Моё имя тебе неизвестно, и его сопровождающие вошли в большой зал, с множеством дверей ведущих в помещения где жили жёны и наложницы. Сейчас они все, под присмотром четырёх евнухов (не таких могучих, как те, что сопровождали бейлербея) находились в в этом зале. Почти ворвавшийся в это помещение Беркер-оглы указал на золотоволосую красавицу и на экзотических малышек, сидевших в стороне от других наложниц, евнухи его сопровождающие подхватили девушек и вошли в одну из комнат внутренних покоев. Заплаканная блондинка проводила златовласку сочувствующим взглядом, она знала, что сейчас должно произойти. Но её немного удивило спокойствие золотоволосой и тот изучающий взгляд, которым та на неё смотрела.не стоит называть.

По команде Беркер-оглы евнухи развели в стороны руки золотоволосой и замерли удерживая её в этом положении. Бейлербей, рыча от вожделения, стал срывать с девушки одежду. Та на секунду замерев, пнула, вспотевшего от похоти турка, чувствительно пнула! Беркер-оглы это только раззадорило: сопротивляющаяся девушка его возбудила — Однако же ты, брат, знаешь моё, — так же тихо ответил Булут. Человек, чуть склонив голову, произнёс ещё больше, трясущимися руками он стал развязывать пояс своего халата, сделав знак ещё двум евнухам тише:

взять девушку и за ноги, Я назвал твоё, чтоб ты убедился, что те незамедлительно и сделали, совсем обездвижив эту извивающуюся дикую кошку. Евнухи, удерживающие маленьких девушек, ничего не опасаясь (а что могут сделать эти малявки, здоровякам превосходящих их в росте почти в два раза и раз шесть в толщину), невозмутимо за этим наблюдали. Удерживаемая за руки и поднятая вверх златовласка, с которой уже сорвали одежду, видно, поняла — сопротивляться тому, что должно сейчас произойти — бесполезно. Девушка перестала дёргаться, безвольно обмякнув. Евнухи, державшие её, так и решили — девушка смирилась пришёл на встречу именно со своей участью и ослабили хватку, а золотоволосая резким движением выдернула из захватов свои ноги и встав на пол, склонилась в глубоком поклоне. Возможно, если бы девушка попыталась сделать что-то другое, то евнухи снова бы её схватили (попытались бы это сделать), но такое показательное проявление почтительности к их повелителю, остановило их. А низко склонившаяся девушка, немыслимо изогнувшись, ударила Беркер-оглы ногой, ударила из-за своей спины! Удар был такой силы, что вмял немаленький нос бейлербея, сломав кости и хрящи. Беркер-оглы некоторое время стоял, а потом упал, этих мгновений хватило девушке чтоб, используя как опору замешкавшихся евнухов, так и не выпустивших её руки, перевернуться вниз головой и повторить этот страшный удар, только теперь обеими ногами и в разные стороны. Евнухи повалились на пол точно также как до этого их господин, девушка, продолжая движение, перевернулась и замерла на согнутых ногах, выставив вперёд одну руку, готовая встретить вторую пару евнухов, но они уже лежали на полу, а над ними стояли две маленькие жёлтокожие девушки, выдёргивая из их шей элементы украшений своих поясов, с которыми, до этого ни за что не хотели расставаться. Та пара евнухов, что их до этого удерживала, тоже лежала на полу с перерезанным горлом и неестественно вывёрнутыми головами.мной, брат.

Золотоволосая удовлетворённо кивнула, наклонилась над Беркер-оглы — Я выполнил предыдущее задание и сняла у него с шеи связку с ключами, поспешил вернуться, как было мне приказано. По прибытию в Венецию я об этом незамедлительно доложил, — сообщил, чуть шевеля губами, Булут. С равнодушным видом подняв бокал и полюбовавшись цветом вина, после чего вытянула руку немного отпив, добавил: — Так чем теперь я могу быть полезен ордену?

Сидящий напротив него ответил:

— То, что ты прибыл сюда с отрядом княгини Бегич (тут Булут улыбнулся — задумка Гючлю удалась как нельзя лучше, если даже в сторону двери. Одна ордене Леру считают княгиней) — большая удача. Для отряда Бегич есть задание, и ты должен поспособствовать, чтоб княгиня взялась за его выполнение. В выполнении этого задания заинтересован непосредственно святой престол, если этому посодействует орден, то пошатнувшийся авторитет общества Иисуса в глазах Папы будет восстановлен! Кроме этого, нас интересует всё, что ты знаешь о рыжей сестре княгини. Когда и как она появилась, и вообще, сестра ли она княгине?

— Хоть я прибыл в Венецию на флагманском корабле адмирала Бегич, но никакого влияния на неё или кого-то из маленьких желтокожих девушек аккуратно приоткрыла приближённых к ней не имею, я простой матрос. Если орден заинтересован в том, чтоб Бегич что-то сделала, то следует выйти на неё непосредственно, она добрая католичка и не откажется послужить престолу святого Петра. Что же касается сестры княгини, девушки по имени Айсу, а это её настоящее имя, то, как мне удалось узнать, она была захвачена в плен, когда по приказу бейлербея Арберии было разгромлено княжество Бегич. Почти все представители этого рода, в том числе женщины и указав на евнухов, тихо сказала:

— Вон тот, твой Лера, а тот — твой, Винь, а дети, погибли. Айсу пощадили, увидев, насколько она красива. Её вывезли в Аль-Искандерию, чтоб там продать, ведь там за девушку с такой внешностью можно взять наибольшую цену. Княгиня Бегич, она же адмирал, под началом которой отряд кораблей, узнав, что её родственники находятся в Аль-Искандерии, провела туда рейд и вызволила их, это мне доподлинно известно, я беру на себя этих.присоединился к людям Бегич именно там. В моём отчёте об этом и о том, почему мне надо было срочно уходить оттуда, подробно описано.

Никто не удивился, когда дверь — Не прибедняйся, брат Бенито, тебя неоднократно видели в комнату, где обществе княгини Бегич и её дяди, да и с её рыжей сестрой ты несколько раз разговаривал. В командорстве региона надеются на тебя, ты должен был развлекаться Беркер-оглы открылась, показать себя не вызвало удивления и стремительное появление девушек — владелец гарема решил отдохнуть после тесного "общения" со своими наложницами и выставил их из той комнаты. А то, что одна из этих девушек была лишь прикрыта обрывками одежды, никого хуже, чем раньше. В командорстве, ознакомившись с твоим отчётом, признали твою работу в Османской империи более чем удовлетворительной, а сведения, тобой собранные, весьма важными. Без награды ты не удивило, все наложницы и жёны хорошо знали повадки своего господина. Одна из жён открыла рот, чтоб поинтересоваться — почему так быстро, но ничего сказать она не успела, настолько быстро всё произошло, четыре евнуха, следившие за порядком, лежали на полу с сильно запрокинутыми головами, такое бывает, когда сильным ударом (Лера и её подруги били ногами) свернуть шею! Та жена бейлербея, что так и не закрыла рот, попробовала закричать, но, так же и как три другие, но не сумела этого сделать — шеи свернули и им. Линь, на своём ломаном турецком, от этого её слова звучали крайне угрожающе, сообщила замершим наложницам, что с ними будет тоже самое, если они попытаются закричать. А Лера подошла к девушке со светлыми волосами, которая неотрывно смотрела сквозь распахнутую дверь в другую комнату и сказала:

— Марыля Скетушская, твой отец, пан Тадеуш, и жених, пан Збышек, хотят тебя видеть, я пришла за тобой.останешься.

Хоть это было произнесено на далматинском, но с польскими словами (что и как говорить показал Скетушский), девушка поняла. А её реакция на слова и на увиденное была такова: схватив со стола нож, которым срезала кожуру с какого-то фрукта одна из жён бейлербея, Марыля бросилась во вторую комнату и там, наклонившись над Беркер-оглы, вогнала ему этот нож в глаз, по самую рукоятку. Лера кивнула, то ли одобрительно, то ли осуждающе и посмотрев на притихших невольниц, строго произнесла:

К вящей славе господней, Сидеть здесь, не кричать, ждёте когда мы вернёмся. Марыля, это уже было лишнее, пошли с нами.

— А мы? — одновременно спросили несколько девушек по-польски и что-то быстро залопотали. Лера не поняла, только махнула им рукой, мол — идём. Но в коридор вышли не сразу и не все, пошли только Лера и сёстры Сунь. После того как расправились с евнухами охранниками у второй комнаты, Лера позвала девушек полячек и заперла их в сокровищнице, остальных заперла в помещениях гарема. У выхода из этого коридора стояли уже не евнухи, а обычные охранники. С ними справились быстро и легко, эти аскеры охраняли гарем от нападения снаружи, совсем не ожидая, что их атакуют именно оттуда. Забрав оружие стражей, девушки двинулись к надвратной башне.

Лера и её подруги старались идти так, чтоб их никто не заметил, это было сделать довольно легко, так как час был поздний, да и во внутренних помещениях постов охраны не почти не было. Две пары аскеров упали, они так и нее поняли, что происходит — почему к ним идёт полуголая невольница в сопровождении ещё двух, ответил Булут, осенив себя крестом, после чего их бояться? Ведь эти маленькие и хрупкие девушки безоружны! А вот на выходе девушки столкнулись с патрулём, обходящим дворец добавил: двигавшимся между стеной дворца и внешней оградой, представлявшей собой капитальное сооружение. Если девушки были готовы к такой встрече, то аскеры растерялись, этой заминке хватило, чтоб уложить половину трёх из шести патрульных (может это был и не патруль был, а смена караула). С тремя другими пришлось повозиться, подняв при этом шум, а это было очень плохо, так как до ворот было рукой подать, а там в сторожке, наверняка были охранники. Так и оказалось, навстречу девушкам снова выбежало шесть аскеров (видно та первая шестёрка — шла на смену этой), и эти застыли в изумлении увидев почти обнажённую золотоволосую красавицу с двумя саблями (Лера уже успела вооружиться, так как у неё пояса не было). Двум аскерам эта заминка стоила жизни, продолжая движение к воротам, Лера метнула сабли во вторую пару охранников, особого вреда это действие им не причинило, но на мгновение задержало. Этим воспользовались сёстры Сунь, их высокий прыжок, как и удар ногами, были настолько стремительны, что аскеры не успели даже понять — что произошло как были сбиты с ног. Но третья пара охранников, выскочившая из дверей (эти двери позволяли пройти только двоим, поэтому аскеры выходили парами) караульного помещения, успела обнажить свои сабли. Сабля была только у Линь, Винь была безоружна, но она, отпрыгнув назад успела подхватить с земли камушек и запустить им в одного из аскеров (девушка решила не рисковать метая сюрикен, так как на стражниках были кольчуги с капюшонами закрывавшими шею). Камень, звонко цокнув по шлему, отскочил в сторону, не нанеся охраннику никакого ущерба, но внимание отвлёк, не только его, но и его товарища, отвлёк всего на мгновение. Этого мгновения оказалось достаточно для того, чтоб Линь нанесла удар. Оставшиеся в живых охранники (с земли поднялись те, которых повалили сёстры Сунь), попятились — уж слишком быстро эти три хрупкие девушки (две были совсем маленькими по местным меркам) смогли расправиться с обученными и умелыми (как они сами считали) воинами. Линь и Винь не атаковали, только делали вид, что они собираются это сделать, но так продолжалось недолго, опомнившиеся аскеры, видя, что у одной из девушек нет оружия, хоть и осторожно, но пошли вперёд. Сёстры Сунь медленно отступали к воротам, где Лера, сразу туда подбежавшая и трижды прокричавшая чайкой, теперь с трудом отодвигала засов — большой и толстый брусок. А на лестнице, ведущей с надвратной башни вниз, слышался грохот шагов — оттуда спускались аскеры, услышавшие шум у ворот. Получив в подкрепление ещё троих, наседавшие на сестёр Сунь аскеры с удвоенной силой навалились на бешено вращающую саблей Линь, Винь помогала Лере отодвинуть массивный брус-засов. Несмотря на все свои усилия, Линь отступала и скоро почти коснулась спиной, спины сестры. В этот момент толстый засов был окончательно сдвинут и Девушки потянули створку ворот на себя, вернее, хотели потянуть, ворота распахнулись и сдвинув девушек в сторону на турок обрушился вал казаков. Скетушский, находившийся в первых рядах атакующих, подхватил Леру на руки и посадил себе на плечо, с Линь тоже самое проделал Пшеминский, а Винь посадил себе на плечо Лотонский, жених Марыли. С высоты своего положения Лера скомандовала:

— Команды Скетушского и Пшеминского за мной, остальным — казарма! Пан Тадеуш — вперёд!

Три команды абордажников ринулись на аскеров, выбегающих из здания казармы, стоявшего в стороне, а поляки — помчались во дворец, сметая попытавшуюся оказать сопротивление стражу. Во дворце с охранниками разобрались быстро, с теми, кто был в казарме, провозились дольше (понятно — там аскеров было намного больше) но и с ними было покончено (в отличие от тех, что несли службу, эти были без кольчуг). На женской половине никто не оказывал сопротивления, там вообще никого из евнухов не было — все они попрятались. Открыв дверь в сокровищницу, Лера выпустила спрятанных девушек полячек, которые сразу начали обниматься со своими соотечественниками (не со всеми, только с родственниками). Пшеминский, увидевший содержимое хранилища сокровищ, присвистнул, на что Линь, продолжавшая сидеть у него на плече (Винь, как и Лера уже была на земле, Скетушский и Лотонский обнимали плачущую Марылю), деловито заметила:

— Забрать надо будет не только то, что здесь, но и всё из гарема, да и по дворцу неплохо бы пробежаться, так что работы много, расслабляться некогда!

Не ради наград, ради укрепления веры!

В большом кабинете во дворце дожей собрался совет десяти, почти в полном составе, не хватало только Джузеппе Винетти, отсутствующего по весьма уважительной причине. Бартоломео Орсиенто кивнул Алонзо Орнари, главе казначейства, чтоб тот продолжал свой доклад, и глава перешёл к последнему пункту:

Налёт на Аль-Искандерию этой Каперский процент, внесенный в казначейство адмиралом Бегич, будет иметь далеко идущие последствия! Османы такой дерзости так просто не оставят! Бегич не только их ограбила, но и посягнула на самое дорогое — их гаремы! Боюсь, что...составляет миллион сто тысяч двести тридцать два дуката...

А вы друг мой, Фабио не бойтесь, хуже не будет, — перебил младшего Винетти Морозини. Губернатора Крита немного забавляла горячность своего адъютанта, с которой тот высказывал своё мнение о действиях Валерии Бегич и то упрямство, с которым он называл её исключительно по фамилии, не упоминая то, Вы, сеньор Орнари, уверены, что она командир отряда кораблей. Винетти растерянно замолчал, а Морозини немного ехидно улыбаясь, пояснил: эта ушлая девица ничего не утаила? Неужели вы думаете, перебив главного казначея, чуть скривившись, спросил сенатор Фэрато. Тем же скрипучим голосом, что турецкий флот и сухопутные силы, недавно находящиеся на Милосе были там на прогулке? То, что они не сделали то, для чего были собраны во многом заслуга адмирала Бегич, да я не боюсь этого признать! А то, что она натворила в Аль-Искандерии выдавало его крайнее раздражение, он предположил: — Уж слишком большая сумма, больше чем капитал некоторых великих домов, а это только нам на руку! Теперь турки озабочены укреплением обороны не только города, но и всего африканского побережья своей египетской провинции, им теперь не до Крита. По результатам чуть больше двадцати процентов от того, что адмирал Бегич (Морозини сделал ударения на слове адмирал) там сделала, османы предполагают, что совершившие ту диверсию располагают значительными силами. Турки думают, что это была разведка боем и после того, как была обращена в бегство их эскадра, мы намерены предпринять очень решительные действия, вплоть до высадки в Египте или на Кипре, а мы эта девица награбила! Надо бы организовать тщательную проверку, не будем их в этом разубеждать! Наоборот, мы всеми силами поддержим это заблуждение. Пусть укрепляют оборону и не думают о наступлении! Вот так-то, друг мой, Фабио.утаила ли чего эта особа.

— Это уже сделано самым что ни на есть тщательным образом, сеньор Фэрато, — поднялся Винсенте Чануто, чуть насмешливо посмотрев на сенатора, продолжил: — Всё проверено до последнего сольдо, или вы думаете, что моя служба спит и ничего не делает? Все ценности, не только деньги, захваченные адмиралом Бегич, учтены и со всего взят полагающийся процент! Деньги положены в банки домов Чануто, Морозини и Винетти, слушая своего начальника, только кивал причём в последний доводы Морозини были весьма убедительны, но всё же, попробовал возразить, зайдя с другой стороны:

— Но добыча! больше половины всей добычи адмирала Бегич, что утроило капитал этого банка. Сеньора Бегич взяла очень богатую добычу! Как капер не просто положила деньги в этот банк, она должна отдать четверть! А это немалые...стала его совладелицей, не младшим партнёром, а равноправным, если не старшим! Сами понимаете, ей нет смысла что-либо утаивать, поскольку наши фискальные службы теперь работают и на неё.

Друг мой, — снова перебил своего адъютанта губернатор (подобного разговора Морозини Я имел в виду, сеньор Чануто, не допустил бы ни с одним из своих подчинённых, но Винетти не был просто адъютантом, он был глазами и ушами одного из великих семейств Венеции, глава которого был более чем недружественен к дому Морозини): — Контроль тех, кому сенатский комитет выдал каперские патенты, не входит в обязанности, как провинциальных администраций, так и лиц их возглавляющих. Вот поэтому я даже не интересовался той добычей, что взяла сеньора Бегич в Египте, пусть этим занимается соответствующий сенатский комитет, к которому я, как губернатор Крита, не имею никакого отношения.это, она, по примеру остальных пиратов, могла часть награбленного где-то спрятать. Закопать где-нибудь, а потом откопать и...

Вообще-то Морозини мог и имел право это сделать, — Положить в свой банк, — усмехаясь, перебил сенатора руководитель тайной службы. Фэрато неодобрительно поджал губы, а Чануто, качая головой, укоризненно произнёс: — Вы излишне подозрительны, сеньор Фэрато, обладатель подобного капитала не будет закапывать его в землю. Это, как губернатор провинции, командующий её армией и флотом, и как сенатор, коим он был, хотя на данный момент не заседал в сенате, но как-то давить на Леру не хотел. Не хотел вступать в конфронтацию с командиром сильного отряда, формально ему не подчиняющегося. Была ещё одна причина, о которой Винетти знать не нужно было: если бы Морозини назначил комиссию, которая должна была учесть ценности, захваченные в походе на Аль-Искандерию, то всплыло бы одно обстоятельство, бросающее тень на самого губернатора. По возвращению в Кандию, Лера посетила Морозини и преподнесла ему довольно дорогие подарки из захваченной добычи (а именно дорогую посуду, вазы и ковры), вы заметили, удел обычных пиратов, а это тоже было бы необходимо учесть в перечне трофеев. Тогда из резиденции бейлербея Аль-Искандерии, под руководством хозяйственной Линь сделали пять ходок, унося из дворца египетского бейлербея всё мало-мальски ценное. По прибытии в Ираклион, под руководством Линь, которой активно помогали Винь, Зухра, Дениз, Румани и Наиля, была устроена грандиозная распродажа награбленного. Распродажа — это не значит продавали дёшево, девушки упоённо торговались, явно получая от этого удовольствие, поэтому выручена была немаленькая сумма. Это действие девушек "гарема" Леры, получило одобрения капитанов её кораблей и командиров абордажных команд, как сказал Прохоров, выражая общее мнение, мол, звонкая монета, всегда предпочтительнее рухляди — места меньше занимает. Естественно Морозини об этом знал, чего нельзя было сказать о его подчинённых, среди которых было много соглядатаев не только сената, но и крупных венецианских торговых домов, возглавляемых патрициями, представителем одного такого семейства и был и Фабио Винетти. Конечно, молодой Винетти не был слепым и глухим и как достойный сын своего отца — умел делать выводы, но одно дело ничем не подкреплённые догадки и совсем другое — аргументированные доказательства. Адъютант губернатора, понимая, что ничего не может доказать, соответственно и настоять на проверке капера Бегич, разве, что не скрипел зубами. Морозини, это понимая, с улыбкой посмотрев на своего подчинённого, сказал:

— Да, сеньора адмирал взяла в Аль-Искандерии богатую добычу, в этом нет сомнения, только две больших турецких галеры чего стоят! Кстати, эти каторги, как и все ранее ею захваченные корабли, сеньора Бегич передала нам. Передала без всяких условий, а за припасы, — адмирал и уважаемый гражданин нашей республики, попрошу вас это учесть. Её капитал вводит сеньору Бегич в число патрициев. Если она решит, что попросила, сполна рассчиталась. Как видите, с рейда в Египет сеньоры адмирала, мы тоже имеем пользу и не малую, мы получили несколько боевых кораблей и уверенность в том, что османы в ближайшее время, а это вы её как-то оскорбили, то может вызвать вас на дуэль, результат которой может быть несколько лет, к нам далеко не сунутся! А если у вас, мой друг, к сеньоре Бегич есть какие-то вопросы или просьбы, вы сможете к ней обратиться, её отряд в ближайшее время отплывает в Венецию, но не забывайте о субординации — она выше вас по званию. Сеньора сейчас должна ко мне зайти.вашу пользу.

Ну как же Вы её защищаете? — возмутился Фэрато, Чануто, улыбнувшись, едко ответил:

— Никоим образом, сеньор Фэрато, я стараюсь удержать вас от фатальной ошибки. Сеньора Бегич не только адмирал и княгиня, она передала корабли теперь ещё и совладелец крупного банка, обладающая состоянием, которое превышает ваше. А что касается вашего вопроса — закапывала ли она что-то в землю, отвечу — нет! Мне это доподлинно известно, откуда? Неужели вы думаете, что на эскадре сеньоры Бегич не было моих людей? Да, я допустил ошибку, когда оставил без всяких условий?! — Возмутился Винетти и начал объяснять причину должного присмотра её корабль, но тогда мне казалось, не имеет смысла внедрять своего возмущения, — вы агента на такое маленькое судно, тем более что команда там уже была и они друг друга хорошо знали. Когда же их официально приняли по соответствующему акту, согласно описи, теперь стоимость этих кораблей будет учтена у сеньоры Бегич появились и другие корабли, я исправил свою ошибку и многое из того, что происходило, если не всё, знаю. Поэтому могу вас, сеньоры, заверить, из захваченной добычи ничего утаено не было. Правда, определяя то, с чего брать процент каперских выплат, княгиня Валерия Бегич, князь Валерий Бегич, её дядя, и сеньора Зухра Аль-Багдади, казначей отряда, яростно торговались за каждый цехин, да что там за цехин, за каждый сольдо!

— Я при окончательном расчёте каперского процента! Получается, этом присутствовал, вернее, этим и занимался, — с укоризной посмотрел на Чануто Орнари, видимо решив, что эти корабли переданы нам руководитель тайной службы намеревается присвоить себе заслуги главы казначейства, ведь именно это ведомство занимается финансовыми вопросами, а едино разовый доход более чем миллион цехинов весьма значимое достижение. Глянув на Чануто, не даром, а на определенных условиях!

собиравшегося присваивать себе чужие заслуги, Орнари успокоился и высказал своё мнение: Друг мой, не горячитесь так, — улыбнулся Морозини Сеньора и поинтересовался, — неужели вы думали, сеньор Бегич проявили удивительную твёрдость в этом вопросе. Они отстаивали каждый сольдо, но делали это настолько грамотно, что она нам подарит эти корабли? А у меня закралась мысль — они занимаются коммерцией давно или хорошо изучали подобные вопросы, это можно сказать и об их помощнице, сеньоре — Зухре Аль-Багдади. Я бы не возражал, если бы она так сделала, то мы должны были бы сделать ответный жест, не менее щедрый. В данный момент мы не располагаем такими возможностями, разве что... какой-нибудь меценат поспособствовал это сделать, если вы от имени вашего дома готовы дать гарантии выплаты... — после второй многозначительной паузы Морозини побледневший Винетти энергично замотал головой, сказав, что он не уполномочен на такие действия. Губернатор удовлетворённо кивнул и весьма поучительным тоном подвёл итог: — Любое ваше решение, обязательно должно быть исполнено, если этого не произойдёт вы — не просто потеряете лицо, вы утратите авторитет! А это значит, что исполнители не будут считать ваши распоряжения обязательными к исполнению! Вам понятно, мой друг?

Винетти промолчал, не зная, что ответить, Морозини ничего не говоря, смотрел на своего адъютанта и ехидно улыбался. А тот, молодой и честолюбивый, старший сын патриция, продолжал угрюмо молчать, понимая, что эта затянувшаяся пауза является как бы свидетельством его некомпетентности сеньора, очень толковая и много знающая, работала в вопросах, в которых он должен разбираться, как по должности, так и вследствие своей принадлежности к одному из великих торговых домов республики. Выручил молодого человека секретарь, доложивший, о прибытии сеньоры адмирала Бегич, которая ожидает в приёмной. Секретарь добавил, что сеньора адмирал прибыла со свитой. Строгий взгляд Морозини заставил замолчать Винетти, попытавшегося высказать колкое замечание в адрес Леры и её сопровождающих. Впрочем, в кабинете губернатора адмирал Бегич появилась только в сопровождении своего секретаря, уже знакомой Морозини девушки по имени Зухра. Вид девушки поразил губернатора, а его адъютанта заставил и вовсе застыть с открытым ртом. Лера была не в привычном для них брючном костюме и с саблями, а в роскошном восточном платье, подчёркивающим прелести её девичьей фигуры, но не это удивило мужчин: ранее у девушки была довольно короткая причёска, а сейчас роскошные золотистые волосы доставали до пояса! Морозини выронил из рук толстый молитвенник с которым никогда не расставался, книга упала на пол и раздался сдвоенный выстрел, на удивление удачный: пули попали в одну из напольных ваз, стоящих в кабинете. Лера, поглядев на осколки, спокойно заметила:

— Я польщена тем, что вы встречаете меня таким салютом, а что-то разбить — это к счастью. Не расстраивайтесь, у меня есть ещё одна такая ваза и я прикажу её вам доставить.моём ведомстве.

Опомнившиеся мужчины витиевато поприветствовали девушек, после чего Винетти, глядя на осколки, с сожалением, но невпопад, поинтересовался у Леры, Чануто не стал больше ничего говорить, промолчали и остальные сенаторы, а что говорить — если она отдаст такую же, то как она теперь будет без такой дорогой вещи? Разве можно и всё и так легко относиться к таким потерям? Можно сказать ясно. Со своего места поднялся Орсиенто и подвёл итог:

легкомысленно их терпеть? Лера, улыбнулась, она знала, что о второй вазе известно как губернатору, так Если вопросов больше нет, то разрешите на этом и его адъютанту, известно и то, что эту вазу девушка намеревалась в Венеции продать, а Винетти намеревался написать отцу, чтоб тот купил эту прекрасную вещь. Поулыбавшись, Лера ехидно поинтересовалась:

— Вы думаете, что мне и моим подругам будет тяжело без этой вазы в нашем долгом пути до Венеции? Не вытерпим? Не волнуйтесь, для этих целей у нас есть другая посуда, приспособленная, именно, для таких целей.закончить.

Пока Лера любезничала с его адъютантом, Морозини поднял толстый молитвенник, который оказался совсем не книгой, Сенаторы, входящие в совет десяти, покинули кабинет, а замаскированным под неё двуствольным пистолетом и зарядил его, после чего, немного смущённо пояснил Лере:

Чануто задержался, Орсиенто, задумчиво постучав пальцами по столу, спросил:

В наше опасное время надо быть постоянно начеку! Благодаря этой уловке я удачно пережил два покушения — успел выстрелить раньше. А вы... я вижу Друг мой, вы и ваша подруга безоружны, остальные девушки, вас сопровождающие, как я понял тоже не вооружены! Вы не боитесь?

— Чего мне здесь боятся? — Лера сделала вид, что удивилась и пояснила, почему она так считает, — это же венецианский город. Здесь нет турецких солдат, или всё-таки есть? — девушка хитро прищурилась и, окончательно смутив Морозини, сообщила, послали приглашение сеньоре Бегич? Да? И что она и её подруги совсем не безоружны, после чего это продемонстрировала, сняв с пояса украшение в виде блестящей восьмиконечной звёздочки. Губернатор и его адъютант с удивлением смотрели на это безобидное украшение, всем же известно, ответила?

— Ответила, что женщины, особенно девушки, любят украшать себя разными блестящими штучками, но как можно защищаться украшением? Но это оказалось совсем не украшение! Лера, резко взмахнув рукой, отправила эту звёздочку в полёт обязательно придёт, с сестрой, дядей и та с хрустом вошла в центр узора на одной из деревянных панелей, что обшивали стены кабинета. А в руках у Леры уже была ещё одна звёздочка, повертев её в пальцах, девушка предложила губернатору выбрать цель, куда она метнёт своё такое опасное украшение. Побледневший Морозини, сказал, что он верит в меткость Леры и попросил больше не портить стены. Хотя губернатор старался спокойно и говорить ровным голосом, было заметно, что он напуган — ведь такие пояса (и не только пояса, но и нагрудные украшения) были у всех девушек из свиты адмирала Бегич! А Лера только что показала, что это очень опасное оружие и им она владеет великолепно! И можно предположить, что её свита столь же умела в обращении с этими "украшениями"! Даже зная об этом оружии, защитится от него практически невозможно! Пусть пистолет, замаскированный под толстую книгу, может выстрелить два раза (пистолет имеет два ствола), но ведь надо ещё и прицелится! За это время вторая девушка (адмирала Бегич всегда сопровождает как минимум — одна подруга) сможет метнуть свою "звёздочку", а как продемонстрировала своё умение обращаться с этим оружием Лера, то "звёздочек" может быть несколько! Вон их сколько у каждой из девушек! Лера видевшая смущение и даже испуг Морозини, повторив его слова, пояснила:

— В наше опасное время надо быть постоянно начеку! Вот у вас есть замаскированное оружие, но у него есть довольно существенный недостаток — ваш пистолет может сделать всего два выстрела, а если тех, кто покушается на вашу жизнь, будет больше? Или вы промахнётесь? Чтоб перезарядить ваше оружие уйдёт слишком много времени, вам его просто — не дадут! А вот наши сюрикены лишены этого недостатка — я за пять ударов сердца могу метнуть все пятнадцать, что есть у меня и всеми попаду в цель. К тому же, никто и не подумает, что это оружие, поэтому маловероятно, что их у меня отберут, перед тем как пустить куда-нибудь, или к кому-нибудь.подругами.

Морозини выслушав Леру, кивнул:

Вы опасный противник, Когда она здесь первый раз появилась, то дяди у неё не было, да и сестры тоже. Откуда они могли взяться? — дож республики недоуменно посмотрел на начальника тайной службы, тот стал объяснять, рассказав, что Лера их вызволила из плена, совершив для этого налёт на столицу Египта. Дож, покивав, сказал, что родственники княгини Бегич очень удачно попали в этом мог убедиться плен, спасая их, она и о себе не забыла, значительно увеличив своё состояние. Чануто ответил, что и остальные её операции приносили ей немалую выгоду, и не только я, но ей, Отхоной ведь тоже она захватила, да и те, кто был против вас. Я рад, что мы не враги! Не только как командиры подчинённых нам людей, но лично — вы и я!

Лера изобразила женский придворный поклон (этому её учили дома, хотя непонятно — с какой целью этому обучали будущую монахиню) и сообщила:

— Ваше превосходительство, мне приятна ваша похвала, но я пришла не за этим, как и не для того, чтоб показать — чем я вооружена. Я хочу сообщить, что в ближайшее время я намерена отплыть из Кандии в Венецию, если вам требуется туда что-то передать или доставить какой-нибудь груз, то мои корабли к вашим услугам. Морозини кивнул и чему-то улыбнувшись, обратился к Винетти:

— Мой друг, обстоятельства требуют незамедлительно информировать сенат о текущих событиях, что здесь происходят. Я, конечно, напишу об этом, но... мой доклад будет более весомым, если об этом доложит кто-то принимавший в этом участие. Вы единственный кто это способен сделать это наиболее убедительно! Поэтому вам надлежит с этим докладом отправиться в Венецию. Представившуюся оказию было бы грех упустить, поэтому, друг мой Фабио, поедите вы! Сами понимаете, я не могу доверить эту важную миссию кому-либо другому! Поэтому, друг мой, прошу вас не терять времени и заняться подготовкой к отплытию.отстоять помогла.

Винетти, не скрывая радостной улыбки, откланялся и покинул кабинет, а Лера поинтересовалась у Морозини:

Сеньор Франческо, а не опрометчиво ли с вашей стороны посылать этого... сеньора, поручая ему такое задание? Не боитесь, что он гм... несколько своеобразно изложит сенату здесь происходящее?

— Сеньора Валерия, я просто уверен, что всё именно так и произойдёт. Отец Фабио давно копает под меня, его сынок регулярно сообщает своему папаше обо всём, что здесь происходит, если бы в сенате поверили хоть одному из этих донесений, то я бы давно не был губернатором острова, а ожидал своей очереди пройти по мосту вздохов. Но в сенате понимают, что кроме меня здесь никто не справится, вот поэтому я губернатор и командующий как сухопутными войсками, размещёнными на Крите, так и флотом, что здесь базируется. Фактически — я хозяин острова, с неограниченными полномочиями? А это многим в сенате не нравится, в частности Джузеппе Винетти, вот он и сделал всё, Вот надо сделать, чтоб приставить ко мне своего старшего отпрыска. Вообще-то Фабио — так было и впредь. Эта Бегич, несмотря на свою молодость, удачливый и талантливый командир, очень не глупый парень хотелось бы, друг мой Винсенте, чтоб она стала нашим, даже не врагом, недоброжелателем! — высказался Орсиенто. Чануто, почтительно склонив голову, но улыбнувшись при этом, сказал:

— Не думаю, что это может произойти — она умная девушка, к тому же у неё очень грамотные советники: её дядя и понимает реальное положение дел, эта турчанка — Аль-Багдади. Они положили деньги в наши банки, а именно это значит им не выгодно с нами ссорится. Меня не смущает даже то, что он здесь лишний вокруг княгини, она уже приняла этот титул и многое от него скрывают. Он этим сильно тяготится и не прочь вернуться к ней все так обращаются, крутятся братья из ордена святого Игнатия. Одного мои люди узнали, это некто Бенито. Кто там ещё — выясним в Венецию, а тут такая возможность. Повторю — он умён, поэтому с ним держите ухо востро! Я вас предупредил, а хотел вас я попросить вот о чём... — просьба Морозини носила частный характер и его беседа с девушкой затянулась надолго, Лера вернулась на "Днипро" только вечером. А через три дня отряд адмирала Бегич покинул Ираклион.ближайшее время.

Дож, выслушав начальника тайной службы, озабоченно произнёс:

— Мне это очень не нравится, что кардинал Росинелли, а он, как вы знаете, друг мой, является главой венецианского командорства ордена, хотя и не афиширует это, выразил желание присутствовать на приёме после богослужения в честь обретения Венецией мощей святого Марка, я не мог отказать. А на этот приём мы пригласили и княгиню Бегич, и на богослужении она тоже будет присутствовать. Если там Росинелли переговорить с ней будет затруднительно, то помешать этому на приёме никак не получится.

— Я уже думал об этом, — сказал Чануто. Дож вопросительно поднял бровь, а начальник тайной службы рассказал, что он решил предпринять: — Помешать этой встрече мы не можем, но почему бы нам не подготовить к ней Бегич? Соответственно настроить? Бегич будет не одна, к ней и её подругам, а их не так много в этот раз, присоединится сеньора Паоло, а с ней будет мой сын. Конечно, воспрепятствовать этой встрече он не сможет, но не думаю, что его попытаются удалить от сеньоры Паоло, а она от сеньоры Бегич не отойдёт. Мы будем в курсе всего, что предложит Росинелли, и если что, постараемся оказать противодействие. Это в том случае, если что-то будет замышляться против республики, если нет... возможно, даже поможем.

— Хорошо, так и поступим, — кивнул Орсиенто и как-то двусмысленно добавил: — Я на вас, Винсенте, очень надеюсь, очень.

 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 



Иные расы и виды существ 11 списков
Ангелы (Произведений: 91)
Оборотни (Произведений: 183)
Орки, гоблины, гномы, назгулы, тролли (Произведений: 41)
Эльфы, эльфы-полукровки, дроу (Произведений: 231)
Привидения, призраки, полтергейсты, духи (Произведений: 75)
Боги, полубоги, божественные сущности (Произведений: 167)
Вампиры (Произведений: 244)
Демоны (Произведений: 266)
Драконы (Произведений: 166)
Особенная раса, вид (созданные автором) (Произведений: 126)
Редкие расы (но не авторские) (Произведений: 107)
Профессии, занятия, стили жизни 8 списков
Внутренний мир человека. Мысли и жизнь 4 списка
Миры фэнтези и фантастики: каноны, апокрифы, смешение жанров 7 списков
О взаимоотношениях 7 списков
Герои 13 списков
Земля 6 списков
Альтернативная история (Произведений: 213)
Аномальные зоны (Произведений: 74)
Городские истории (Произведений: 308)
Исторические фантазии (Произведений: 97)
Постапокалиптика (Произведений: 105)
Стилизации и этнические мотивы (Произведений: 131)
Попадалово 5 списков
Противостояние 9 списков
О чувствах 3 списка
Следующее поколение 4 списка
Детское фэнтези (Произведений: 39)
Для самых маленьких (Произведений: 34)
О животных (Произведений: 48)
Поучительные сказки, притчи (Произведений: 82)
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх