Страница произведения
Войти
Зарегистрироваться


Страница произведения
Убрать выделение изменений

Гермиона Ватсон


Опубликован:
12.12.2014
Изменен:
Читателей:
34
Аннотация:
Старый фанф по ГП с небольшой продой. Холмс попадает в разум Гермионы.Добавлена прода с хронопутешествием.
 
↓ Содержание ↓
 
 
 

Гермиона Ватсон


Гермиона Ватсон.

Дело об одержимости мисс Грейнджер.

Маленьким девочкам не стоит гулять в одиночку по Лютному переулку. Эту истину вдалбливают все родители волшебники своим детям. Поэтому, когда в Лютном переулке появляется маленькая девочка без сопровождения, то все обитатели Лютного сразу понимают, что эта девочка маглорожденная. А значит, заступиться за нее будет некому, и она законная легкая добыча. Несведущие маглорожденные частенько забредают в Лютный в качестве туристов, потому что им с детства объясняли, что они живут в правовом государстве и всюду их защитит полиция. Но в магическом мире смотрят сквозь пальцы на права маглорожденных. И когда очередная дурочка пропадает в Лютном, то её родителям просто стирают память о том, что у них была дочь. Это дешевле, чем вести войну с преступными кланами и синдикатами.

И вот очередная дурочка бежит по Лютному, понимая, что старик в черном балахоне, спешащий за ней, вовсе не хочет дать ей конфет, а имеет весьма мрачные намерения, о которых она даже боится представить. Но место совершенно незнакомо, и спасение весьма сомнительно. Можно лишь выскочить в лапы другого мрачного типа. А освещение отвратительное, дорога в выбоинах. Что удивительного в том, что девочка падает и бьется головой о стену? И падает лицом в багровое пятно, подозрительно напоминающее высохшую кровь?

Старик в балахоне, торжествуя, достает веревку и собирается связать девочке руки. Это же живые деньги лежат! За свежую девочку можно не меньше пяти сотен галеонов выручить!

— Так, так! — услышал торжествующий старик, холодный женский голос: — Горбин? Ты уже не интересуешься торговлей? Уже на кражу девочек перешел? Неужели твой бизнес настолько плох?

Горбин в страхе отпрянул от девочки, увидев аврорскую мантию на девушке, которая стояла рядом.

— Ну что вы мисс...

— Тонкс!

— Ну что вы мисс Тонкс! Я просто хотел оказать пострадавшему ребенку помощь! А мой бизнес процветает, мне нет нужды в нелегальных делах, — криво усмехнулся старик, думая про себя "Молодая сучка. Только стажер, а гонору как у старшего аврора! С ней не сговоришься...".

— При помощи веревки? — иронично заметила Тонкс: — Я знаю лучшие способы оказания помощи. Энервейт!

Девочка очнулась и начала вставать, ощупывая шишку на голове. Тонкс её подхватила левой рукой, тогда как правую держала наготове с палочкой.

— Идите мистер Горбин, я сама позабочусь о пострадавшей, — холодно сказала Тонкс старику.

Тот пошел, скорбя об утерянной наживе. А аврор Тонкс повела девочку к выходу с Лютного переулка, попутно ругая её, за неосмотрительно выбранное место для променада.

— Но мне сказали, что лучшие редкие книги продают в лавке Горбина, — оправдывалась девочка.

— Ты сама чуть не стала товаром в лавке мистера Горбина, — прошипела Нимфадора Тонкс: — Запомни, в Лютном переулке ты только хороший кусок мяса стоимостью несколько сотен галеонов, а не покупатель. Тебе нужно изрядно подрасти, чтобы тебя считали не товаром, а покупателем!

Тонкс вывела её банку Гринготс и отпустила, предварительно вытерев лицо и грязный нос.

— Выглядишь, как истинная грязнокровка! И кровь, и грязь на лице. Как, хоть тебя зовут?

— Гермиона Грейнджер мисс...

— Мисс Тонкс.

— Спасибо вам мисс Тонкс. Вы спасли мне жизнь, наверное? У меня долг жизни перед вами? — хлюпнула носом начитанная девочка.

— К аврорам понятие "долг жизни" не относится. Это наша работа, — успокоила её Тонкс: — Просто не делай мою работу напрасной, и будь более осторожна. Полагаю, ты сможешь дальше выйти сама? Вон "Дырявый котел", видишь?

Девочка кивнула и пошла к "Дырявому котлу", где находился портал в обычный мир, без всякого колдовства. В магическом мире светило солнце, но когда она перешла в обычный Лондон, то зарядил дождь. Была уже поздняя осень.

— Послушайте Ватсон! — услышала девочка у себя в голове чей-то голос: — Было крайне непредусмотрительно выйти из дома без зонтика! На дворе осень! Вы же простудитесь!

Девочка ойкнула и огляделась, чтобы убедиться, что с ней никто не разговаривает.

— Ватсон, не вертите напрасно головой, а лучше бегите к остановке с навесом. Меньше промокнете, — опять раздался скрипучий голос.

Девочка в испуге побежала к остановке, не понимая, что происходит. В любом случае, совет показался разумным. Ей хотелось поговорить с неизвестным голосом, но она боялась, что окружающие не так поймут.

— Ты кто? — прошептала она: — Кто со мной разговаривает?

— Не обязательно шептать, попробуйте, Ватсон, говорить про себя, я все равно думаю, услышу, — ответил голос.

— Хорошо, я буду говорить про себя, — подумала девочка: — назовитесь, кто вы такой и почему со мной говорите?

— Вы уверены Ватсон, что хотите это узнать прямо на улице? Мне кажется, что в более спокойной обстановке удобней выслушивать шокирующие известия. Не люблю истерики в общественных местах. Давайте доедем до дома, — проскрипел голос.

— Меня зовут Гермиона Грейнджер, а не Ватсон, вы меня с кем-то спутали? — с надеждой спросила девочка.

— Увы, дитя, спутать невозможно. Но все позже.

После чего Гермиона, больше не услышав голоса, спокойно доехала до дома и пройдя в ванну, начала смывать грязь с лица и обрабатывать раны. Потом полностью залезла в ванну, чтобы успокоиться.

— Ватсон? Вы достаточно пришли в себя? Теперь с вами можно поговорить, о том, что с вами случилось? — раздался тот же мужской голос.

— Ой! — пискнула Гермиона и затонула с головой в ванне. Но под водой голос слышался столь же четко, что и на воздухе.

— Ватсон! Вы не захлебнетесь? Да успокойтесь же вы! Мне нужно с вами объясниться, чтобы вы не приходили в расстройство каждый раз, когда меня слышите.

— Кто вы? — спросила вслух девочка, вынырнув из ванны, вытирая лицо рукой.

— Мы же договорились, что можно отвечать про себя! — недовольно сказал голос: — Хотя, сейчас вас никто подслушивает, можете и вслух говорить. Я частный детектив, мистер Шерлок Холмс. Погиб при расследовании дела, как оказалось, связанного с магом в 1923 году. Мне уже тогда было 67 лет. Прямо скажем, с моей стороны это было авантюрой, лично преследовать в преклонных летах преступника. Но преступник выглядел еще старше меня, так что, если бы он не был магом, шансы были на моей стороне.

— Это все понятно, но непонятно, почему вы разговариваете со мной? — спросила Гермиона.

— Видимо мы имеем дело с разновидностью одержимости. Мой дух вселился, каким-то образом в вас мисс Ватсон.

— Вы что издеваетесь? Я Грейнджер! Сколько можно называть меня Ватсон? — рассердилась Гермиона.

— Вы напрасно сердитесь Ватсон, вы разговариваете не с живым человеком, а духом. А духи не столь свободны в поведении. Я смущен, что называю юную девочку по имени своего старого друга доктора Ватсона, но чувствую, что если перестану это делать, то со мной начнутся метаморфозы, амнезия, психозы... Вы ведь не хотите Ватсон, стать одержимой сумасшедшим духом? Имя "Ватсон" для меня вроде точки привязки к реальности. Пароль здравомыслия. Поэтому я буду звать вас Ватсон. По крайней мере, я осознаю ваш пол и возраст мисс Ватсон. Считайте это моим чудачеством.

— Уф! Хорошо, я поняла, но не могли бы вы на будущее, не общаться со мной в ванне и туалете? Я как-то не привыкла, слышать во время этого мужские комментарии. Когда я буду в своей комнате, мы сможем обсудить наше положение, — ответила Гермиона.

— Хорошо Ватсон, отложим нашу беседу, я не буду вас смущать, — согласился Холмс и замолк.

Гермиона, у которой, все сжималось от его голоса, наконец, немного расслабилась. Мысли были спутанные и вялые. Она с трудом понимала, что делать дальше. Наконец, она собрала волю в кулак и вылезла из ванны, быстро вытеревшись, оделась и пошла к себе в комнату. Сев за свой письменный стол и поглядев на книжную полку, она настроилась на рабочий лад. Мозг потихоньку стал включаться.

Она только недавно, в конце сентября, когда уже прошел её день рождения, и ей исполнилось 11 лет, познакомилась с магическим миром и разными нереальными вещами. К ней приходила профессор МакГонагал, которая принесла приглашение на следующий год поступить в Хогвартс. Она, так же, сводила её на Косую Аллею и позволила купить учебники на новый год и волшебную палочку. Одежду тогда брать не стали, полагая, что девочка еще может вырасти за год. А когда Гермиона спросила, почему к ней так рано пришли, то МакГонагал объяснила, что принято в 11 лет покупать волшебные палочки. Это необходимо для развития и так удобней посещать учеников. Гораздо хуже было бы откладывать всех на лето, и бегать каждый день. Времени могло бы не хватить.

Поэтому из маглорожденных своего курса, Гермиона одна из первых узнала о магии. И поскольку она прочитала, все, что уже купила, то ей хотелось узнать больше о традициях и обычаях магического мира. И вот сегодня она предприняла авантюру самостоятельной поездки на Косую Аллею. Но в магазине книг она не нашла ничего нового, из того, что разрешали покупать детям. В отдел взрослой литературы её не пустили.

И тут, какой-то старичок, посоветовал ей сходить в лавку Горбин и Бенкс, где "есть все". И она, послушавшись совета "умного взрослого" пошла в указанном направлении. И там... она вляпалась в неприятности. Теперь она одержима духом некоего мистера Холмса, который упрямо зовет её Ватсон. И что теперь делать?

— Я надеюсь, что вы не начнете с того, что вызовете из ближайшей церкви экзорциста, — раздался голос Холмса: — Уверяю вас, что я не демон. Похоже, моя душа задержалась в этом мире из-за стандартного феномена недоделанного дела. Я шел по следу преступника, и, погибнув, не захотел развоплощаться. А там, похоже, в мостовой, куда пролилась моя кровь, был камень силы, вроде осколка разбитого алтаря. И душа прилипла к нему, питаясь его силой. Я провел десятки лет в состоянии полудремы, хотя каждый раз, когда на камень наступали, я просыпался и оглядывал человека. В результате у меня уже неплохая картотека в голове на обитателей Лютного переулка. Они, конечно, не докладывали мне, о своих сокровенных мыслях, но у меня и так достаточно ума, чтобы понять, кто чего стоит. А также понимаю обычаи и логику поведения этих людей. О магии, я до сих пор мало осведомлен, хотя уже знаю достаточно, чтобы понять, что я не был маглом. Иначе бы не попал просто в магический мир. Слабые способности у меня были. Возможно, это помогало мне быть лучшим детективом своего времени.

— Но почему вы вселились в меня? — спросила Гермиона.

— Вы упали и ударились головой о камень силы. Ваша кровь пролилась на него и образовала связь с ним. Через эту связь я был притянут в более комфортное состояние обитания. Мозг волшебницы значительно комфортней грязного камня на мостовой. Теперь я могу не влачить жалкое существование полудремы, а активно общаться, мыслить, действовать.

— Что значит "действовать"? — насторожилась Гермиона.

— Ватсон, я могу в любой момент перехватить управление вашим телом. Но вы не бойтесь, если я это и сделаю, то только для нашего спасения. Мне не хочется вас утруждать своим присутствием. Но вы безрассудная маленькая мисс, поэтому я не буду давать обещаний, что не воспользуюсь своими возможностями для нашего спасения, — проскрипел Холмс: — Я старый и мудрый человек, и воля моя сильней вашей. А воля определяет победу в ментальной схватке. Но я не хочу вас ни подавлять, ни унижать. Относитесь ко мне как назойливому дедушке, который вас любит и опекает. Но, который, не позволит вам вытворять глупости, вроде той, что вы сегодня устроили.

Дело о Гарри Поттере.

— Полагаю, что чтение книг не относится к разряду "глупостей"? — осведомилась Гермиона у Холмса: — Потому что я намерена почитать сейчас.

И взяла "историю восхождения и упадка темных сил", чтобы как-то отвлечься от проблемы, с которой столкнулась. Она вчиталась, погружаясь в обстоятельства недавней магической войны с темным лордом. О некоем злобном Том-кого-нельзя-называть, который обижал маглорожденных и хотел власти, о некоем "избранном" младенце Гарри Поттере, который победил его, хотя никто не мог победить. О том, как он стал сиротой. У Гермионы даже слезы навернулись на глаза, хотя она читала уже второй раз.

— Ватсон! О чем вы рыдаете? Сиротские приюты забиты сиротами. Стоит ли рыдать о каждом? — осведомился Холмс: — Печально, конечно, но нервы стоит беречь. Судьба Гарри Поттера не печальней судьбы сына страховщика, который разбился с женой в аварии.

— Вы черствый сухарь! — обвинила его Гермиона, вытирая рукавом слезы: — Гарри Поттер не просто сирота. Он спас всех, и заслуживает большего почтения, и заботы, и внимания!

— Раз вы полагаете, что он его заслуживает, значит, он его имеет, — скучающим тоном сказал Холмс: — Не вижу тут источника волнений. Если вы сомневаетесь в этом, то посетите его и убедитесь, что мальчик, кстати, вашего возраста, живет получше вас. И скорей всего, избалован этим вниманием сверх меры. Так часто бывает.

— Почему вы считаете, что он живет лучше меня? — спросила Гермиона.

— Это элементарно Ватсон! Он наследник богатой семьи. На хлеб с маслом ему точно хватит, — ответил Холмс.

— Еда это не все, что нужно в жизни! — твердо сказала Гермиона.

— Ну, так посетите его и убедитесь, что он имеет и остальное. Может, тогда успокоитесь, — повторил предложение Холмс: — Это, в любом случае, менее опасно, чем хождение по злачным местам.

— Я не знаю его адреса, — нерешительно сказала Гермиона.

— А на что вам детектив в голове? — язвительно спросил Холмс: — Мисс Ватсон, я вас научу элементарной процедуре поиска людей. Для начала определите имя его родителей, потом поищем родственников.

— Тут написано, что родители это Джеймс Поттер и Лили Эванс. Поттеры древний род магов, а мать маглорожденная.

— Вот с маглорожденной матери и начнем!

— Почему с матери? — удивилась Гермиона.

— Потому что маги закрытый мир и поиск их родственников более труден. А поиск обычной семьи элементарен. Достаточно взять телефонную книгу. Раскройте её на букве Э. И ищите всех Эвансов. Хотя постойте, взглянем на год издания справочника. Да! Он как раз старый у вас, ему уже больше десяти лет. Хорошо, что не выкинули. В новом Эвансы могли сменить фамилию.

В справочнике Гермиона нашла колонку Эвансов, которых было 32 позиции. В некоторых были обозначены по несколько Эвансов с разными именами. Только в одной была Эванс Лили. Кроме нее, под тем же номером, еще была Петунья Эванс, Маргарита Эванс, Джон Эванс.

— Ну, вот предполагаемая семья Эвансов, которые мы ищем, — сказал Холмс: — Теперь мисс Ватсон, мы завтра сможем зайти в адресное бюро и сделать запрос на адрес этих имен. Сегодня уже поздновато. Ложитесь лучше спать.

— Завтра мне еще в школу надо будет идти, — сказала, зевая Гермиона.

— После школы, и прекратите со мной говорить вслух, кажется, ваша мать уже обеспокоилась, что вы с кем-то говорите.

Утром, когда Гермиона проснулась, она почувствовала, как её рука полезла в трусы и стала почесывать её между ног.

— Мистер Холмс! — прошипела Гермиона про себя: — Что делает моя рука у меня в трусах?

— А? Что? Ватсон? О, извините, еще толком не проснулся, — пробормотал голос Холмса: — Э... видимо проснулись мои телесные привычки, почесать, пардон, яйца поутру. Виноват мисс, забылся. Чесать все равно нечего.

— Еще одна попытка к изнасилованию, и я обращусь к экзорцисту! — сердито сформулировала угрозу Гермиона.

— Ватсон, Эми, ну что вы ей-богу! — в голосе Холмса чувствовалось смущение: — Я же говорю что машинально, думал, что это мое тело... Какое изнасилование? Что вы шьете мне?

— Как вы меня назвали? Какая я вам Эми? — прицепилась Гермиона.

— Ну, Ватсон, иногда хочется как-то снизить официальность тона, особенно когда моя рука в ваших трусах. Хочется обратиться по имени. Ну, не Джоном же вас называть?

— У меня есть имя!

— Ваше имя подходит старушке. Когда вам будет больше пятидесяти лет, то имя Гермиона будет уместно. А юной девочке нужно что-то покороче. А как сократить ваше имя? Герми звучит грубо, Миона слащаво. Только средний слог и можно как-то оформить во вменяемое имя. Потому я зову вас Эми. Коротко и благозвучно. Эми Ватсон. Чем вам не нравится? Все равно моей речи никто не слышит. Это лишь для внутреннего употребления, — порассуждал Холмс.

— Возмутительно. Мало того что фамилию переделал, так еще и имя исковеркал. Какую-то дурацкую Эми Ватсон придумал! Звучит, как будто я артистка варьете, а не волшебница! — возмущалась про себя Гермиона Грейнджер, одеваясь к завтраку.

— А, по-моему, вполне благозвучно. Эми Ватсон, хороший псевдоним, заурядный, незапоминающийся, вполне подходит для детектива, которому нужно представиться чужим именем, — благодушно рассуждал Холмс: — Представьте, что вы представитесь Гермиона Грейнджер. Вас же сразу запомнят только из-за нелепости вашего имени. Это все равно, что представиться Трахубольд Тщеславный! Или Златопуст Локонс.

— И что плохого в том, что меня запомнят? — поинтересовалась возмущенная Гермиона.

— А в том, что станете объектом недоброжелательного внимания. Вот сколько Грейнджеров в книге телефонов? Не больше двух-трех. Вас найти раз плюнуть! Есть у вас сила противостоять любой опасности? Если нет, то лучше быть незаметным. В природе яркую раскраску имеют только самые ядовитые и опасные существа. Вы же слабы как мышка и серость ваш удел, — наставлял Гермиону Холмс, пока она спешно давилась завтраком.

В школе, как обычно, Гермиону хотел обидеть один неприятный одноклассник Муфло Дракониди. Но Гермиона не реагировала на его подколки, поскольку была погружена в мысленный диалог с Холмсом. Тогда он решил перейти к рукоприкладству. И Холмс, первый раз перехватил управление телом Гермионы, и использовал прием джиу-джитсу на хулигане. Немного полежав и отдохнув Муфло погреб в класс вслед за всеми. Больше в тот день её не задирали.

После школы она нашла адресное бюро и, представившись Эммой Ватсон сделала запрос на поиск родственников Эванс (Петуньи и Лили). Погуляв полчаса, она вернувшись и заплатив пеню, получила справку, что Лили Эванс умерла, а Петунья сменила фамилию на Дурсль и живет в Литл-Уингинге Приват-Драйв 4.

Время на поездку еще было, и она пошла на вокзал, где на электричке за полчаса добралась в Литл-Уингинг. Там пошла по Приват-Драйв, нашла дом номер 4 и стала наблюдать. Гермиона, конечно, хотела сразу войти с расспросами, но Холмс сказал, что если есть время, всегда нужно осмотреться вначале. Его, что-то насторожило. Через 15 минут наблюдения с детской площадки, она увидела, как из дверей дома вылетел маленький мальчик в очках, как будто ему для ускорения дали затрещину.

Мальчик, выглядевший оборванцем, поправил штаны и пошел по улице в сторону магазина. Гермиона подошла к нему.

— Привет, я сюда недавно переехала. Меня зовут Эми Ватсон. А тебя как?

— Гарри Поттер, — пробурчал он смущенно: — Меня в магазин послали за продуктами. Я долго не могу говорить.

— Ничего, я тоже иду в магазин, — сказала Гермиона, а Холмс крикнул "Бинго!"

— Гарри! А ты с кем живешь? — начала распросы Гермиона.

— С дядей и тетей, — хмуро ответил Гарри: — А ты?

— Я тоже с дядей и тетей, — перехватил управление Холмс: — У меня родители умерли, когда я была маленькой, а ты почему живешь с ними?

— У меня тоже умерли. Давно. Говорят авария в автомобиле, — скупо отвечал Гарри.

— Все таки, с дядей и тетей хуже жить, — протянул Холмс: — Хотя мои неплохо относятся. Меня не бьют и кормят нормально. А у тебя как?

Гарри испуганно оглянулся на дом Дурслей.

— Знаешь, у меня есть проблемы, но не охота о них говорить, — нерешительно сказал Гарри: — Если ты недавно переехала, то сама скоро все узнаешь. От моего кузена Дадли в школе. Он там присматривает, чтобы со мной никто не дружил. И всех, кто со мной дружит, он бьет. Так что ты Эми будь осторожней. Со мной непросто заводить знакомство.

— У меня есть тоже кузен, он старше меня и относится неплохо. Думаю, он побьет твоего Дадлика, если он полезет ко мне. Мой кузен Шерлок, занимается боевыми искусствами. Он и меня научил приемам борьбы, — ответил Холмс и понизив голос спросил шепотом: — Что, тебя плохо кормят?

— Ну, неважно, это видно и по лицу, — усмехнулся Гарри: — Дадлик выглядит упитанней.

— У меня есть в доме своя комната, куда я могу приводить гостей, а у тебя есть? Или вы с Дадли в одной комнате спите?

— Есть комната. Она правда маленькая, гостей там не примешь. Чулан под лестницей, — нехотя сказал Гарри.

Гермиона в ступоре остановилась, на секунду перехватив управление телом. Но Холмс вновь взял контроль.

— Как-то не любят тебя родственники, — протянул он: — Не знаешь почему? Чем ты им так не угодил?

— Не знаю, — досадливо отмахнулся Гарри: — Ругаются, родителей моих ругают. По-моему, они еще с моими родителями были в ссоре. А я отдуваюсь.

— Но ты же стараешься с ними жить в мире? Сам не затеваешь скандалов? — спросил Холмс.

— А то? С ними только скажи слово поперек, сразу по шее получишь, — ответил Гарри.

— Работаешь по дому? — настырно продолжала допрос Гарри незнакомая девчонка.

— Работаю! С утра до вечера работаю! — уже зло ответил Гарри: — И завтраки, и обеды готовлю, и газоны стригу, и дом убираю, и машину мою...

— Тяжело тебе приходится... — задумался Холмс: — Но знаешь, возможно, скоро, максимум через год, твоя судьба изменится к лучшему. Спорим?

— С чего вдруг? — удивился Гарри.

— Я умею угадывать будущее, — с апломбом заявил Холмс: — Я волшебница!

— Ври больше! — улыбнулся Гарри.

— Знаешь, мы через год будем учиться в одной школе, куда Дадли не возьмут. А тебя возьмут. И ты тоже будешь учиться на волшебника. Только это тайна! Никому не говори. Жди, когда за тобой придет волшебник, и расскажет про школу волшебников. Но раньше лета за тобой не придут. Пока терпи.

— Эми, а я думал, ты в нашу школу поступишь уже в этом году! — огорченно сказал Гарри.

— Нет, я поеду к другим родственникам. Но знаешь, я сюда тоже буду заезжать. Мы еще встретимся.

Они еще поболтали до магазина, где расстались. Гарри глядя ей, вслед подумал, что хоть девчонка и чокнутая, но приятная. Хорошо бы еще её увидеть.

— Признаюсь, мисс Ватсон, я был неправ, — печально сказал Холмс: — Ваши беспокойства о судьбе этого мальчика имели основания.

Гермиона просто кипела от гнева, желая растерзать его родственников.

— И что мы будем делать? — спросила она Холмса.

— Практически ничего, — уныло сказал Холмс: — Дело можно считать закрытым. В лучшем случае мы можем его навестить, погулять с ним на улице, дать по шее его кузену. Что мы и сделаем попозже. Надо только подготовиться получше. Сейчас это был лишь первичный сбор информации. Фактически нам сразу повезло, мы нашли Гарри Поттера. И узнали об обстоятельствах его жизни.

— То есть как это "дело закрыто"? — возмутилась Гермиона: — Мальчика нужно спасать!

— Ватсон, нам пора домой, а то ваши родители заявят в полицию о вашей пропаже, — спокойно ответил Холмс: — Дома я устрою вам "сцену у камина", где объясню все, что вы не поняли. Нужно соблюдать стиль детектива. И скоро подойдет наша электричка.

Дома Гермиона и правда расположилась в кресле у камина, где Холмс ей начал объяснять, что он понял:

— Ватсон, вы помните, что я сказал сразу, когда вы печалились о судьбе Гарри? Я сказал, что мальчик вырастит избалованным чужим вниманием. Это был естественный исход, для столь популярной личности. Конечно, многое зависит и от характера, и, похоже, у Гарри есть стержень, который бы не испортил его в любом случае. Но дело не в этом. А в фактах. Факты таковы, что его поместили в атмосферу ненависти и лжи. Зачем? Случайно? Это невероятно. Очевидно, что это сделано намеренно. Невозможно случайно забыть о самом популярном ребенке. Значит, его готовят к чему-то? К чему? Все это дело такого уровня политики, что маленькой серой мышке Эми Ватсон туда лучше не соваться, если она не хочет в виде трупа поплавать в Темзе. Несомненно, что и кузен, мешающий заводить друзей и злобная тетя, заставляющая трудиться, и злобный дядя Вернон лишающий его еды и наказывающий регулярно, и соседи, игнорирующие трагичную судьбу ребенка, и учителя в школе, закрывающие глаза на тоже самое — все это звенья большого заговора против Гарри Поттера. Какова его цель? Он для чего-то нужен большим политикам. Чтобы вовремя выпустить его как джина из бутылки с некими политическими заявлениями, программой действий. Кардинально вмешаться при таком раскладе мы не можем. Единственное, что мы можем, это слегка сблизиться с ним, оказать скромную поддержку. Гарри Поттер только выглядит маленьким потерянным котенком, а на самом деле он фигура высшего уровня власти. И пригреть его у блюдца с молоком ты не сможешь. За ним постоянно следят.

— Но может узнать об его других родственниках и сообщить о судьбе Гарри? Ведь есть же у него родня среди могучих магов? — жалобно спросила Гермиона: — Может они облегчат его судьбу?

— Я боюсь, что если мы начнем копать дальше, то вы Ватсон потеряете веру в человечество, — ответил Холмс: — В большой политике не место сантиментам. Очень может статься, что оставшиеся родственники, которые были способны помешать планам политиков, либо мертвы, либо недееспособны, либо сидят по сфабрикованным обвинениям. Честно признаюсь, я всегда сторонился политики, потому что обычные убийцы и насильники у меня вызывали больше симпатии, чем политики. Уголовники, все-таки придерживаются каких-то элементарных моральных рамок и эмоций. Для политика нет запретных методов.

— И все-таки надо бороться! — упрямо заявила Гермиона.

— Для борьбы мы слишком мало знаем о магическом мире и его традициях, политических силах. Может статься, что вместо помощи, создав шумиху, мы погубим Гарри, — спокойно ответил Холмс: — Нам нужно учиться, собирать информацию, изучать саму магию. Не думаю, что наши эксперименты вслепую принесут пользу.

Дело об Фенрире Сивом.

— Для образования нужны книги, для похода за книгами нужна безопасность. Безопасность может дать оружие. Даже мои приемы джиу-джитсу не помогут в вашем маленьком теле, — рассуждал Холмс, пока Гермиона пыталась расчесать спутанные с утра волосы: — Послушайте Ватсон! Зачем вам копна на голове? Может сделать стрижку покороче? Ей-богу вам пойдет лучше! Длинные волосы это не ваш стиль. И можно будет обзавестись несколькими париками, с которыми так удобно менять внешность, чтобы уйти от преследования. Ваша неповторимая копна, это яркая примета внешности, при помощи которой вас опознают за милю. А с короткой стрижкой можно будет и в мальчика переодеться, как вариант. Если мы хотим достичь большего, в деле вашего образования, придется ходить в магазины Лютного и вообще много нелегального творить. Приметы нам ни к чему. И вы напрасно считаете, что копна вас украшает. Это не так. Вы выглядите дико. Да и не к чему вам, в вашем возрасте, привлекать мужчин. Только лишние проблемы.

Гермиона в отчаянии зарычав, схватила кошелек и побежала в парикмахерскую. Там ей недорого, сделали стрижку под мальчика, лишив густой копны на голове.

— Очень симпатично! — похвалил Холмс вид Гермиона, которая стоя у зеркала, завороженно смотрела, привыкая к виду своей тонкой шеи и ушей, которых не видела много лет.

— Определенно это ваш стиль! Сразу стало заметно, что ваше лицо симпатично, юная мисс, — присоединился парикмахер, хоть и не мог слышать комментарий Холмса.

— Мама будет огорчена, — нерешительно подумала Гермиона: — Ей нравилось меня причесывать.

— Но в школе волшебников вы будете одна, и причесать вас будет некому. Поэтому Ватсон, лучше вам привыкнуть заранее, к своему стилю.

— Вам больше нравится идея, что я смогу носить парики и шляпы, гримируясь под других людей, — огрызнулась Гермиона: — Хотя я не готовила себя к роли детектива. Мечталось о другом поприще. Поближе к науке.

— Эми, девочка! Я вовсе и не предлагаю стать тебе частным детективом, хотя, не сомневаюсь, мы бы смогли на этом пути преуспеть. Мои уроки, это лишь школа выживания в этом мрачном мире. Все взаимосвязано и за все приходится платить излишним риском.

— Скажите, — обратилась Гермиона к парикмахеру: — А вы не могли бы сделать из моих волос парик?

— Любой каприз за ваши деньги! — усмехнулся парикмахер: — Но это будет дорого. И долго.

— Хорошо, тогда я пока их заберу, а потом может, надумаю сделать парик, — сказала Гермиона, забрав пакет со своими волосами.

По дороге она зашла в магазин, где купила четыре недорогих парика из искусственного волокна, но вполне похожих на настоящие. Теперь Гермиона могла быстро стать блондинкой, брюнеткой, рыжей и коньячной шатенкой. Потом подумав, она взяла еще нелепый розовый парик, который Холмс брать не рекомендовал, как слишком яркий. Он ей напомнил Тонкс. Домой она шла в парике привычного для родителей оттенка. Хоть и был вдвое короче бывших волос, но все же не так радикально менял её внешность. По крайней мере родители должны узнать.

Но родители уже ушли на работу, и Гермиона, овладевшая алохоморой, пошла к оружейному сейфу отца. Там она достала отцовский браунинг и снарядив его, приладила к подмышечной кобуре, которую тоже позаимствовала из сейфа. Сбруя была не того размера, но подогнать удалось вполне. Система пистолета Холмсу была мало знакома, и он какое-то время провозился с ним, перехватив управление телом Гермионы. Он упражнялся выхватывая его и вкладывая назад, спускал курок без магазина. Наконец, он счел, что справится и они отправились на Косую аллею. Палочку Гермиона тоже прихватила и держала на поясе, как кинжал. Впрочем, кинжал тоже был. Симпатичный серебряный кинжал в ножнах.

Мантия с капюшоном скрыла её арсенал от посторонних глаз. Когда они вышли к остановке автобуса, Гермиона была брюнеткой.

— Фух! Как будто на войну иду, — без энтузиазма подумала Гермиона: — Боязно как-то.

— Спокойно Ватсон! Весьма низка вероятность, что полиция заподозрит и начнет обыскивать маленькую девочку. Такие сумасшедшие только в кино бывают, — ответил Холмс.

Когда она доехала до "Дырявого котла", то пошла сразу в сторону Лютного переулка. Денег было мало для покупок. И был план, поймать кого-то на живца. Живцом была сама Гермиона. Раз уж у них такие традиции, чтобы маленьких девочек обижать, то и сама девочка имеет право обидеть, кого-то.

Она встала в нише, которую выбрал Холмс, слившись со стеной, и стала ждать. Холмс комментировал состояние прохожих на глаз, многих узнавал. Некоторые люди были вполне порядочными, и Гермиона не имела к ним претензий. Наконец, прошел один плохой тип, у которого могли быть деньги с собой. Гермиона уже собралась выглянуть, чтобы привлечь внимание негодяя, но Холмс неожиданно её остановил. Кто-то шел следом. И это был не совсем маг.

— Оборотень! — передал мысль Холмс и схватился за ручку кинжала, перехватив управление. Оборотень, имевший прекрасный нюх, вдруг замедлил шаг, и пошел тише. Он учуял девочку. Маленькую и сладенькую, как он любил. Он подкрался и выскочил резким прыжком перед ней. Он даже пригнулся пониже, чтобы испугать девочку, и рыкнул своей оскаленной мохнатой мордой. И в следующее мгновение серебряный кинжал торчал в его левой глазнице. Он простонал от неожиданности и стал падать, отключившись. Рука Гермионы дернула его на себя, и он ввалился в нишу между домов, она еле успела посторониться. Холмс, продолжая ей управлять, застыл прислушавшись. Потом сноровисто начал обыскивать тело. Обычно оборотни были очень бедными. Но этот был исключение. Он имел большой кошелек и безразмерную сумку. Еще в рукаве было две палочки.

— Это Фенрир Сивый! — восторженно передал мысль Холмс: — Самый гнусный из оборотней! Нам дико повезло подловить его. Он совершенно не был готов к атаке. Обычно у оборотней отличная реакция, но сейчас он куражился просто.

Гермиона смотрела с ужасом, как её рука вытащила кинжал из глазницы и вытерла об одежду оборотня, а потом сунула в ножны.

Собрав весь улов, она пошла на выход с Лютного. На сегодня девочке приключений хватало. Она отчаянно попросила Холмса ехать домой. Но когда на Косой Аллее они пошли мимо книжного магазина, она все же решила задержаться и предложила посмотреть, что есть в продаже. Холмс с пониманием отнесся к этому способу отвлечься для нее. Она полазила в книжных развалах, полистала, и отобрала десяток книг, потом еще Холмс, своей волей добавил пять книг. Книги были дорогие, но в кошельке оборотня, было более чем достаточно для оплаты. Книги спокойно умостились в сумку оборотня, даже не увеличив вес её.

Теперь Гермиона ехала домой довольной, даже забыв, что мантия пропиталась пятнами крови оборотня. Только дома она вспомнила обо всем и срочно бросилась стирать мантию и мыться сама, с отвращением оттирая губкой тело и руки. Начался отходняк после адреналиновой атаки. Тело девочки трясло, и Холмс как мог её успокаивал, рассказывая, что убитый оборотень был мерзким злодеем и специально любил устраивать охоты на детей. Что даже он пробирался к школе Хогвартс, чтобы пытаться украсть учеников, гуляющих в лесу.

Когда Гермиона выпила горячего чая и успокоилась, она решила осмотреть содержимое сумки. Первым делом она вытащила свои книги. А потом она вытащила... девочку. Вначале она взвизгнула думая, что это труп. Но потом поняла, что это заклинания оцепенения. Она использовала "фините инкантатем", а потом "эннервейт", и девочка ожила к ее радости.

— Хорошо, по крайней мере, не придется прятать труп, — хладнокровно заметил Холмс: — Но какова сволочь этот Сивый! Уже украл одну и еще хотел прихватить.

Девочка медленно встала и огляделась, увидев Гермиону, она успокоилась немного, но спросила:

— А где тот оборотень?

— Потерялся по дороге, — улыбнулась Гермиона.

— А ты кто? — настороженно спросила девочка.

— Та кто тебя спасла. Зачем он вообще ворует девочек? — сердито спросила Гермиона.

— Лучше и не знать, — поежилась девочка. Потом она начала расти и стала... аврором Тонкс.

— Тонкс!!! — завизжала радостно Гермиона, бросившись к ней на шею.

— Мы знакомы? — смутилась Тонкс.

— Я просто подстриглась. Я Гермиона! Ты меня неделю назад спасла!

— Ну и ну! — пораженно сказала Тонкс и села: — Отплатила значит? Вот так совпадение! А где мы это?

— У меня дома. Ты лучше расскажи, что за тайную миссию аврората ты исполняла в его сумке? Следила, небось? — со смехом спросила Гермиона.

— Тебе смешно, а мне не до смеха, — покрутила головой Тонкс, у которой самой начался отходняк и трясучка рук. Гермиона принесла ей горячего чая и начала допрашивать:

— Позволю предположить, что раз ты изображала маленькую девочку, то ты ловила кого-то на живца?

— Ну-да, — уныло сказала Тонкс: — Ловила я обычного мага, для него моя маскировка достаточна. А у оборотней нюх хороший. Он издалека меня расколол и парализовал. Очнулась только здесь.

— Неужели ты одна была? Ведь должен был быть напарник? — удивилась Гермиона с подсказки Холмса.

— Был напарник, не знаю, что с ним, — нахмурилась Тонкс.

— Если ты его найдешь живым и здоровым, то скорей всего у него и деньги лишние завелись, — предположил Холмс губами Гермионы.

— Что-о-о? — возмутилась Тонкс: — Откуда такие предположения?

— Думаю, что Горбин не забыл одну нахальную девчонку авроршу, которая вырвала из его лап добычу. Для него это вопрос престижа, — ответила Гермиона.

— Ты кто такая вообще? Рассуждаешь как взрослая, — подозрительно прищурилась Тонкс: — Может ты тоже метаморф?

— Я сейчас, — крикнула Гермиона и выскочив в коридор, достала из сумки розовый парик и напялила. Потом торжественно вошла перед удивленным взором Тонкс.

— Ну, точно, метаморф! — заключила Тонкс и её голова порозовела тоже. Гермиона со смехом сняла парик.

— Ни какой я не метаморф! Просто я умею думать и делать выводы. Слишком много случайностей. Оборотень шел явно подготовленный. Даже сумку прихватил, чтобы оттащить тело заказчику нетронутым. Твой приятель напарник был в деле. И ведь это он тебе предложил поработать живцом?

— Ну да! Он... Джон Норман, я тебя убью! — прорычала Тонкс и волосы стали красными.

— А заказчик, предположительно, Горбин, если ты не успела еще с кем поссориться за неделю, — резюмировала Гермиона: — И пускать на самотек это не стоит. Он еще кого нанять может. Надо нам к нему наведаться, да погулять в магазине. Пострелять...

— Слушай сестренка, вначале расскажи свою историю! Потом уже планы строить будем! — отрезала Тонкс.

— Ну, история простая, но фантастическая. Забралась я опять на Лютный переулок, и стало мне страшно, что-то. Забилась в нишу между домами и стою замерев. Идет кто-то. Я схватила ножик, а тут морда страшная, как выскочит, как рыкнет, я его в глаз и заколола. Серебряным кинжалом. Потом я у него сумку прихватила и убежала домой. А дома смотрю — в сумке моя спасительница Тонкс сидит! Чудеса, да и только!

— Как ты смогла его заколоть? В голове не укладывается...

— Тебя он скрадывал, как взрослую потому что, ты пахнешь женщиной. А я пахну девочкой и меня он не боялся, а решил поиграть, попугать. Вот и наскочил на ножик, — обстоятельно объяснила Гермиона.

— Ах ты, бобренок мой! — налетела на нее Тонкс и схватив на руки закружила: — Ты даже не представляешь какой подвиг совершила! Тебе орден нужно дать! Вот у меня к тебе точно долг жизни!

— Нет, несчитается, — смеясь, отбивалась Гермиона от взбесившегося метаморфа: — Тебя, скорей всего, по моей вине взяли. Изначально моя дурость виной всему.

Тонкс угомонилась, но сказала серьезно:

— А я считаю.

— И давай не будем умножать нашу дурость поиском славы и орденов, — так же серьезно заявила Гермиона: — Сивый был главой клана оборотней? Значит, тот, кто получит награду за него, получит и вендетту от клана? И зачем маленькой девочке такие проблемы? Да и тебе не стоит в это лезть. У тебя уже есть один кровник в виде Горбина. Зачем тебе еще куча оборотней?

— Ты права, — нахмурилась Тонкс: — Ну, её эту славу! Но какая ты умница? Откуда что берется? Мыслишь как аврор со стажем.

Дело о бытовом насилии и привидениях.

— Да уж! К чему громкая слава? — сказала Гермиона: — Что-то не хочется быть вторым Гарри Поттером.

— А что ты знаешь о Поттере? — спросила Тонкс.

— Как-то встретила его на улице — впечатление жуткое. Ребенок не кормленный, избитый, живет как в Освенциме, у своих родственников маглов. В качестве домашней прислуги.

— Да ты что?! — Тонкс приложила руку ко рту: — Может другой Гарри Поттер?

— Нет, тот самый, я поверяла, сын Лили Эванс и Джеймса Поттера. Слушай, ты не знаешь его родственников среди магов?

— Знаю. Я его родственница. Ближе на свободе нет. В Азкабане сидит еще дядя Сириус. В смысле мой дядя, а для Гарри он крестный отец.

— Так, так... — задумался Холмс в голове Гермионы: — Сидит все-таки? И за что он сидит?

Гермиона переадресовала вопрос.

— Считается, что он предал его семью, — пожала плечами Тонкс: — Но непонятно, как крестный отец может предать крестного сына? Магия должна была наказать. Это же серьезный магический обет. И еще каких-то маглов убивал, когда гнался за Петигрю.

— А Петигрю это кто?

— А Петигрю это друг семьи Поттеров. Который типа геройски погиб.

— А в чем его подвиг героизма? Он вообще, причем тут? Почему за ним Сириус так гнался, что не разбирал, кого бьет?

— Кто его знает?

— Дело явно пахнет подставой, но кому и зачем понадобилось подставлять Сириуса? — спросила Гермиона.

— Не знаю.

— Если это сложить с тем, что я знаю о Гарри, то получается одно дело. Кому-то очень хотелось, чтобы Гарри рос среди маглов, которые его ненавидят. И Сириуса посадили, только как потенциальную помеху, которая могла вмешаться в этот план. Какая-то большая политика...

— Это уже паранойя! Так не бывает... — не захотела верить Тонкс.

— Дело в том, что когда я увидела Гарри и как он живет, осмотрелась. То вывод очевиден — за Гарри присматривают. Вся ситуация неестественна. Так не бывает, чтобы люди забыли о самом известном ребенке в магоанглии. Его там намеренно прячут и гнобят с неизвестными целями. Предположительно, он скоро пойдет в Хогвартс и его начнут использовать в большой политике как послушное орудие. А для этого ребенок должен быть тихим и забитым. Чтобы управлять легче. Но, по-моему, они там перестарались. Как бы Гарри вообще не стал инвалидом. Слишком уж ненавидят его родственники.

— Надо его украсть! — разозлилась Тонкс.

— Я тоже сначала так подумала. Но потом поняла, что еще хочется пожить. И Гарри можно только навредить. И тебе не хочется судьбы Сириуса, — ответила Гермиона: — Надо лишь как-то тонко помочь Гарри. Осторожно, чтобы самим не погореть. Мы можем как две девочки, не внушающие подозрения еще раз наведаться к ним и все разведать. Кто там присматривает, какая сигнализация. Какие заклятья на родственниках лежат. Ну, хоть что-нибудь, что сможем понять. И на психику родичей маглов надавить можно... Слушай! Ты видела портрет матери Гарри?

— Кажется, видела, рыженькая такая... — ответила Тонкс.

— Надо будет найти фото получше и перевоплотиться в нее! Тебе, конечно, — вдохновенно сказала Гермиона: — И представь, вечером, к сестре Петунье, которая мучит Гарри, является её покойная сестра и грозит пальцем из окна! Вот она испугается!!! А испугавшись, начнет к Гарри относиться лучше.

— А что? Может сработать! Голова! Стриженная! — обрадовалась Тонкс: — Я пойду, дома поищу фотки Лили Эванс. Когда думаешь пойти на дело?

— Ты еще не забывай о Горбине, с которым тоже придется разбираться неофициально, но завтра воскресенье, у меня свободный день. Его можно с утра потратить на осмотр Литл-Уингинга и общение с Гарри, а вечер на явление призраков к Дурслям. А уж к Горбину придется другое время искать. Подготовка нужна посерьезней. Планирование... Давай утром завтра встретимся и к Гарри съездим!

Утром Гарри постригал газон, когда ему помахали две блондинки-близняшки его возраста.

— Привет Гарри!

Он удивился, вначале не узнав Эми Ватсон. Но она ему напомнила о себе и представила свою сестру Лили Ватсон.

— Ух, ты! У тебя есть сестра-близнец? А почему ты белой стала? — спросил Гарри, не выключая газонокосилку, чтобы Вернон не выскочил.

— Мы обе перекрасились! — похвасталась девочка: — А ты как? Можешь потом выйти погулять с нами? Мы тебя будем ждать на детской площадке. А то мы только на один день приехали к родственникам. У нас целая сумка печенья! Угощаем.

— Попробую! — нахмурился Гарри, думая как бы смыться от Дурслей. Мысль о печенье ему сжала живот. Да и девочки интересные... Но после газона ему пришлось мыть машину, убирать в доме, чистить овощи для обеда... А Дадли уже давно убежал гулять. Когда, наконец, под видом выноса мусора, Гарри сбежал из дома через два часа, он уже не наделся встретить сестер Ватсон. Но они его еще ждали. И не одни. Еще на площадке была вся банда Дадли. Они были привязаны к карусели и девочки развлекались тем, что вертели их со страшной скоростью, время от времени лупя палкой по тому, куда попадали. Гарри осторожно остановился, не выходя на площадку, боясь потом мести Дадли и его парней. Но девочки, увидев его, побежали ему навстречу, забыв о банде, которая продолжала крутиться еще долго.

— Не бойся Гарри! На такой скорости они тебя не разглядят, пошли в другое место, — сказала Эми (или Лили?). Они подхватили его под руки, и повели в сквер.

— Давай устроим уикенд! У нас корзинка с едой и сок! — радостно крикнула одна из сестер: — Может там нам никто не помешает? Эти мальчишки были такие наглые и противные! Они нас даже побить хотели! И обокрасть! Но мы им наподдали! Я ведь говорила, что знаю приемы борьбы? А сестра Лили еще лучше меня дерется!

— А ты все не шел... мы и решили их пока покатать на карусели. Они там целый час уже катаются! Дважды проблевались друг на друга, — засмеялась вторая блондинка.

— Фу! Лили Ватсон! Не порти мне аппетит! Не хочу вспоминать об этом, — сморщилась Эми Ватсон.

Они расположились на травке среди деревьев. Погода была ясной, хотя был уже октябрь. Там они перекусили и обменялись новостями. В основном они выспрашивали Гарри, как он живет. А Гарри ужасно стеснялся, что объедает их. Но они настойчиво пичкали его едой и продолжали расспрашивать. Выспросили даже как устроен дом и расположение комнат, кто где живет. Как стоят кровати. Гарри смущало такое подробное изложение их жизни, но они объясняли, что хотят сделать модель дома из картона для кукол, и им нужно знать, как лучше сделать. Даже рисовали подробные планы на блокноте.

Ушел Гарри сытым и довольным, за что сразу дома получил нагоняй. Дурслей беспокоило, что Дадлик еще так и не вернулся, хотя уже начинался вечер. А на площадку никто не заходил, потому что дети видели там банду Дадли, и они еще три часа провели там связанными с кляпами во рту. Когда, наконец кто-то пришел они обрадовано замычали, что наконец их развяжут, но вместо этого они увидели опять страшных сестер Ватсон, которые вновь начали крутить карусель и лупить их палками. А через полчаса, когда уже темнело и начал накрапывать дождик, сестры остановили карусели. А одна сказала жутким голосом:

— В полночь сестра, если их никто не отвяжет, мы придем и выпьем их кровь.

А у другой, как увидели перепуганные пацаны, сразу начали расти изо рта длинные клыки, и глаза стали кроваво-красными.

— Да! Мы придем за ними! — прошипела вторая. После чего вся банда дружно обделалась от страха. А сестры захихикали и убежали.

— Теперь понятно, почему они такие сильные! — простонал Дадли дрожащим голосом: — ОНИ ВАМПИРЫ!!!

— Нам конец! — завыл дурным голосом Пирс Полкисс.

Под вечер, Вернон и Петунья отправились было искать Дадли, но навстречу им вышла рыжеволосая девушка с зелеными глазами.

— Петунья! Как мой сын Гарри? Ты его обижала сука! — прошипела она.

— Ли-или-или?!! — проржала внутренняя лошадь Петуньи: — Ты жива?

— Я мертва! Но я и мертвая, тебе горло порву за своего сына, если обидишь еще раз! — зашипела Лили, лицо которой стало меняться в сторону вампирского. Дурсли заверещав, бросились бежать домой.

Потом две хохочущие блондинки сели на последнюю электричку в Лондон. А банду Дадли отвязал только на следующее утро дворник. Для Дадли эта ночь окончилась заиканием, а Пирс Полкисс поседел местами. Слишком страшно было ждать вампиров. А когда Дадли узнал, что в дом тоже приходила вампирша, мать Гарри, с ним случился длительный обморок.

Дело о Горбин и Бенкс.

К Горбину зашли две смутно знакомые ему юные брюнетки, похожие как близнецы. В магазине никого не было, но девочки не вызывали угрозы. Обычные первокурсницы. Странно было только, что без родителей. Маглорожденные наверное. Горбин даже прикинул, что смог бы один их оглушить и засунуть в подвал, для дальнейших забав. Он уже приготовил палочку, когда одна отошла, разглядывая витрины с амулетами и книгами, а другая повернулась к нему спиной, глядя на дверь.

Но только он достал палочку, направив в спину первой у двери, как раздался выстрел и после этого голова Горбина с дыркой, уже ничего не могла помнить в принципе. В том числе, кому и как мстить он будет. Первая брюнетка быстро подперла дверь стоящей рядом тумбочкой и обернулась. Они вдвоем споро начали складывать, что поценнее, в безразмерную сумку. Туда летели книги и артефакты и кошель с деньгами, палочки ассорти, но при этом одна из них четко показывала, что ни в коем случае нельзя трогать руками из проклятых артефактов. Впрочем, руками они не трогали ничего. На них были перчатки из драконьей кожи. Через пять минут приступ шопинга у девочек иссяк и они чинно вышли на улицу, наложив после выхода на дверь коллопортус.

У Горбина была и крыша и сигналки. Но она реагировала только на магическое нападение. Про пистолет Горбин не подумал. А не чего маленьких девочек обижать, которые еще колдовать не умеют толком!

— Ну, кажется, все! За тебя и меня отомстили! — сказала Гермиона, в кресле у камина. Тонкс удовлетворенно кивнула.

— Теперь будем хабар делить? — спросила Гермиона.

— Да Мерлин с тобой! Я же аврор! — отказалась Тонкс: — Мне не положено. Еще спалюсь. Бери себе все. Мне главное, что проблем больше не будет с этим идиотом, и то хорошо. А то совсем обнаглел, авроров покупает, что бы своих предали. С Джоном бы еще разобраться... но это тебя уже не касается.

— И все же, сестричка Ватсон, посоветуйся со мной, если чего надумаешь, — предупредила Гермиона: — Вдруг что подскажу. Я фартовая.

А в Лютном поползли слухи о девочках-киллерах, которые уже и Сивого зарезали и Горбина ограбили и убили. Авторитеты рушились один за другим. Флетчер эти слухи передал Дамблдору, который нахмурившись сопоставил их с другими девочками-вампиршами из Литл-Уингинга. Ему долго пришлось лично успокаивать Дурслей, подтирать им воспоминания, чтобы избавить их от ужаса перед Лили, которая придет и отомстит за своего сына. В памяти Гарри сохранились даже имена этих сестер — Эми и Лили Ватсон. Возможно, Лили и пугала их притворившись матерью Гарри. Непонятно только как? Иллюзия? Но колдовство не было зарегистрировано. Оборотень-метаморф? Странно, кому понадобилось лезть в это?

Об этой истории Дамблдор узнал, только спустя месяц, когда миссис Фиг забила тревогу, увидев Гарри в новом костюме, сытого и улыбающегося, довольного жизнью. Целый месяц щенок Поттеров нахально наслаждался жизнью, освобожденный от домашних работ. Он же так мог совершенно отбиться от рук! Вырасти неуправляемым и дерзким. Но ближе к рождеству все вернулось на круги своя — Гарри голодал в чулане и ходил в обносках. Сердце Дамблдора возрадовалось. Все идет как надо. Гарри растет послушным и прилежным мальчиком. Процесс пошел. Ушную серу ему в конфеты!

Дело об ожерелье СИМ.

Тонкс помогала Гермионе разобраться в куче артефактов из лавки покойника Горбина. Она накладывала на них диагностические заклинания авроров, которые давали приблизительную информацию о степени вредоносности артефактов.

— Ну, есть что-нибудь безопасное, что можно уже попробовать? — нетерпеливо спрашивала Гермиона. Тонкс подала ей ожерелье из серебра.

— Вот это ожерелье, вроде безопасно. Оно дает некие знания. То есть влияет на мозг, но лишь оповещая о чем-то. Его можешь пробовать. Остальное влияет как-то непонятно, то на энергетику организма, то на магию... Надо еще разбираться, — ответила Тонкс.

Гермиона схватила ожерелье и сразу, встав перед зеркалом, одела на шею, застегнув защелку. Потом полюбовалась.

— Ну, что? — спросила Тонкс.

— Вроде, мне идет, — ответила Гермиона.

— Я не про это. На мозг влияние есть? Что-то видишь новое? — уточнила Тонкс.

Гермиона начала оглядываться, но ничего не изменилось.

— Ничего не вижу нового, все как обычно... Ой!

Перед Гермионой появилась надпись "активировать сетевой интерфейс магии? Ответ мысленно — Да или Нет?"

— Что случилось? — насторожилась Тонкс.

— Надпись горит перед глазами. Предлагает активировать артефакт.

— Ну, так активируй!

Гермиона сказала мысленно "Да" и вокруг нее загорелись столбики цифр, табличек, надписей... К разным предметам в комнате шли картуши со стрелками, несущие различную информацию.

— Как интере-е-есно! — протянула в восхищении Гермиона: — Вокруг столько информации, надписей... надо почитать.

— Читай, — откликнулась согласно Тонкс.

— Тут даже есть информация по артефактам, но более подробная, чем твои заклинания диагностики. Такое ощущение, что магия это большой компьютер.

— Эми, тебя же не удивляло заклинание времени, когда цифры из ниоткуда время показывают? — усмехнулся Холмс, который, наконец, оживился у нее в разуме, увидев нечто достойное его аналитических способностей: — Здесь, Ватсон, тоже самое, но в большем количестве. Очень подробная картотека на все предметы и людей. Магия и есть некий искусственный разум, который систематизирует информацию, и дает силы управления реальностью. Магия не стихия бездумная. У нее есть свои законы, традиции, алгоритмы. Для выживания в ней нужна правильная стратегия поведения. Этот замечательный артефакт сильно упростит твой прогресс в магическом мире. Только нужно разобраться в его возможностях.

Гермиона посмотрела на надписи над Тонкс и начала вчитываться.

Нимфадора Тонкс.

маг 14 уровень.

мана 650 ед, максимум.

атака 24 (+16 аврор)

защита 35 (+20 аврор,+22морфинг)

магическая атака 32 (+13 аврор)

предвидение +40

индивидуальные способности: морфинг тела.

родовые способности: отключены.

родовые проклятия: неуклюжесть.

состояние: отдохнувшая

— Я думала у меня нелепое имя, но ты меня превзошла Нимфадора! — засмеялась Гермиона.

— Что? Там даже мое имя написано? Не называй меня так, нелюблю, — недовольно сказала Тонкс.

— А почему у тебя в родовых способностях написано "отключено"? — спросила Гермиона.

— Наверное потому, что нас изгнали из рода Блек с матерью, — поморщилась Тонкс: — Там хоть что-то хорошее есть обо мне?

— О! Ты выглядишь очень круто! Сейчас сравню с собой, чтобы понять, насколько ты крута, — сказала Гермиона и пошла к зеркалу. Там над её отражением сразу появился картуш с надписями.

Гермиона Грейнджер

маг 2 уровень

мана 130 ед, максимум.

атака 9

защита 12

магическая атака 20

предвидение +20

индивидуальные способности: пожиратель знаний.

родовые способности: отсутствуют.

родовые проклятия: отсутствуют

состояние: отдохнувшая, одержима духом-хранителем

— Фу! Я имею бледный вид рядом с тобой! — огорченно сказала Гермиона: — Ты меня в разы превосходишь по уровню.

— А чего ты хотела? Ты еще даже в школу волшебства не ходила, — усмехнулась Тонкс.

— Тут еще везде есть сноска "продвинутая справка только для участников испытаний", а еще есть "меню для участников испытаний" — заинтересовалась Гермиона: — Попробовать что ли стать участником? Это что-то вроде обучения, наверное? С последующими бонусами...

— Ну, не знаю, что сказать. Испытания могут быть опасными... — засомневалась Тонкс.

Гермиона прикоснулась к надписи "стать участником испытаний". Загорелось "подтвердите, сказав — ДА согласна."

— Да, согласна! — кивнула Гермиона. После чего загорелось новое сообщение:

"Теперь вы участник испытаний магии или коротко ИГРОК. Выберите имя игрока. Варианты — Гермиона Грейнджер, Эми Ватсон."

Гермиона ткнула в свое имя, и сразу загорелось предупреждение:

"Если вы выберете имя Гермиона Грейнджер, то лишитесь духа-хранителя".

Гермиона поморщилась и ткнула в имя "Эми Ватсон".

"Поздравляю, вы стали игроком с именем Эми Ватсон. Происходит изменение вашего статуса, в связи с пройденными испытаниями и обретенными дарами."

Эми Ватсон

маг 2 уровень + 3 ур. (убийство босса-оборотня) + 1 ур.(убийство темного мага) = 6ур.

мана 130 + 220, половина

атака 15 + 30(при активации духа)

защита 20 + 40(при активации духа)

магическая атака 30 + 10(при активации духа)

предвидение 30 + 100(при активации духа)

индивидуальные способности: пожиратель знаний.

родовые способности: отсутствуют.

родовые проклятия: отсутствуют

состояние: отдохнувшая, одержима духом-хранителем

— Ого! А я сильно продвинулась к тебе, после регистрации, хотя еще маловато, — восхитилась Гермиона. И вошла в меню игрока.

"Смысл испытаний в получении даров магии, меняющих статус.

Список предлагаемых испытаний и даров за них.

Степень прохождения текущего испытания.

Список активированных артефактов.

Содержание сумки игрока.

Список наказаний за невыполнение взятых заданий.

Расширенный статус и состояние игрока. Выбор бонусов."

Гермиона стала смотреть список предлагаемых испытаний.

1) Расследовать дело Сириуса Блека. + 1000

2) Расследовать дело о плохой опеке Гарри Поттера + 500

3) Расследовать дело о гибели родителей Гарри Поттера + 1000

4) Установить личность наблюдателя за Гарри Поттером +200

— Не нравятся мне эти дела, — проскрипел недовольно Холмс: — Фактически это одно дело. И оно дурно пахнет. Если требуется обязательный выбор, то можно взяться за предпоследнее. О нем мы меньше всего знаем. Есть надежда, что там все не так политически актуально. Все-таки, срок давности изрядный. И возможно, что официальная версия подтвердится. То, что рождественские каникулы скоро, это хорошо. А то, что зима и снег, это плохо. Кстати, мисс Ватсон, придется вам учиться перевоплощаться в старушку Сервиону Кранкер, или как-то так. В качестве бойких девочек мы уже наследили изрядно. Старушкой по зиме быть лучше, они теплее одеваются и любят посидеть. Для слежки удобней быть старушкой.

— Какая слежка для дела десятилетней давности? — вслух крикнула Гермиона.

— Ты о чем? — не поняла Тонкс, листающая фолиант о редких ядах.

— Да думаю о плане мероприятий на каникулы, спорю сама с собой, — смутилась Гермиона.

— Ох, и деловая ты колбаса! — восхитилась Тонкс: — Ни секунды покоя. В авроры пойдешь, через полгода аврорат возглавишь.

— Тебе будет тяжелое задание, старшая Ватсон, — заговорил Холмс устами девочки: — Насколько родственные чувства ты питаешь к Гарри?

— Ну, хотелось бы облегчить парню жизнь по мере возможностей, — пожала плечами Тонкс.

— А выдержишь внедрение в образе Гарри в течении нескольких дней? Так чтобы не спалиться и не поубивать всех?

— Ну, ты и задачи ставишь, — напряглась Тонкс.

— Но ведь Гарри выдерживает эту жизнь уже десять лет?

— А зачем? Парню каникулы сделать хочешь?

— Не только, нужно разнюхать, кто за Гарри наблюдает, кроме самих Дурслей и кому стучат. Срисовать портреты всех статистов. Дело поставлено самой магией! Я его через амулет сейчас считала.

— Несколько дней, это сколько? — прищурилась Тонкс.

— Трое суток, максимум четверо, больше не понадобится. Я Гарри свожу за это время в Годрикову лощину на могилки родителей. Надеюсь в Рождество Дурсли не будут бесноваться, и выводить тебя из себя.

— А Гарри не опознают?

— Замаскируем! Зимняя одежда, это хорошая маскировка. И очки сменим.

Дело об убийствах в Годриковой лощине.

За два дня до Рождества, в Литл-Уингинг приехали маленькая старушонка и её внук лет десяти. Они чинно гуляли по Приват-драйв, пока не встретили худенького мальчика в очках спешащего в магазин. После чего они осторожно ускорились за ним. И остановив его они увлекли мальчика в подсобное помещение магазина для уборщиков. Там он с радостью узнал переодетых сестер Ватсон и был посвящен в план побега.

— Меняйся одеждой с Лили! Она вместо тебя поживет у Дурслей, а мы с тобой поедем в Годрикову лощину, где был ваш дом, и проведем там рождество! — быстро сказала Эми Ватсон.

— Да вы что? Сдурели? Её узнают!

— Не узнают. Лили волшебница и сделает лицо как у тебя. И фигуру как у тебя. Ты что не хочешь прокатиться на каникулах?

— Хочу, конечно, но ты не знаешь, на что обрекаешь сестру! У нас сущий дурдом! Ей на праздники придется перемыть гору посуды и много другой работы! — совестливо ответил Гарри, которому все же хотелось чрезвычайно куда-то уехать.

— Три-четыре дня она выдержит! Тебе тоже нужно отдохнуть, — спокойно ответила Эми Ватсон: — Я буду твоей бабушкой, а ты внуком.

Тонкс-Лили к этому времени диагностировала следящие заклинания, которыми был обвешан Гарри. Они были на одежде Гарри.

— Придется всю одежду снимать, полностью, — сказала она: — Быстрей раздевайся!

Мальчик послушно начал раздеваться, отвернувшись от Лили, которая тоже раздевалась одновременно с ним. Только Эми имела удовольствие наблюдать парный стриптиз мальчиков-близнецов.

— Что и трусы снимать? — смутился Гарри.

— Снимай, нечего бабушки стесняться, — подбодрила его Гермиона. Но когда он снял и отдал за спину Лили трусы, она не удержалась от хихиканья.

— Ты чего? — покраснел Гарри, быстро надевая другие трусы.

— Да так, ничего... ты сам маленький, а писька-то большая! — прыснула, не выдержав Гермиона.

Гарри Поттер

маг 7 уровень (-6 уровень дебаф)

мана 650 ед, половина.

атака 25 (-20 истощение)

защита 35 (-20 истощение)

магическая атака 50 (отключено)

предвидение +10

индивидуальные способности: змееуст, морфинг.

родовые способности: полеты на метле.

родовые проклятия: плохое зрение

состояние: истощенный, кресстраж

"Ватсон! А мальчик потенциально сильный волшебник!" сказал, прочитав, Холмс.

— Что ты как ребенок? — недовольно проворчала Лили, которая сама уже, с брезгливостью, оделась в белье Гарри: — Гарри маленький, потому что витаминов мало ест и вообще мало ест. А так он уже больше на голову был бы при нормальной жизни. Хоть на рождество покорми его нормально!

— А почему ты письку себе не сделала как у Гарри? — опять затеяла ненужный разговор Гермиона.

— Обойдутся! — прошипела Лили: — Надеюсь, в трусы не полезут.

И надела его верхнюю одежду. После чего забрав у Гарри сломанные очки она полностью воплотила образ героя Англии.

— Что-то не так... Шрам! Шрама то нет! — вскинулась Гермиона-Эми Ватсон.

— Сейчас, — Тонкс-Лили сосредоточилась, и у нее возник на лбу похожий шрам.

После переодевания Гарри торопливо рассказал, зачем его послали в магазин. Тонкс пошла за покупками, а старушка с сумкой и внук с рюкзаком в лыжном шлеме "балаклава" пошли на станцию электричек.

Уже сидя в вагоне, Гермиона достала для Гарри двое очков и предложила выбрать, что подойдет лучше всего. К сожалению, не подошло ничего.

— Ничего, в Лондоне у нас пересадка, зайдем в аптеку, купим новые очки, — махнула рукой Гермиона. Гарри хоть и плохо видел, но его пьянило ощущение свободы. Он с удовольствием уплетал бутерброд, который достала ему заботливая "бабушка".

Когда в Лондоне они обзавелись квадратными очками с подходящими диоптриями, Гарри с удивлением осмотрел грим своей спутницы, которая действительно походила на старушку. Она тоже была в очках, только с простыми стеклами.

— Запомнил меня внучек? — сказала старушечьим голосом Гермиона: — А теперь запомни наши имена. Я Сервиона Кранкер, а ты Билли Кранкер. Понял? Повтори!

Гарри повторил. Потом они поехали на странном автобусе "Ночной рыцарь". Для них обоих это была первая поездка на этом транспорте, поэтому они не знали, что их ждет. Когда их довезли до Годриковой лощины, места компактного проживания магов, детей изрядно укачало. Там они в местном трактире сняли комнату с двумя кроватями и спустились перекусить. Потом пошли произвести разведку местности. То есть осмотреть достопримечательности. К таковым относилось и кладбище, где были похоронены родители Гарри, и его разрушенный дом.

Дом вначале был осмотрен только снаружи, так как Холмс был уверен, что доступ к нему под наблюдением. Гарри было одновременно и интересно и грустно. Гермиона ему дала почитать, что было написано в книгах о гибели его семьи. Гарри для чтения остался в гостинице на вечер, а Гермиона под видом старухи ушла расспрашивать людей о тех событиях. Далеко ходить не пришлось, потому что местные жители собрались в большом количестве в трактире, за день перед рождеством, чтобы обсудить события уходящего года.

Расспросы, в основном, осторожно вел Холмс, а Гермиона лишь анализировала и получала удовольствие от предпраздничной атмосферы. Трактир тоже был украшен к празднику, и была очень милая атмосфера дружелюбия. Потом, начитавшись, спустился Гарри, который щеголял с пластырем на месте шрама. Его все жалели "ребенок разбил лоб, на горке катаясь" и угощали, как могли.

Когда они уже ложились спать, Гермионе взгрустнулось, что проведет Рождество не с родителями. Ей удалось отпроситься в гости к друзьям на несколько дней, но родители были огорчены. Гарри наоборот был счастлив. Его жизнь обрела смысл, и даже пафос. Родители были не алкоголики, а известные люди, волшебники. Жизнь становилась похожей на сказку.

— Гарри! — прошептала Гермиона со своей кровати, засыпая.

— Что? — живо откликнулся он.

— Что ты хочешь получить на рождество?

— Ну... ведь все равно это нельзя будет оставить с собой? — задумался Гарри.

— Да, пожалуй ты прав, — погрустнела Гермиона.

— Если покажешь мне свою письку, это будет лучший подарок, — шепнул Гарри: — Он останется со мной в памяти! А то на мою-то ты смотрела! Так нечестно.

— Ватсон! А из-за хорошего питания в мальчике проснулся дух исследователя! — пробудился Холмс.

— Ох, Гарри, откормила я тебя на свою голову, — проворчала Гермиона: — Даже и не мечтай! Не раньше, чем, через лет семь, подходи с такими просьбами. И вообще к приличным девочкам с такими просьбами не обращаются. Для начала женись, а потом смотри! Понятно?

— Понятно. Извини, — смутился Гарри: — Спокойной ночи.

— Приятных снов!

— Дадли просто хвастался, что ему Грета показывала... — проворчал Гарри укутываясь поплотней.

— Твой жирный кузен все врет! — сердито сказала Гермиона: — Нужен кому-то такой урод.

— Да, наверное... — прошептал, засыпая, Гарри.

На Рождество Гарри получил в подарок куклу Барби, с ехидными комментариями от Гермионы. Но потом празднование и хождение в гости к некоторым людям, которые их приглашали, примирили их. Они многое узнали о родителях Гарри, о той войне с темным лордом, о других героях войны. О великом светломогучем Дамблдоре, столпе правосудия и порядка Визенгамота, а также бессменном директоре школы волшебства. Оказалось он жил по соседству с домом Поттеров. Так что, попутно они и на него нарыли историю жизни. И про несчастную мать-самоубийцу и про сестру погибшую от бытовухи. И про брата, держащего кабак в Хогсмите.

Гермионе сильно облегчала жизнь информация от СИМ, которую она качала о собеседниках. Да и мешок игрока пустым не был. Вторая безразмерная сумка никому не помешает. Перед последней ночью Гермиона легла пораньше. Но среди ночи её разбудил Холмс, и она в другом гриме спустилась вниз и пошла в сторону развалин дома Гарри. Там она с ультрафиолетовым фонарем, позаимствованным у родителей, не дающим зримого луча, но прекрасно различаемым СИМ, обследовала развалины. Многие вещи, имевшие магическую природу, имели информационную справку в интерфейсе игрока. Кроме того, интерфейс имел свойство думосброса, и мог прокручивать различные воспоминания девочки. Поэтому она лишь спешила осмотреть как можно больше, чтобы потом проанализировать в памяти. Проведя в доме пару часов, она вернулась в таверну и вновь заснула.

Утром Гарри её еле добудился. Они позавтракали и отправились в Лондон на автобусе. Там Гермиона быстро заглянув и поздравив родителей с Рождеством и познакомив с Гарри, тут же умчалась с ним в Литл-Уингинг, спасать Тонкс. Когда прибыв и увидев играющего на улице в снежки мальчика в обносках, Гарри удивленно спросил:

— Эми! Неужели я так выгляжу со стороны?

— Очень похоже на оригинал, — подтвердила Гермиона и помахала рукой Тонкс. Та радостно побежала в их сторону.

— Привет Лили! — Гарри радостно обнял свою копию: — Как встретила рождество?

— Спасибо, хреново, — усмехнулась Лили-Тонкс.

— Дурсли еще живы? — вмешалась Гермиона.

— Живы-живы, — успокоила их Тонкс: — Только я не выдержала в первый же день и дала им снотворного зелья. После этого моя жизнь сразу наладилась. Смотрела телевизор, гуляла...

— И сколько они проспали? — испугался Гарри.

— Два дня. Как раз все Рождество! Вчера проснулись и начали праздновать, с запозданием сутки. Они уже в порядке, даже с датой уже сегодня определились, правда, пришлось еще успокоительным поить. Успокоительное хорошее, еще неделю эффект продержится. Ну, и зелья дружелюбия накапала им, с привязкой на Гарри. Это уже с полгода может продержаться. Только твоя задача Гарри выглядеть, для соседей как прежде. Особенно, старайся жаловаться на свою нелегкую жизнь мисс Фигг. Она за тобой следит, чтобы тебе жизнь медом не казалась. Если увидит, что ты счастлив, нажалуется злому волшебнику, который вновь заколдует твоих родственников.

— Какому злому волшебнику? — испугался Гарри: — Может мне вообще сбежать?

— Нет, бежать нельзя, тогда точно поймает и память тебе сотрет, — подтвердила Гермиона.

— Но кому нужно, чтобы у меня была плохая жизнь? — разозлился Гарри.

— Этого я не узнала, — помотала головой Тонкс: — Никто не появлялся. Пошли переодеваться. Ты Гарри не бойся, тому волшебнику, который тебя здесь держит, ты нужен живой. Живой и несчастный. Зачем мы не знаем. Но точно знаем, что он очень могущественный волшебник, раз смог все это провернуть. Поэтому будь хитрей, и скрывай все, что знаешь.

Они зашли в сквер, где Гермиона достала из сумки самораскладывающуюся палатку. После чего Гарри и Тонкс, зашли в нее меняться одеждой.

Гарри вышел первый и прошептал Гермионе на ухо: — А у твоей сестры я письку сейчас увидел! Мы в расчете!

И сразу отскочил, чтобы не получить по голове.

— Придурок озабоченный, — разозлилась Гермиона: — За такое твое поведение, я к тебе больше не приеду!

— Ничего, скоро в школе увидимся! — засмеялся Гарри: — Спасибо тебе за все!

И побежал в дом номер 4. Когда следом вышла Тонкс, ей еще пришлось оправдываться перед сердитой Гермионой, пока та складывала палатку.

— Ну, неуклюжая я! Думаешь, легко прыгая на одной ноге засовывать ногу в мужские трусы? Вот я и свалилась голая перед ним. Не специально же? Он меня поднял, помог. И разглядел всю анатомию. Надо было у него вначале очки отнять! Да ну его, этого придурка! Мальчишка... Я у тебя все равно не собираюсь его отбивать!

— Что значит "отбивать"? — возмутилась Гермиона: — Очень он мне нужен! Поехали отсюда. И вообще, не оправдывайся! Ты молодец! Столько для него сделала. Хватит о нем заботиться. Пусть дальше сам выкручивается. Мы из-за него себя праздника лишили с родными!

В электричке, Гермиона пристала к Холмсу, расспрашивая, что он из всей собранной информации понял. Холмс, вначале, предлагал дождаться дома и камина, но на прямо поставленный вопрос, насчет фамилии "злого волшебника" дал ответ: "Дамблдор", чем погрузил Гермиону в долгое изумление.

— Зачем директору школы убивать говорунов? Тьфу, я хотела спросить, зачем ему мучить Гарри? — спросила, наконец, Гермиона.

— Этого я пока не знаю, но то, что стиль его, это, несомненно! — уверенно сказал Холмс: — Только педагог, способен так осознавать важность воспитательной среды. Никакой бандит даже и не подумал бы таким способом мстить Гарри. Да и политики могли выстроить эту аферу, только после консультации с педагогами. Политикам проще купить человека, чем воспитать. Определенно, это какой-то педагогический эксперимент Дамблдора. И мисс Фигг его человек. И вы со своим вмешательством его изрядно порушили. А судя по информации, он неплохо читает мысли, и значит выйдет на вас Ватсон.

— Но ведь это было задание от магии! Магия не согласна с Дамблдором! — думала в ответ Гермиона. И открыла интерфейс СИМ, зайдя в окно исполнения заданий.

"Поздравляем! Вы выполнили задание номер 2 и номер 4. Вы установили причины плохой опеки над Гарри Поттером и того, кто за ним следит. Вам добавляется + 700 очков опыта. "

— Ну вот, какие-то очки опыта получила! Целых 700! — обрадовалась Гермиона.

— Очки не брякают в кошельке.

— Холмс, вы иногда выглядите ужасно наивным. Очки магии лучше всяких денег! — возмутилась юная волшебница: — Новый уровень магии за деньги не купить! Это не абстракция, а реальные возможности. Я еще точно не разобралась, но уверена, что польза из этого будет.

— Вот когда Ватсон вы разберетесь, тогда и будете говорить, — недоверчиво хмыкнул Холмс.

— Вот прямо сейчас и разберусь! — сердито сказала Гермиона и вызвала свою анкету на интерфейс.

Эми Ватсон

маг 6 уровень (+ 1 уровень за исполнение двух миссий) = 7 уровень

мана 350 + 50 = 400

атака 17 + 30(при активации духа)

защита 23 + 40(при активации духа)

магическая атака 35 + 10(при активации духа)

предвидение 40 + 100(при активации духа)

индивидуальные способности: пожиратель знаний.

родовые способности: отсутствуют.

родовые проклятия: отсутствуют

состояние: отдохнувшая, одержима духом-хранителем

— Ну вот! Я поднялась на уровень и стала сильней везде! — обрадовалась Гермиона: — Я по уровню уже равна Гарри Поттеру! Так что не зря старалась! А если расследовать дело о смерти родителей Гарри, это еще один уровень будет! Холмс! Мы сможем его расследовать?

— Пока не знаю. Мне надо будет анализировать собранную информацию, — ответил Холмс.

Дело о дядюшке Римусе.

Гермиона занималась отработкой нового заклинания по трансфигурации ботинка в жабу, когда к ней пришла в гости Тонкс.

— Привет! Откуда у тебя столько жаб? — брезгливо спросила Тонкс, проходя к дивану, среди прыгающих по полу жаб.

— Они скоро станут обратно старыми туфлями и ботинками, которые я позаимствовала у родителей, — ответила Гермиона.

— А! Трансфигурацией занимаешься? — поняла Тонкс: — Погоди! Это же уровень третьего курса! Ты уже до него добралась?

— Я не учу все подряд, только полезные заклинания! — ответила Гермиона.

— И что полезного в превращении туфлей в жаб? — удивилась Тонкс.

— А вот когда за тобой кто-то погонится, а его ботинки станут жабами, тогда поймешь, что это очень полезно! — гордо ответила Гермиона.

— Понятно, только это ведь долго трансфигурировать? На бегу можно не успеть? — спросила Тонкс.

— Это вопрос тренировки! И главная прелесть заклинания в том, что от него нет защиты! И уклониться невозможно! А я его проговариваю за четыре секунды! — ответила Гермиона: — Хочешь на тебе проверю?

— Нет! — испугалась Тонкс: — Мне даже страшно подумать, что мои туфли на бегу превратятся в жаб! Я и так неуклюжа.

— Жаль! Я хотела опробовать колдовать именно на бегу, — огорчилась Гермиона: — Сидя-то, все легко выходит. Чего долго не приходила? Мы с тобой месяц не виделись!

— Боялась, что ты меня опять в чулан к своему Гарри пошлешь, — криво улыбнулась Нимфадора.

— Никакой он мне не свой! И вообще, я о нем уже забыла, — сердито сказала Гермиона: — Я хотела узнать на счет дела Сириуса, может ты, что новое узнала?

— Про Сириуса я тебе при прошлой встрече все уже рассказала. Ничего нового! Хотя... я пришла по другому делу, которое косвенно связано с Сириусом.

— Ну, давай, рассказывай! — обрадовалась Гермиона.

Тонкс помялась нехотя, потом начала:

— Это меня мама попросила помочь одному оборотню. Типа, хороший человек!

— Оборотню?!! — изумилась Гермиона: — У тебя же на них фобия развилась после Сивого?

— Я маме так и говорила, что боюсь их до смерти! — ответила Нимфадора: — А она говорит, что он тоже ненавидел Сивого. Что Сивый его родителей убил, и его заразил ликантропией! И что если бы он знал, кто убил Сивого, стал бы ему вечным слугой, так он радовался, что Фенрира убили. В общем, хороший человек. Только у него какие-то проблемы. Я подумала...

— Понятно, ты боишься одна идти к оборотню? Хочешь, чтобы тебя сопровождала тайная истребительница оборотней Эми Ватсон? — улыбнулась Гермиона.

— Вот еще! Я не боюсь этого оборотня! — надулась Тонкс: — И никакой опасности нет, иначе бы тебя не брала. Просто я не смогу адекватно его даже выслушать. Все время буду настороже, головой крутить... разговора не получится. Ты нужна как советчик, которая сможет его хладнокровно выслушать. И помочь в его деле советом. И потом мне все расскажешь, если я что забуду.

— Послушайте Ватсон, соглашайтесь. Может быть интересное дело. И нам пригодится знакомый оборотень, — высказался Холмс в мозгу Гермионы.

— Конечно, я согласна! — ответила Гермиона. И они отправились в гости к оборотню.

— Странная у него фамилия — Люпин, — сказала в такси Гермиона: — Он что — русский?

— Нет, его родители выходцы из Германии, — ответила Нимфадора. Потом она вкратце рассказала, что его как-то подставили с хищением, которого он не совершал.

— Нимфадора Тонкс? — спросил оборотень, когда впустил их к себе.

— Римус Люпин? — спросила Нимфадора Тонкс, входя. Тот кивнул, потом вопросительно взглянул на Гермиону.

— Это Эма Ватсон, моя подруга. Она мне поможет вас выслушать. Я очень рассеяна и могу что-то забыть.

— Стоит ли ребенку влезать в дела уголовные? — засомневался Люпин.

— Ребенок очень увлекается детективами! — ответила Гермиона: — Вы расскажите мистер Люпин о ваших проблемах, а мы вам скажем, можем ли помочь.

Люпин стал смущенно рассказывать, что на складе, где он устроился грузчиком, пропала ценная вещь. И теперь его обвинили в этом и собираются до суда посадить в тюрьму. А через неделю...

— Полнолуние. Понятно, — спокойно ответила Гермиона: — Что за ценная вещь?

— Трехлитровая бутыль с дорогими духами. Из неё собиралась делать тысячи пробников для гипермаркета.

— Вы ведь обладаете тонким нюхом мистер Люпин? — спросила Гермиона.

— Да, очень, — смутился Люпин: — Это у... нас, всех так.

— Тогда вы сами, вряд ли могли его украсть. Кому же пришло в голову обвинять в краже духов оборотня? — спросила Гермиона.

— Но девочка! Они не знают, что я оборотень! Они маглы! — воскликнул Люпин: — Я работаю на магловском складе! У меня нет возможности найти работу в магическом мире. Там нас не любят.

Гермиона посмотрела на Люпина через СИМ.

Римус Люпин

маг 23 уровень

мана 900

атака 55

защита 65

магическая атака 55

предвидение 40

индивидуальные способности: педагогика.

родовые способности: регенерация, обоняние.

родовые проклятия: ликантропия.

состояние: усталый.

— Оборотни чертовски сильны! — восхитился Холмс: — А этот еще и хорошо образован. Ценный кадр! Надо нам найти ту дурацкую бутылку! Непонятно, почему он сам сразу не пошел по следу? С таким-то нюхом!

— Мистер Люпин! — спросила Гермиона: — Почему вы сами, сразу не пошли по следу похитителя?

— Я пошел, но только до стоянки такси, — ответил Люпин.

— Хорошо, тогда давайте список всех кто работает на складе, — сказала Гермиона.

— У меня его нет.

— Значит, будем вспоминать, или завтра вы окажетесь в тюрьме. И тогда поговорить с нами будет трудней.

Гермиона полчаса записывала все имена, которые вспоминал Люпин. Потом вычеркнула тех, кто ездил на своей машине. Осталось пять имен.

— Когда эти люди завтра придут на работу? — спросила Гермиона.

— Должны придти к 9 часам утра, кроме одного. Тот вроде болеет уже три дня.

— Болезнь началась до похищения? — спросила Гермиона.

— Кажется да, — ответил Люпин. Гермиона поморщилась, от такой наивности и вычеркнула эту фамилию.

— Вход на склад один?

— Да.

— Тогда, завтрак у входа на склад вы будете нас ждать в 8 утра. Вам придется воспользоваться вашим обонянием. До свиданья мистер Люпин! — сказала Гермиона, и пошла к выходу, потянув за собой Нимфадору Тонкс. Та пошла за ней как сомнамбула, оглядываясь на Люпина с опаской.

На следующее утро Нимфадора Тонкс и Гермиона, подъехав к воротам склада, встретились с Люпиным. Он по просьбе девочки подходил и здоровался со всеми входящими, но особое внимание уделил четверым из списка. Потом докладывал ей что унюхал. Духами нужной марки пахло от пятерых людей. Но четверо были женщинами, а один мужчиной. И он был из списка. Поэтому Гермиона уверенно сказала, что он и есть похититель. Когда пришла полиция, Люпин по инструкции Гермионы дал показания, что видел, как тот человек уносил бутыль со склада. К нему пришли с обыском и нашли её. Обвинения с Люпина сняли.

Люпин не знал, как благодарить девочку. Она ему объяснила, что такой квалифицированный человек не должен работать грузчиком и предложила ему работать на неё.

— Но что я могу у вас делать? — удивился Люпин.

— Вы будете моим помощником в детективном агентстве, которое я открою, — ответила Гермиона: — Мы его назовем "Мисс Холмс". Такого названия еще не зарегистрировано. Владельцем оформим вас, поскольку я несовершеннолетняя. Но на деле я буду хозяйкой.

— Почему вы решили мне так довериться? — удивился Люпин.

— Потому что вы дадите мне вассальную присягу, — ответила Гермиона.

— Я, конечно, вам благодарен за помощь, — огорчился Люпин: — Но...

— Посмотрите на этот кинжал, — холодно сказал Гермиона: — Понюхайте! Что вы чувствуете?

— Это кровь моего врага! — ощерился Люпин.

— Я вам оказала услугу, отомстив за ваших родителей и вас. Вы все еще не хотите мне служить?

— Я готов! — уверенно ответил Люпин, с уважением глядя на Гермиону.

— Тогда для всех вы будете моим дядюшкой Римусом. А я буду вашей племянницей Эммой Люпин. Работать будем, в основном, в немагическом мире. В ваши задачи будет входить сопровождать меня в качестве охраны на все выезды. Обучать магии. И вести переговоры с клиентами. Я же буду присутствовать рядом на правах гостьи, которая изредка будет вам на ухо что-то советовать. Люди мало доверяют маленьким девочкам, но вполне доверяют сильным мужчинам. В нужное время обострения вы будете свободны от обязанностей, и получать помощь, которая вам необходима. Думаю, мы в офисе оборудуем специальное помещение, для вашей изоляции от людей.

Охота на крысу.

Римус Люпин последнее время жил непривычной жизнью. Но она ему, наконец, начала нравиться. Его новоявленная племянница Эмма оказалась удивительной девочкой. Он её с удовольствием обучал магии, и рассказывал все, что знал о магическом мире и о своей молодости, учебе в Хогвартсе. Она много выспрашивала о друзьях-мародерах, их привычках, характерах. Видимо была большой их поклонницей.

Но главное изменение в жизни было то, что он, став детективом, начал ощущать свою полезность обществу. Раньше он часто зарабатывал больше, работая простым грузчиком, благодаря своей силе и неутомимости. Но сейчас ему было важно ощущать, что найденные кошки старушек, и потерянные любимые вещи значат больше, чем просто оплата. Он получал и искреннюю благодарность людей. Он чувствовал, что его уважают.

Даже эта забавная девушка Нимфадора Тонкс уже почти его не боялась. Он всегда чувствовал страх в людях благодаря обонянию. Нимфадору Тонкс он понимал, как и её страх перед оборотнями, ведь её похищали. И похитил её тот, кого он ненавидел всей душой. Он ей сочувствовал. А Гермиону Грейнджер, убившую Сивого, он боготворил. Но чувствовал, что с несложными делами детективного агентства, уже может справляться без её помощи. Методику он освоил быстро. Благодаря своему уникальному обонянию и неплохим мозгам, он уже справлялся без подсказок девочки-детектива.

Хотя, в некоторых сложных случаях он не стыдился обратиться к своей "госпоже". И она никогда не давала повода усомниться в своей компетентности, решая головоломные загадки. Популярность агентства "Мисс Холмс" росла. И было жалко, что его хозяйка еще столь юна и вынуждена сейчас ехать учиться в Хогвартс. Теперь придется от наиболее сложных дел отказываться. Люпин понимал, что у его способностей есть пределы. Хотя он и "Эмма Люпин" обзавелись зеркалами с протеевыми чарами, чтобы вести срочные переговоры.

"Дядюшка Римус" вез "племянницу" и её родителей на вокзал Кинг-кросс. Родители знали, что на платформу волшебников они пройти не смогут, потому доверили Римусу Люпину проводить их дочь к поезду и посадить. Когда они прибыли к проходу на платформу 9 3/4, то родители, поцеловав свою рано повзрослевшую дочь, отпустили на долгие месяцы расставания в неведомый им мир волшебства. Римус, взяв её чемодан, проследовал за ней внутрь кирпичной стены.

На платформе их встретила Нимфадора Тонкс, которая уже поджидала подругу, чтобы проводить. У нее тоже было зеркало для связи с Гермионой, иначе бы разлука была значительно тяжелей. Нимфадора набросилась на Гермиону с объятиями, как будто не видела сто лет. Потом сдержанно поздоровалась с Люпиным. Они не стали спешить садится в поезд, а стояли на перроне и разговаривали. Нимфадора давала наставления по поводу учебы и порядков в Хогвартсе. Сама она недавно его закончила, так что её мнение было свежей, чем у Люпина.

Проходящие мимо ученики, считали их обычной семьей волшебников, которые провожают дочку первокурсницу. Никому и в голову не могло прийти, что девочка это босс детективного агентства, а мужчина и женщина её лучшие агенты. Вдруг Гермиона насторожилась. В окружении рыжей семьи волшебников, по перрону к ней шел Гарри Поттер. Гермиона быстро спряталась за Римусом.

Римус почувствовав неладное, по привычке, выработанной в агентстве стал принюхиваться, анализируя запахи. Он быстро разделил обычные запахи волшебников, детей, животных... АНИМАГ! Он учуял специфический запах анимага, притворяющегося крысой. Такого он знал только одного, но тот уже был мертв. Это Питер Петигрю.

Римус обернулся, отыскивая анимага, который в любом случае с недобрыми намерениями проник в багаж к школьникам. И он увидел рыжего мальчика, потомка знакомых ему Уизли, с крысой в руках. Это был точно Питер Петигрю. Римус его не спутал бы ни с кем. Они дружили много лет. Он не мог упустить случай пообщаться со старым другом.

Римус пошел к рыжему первокурснику, из-за чего Гермионе пришлось прятаться уже за спину Нимфадоры Тонкс. И за этот краткий миг Гарри, идущий рядом её разглядел. Он остановился и начал вглядываться в знакомую девочку, которая почему-то прячется от него.

— Эми? Ты чего прячешься? — окликнул он её. Но осекся, когда увидел, как Эми со злым лицом показала ему кулак. Он вспомнил, что грозный Дадли до сих пор писается от страха в постель, когда ему снится Эми Ватсон. И решил, что если девочка за что-то злится на него, то лучше её не доводить до рукоприкладства. И Гарри тихо пошел дальше.

Тем временем Люпин подошел к Рону Уизли и крыса, увидев Люпина, вдруг заверещала и укусила Рона за руку. Рон вскрикнул и отпустил крысу, которая быстро бросилась бежать от них, стараясь затеряться среди толпы и багажа. От обычного человека она бы ушла легко, но не от детектива Римуса, который уже несколько месяцев специализировался на поимке мелких домашних животных.

Римус бросился в погоню безошибочно ведомый запахом Петигрю, доставая на ходу палочку.

— Короста! — жалобно закричал рыжий мальчик, тряся укушенной рукой: — Мама! Короста взбесилась!

— Дорогой! Артур! Ты видел, кто побежал за Коростой? — сказала рыжая дама, не обращая внимания на нытье Рона.

— Да, это кажется Люпин, — сказал, добродушно улыбаясь, Артур Уизли: — Интересно, кого он здесь провожает? Я не знал про его родственников. Думал все погибли.

Поезд дал сигнал, что скоро отправляется. Все оставшиеся на перроне засуетились и начали быстро садиться. Гермиона и Нимфадора Тонкс быстро пошли к последнему вагону для первокурсников и Гермиона благополучно села в него. Там она села в первое свободное купе и достав обе свои палочки начала упражняться в колдовстве с двух рук одновременно.

Она уже месяц натаскивала Холмса колдовать левой рукой, тогда как она колдует правой. Оказалось, что когда Холмс проговаривает заклинание внутри головы Гермионы, оно так же срабатывает, как если бы его сказали вслух. Поэтому Гермиона честно, как положено в учебнике говорила заклинания вслух, махая палочкой в правой руке, а Холмс махал левой и говорил заклинание внутри Гермионы.

Она положила перед собой тапочки и одновременно левый превращала в жабу, а правый в крысу. Потом отменив заклинание, вновь его повторяла. За этим занятием её и застали девочка и мальчик подсевшие к ней. Они были хорошо одеты и выглядели аристократично. Какое-то время они изумленно наблюдали за манипуляциями девочки молча.

Потом платиновый блондин, сделав презрительную гримасу, хотел что-то сказать в адрес Гермионы, но его спутница блондинка, выхватив палочку провела ему по губам и он онемел. Блондин налился гневом и бросил яростный взгляд на свою спутницу. Гермиона мельком взглянув на них, сказала:

— Если не ошибаюсь, мистер Малфой и мисс Гринграсс? Позвольте представиться, я Гермиона Грейнджер! Маглорожденная. Если вам неприятно мое присутствие, я могу выйти.

После чего Гермиона вышла из купе и пошла гулять по коридору, заглядывая в разные купе.

После того, как Гермиона ушла блондинка отменила заклятье немоты наложенное на Малфоя. Малфой яростно заговорил:

— Гринграсс! Что ты себе позволяешь?

— Мистер Малфой! Я всего лишь хотела сохранить вашу шкуру целой. Она слишком симпатична, чтобы её прибила к своему барабану первая грязнокровка, которая вас освежует. Вы слишком опрометчивы в речах и забыли магические традиции. Ваш отец много общается с магловской аристократией и забыл, что магическая аристократия это не снобизм или счет в банке, а в первую очередь магическая сила, — холодно ответила Дафна Гринграсс: — И я как видящая, в состоянии отличить безопасную грязнокровку, не имеющую представления о магии, с акулой, которая справится даже со взрослым чистокровным магом. Даже вы, если бы имели побольше мозгов, могли бы понять, что мало кто способен колдовать одновременно двумя руками. Лучше обходите эту девочку подальше, если не хотите проблем. Она опасна.

— Интересно, откуда она нас знает? — спросил побледневший Малфой.

— Она тоже видящая. Только лучше моего. Она видит не только ауры и силу, но также имена и родовые проклятья. Я же говорю, что она опасна, — уверенно ответила Гринграсс.

Гермиона тем временем, присоединилась в купе к Гарри, который на пару с рыжим поедал конфеты. Гарри увидев её чуть не подавился.

— Здравствуйте! Меня зовут Гермиона Грейнджер! — громко и четко сказала Гермиона. Гарри понимающе кивнул, осознав, что Эми не желает слышать иное свое имя.

— Угощайся! — предложил он, показав на кучу конфет. Гермиона рассеянно взяла шоколадную лягушку в правую руку, тогда в левой появилась палочка и превратила шоколадную лягушку в большую жабу. Жаба жалобно квакнула. На её вопль прибежал пухленький мальчик с криком "Тревор! Ты нашелся?" и отнял у растерявшейся Гермионы её десерт. Гермиона не стала вступать в дискуссию и позволила унести мальчику жабу с собой.

— Здорово! — восхитился рыжий: — Меня зовут Рон Уизли!

— Ты тот, кто крысу потерял? — спросила Гермиона. После чего взяв его бутерброд с ветчиной, превратила в крысу.

— Держи! Развлекайся и не грусти о потере, когда вновь станет бутербродом, съешь, — сказала Гермиона, после чего обратила внимание на Гарри: — А у тебя Гарри все хорошо?

— Да-да! У меня все в порядке! — поспешно сказал Гарри: — Еду учиться, в сейфе оказалось у меня куча денег от родителей, надеюсь попасть на гриффиндор! Рон тоже!

— Мило! — равнодушно сказала скучающая Гермиона. Тут завибрировало и нагрелось зеркальце Люпина. Она его достала и быстро вышла в коридор поговорить.

— Представляешь! Та крыса оказалась Питером Петигрю! Я же тебе говорил, что он был анимагом! — довольно сказал Люпин.

— Обязательно его поймай и допроси! — распорядилась Гермиона.

— Уже! — довольно улыбнулся Люпин: — Нимфадора его допрашивает уже, почему её дядя Сириус сидит в тюрьме за его убийство. При этом лицо сделала, как у своей тети на букву Б. А я у него обнаружил метку пожирателя смерти.

— Где вы сейчас?

— Мы в офисе, а допрашиваем в тайнике, том который для меня...

— Я поняла! Когда соберете состав преступления, сдавайте аврорам. Конец связи! — закончила Гермиона. После чего пошла обратно в купе. Гарри и Рона сразу затихли, когда она вошла.

— Холмс! Сообщать Рону, что его крыса нашлась? — подумала Гермиона своему спутнику.

— Ни в коем случае Ватсон! — отозвался Холмс: — Его эта история не касается. Лучше поглядите на список дел в СИМ. Получили мы уже бонусы или еще нет. Гермиона посмотрела и довольная увидела, что дело завершилось и получено + 1000 очков магии. Восьмой уровень она прокачала упражнениями, а теперь по завершению дела уже имела девятый уровень.

Эми Ватсон

маг 9 уровень

мана 600

атака 23 + 30(при активации духа)

защита 26 + 40(при активации духа)

магическая атака 45 + 10(при активации духа)

предвидение 50 + 100(при активации духа)

индивидуальные способности: пожиратель знаний.

родовые способности: отсутствуют.

родовые проклятия: отсутствуют

состояние: отдохнувшая, одержима духом-хранителем

Потом она решила посмотреть и на мальчиков для сравнения.

Гарри Поттер

маг 7 уровень (-3 уровень дебаф)

мана 650 ед, половина.

атака 25

защита 35

магическая атака 50

Предвидение +20

индивидуальные способности: змееуст, морфинг.

родовые способности: полеты на метле.

родовые проклятия: плохое зрение

состояние: бодрый, кресстраж

"Дебафы за истощение у Гарри исчезли. И то хорошо! У него даже на 7 уровне магическая атака сильней моей. Прямо избранный! Он мог бы меня уделать даже сейчас, если бы побольше упражнялся" — недовольно думала Гермиона.

Рон Уизли

маг 3 уровень

мана 350 ед, половина.

атака 15

защита 20

магическая атака 22

предвидение +10

индивидуальные способности: шахматист

родовые способности: плодородие

родовые проклятия: предатель крови

состояние: бодрое.

"Зауряд со странным проклятием, о котором я не знаю", — подумала Гермиона: — "Не интересен".

Дело о запретном коридоре.

Гермиона, как и ожидала, попала на гриффиндор. Куда еще отправлять было шляпе столь мощного бойца, грозу преступности? Все потенциальные авроры учились на нем. Уроки ей были скучны, так как она освоила материал за первые два курса уже полностью. Только зельеварение представляло собой некоторую проблему, из-за предубежденности профессора Снейпа к ученикам не его факультета. Но и там Гермиона четко следовала рецепту и делала удовлетворительные зелья. Хотя подозревал, что Снейп намеренно искажает некоторые рецепты, давая потом своему факультету более полную версию отдельно в гостиной. Но непорядочность профессора было слишком маленьким делом, чтобы его расследовать.

Когда вышел Сириус, она, наконец, смогла выяснить новые обстоятельства дела по убийству родителей Гарри Поттера. Это сделал за нее Римус Люпин и передал через зеркало. Холмс загрузил себя общим анализом и не докучал ей несколько дней своими язвительными комментариями школьной жизни и внешности подруг по спальне. Иногда, он даже требовал ходить мыться, только когда моются старшекурсницы, но Гермиона быстро пресекла эти поползновения пожилого джентльмена. Ей не хотелось прослыть извращенкой.

Исследовав при помощи СИМ преподавателей, она обнаружила, что не единственная в этом месте одержима духом. Профессор Квирелл тоже имел внутри себя духа. К сожалению, имя духа не писалось в анкете. Видно было лишь, что он давал ощутимые бонусы при атаке магией. Дебафы Гарри спали через несколько дней в Хогвартсе. Видимо сам дом, в котором он жил как-то подавлял его магию. Рыжий крысовод, прикормленный конфетами Гарри, постоянно таскался за ним хвостом, изображая верную дружбу.

Когда Холмс заявил, что закончил анализ дела о смерти родителей Гарри, он пригласил её в гостиную для сцены у камина. Гермиона послушно вышла из спальни и села в кресло, повернув к камину.

— Давайте уже мистер Холмс! — обратилась она к нему: — Мизансцена выстроена как вы любите! Делайте доклад по делу смерти родителей Гарри Поттера.

— Ватсон! Это мистическое дело! Оно крутится вокруг некоего прорицания, которое было распространено Альбусом Брайаном Персивалем Вульфриком Дамблдором, от своей карманной прорицательницы Трелони. Точное содержание его скрывается, но нелепый смысл общеизвестен. Гарри Поттер должен убить того-чье-имя-нельзя-называть. Причем предсказание сделано до рождения самого мальчика и таким образом могло послужить и послужило к попытке уничтожения всей семьи. То есть с одной стороны была провокация Дамблдора, а с другой стороны было острое желание Воландеморта избежать этой мнимой опасности. В ночь на Хэллоуин, сам Воландеморт лично явился в дом к Гарри Поттеру, чтобы его убить. Вначале он убил родителей, а потом сделал попытку убить его. Он неверно выбрал способ убийства и погиб сам. Далее некий волшебник живущий по соседству, и несомненно следивший за домом...

— Имя которого Альбус Брайан Персиваль Вульфрик Дамблдор, — раздраженно сказала Гермиона.

— ... явился на место убийства, чтобы похитить выжившего ребенка и скрыть следы преступления. А заодно лишить ребенка дома. Но он немного опоздал, потому что туда первым прибыл Сириус Блек и взял ребенка сам. Тогда подручный Дамблдора некий великан Хагрид, убедил Блека отдать ребенка ему на сохранение. Блек согласился, потому что хотел отомстить за гибель друзей предателю Петигрю. Но вместо мести он попал в тюрьму по обвинению в убийстве и предательстве. И председателем суда был...

— ...Альбус Брайан Персиваль Вульфрик Дамблдор, — устало произнесла Гермиона: — Дело закрыто?

— По-моему тут больше нечего расследовать, кроме мотивов одного волшебника. А они слишком причудливы, чтобы понять их при помощи логики, — сухо ответил Холмс.

Гермиона раскрыла интерфейс дел и увидела что последнее дело из списка исчезло. После чего появился новы список дел.

— Расследовать дело о закрытом коридоре. + 500

— Расследовать дело об одержимости Квирелла + 1000

Гермиона раскрыла свою анкету, но нового уровня не нашла. 1000 очков было мало для десятого уровня. Придется еще сходить в запретный коридор, чтобы получить уровень. После отбоя она пошла в сторону запретного коридора. Быстро дойдя до запертых дверей в этом коридоре, она раскрыла их простейшим заклинанием и заглянула внутрь. Потом активировала СИМ. Имя Цербер у объекта ей сразу не понравилось, и она сразу захлопнула дверь, не дожидаясь, что он проснется.

— Ватсон! А собачка спала на люке который охраняет! Там нечто ценное. — заметил Холмс.

— Я и сама заметила! — ответила Гермиона: — Мне это уже не важно, задание и так зачтено. Я возвращаюсь с победой и десятым уровнем магии! Теперь мои возможности расширятся. Многие боевые заклинания доступны только с десятого уровня. Теперь я могу швырнуть редукто и бомбарду.

— Ватсон! Похоже я на вас плохо влияю, — смущенно сказал Холмс: — Вы становитесь слишком воинственны! В вашем возрасте девочкам...

— Ах, оставьте Холмс! — сердито шептала Гермиона: — Вы же не хотите, чтобы я как малолетняя шалава строила глазки сопливым мальчикам? У меня даже месячные не начались. И любая милая девушка должна уметь за себя постоять, если не хочет стать игрушкой в чужих руках.

— Все хорошо в меру!

— Вы думаете, что я не знаю меры? — возмутилась Гермиона: — Я все точно рассчитываю и риск всегда минимален и оправдан. Хороша бы я была, если бы сунулась в незнакомую комнату не глядя, прямо под морду церберу. Именно так и поступила бы "милая дурочка", которую к утру бы схарчили в три горла.

Спустившись к залу наград, Гермиона неожиданно наткнулась на Гарри Поттера и его рыжего хвоста.

— Вы что ту еще делаете? Уже отбой был! — сердито спросила Гермиона.

— У нас тут дуэль! — гордо сказал Рон Уизли.

— У кого конкретно? — уточнила Гермиона.

— У меня, — обозначился Гарри Поттер.

— С кем?

— С Драко Малфоем!

— Тогда пошли спать. Он не придет, — сухо сказала Гермиона: — К вашему счастью...

— Почему?

— Потому что, он не хочет вылететь из школы, но с удовольствием подставит вас. Если бы он хотел с вами драться он предпочел это делать днем. И уверяю вас, уделал бы вас легко. Вы не владеете ни одним заклинанием, — пояснила Гермиона.

Парни поплелись за ней. Вдруг впереди послышались шаги Филча и мяуканье кошки.

— Ищи моя дорогая! Где тут прячутся нарушители дисциплины? — сипел Филч и шел им навстречу. Парни уже собрались драпать, но Гермиона их остановила.

— Тут что-то не так! Кошки Филча тут не может быть. Это какая-то иллюзия, — твердо сказала она и включила СИМ. Впереди не было никаких обозначений реальных существ. Зато были маркеры магического воздействия. Гермиона сама на ужине кормила кошку колбаской со снотворным.

— Точно! Это иллюзия! Кто-то забавляется с нами, — сказала Гермиона, двинувшись навстречу "Филчу". Парни двинулись за ней. Иллюзия Филча прошла прямо сквозь них, продолжая грозно рассуждать о поимке хулиганов.

— Все, бежим в спальню, пока не явился кто-то реальный, который пускает иллюзии по коридору, — сказал Гермиона, и побежала первой.

Дело об одержимом Квирелле.

Гермиона следила за Квиреллом во время матча. Он явно колдовал, пытаясь сбросить Гарри Поттера с метлы. Надо было что-то предпринять. Применять против профессора боевые заклинания не хотелось. Поэтому она трансфигурировала его чалму в змею. Квирелла это заняло надолго, а Гарри Поттер смог вновь нормально лететь, чем он и воспользовался для поимки снитча.

Квирелл не стал срывать змею с головы. Вместо этого он зашипел что-то приказывая ей подобно заклинателю. После чего он хотел уйти. Но когда его ботинки превратились в жаб, он свалился с трибуны и полетел на три ряда вниз, крепко ударившись головой и потеряв сознание. Змея уползла, жабы ускакали. Квирелла понесли в больничку.

Но он, очнувшись, стал отчаянно вырываться. А его затылок вдруг стал шипеть и разговаривать. Стала очевидна его одержимость, и преподаватели его парализовали. Далее, из него пошел дым, который оказался неким духом, который улетел. Профессор Квирелл скончался.

"Похоже, дело закрыто" подумала Гермиона. Фамилию духа уже не спросишь. Сам факт одержимости был установлен публично. Дело закрывается в связи со смертью подозреваемого. Надеюсь, очки капнут в копилку. Хотя, возможно надо было действовать тоньше. Но, чем тоньше, тем опасней.

— А красиво со змеей получилось Ватсон! — заговорил Холмс: — Это мне напомнило дело о пестрой ленте! Там я тоже видел змею, которая обвилась вокруг головы хозяина на подобии чалмы. Правда, хозяин был уже труп.

— Квирелл тоже труп, увы, — вздохнула Гермиона: — Нестойкий народ эти одержимые. Чуть что, и их дух сразу бежать!

— Ватсон! Вы за всех не говорите! — обиделся Холмс.

— О! Простите Холмс, я вас даже и не воспринимаю уже как духа, — извинилась Гермиона: — Вы мой учитель и шеф!

— Зайдите в список заданий и гляньте насчет Квирелла, — сказал Холмс потеплев голосом.

— Я боюсь, что задание сочтут невыполненным, — робко ответила Гермиона но вошла в интерфейс СИМ. Ура! Зачтено! Я все еще на десятом уровне, но подвижки есть.

Эми Ватсон

маг 10 уровень

мана 700

атака 25 + 30(при активации духа)

защита 27 + 40(при активации духа)

магическая атака 48 + 10(при активации духа)

предвидение 55 + 100(при активации духа)

индивидуальные способности: пожиратель знаний.

родовые способности: отсутствуют.

родовые проклятия: отсутствуют

состояние: уставшая, одержима духом-хранителем

— Ватсон! Смотрите новые задания! — нетерпеливо попросил Холмс.

— Увы, заданий нет! — сказала Гермиона.

— Как нет? Это возмутительно! — огорчился Холмс: — Я без работы и без морфия схожу с ума! Ватсон, вы должны найти нам занятие по профилю!

— Мистер Холмс! Вы сами мне напоминали недавно, что я маленькая девочка, которой нужно учиться в школе, а не заниматься авантюрами! — рассердилась Гермиона.

— Э-э... да был такой разговор! — недовольно сказал Холмс: — Ну, ладно, учитесь на здоровье! Какое-то время я смогу потерпеть...

Дело о тролле.

Новым преподавателем ЗОТИ стал невинный сиделец Азкабана Сириус Блек. Он с теплотой встретил Гарри Поттера и рассказал ему, что является его крестным отцом. Также он поведал ему ту правду, которую он знал о гибели его родителей. И выразил надежду, что теперь они смогут жить вместе в его доме.

Гарри с энтузиазмом отнесся к перспективе смены места жительства. Дурсли ему обрыдли. С этим известием он прибежал к Гермионе, похваставшись, что будет жить в Лондоне недалеко от нее. И они смогут видеться летом запросто, без этих шпионских переодеваний. А потом он стал приставать с расспросами, как увидеть её сестру Лили и почему она не учится в Хогвартсе.

— Что, ни как не можешь забыть её вид без трусов? — ядовито спросила Гермиона: — Проснулись чувства к ней? Так вот знай, что она значительно старше нас. И ты ей не интересен. А учится она в ином заведение.

— Ты теперь всю жизнь будешь мне это вспоминать? — огорчился Гарри: — Жаль, я считал вас друзьями уже. И очень вам благодарен за помощь.

— О помощи лучше забудь! — прошипела Гермиона: — Иначе один волшебник прочтет твои мысли и нам с ней будет плохо! Лучше побереги своего крестного, а то один волшебник огорчится, когда узнает о твоих планах. И захочет вернуть к Дурслям тебя. А заодно может сделать нечто плохое Сириусу, чтобы не мешался.

Гарри испугался и отошел от нее в мрачных размышлениях. Он пошел в сторону туалета, где любил посидеть и подумать. Он считался девичьим, но девчонки туда не ходили, боясь призрака. Хотя призрак был не опасным, а забавным. Он уже подружился с Миртл и любил с ней обмениваться новостями. Иногда ему казалось, что Миртл в него влюблена, потому что постоянно кокетничала с ним. Когда он зашел вы туалет, то спрятавшись в кабинке сел медитировать.

Какой тяжелый характер у этой Эми Ватсон! И имя себе дурацкое какое придумала — Гермиона! Почти как когда старухой переодевалась! Тогда она была Сервиона! Прямо в рифму звучит! Лили гораздо лучше характером. Веселая и смелая! Гарри Поттер с наслаждением вспоминал краткие минуты встреч с сестрой-близнецом Эми. Неужели она действительно его старше? Хотя может быть. Она ведь легко меняет внешность. Но вряд ли на много! Иначе бы зачем она слушалась свою вредину-сестру! Может на пару лет максимум. Это нормальная разница для парня и девушки. Вот он только подрастет...

У Гермионы, сидящей за праздничным столом украшенном тыквами, вдруг неожиданно вспыхнул сам собой интерфейс игрока, и замигал — "Срочное задание — спасти Гарри Поттера от тролля! Приз 2000 очков. Штраф — 1000 очков!" Гермиона вскочила, не зная куда бежать.

— Где Гарри Поттер? — прорычала она, схватив за грудки Рона.

— Не знаю! — испугано запищал он.

— Вспоминай, где он бывает, когда хочет побыть один! — свирепо спросила Гермиона.

— Может в туалете плаксы Миртл? Он часто с ней болтает! — пролепетал полузадушенный Рон. Гермиона уже бежала по коридорам к туалету, на ходу вынимая обе палочки.

— Копец Гарри Поттеру! — мрачно сказал Невилл: — Она его убьет, наверное. Что он натворил? В душе за ней подсматривал что ли?

— Так надо сказать учителям! — всполошился Рон: — Надо Сириусу сказать!

И побежал к Сириусу, который сидел за столом учителей.

— Профессор Сириус! Гермиона побежала убивать Гарри Поттера, который прячется от нее в женском туалете! — крикнул Рон.

— Ты сам-то понял, что сказал? — хмыкнул Сириус: — Почему мальчик прячется от девочки в женском туалете? Что за бред? Может у них просто свидание?

— Я не знаю, но Невилл сказал, что Гарри за ней подсматривал в душе, и она хочет его убить.

— Ну, вряд ли она его убьет, — ответил Сириус: — Хотя покалечить может. Ладно, пошли, сходим, спасем задницу Гарри. Надо же! Как быстро в нем пробудился мужчина!

Когда Гермиона ворвалась в туалет, тролль уже изловил Гарри за ногу и целился в него своей дубиной. "Бомбарда" машинально выкрикнула Гермиона, прицелившись в дубину. Дубина взорвалась, разлетевшись шрапнелью щепок. Большая часть щепок досталась спине и голове тролля. Гарри Поттер оказался укрыт его корпусом. Тролль взвыл и выпустил мальчика из руки. Потом оглушено замотал головой и начал выдирать из затылка и спины окровавленные щепки.

"Акцио Гарри Поттер" крикнула Гермиона от дверей и контуженный Гарри поехал на спине в её сторону. Она схватила его за шиворот и поволокла на выход, пока тролль чесал спину и был в состоянии грогги.

"Эннервейт" крикнула она в его сторону махнув правой рукой пока левая волокла за дверь. За дверью Гарри быстро пришел в себя, и Гермиона помогла ему встать.

— Быстро бежим! — крикнула она ему, и они припустили по коридору. Причем Гермиона пропустила Гарри вперед, чтобы точно знать, что он не отстал. На повороте её неожиданно поймали крепкие мужские руки. Это Сириус подхватил её на руки.

— Ну, девочка! Прости Гарри Поттера! Не надо его убивать! Он перед тобой извинится! — примирительно сказал Сириус, глядя вслед убегающему Гарри.

— Вы о чем? — спросила Гермиона задушенная объятиями крестника Гарри.

— Разве ты не хочешь его убить за то, что он подглядывал за тобой в душе? — удивился Сириус.

— ЧТО?!! Теперь уже хочу... — прошипела Гермиона: — Этот извращенец опять за мной подглядывал?!!

— Значит уже не в первый раз? Растет парень! Не надо его убивать, я сам ему дам отработку!

— Профессор Блек! Об извращенцах потом поговорим! — взяла себя в руки Гермиона: — За нами гонится тролль! Хватит меня обнимать, а готовьтесь защищаться!

И действительно послушался топот разъяренного тролля. Сириус отпустил Гермиону и схватился за палочку. Гермиона тоже приготовилась колдовать. Но встала на несколько шагов дальше Сириуса. Окровавленный тролль вылетел из-за поворота.

"Кабарах биритус" — крикнул темное заклинание Сириус.

"редукто" — крикнула первое, что вспомнила Гермиона.

Сириус парализовал тролля, а Гермиона вышибла ему последний целый глаз. Первый уже был выбит щепкой от взорвавшейся дубины.

— Жестокая ты, однако! — ухмыльнулся Сириус: — Гарри повезло, что ты его не догнала. Это ты тролля так изуродовала до того, как он выскочил на меня?

Гермиона не могла говорить, потому просто кивнула. У нее дрожали колени. Она только сейчас рассмотрела, насколько здоровенная тварь это была.

— Странное заклинание, — сказал Сириус, рассматривая многочисленные порезы на теле тролля: — Похоже на заклинание "секту семпра" которое на мне использовал как-то Снейп.

— Да нет, — отдышалась Гермиона: — Это Бомбарда взорвала его дубину.

— А-а...понятно. Но все равно молодец! Бомбарду вроде вам еще знать не положено. И откуда столько сил взяла? Уже хороший боец!

— Нормальный. Люпин не жаловался. И Сивый тоже не успел.

— Погоди! Так ты Эми Ватсон? О которой рассказывал Люпин! Его хозяйка? — прозрел Сириус: — Так это я тебе обязан свободой? Спасибо!

И он второй раз за пять минут начал тискать девочку. "Вот пристал! Педофил чертов!" — раздраженно подумал Холмс — "То Гарри Поттера тискает, то вас мисс Ватсон!".

Эми Ватсон

маг 11уровень

мана 800

атака 28 + 30(при активации духа)

защита 30 + 40(при активации духа)

магическая атака 50 + 10(при активации духа)

предвидение 60 + 100(при активации духа)

индивидуальные способности: пожиратель знаний.

родовые способности: отсутствуют.

родовые проклятия: отсутствуют

состояние: истощенная, одержима духом-хранителем

Гермиона смиренно вися в руках восторженного своего поклонника, рассматривала результат эскапады. Вроде неплохо. И наверняка скоро появится квест насчет, разобраться, кто тут троллей выпускает в замке?

Ага! Вот и он!

"Найти того, кто выпустил тролля в коридор школы" + 1000

Ладно, будем искать...

Дело о школьном террористе.

К Гермионе после последнего урока, который был совместным для гриффиндора и слизерена, подошла Дафна Гринграсс.

— Мисс Грейнджер, мне бы хотелось с вами поговорить об одном деле. Когда это будет удобно? — чопорно спросила она.

Дафна Гринграсс

маг 6 уровень

мана 500

атака 16 (+ 10 видящая)

защита 25 (+ 10 видящая)

магическая атака 35

предвидение 50

индивидуальные способности: видящая.

родовые способности: удача в дружбе.

родовые проклятия: фригидность.

состояние: легкая усталость.

— Интересная девушка, даже жалко её, — хмыкнул Холмс: — Мерзкое проклятье.

— Я даже не знаю что это такое! — откликнулась Гермиона.

— Подрастешь Эми, поймешь, — буркнул Холмс: — Соглашайся с ней поговорить. Она полезная девочка и умеет выбирать себе друзей.

— Я готова с вами поговорить, так как уроки закончены, — ответила Гермиона уже вслух для Дафны. Они пошли по коридору вместе, отстав от остальных учеников.

— Видите ли, мисс Грейнджер, мне нужен совет и помощь в одном деликатном деле, о котором я пока не могу говорить со взрослыми, — начала Дафна: — А из ровесников вы выглядите наиболее разумной и сильной колдуньей. Один из моих приятелей со слизерена стал одержимым. Мне кажется, что вы, будучи тоже одержимой, дадите мне совет что делать.

— Ваши способности позволяют замечать одержимость других людей? — настороженно спросила Гермиона.

— Да! Но не беспокойтесь, от меня вам не будет угрозы! Я уже давно привыкла к тому, что знаю больше других. И привыкла держать язык за зубами, — улыбнулась Дафна: — А речь идет об Блейзе Забини. Он уже много дней стал сам не свой.

— Блейз Забини? Это чернокожий мальчик, которого все заочно считают девочкой из-за странного имени и фамилии? — уточнила Гермиона.

— Да это он. Он был один из немногих спокойных и остроумных людей в нашей гостиной. С ним было приятно общаться, хотя он разделял убеждения всех на идеи чистокровности.

— А вы их разделяете?

— Смотря в чем... но я бы не хотела заводить сейчас политический разговор, — ушла от ответа Дафна: — Важно, что сейчас мистер Забини стал очень радикально придерживаться неких идей, которые ведут в опасном направлении. Он утратил чувство юмора, стал груб, равнодушен к девочкам, и приобрел взгляд фанатика. Он помногу пропадает в неизвестных местах, хотя учиться стал даже лучше.

— То есть дух, захвативший его, принадлежит к радикальным сторонникам чистокровности, и имеет глубокие познания в магии? — резюмировала Гермиона: — Также этот дух не любитель юмора и общения с дамами? Очень серьезный тип. Вы не знаете таких могущественных волшебников из радикалов, что умерли, но хотят возродиться?

— Думаю таких много. Судя по тому, что он ориентируется в современной школьной программе, он не очень древний, — добавила Дафна: — К этому описанию подходит даже...тот-чье-имя-нельзя-называть.

— Полагаю, это вы сказали не случайно. А вы не заметили что наш бывший преподаватель ЗОТИ Квирелл...

— ... тоже был одержимым, — кивнула Дафна: — Этот год урожайный на одержимых, или...

— ... или это один и тот же дух! — закончила мысль Гермиона.

— По времени совпадает, — уточнила Дафна: — Я так же заметила, что изгнание духа из Квирелла произошло...

— ...с моим участием! — закончила Гермиона и засмеялась: — Мы сейчас похожи на близнецов Уизли. Они вечно заканчивают фразу друг друга.

— Это не удивительно когда разговаривают двое видящих, — пожала плечами Дафна.

— Что вы еще обо мне знаете? — спросила Гермиона с интересом.

— Что ваш дух мужчина, пожилой, слабый волшебник, но сильный видящий. Ваш талант от него. Думаю, он очень древний, по крайней мере, не из нашего века.

— И кто же он был по профессии? — спросил Холмс, перехватив инициативу у Гермионы.

— Трудно сказать, — пожала плечами Дафна: — Судя по талантам, он мог быть хорошим аврором.

— Блестяще мисс Гринграсс! Вы сами можете стать отличным детективом! — засмеялся Холмс смехом, от которого Дафна вздрогнула.

— Насколько я поняла, сейчас я общаюсь не с мисс Грейнджер? — осторожно спросила она: — Бедной девушке, наверное, трудно сосуществовать с почтенным мужчиной?

— Этот мужчина иногда невыносим, — сердито сказала Гермиона: — Я поняла суть вашей заботы мисс Гринграсс, и подумаю, как помочь мистеру Забини. Вам же я предлагаю встречаться в библиотеке в 16 часов и обмениваться записками, если будет что-то срочное. В это время я всегда делаю задания.

Они расстались и Гермиона пошла искать гуляющих слизеринцев первого курса, чтобы посмотреть на Забини повнимательней. Они собрались во дворе кучкой и что-то ехидно говорили друг другу, высокомерно поглядывая на играющих на другой стороне двора гриффиндорцев. Забини стоял чуть в стороне и пристально разглядывал Гарри Поттера.

Гермиона пошла в его сторону, вызвав ряд комментариев со стороны слизеринцев.

Блейз Забини

маг 5 уровень

мана 400

атака 18 (+20 дух)

защита 25 (+ 20 дух)

магическая атака 35 (+20 дух)

предвидение 20 (+20 дух)

индивидуальные способности: поэзия.

родовые способности: шаман.

родовые проклятия: влюбчивость.

состояние: отдохнувший, одержим духом

— Прямо Александр Пушкин какой-то! Влюбчивый поэт, — хмыкнул Холмс в голове Гермионы.

— Я читала о шаманах. Их трудно полностью подчинить духам. У них врожденная профессиональная защита медиумов. Духу легко войти, но трудно подчинить разум шамана полностью, — вступила в мысленный диалог Гермиона: — Кроме того, разум поэта тоже представляется весьма защищенным от влияния извне. Так что у мальчика есть хорошие шансы пережить контакт с духом. Но я пока не знаю, как его изгнать. Хотя, по своему опыту должна была заинтересоваться проблемами экзорцизма. Это вы Холмс виноваты. Каждый раз, когда я беру книгу по экзорцизму, вы отвлекаете меня на иные темы.

— Э... знаете Ватсон, а может нам опереться на его родовое проклятье влюбчивости? — заговорил Холмс смущенно: — Вы симпатичная девушка, и могли бы ему понравиться...

— Холмс, извините, но вы балда! Еще рано в этом возрасте опираться на подобное проклятье. Кроме того мы антиподы. Я грязнокровка, а он чистокровный. И я не так симпатична. Проще подбить на это Дафну. Но и она не согласится, хотя заинтересована, — ответила Гермиона: — Придется мне все-таки изучить вопросы экзорцизма, которые вы столь старательно от меня прячете. Обещаю, что вас я изгонять не буду, пока вы сохраняете адекватность. Я признательна вам за неоднократное спасение своей жизни. И намерена, и дальше продолжать сосуществование и сотрудничество.

— Ватсон! Вы какие-нибудь стихи знаете? — спросил Холмс.

— Только Роберта Бернса неплохо, — смутилась Гермиона: — А так, вообще не очень увлекалась. Про любовь мало читала...

— В таком случае вы еще больше меня знаете! — одобрительно сказал Холмс: — Тогда почитайте ему стихи, хоть из Бернса. Посмотрим на реакцию.

Гермиона уже слишком близко подошла к Забини, что он отвлекся от созерцания Гарри Поттера и переключил внимание на нее.

— Грязнокровка! — прошипел он, закончив её разглядывание.

— Вы просто мастер художественного слова мистер Забини! — презрительно ответила Гермиона:

При всем при том,

При всем при том,

Судите не по платью.

Кто честным кормится трудом,

Таких зову я знатью,

Вот этот шут — природный лорд.

Ему должны мы кланяться.

Но пусть он чопорен и горд,

Бревно бревном останется!

Забини впал в ступор. Его лицо исказила судорога ярости. Потом он взял себя в руки и с насмешкой сказал: — Это грубовато тоже. Мне у Бернса больше нравится вот эти строки:

Молчаливая уступка,

Страсти детская игра,

Дружба голубя с голубкой,

Счастья первая пора.

— Мило! — спокойно сказала Гермиона, и пошла дальше, не зная, о чем еще продолжать разговор. Забини проводил её пристальным взглядом.

— Определенно, он в состоянии себя контролировать, и даже одолевать своего духа! — прокомментировал Холмс их небольшую дуэль: — Это хорошо. А вот темному лорду не понравилось, что ты его бревном обозвала. Что на тебя нашло?

— Это одно из двух стихотворений, которые я учила наизусть в школе. Что я еще должна была прочитать? Что "мой отец был честный фермер"? — ответила Гермиона. И пошла в библиотеку, искать книги по экзорцизму.

Там её через час нашла и Дафна Гринграсс. Она подсела и они поговорили.

— Ритуал изгнания духа я провести не смогу сама, — сказала Гермиона: — Потому что он и по мне ударит тоже. Я не хочу терять своего помощника пока. У нас с ним неплохой симбиоз, и он уже не раз спасал меня. А описание ритуала в этой книге.

Дафна посмотрела книгу и кивнула, соглашаясь взять это на себя.

— Кроме того, согласно родовым арканам, Забини влюбчив, и питает слабость к поэзии. И полностью завладеть им дух не в состояние. Поэтому, если бы вы читали ему стихи про любовь, это повысило бы его самоконтроль, — посоветовала Гермиона. Дафна смутилась.

— Это будет непросто объяснить окружающим, — заговорила она: — Если я начну читать стихи о любви конкретному мальчику, это будет воспринято как навязчивость. Как признание в любви. А я ему только друг. Но тут вы больше мне ничего не посоветуете.

У Гермионы зажегся озорной огонек в глазах, и она спросила Дафну:

— А может ты, как и я просто не знаешь стихов о любви?

Дафна снисходительно улыбнулась и тихо начала читать:

В эту ночь я буду лампадой

В нежных твоих руках...

Не разбей, не дыши, не падай

На каменных ступенях.

Неси меня осторожней

Сквозь мрак твоего дворца, —

Станут биться тревожней,

Глуше наши сердца...

В пещере твоих ладоней —

Маленький огонек —

Я буду пылать иконней —

Не ты ли меня зажег?

Гермиона даже рот приоткрыла от удивления.

— Потрясающе! Чьи это стихи? — восхитилась она.

— Это русский поэт Волошин, — ответила Дафна: — До свиданья мисс Грейнджер.

— До свиданья мисс Гринграсс, — проводила её Гермиона изумленным взором.

— Ватсон! Они определенно сходятся во вкусах! Забини и Гринграсс, — прокомментировал Холмс: — Вот она и беспокоится о нем. Иначе поговорить о поэзии будет не с кем.

— Вы циник Холмс! Она просто заботится... Мне надо найти книги с хорошими стихами! Я чувствую, что упускаю что-то в своей жизни! Определенно, мое образование становится однобоким, — забормотала задумчиво Гермиона.

— А я всегда считал, что лишняя информация не должна забивать голову, — равнодушно сказал Холмс: — Мозг должен быть инструментом, а не пыльным складом не нужных вещей.

— Мозг не компьютер, ему нужны эмоции! — отрезала Гермиона: — Вы плохо разбираетесь в психологии, даже удивительно, как вы умудряетесь угадывать людские мотивы?

— Ватсон, пойдемте лучше изучим путь тролля до туалета. Он не мог не оставить следов. Нужно расследовать, кто его выпустил, — сказал Холмс. Гермиона поставила книги на полки и пошла к туалету плаксы Миртл. Там Холмс перехватил управление и вынудил её ползать на коленях в белых колготках, рассматривая некие следы и царапины. Пока они добрались до некоего помещения, колготки были уже с отвратительными черными пятнами.

— Вот, Ватсон! В этой комнате тролль сидел запертый, — заявил Холмс: — Чувствуете, здесь до сих пор его вонь?

Гермиона огляделась и согласилась. Каморка без окон с крепкой дверью была камерой временного содержания тролля.

— Теперь осталось понять, кто его выпустил! — довольно сказала Гермиона.

— Если точней, нужно понять, кто его посадил туда, — добавил Холмс: — Кто выпустил это уже проще.

— И кто же его посадил туда? — спросила Гермиона.

— Полагаю это был мистер Квирелл, — ответил Холмс: — Следовательно, выпустил его мистер Забини, обретший того же духа, как эстафету. Возможно Забини, даже не знал, что за замок он открыл. Просто дух внушил ему, что это хорошая идея, пройтись по коридору и открыть перед ужином некий замок. А дальше тролль выбрался сам, как только обнаружил, что дверь уже отперта.

— Почему Квирелл? Откуда у него вообще тут тролль? — удивилась Гермиона: — Почему не Хагрид?

— Полагаю, что раз есть комната охраняемая цербером, то может статься, что дальше по проходу там еще и тролли сторожат. А этот тролль, возможно был резервом. Возможно, и другие ловушки там есть. А Хагрид... знаете, нам его надо посетить как-то. У него должно быть много информации, а умом он отличается. Тогда вам удастся прояснить мои интуитивные предположения.

— Но нужен повод! — сказала Гермиона.

— Гарри Поттер говорил, что Хагрид хорошо к нему относится, и приглашает к себе в гости. Вы Ватсон сходите вместе с Гарри к нему в гости. И посмотрите на интерфейсе, верно ли я решил задачу.

Задача "Найти того, кто выпустил тролля в коридор школы" решена. Вы получаете + 1000 баллов. До следующего уровня нужно еще 2000 баллов.

Срочное задание: спасти Гарри Поттера от неизвестной опасности! В течение суток. Премия 2000 баллов, штраф 1000 баллов.

Гермиона сразу вспомнила пристальный взгляд Забини на Гарри.

— Ну, поэт-террорист! Я с тобой разберусь, — угрожающе сказала Гермиона: — Хотя за лишние 2000 баллов я ему еще буду благодарна. Если успею...

После чего она побежала искать Гарри Поттера.

Старое дело о налете на Гринготс.

Гермиона нашла Гарри в гостиной гриффиндора. Он сидел на диване и разговаривал с Роном. Гермиона села рядом с ним и начала осматривать его. Гарри напрягся.

— Гермиона, тебе что-то нужно? — спросил он.

— Нет, я просто соскучилась по тебе, пришла повидать, — вежливо ответила Гермиона, цепко оглядывая источники возможной опасности. Ничего опасного она не наблюдала. Гарри поглядев в её бегающие глаза, не поверил и сказал Рону:

— Извини Рон, мы отойдем, поговорим с ней тет-а-тет.

Рон недовольно сморщился и отвернулся, а Гарри взяв её под руку, повел в другой конец гостиной на отдельный диван.

— Эми, чего ты такая взволнованная? — зашептал он: — Что-то случилось?

— Ну, в общем, да. Я только что узнала, что тебя хотят убить, но не знаю каким способом! — прошептала она в ответ: — Тебе никакой еды не передавали в подарок? Или предметов?

— Нет, ничего, — ошарашено ответил Гарри.

— Будь бдителен! Если передадут конфеты или предмет, ничего не бери в руки! Возможен яд или проклятье, — твердо приказала Гермиона: — И никуда сегодня не выходи!

— Но мы собирались сходить с Роном к Хагриду! Он приглашал сегодня на чай, поболтать, зверюшек посмотреть, — уныло сказала Гарри.

— К Хагриду? — задумалась Гермиона: — К Хагриду можно, но я пойду с вами!

— Ладно, пошли, — кивнул Гарри и пошел сказать об этом Рону. Рон еще больше стал кислым, услышав эту новость. Гермиону, после Хеллоуэна, он боялся больше, чем пауков.

Тут завибрировало зеркало связи Гермионы с Римусом. Она взяла его и начала тихо разговаривать.

— Привет дядюшка Римус!

— Привет Гермиона! Как поживаешь? Как учеба? — Римус излучал приязнь к ней.

— Спасибо все хорошо! — ответила Гермиона: — Я сейчас скоро пойду, поэтому сразу давай к делу, посплетничаем потом.

— Понимаешь, я взялся за одно старое дело месяц назад, в банке Гринготс ограбили сейф. Верней пытались ограбить, но он оказался уже пуст. Еще в конце августа. И авроры ничего расследовать не стали. А гоблины считают, что преступника все равно надо наказать. И назначили премию 10000 галей, за нахождение преступника. И отдельно, за его убийство тройную премию. Ну, я и решил попробовать. Пришел, понюхал,.. в общем пока ничего. Думал, может что ты подскажешь?

— А чем пахло-то? — поинтересовался Холмс.

— Да, чесноком каким-то, — смутился Римус: — Больше ничего не унюхал.

— Что за сейф, чей он, кто забрал хранимое, и что хранилось? — начал сыпать вопросами Холмс. Римус назвал номер сейфа, владельца, и последнего посетителя. А что за вещь гоблины и сами не знали.

— Очень интересно! — довольно сказал Холмс уже только Гермионе: — И так, сейф Дамблдора с его вещью посетил Хагрид, потом на следующий день туда нагрянул Квирелл, и попытался украсть это. Не успел. В любом случае мы можем получить премию за уничтожение Квирелла!

— Римус! Слушай внимательно, — сказала Гермиона: — Сообщишь гоблинам, что сотрудником нашего агентства, преступник был найден и благодаря его действиям он развоплотился. За его неприкаянную душу, мы ответственности не несем. Если не поверят, принеси клятву магией. Отвечаю, что все так и было!

Римус изумленно кивнул и отключился. Тут подошел Гарри и позвал её на прогулку к Хагриду. Они пошли. До отбоя было только два часа, так что они спешили. Хагрид их встретил довольный и сразу позвал к столу. Гермиона подозрительно нюхала чай и свой и Гарри, так же подозрительно осматривала печенье. Хагрид заметив это, даже начал обижаться на нее.

— Да не бойся ты девочка! Этот чай на травах, хороший, вкусный, ничего опасного в нем нет! — загудел он: — Только печенье старое, уже слегка зачерствело.

Информация о черствости печенья неожиданно обрадовала Гермиону, и она довольно начала его грызть. Гарри вдруг заинтересовался старой газетой на столе.

— Хагрид! Это пишут об ограблении сейфа, в который мы с тобой ходили? — спросил он с удивлением.

— Э, да. Это тот сейф! — кивнул Хагрид: — А что нам с того? Мы оттуда уже все забрали! И я лично Дамблдору отдал! Так что воришка остался с носом!

— И что это было? — поинтересовалась Гермиона.

— Да сверток маленький какой-то... — начал говорить Гарри.

— Тс-с-с! Тихо! — оборвал его Хагрид: — Это дело не наше. А только Дамблдора и Николаса Фламеля! Ой, зря я это сказал...Не лезьте в это дело!

— Кто такой Николас Фламель? — очнулся Рон. Но Хагрид насупившись молчал.

— Даже маглы знают, — проскрипел в голове Гермионы Холмс: — Что он создатель философского камня.

Новые сотрудники.

Когда Гермиона уже засыпала в своей спальне, её вызвал Римус через зеркало, лежащее рядом на тумбочке. Она его взяла и недовольно спросила что еще случилось.

— Понимаешь, я уже обернулся к гоблинам и сделал, как ты велела! — восторженно сказал Римус: — И в нашем сейфе прибавилось 40000 галеонов!

— Отлично! 25 процентов твои премиальные, — сказала сонно Гермиона.

— Спасибо, но я не про это, — смутился Римус: — Гоблины велели спросить, что если они правильно поняли намек, то ты знаешь, в ком находится новое воплощение вора и сказали, что за повторное развоплощение вора накинут еще 10000 галеонов.

— Хорошо, я берусь за это дело, — сказала Гермиона зевнув: — А теперь дай мне поспать ради Мерлина.

На следующий день Гермиона найдя Дафну Гринграсс, осведомилась, как идет подготовка к ритуалу развоплощения духа вселившегося в Забини. Та смущенно поведала, что ей не хватает карманных денег на нужный артефакт и ингредиенты. А она еще считает, что ей и с самой Гермионой надо как-то рассчитываться за услугу.

— Если я правильно поняла, — сказала Гермиона: — Ваша семья не из самых богатых?

— Вы очень вежливы, — сухо сказала Дафна: — Мы почти нищие. Меня и так уже дразнят бесприданницей.

— Тогда у меня к вам есть предложение, работать моим внештатным сотрудником, — сказала Гермиона: — Я владею детективным агентством "мисс Холмс" и плачу штатным взрослым сотрудникам 300 галеонов в месяц, а нештатным сотрудникам любого возраста 100 галеонов в месяц. Также за закрытие каждого дела агент получает 25 процентов от выплаты клиентом. И к вашему удовольствию сообщу, что за спасение вашего друга уже назначена премия в 10000 галеонов. Если вы проведете ритуал, то сможете претендовать 2500 премии. Если, конечно, примете мое предложение о сотрудничестве.

— Кто назначил премию? — удивилась всезнающая Дафна.

— Это секрет фирмы. Вы лишь должны знать, что вам необходимо знать, — ровно ответила Гермиона: — Предлагаю согласиться, у вас отличные задатки для подобной работы и, следовательно, хорошие финансовые перспективы.

— Я согласна мисс Грейнджер, — не думая кивнула Гринграсс: — Об отказе не может быть и речи. Но мне нужен аванс на текущие расходы.

Гермиона улыбнувшись, достала кошелек с 300 галеонов и передала ей.

— Здесь должно хватить на проведение ритуала.

— Благодарю... хозяйка, — кивнула Дафна, быстро пряча кошелек в своей сумке.

Когда Гермиона пошла дальше по коридору, её нагнал Гарри Поттер.

— Привет! О чем ты говорила с Гринграсс? Что за кошелек ей давала? — начал сыпать он вопросами.

— Гарри! Что за бесцеремонные вопросы? — возмутилась Гермиона: — Для тебя понятие личных тайн не существует?

— Извини, — смутился Гарри: — Просто любопытно... Слушай, а как можно послать письмо твоей сестре? Я хотел бы её поздравить с наступающим Рождеством.

Гермиона вздохнула, понимая, что он не отвяжется. А также вспомнила, что сутки квеста на защиту Гарри Поттера еще не истекли, и ей придется быть с ним рядом еще 8 часов.

— Хорошо Гарри, я тебе все расскажу. Но это тайна! Ты все равно и так уже многое знаешь и участвовал в моих делах. Я хозяйка детективного агентства "мисс Холмс". И у меня нет никакой сестры. А есть взрослая сотрудница, которая исполнила её роль. У нее другая фамилия и имя, поэтому сова к ней не долетит. Понятно?

— Понятно, — уныло сказал Гарри, потом глаза его загорелись: — Так ты нанимала Дафну на работу? Агентом?

Гермиона оценивающе посмотрела на него.

— Что-то ты слишком сообразительный и ловкий малый! Придется и тебя нанять в агенты, а то ты слишком много вынюхиваешь из любви к искусству. Прямо прирожденный детектив! Даже в душе за мной успел подсматривать!

— Это вранье! — покраснел Гарри: — Эту ложь запустил Невилл. Я за тобой еще не подсматривал.

— А за кем? — спросила Гермиона. Гарри промолчал, потупив взор.

— Хорошо, слушай условия найма. 100 галеонов как внештатному сотруднику в месяц. 25 процентов премии за закрытое дело. Согласен? — сухо спросила Гермиона.

— Согласен! — улыбнулся довольно Гарри: — Какие сейчас у тебя дела?

— Главное дело это сохранить тебе жизнь ближайшие 8 часов. Второстепенное дело я поручила Дафне. Возможно, тебе придется ей помочь, но только на завершающей фазе. И премию я уже обещала за то дело ей отдать. У нее сейчас финансовые трудности. А ты еще в порядке.

— Хорошо! Я помогу, — кивнул Гарри: — А кто меня хочет убить?

— Не исключено, что эти дела связаны. Есть ученик одержимый духом Воландеморта, который планирует покушение на тебя. Дафна готовит ритуал по его изгнанию. Но тот тоже не сидит без дела. И возможно подсыпает сейчас яд в твой тыквенный сок.

— Блейз Забини? Или Малфой? — проницательно спросил Гарри.

— Ты растешь в моих глазах Гарри! — воскликнула Гермиона: — Действительно Забини. Как догадался?

— Он с такой ненавистью смотрит на меня, что не трудно догадаться, — ответил Гарри, испуганно оглядевшись вокруг. Ему почудилось, что он где-то рядом.

— Послушайте Ватсон, — раздался в голове Гермионы голос Холмса: — Я одобряю найм мисс Гринграсс. Она хороший агент. А вот с Поттером я не уверен, что вы поступили правильно.

— Лучше держать его под контролем, — мысленно ответила Гермиона: — Иначе тогда будет еще хуже.

— Если в этом аспекте, то вы правы, — согласился Холмс.

На обед, Гарри Поттеру незнакомая сова принесла маленькую посылку. Но не успел он её взять, как Гермиона её перехватила в тарелку с тыквенной кашей, и прихлопнула для верности сверху чайным блюдцем. Гарри испуганно посмотрел на нее, но спорить не стал. Интуиция Гермиону не подвела. Как только оберточная бумага промокла, из-под чайного блюдца повалил зеленый дым.

Сириус, увидев эту картину, выскочил из-за стола преподавателей и побежал к ним доставая палочку. Гермиона уже к тому времени поставила дымящуюся тарелку в проход, подальше от стола и отбежала, как от бомбы. Сириус начал накладывать заклинания очистки, от которых дым стал исчезать, потом наложил заклинание познания, чтобы понять, с чем имеет дело.

Резвость Гермионы объяснялась не паранойей, а тем, что она держала включенным СИМ и видела ярлыки предупреждения над предметами. Над летящей посылкой она четко увидела темнозеленую надпись "ЯД". Она покосилась на стол Слизерена и увидела взгляд ненависти от Забини. И не удержавшись, погрозила ему пальцем. Тот сразу потупил взор и опустил голову в тарелку "Я, мол, тут не причем!".

"Квест по спасению Гарри Поттера выполнен! +2000" — всплыло объявление.

Эми Ватсон

маг 12 уровень

мана 900

атака 30 + 30(при активации духа)

защита 32 + 40(при активации духа)

магическая атака 55 + 10(при активации духа)

предвидение 65 + 100(при активации духа)

индивидуальные способности: пожиратель знаний.

родовые способности: отсутствуют.

родовые проклятия: отсутствуют

состояние: отдохнувшая, одержима духом-хранителем

— С такими темпами, Ватсон, вы скоро Нимфадору догоните! — довольно сказал Холмс: — Браво!

— Кое в чем я уже её обогнала, — ответила Гермиона: — Особенно в карьере! Это она на меня работает.

— Спасибо, Э... Гермиона, — сказал испуганный Гарри: — Ты опять меня спасла!

— Раз ты признал ко мне долг жизни, то теперь не сможешь мне вредить! — довольно сказала Гермиона.

— Но я и не собирался! — ответил Гарри: — Ты для меня лучший друг!

Рон недовольно сморщился, что Гарри Поттер не его считает лучшим другом. Но при всей своей тупости понимал, что Гермионе он не конкурент. Она его второй раз от смерти спасает.

Рождественское дело.

Гермиона уже собиралась домой на Рождество, когда получила сообщение о новом квесте:

Гарри Поттер будет атакован ментальным артефактом на каникулах. Ваша задача сберечь его рассудок от ментальных закладок подчиняющего характера во время каникул. Награда + 500 очков опыта.

Девочка заплакала от обиды.

— И за какой-то паршивый 500 очков я буду лишать себя рождества? — спросила она себя сквозь слезы: — За что мне все это?

— Что-то вы бурно реагируете Ватсон на банальный квест, — пробурчал Холмс: — В конце-концов вы можете и отказаться...

Противно высветилась новая табличка:

В случае отказа вы теряете контроль над Гарри Поттером как союзником.

Гермиона раздраженно вздохнула и подавила слезы, печально сказав:

— Похоже теперь всю жизнь буду жить без праздников. Я остаюсь. Надо родителям написать. Чтобы такого придумать? М-м-м... Версия такая: Дорогие мама и папа! Я решила одно это Рождество провести в Хогвартсе. Ведь оно первое. И надеюсь последнее вне дома. На остальные праздники, обещаю мы будем вместе. Думаю, это будет разумней сделать, пока я маленькая. Ведь дальше начнется период полового созревания, и вас будет беспокоить больше мое отсутствие. Поэтому счастливого Рождества! Мысленно с вами, ваша маленькая дочь Гермиона.

Холмс прочитав заухал в её голове своим специфическим смехом:

— Ха-ха! Ватсон вы неподражаемы! Зачем ввернули про половое созревание? Это не разрушит ваш образ нормальной девочки в глазах родителей?

— Боюсь, у меня и так нет данного образа, — сухо ответила Гермиона: — Я в глазах родителей довольно давно имею репутацию эксцентричной особы. Кроме того, мне кажется, что Забини тоже останется в Хогвартсе, так что все правильно. Глупо полагаться во всем на бедную Дафну.


* * *

— Мисс Грейнджер! — шикнула из ниши Дафна: — Завтра особый день силы. Солнцеворот. К ритуалу изгнания все готово. Но я вряд ли смогу одна принудить мистера Забини его пройти. Вы мне поможете?

— Тогда ваша премия уменьшится, — усмехнулась Гермиона. Дафна обиженно подобрала губы и холодно ответила: — Мисс Грейнджер! Я не настолько скаредна, чтобы глупо рисковать делом, ради большего дохода!

Гермиона покраснела от смущения:

— Извини Дафна, я просто глупо пошутила из-за дурного настроения. Ты безусловно права — дело прежде всего! И в качестве извинения вся премия тебе, как и обещано. Я готова помочь в любой момент. Кстати, вот тебе набор для моих постоянных агентов. Здесь сквозное зеркало со мной и мантия-невидимка. Днем прикрывает плохо, но в сумраке отлично. Вначале хотела другому агенту дать, но думаю тебе нужней...

— Поттеру небось? — усмехнулась Дафна принимая сверток.

— Ничего от вас не скроешь! — вздохнула Гермиона: — Он тебя тоже сразу вычислил. Неужели мы так халтурно работаем над своим прикрытием? Надо повышать профессионализм.


* * *

Снейп шел по коридору на ужин посвященный Йолю, когда вдруг его насторожил металлический звон, а потом ритмичный стук бубна из одного класса. Он осторожно заглянул и увидел, что его ученица Дафна Гринграсс и Гермиона Грейнджер стоят рядом с лежащим на полу слизеринцем. Головы его было не видно, так как на ней было одето серебряное ведерко, но судя по темным кистям рук, Снейп опознал Забини.

Гриффиндорка лупила в бубен и выла, а Гринграсс нараспев читала какие-то мантры и время от времени тюкала по ведерку серебряной ложкой. "Похоже на обряд экзорцизма" подумал Снейп и решил пока не вмешиваться, продолжив наблюдения через щелку двери. Через полминуты из тела мальчика вдруг пошел черный дым клубами и начал формироваться в некоего призрака. Девочки вздрогнули застыв, а потом активно продолжили свою деятельность. Только тональность вытья Грейнджер изменился, а Гринграсс махая ложкой перед духом, начала читать что-то по латыни.

Дух метнулся в сторону таящегося Снейпа, как будто почувствовал что-то близкое и родное. Его метку обожгло. Снейп еле успел ментально отгородиться и призвать патронуса. Дух вильнул, уклоняясь от фигуры лани и ушел сквозь стену.

— Мисс Гринграсс и мисс Грейнджер! — прошипел злобно Снейп: — Что здесь происходит? На каком основание вы занимаетесь экзорцизмом?

— Наверное мы решили это сделать потому, что преподаватели не желали следить за состоянием учеников? — ядовито ответила гриффиндорка.

— Это безответственно! — крикнул Снейп.

— Совершенно согласна с вашей оценкой работы преподавателей и в особенности деканов, — мило улыбнулась Грейнджер опуская свой бубен на стол: — А теперь нужно оказать помощь вашему ученику, а не перепираться.

— Пропустите! — прорычал Снейп и начал диагностировать состояние Забини, сняв с его головы серебряное ведерко. Он был без сознания, но здоровье его было вне опасности.

— Нужно выпить вот это ему, — сунула флакон противная гриффиндорка. Снейп по запаху и цвету сразу понял, что это за зелье и согласился, но хвалить не стал, а заорал, чтобы они проваливали, пока он им не назначил отработок на все каникулы. Девочки не стали спорить и быстро ретировались.

— Удивительная нахалка, — прошипел себе под нос зельевар.


* * *

— Гарри! Пошли смотреть подарки под елкой! — разбудил парня рыжий друг.

— Подарки?! — удивился Гарри без энтузиазма. Ему это слово было мало знакомо. Кто бы ему их дарил? Но решил присоединиться к другу. Внизу сидела на диване Гермиона и читала. Увидев их, она приветливо помахала рукой и поздравила с рождеством. Рон начал деловито рыться в коробках под елкой.

— Так, это мне... это тебе... это опять мне... — бубнил он азартно.

— А Гермионе? — обиделся за подругу Гарри.

— Кто такая Гермиона? — рассеянно спросил Рон, вскрывая коробку: — Фу! Опять свитер!

— Почему буква Эр? Рон? — спросил Гарри.

— Эр, это значит запасной игрок, — прокомментировал Холмс, ухмыляющейся Гермионе: — Дитя, этот мальчик тебя не любит. И по-моему он сейчас прихватывает твою корзинку со сладостями от родителей...

— Акцио "подарок Гермионе", — сказала девочка махнув палочкой, и бумажная корзинка вылетела из рук рыжего подростка и полетела к ней. Гермиона с удовольствием запустила в нее руку и выудила шоколадку любимого сорта. Рон с несчастным выражением лица посмотрел как она его откусывает.

— Если бы у меня был шоколад, я бы с тобой поделился! — буркнул он, роясь в коробке печенья "от Молли".

— Жаль, что у тебя нет шоколада, — согласилась спокойно Гермиона. Гарри хихикнул их перепалке и сам начал вскрывать свой подарок. Там была какая-то серая мантия. Он накинул ей на себя и пошел к зеркалу посмотреть что это. И ничего не увидел.

— Вау! — заорал Рон: — Это же мантия-невидимка!

Гермиона очень нервно среагировала на исчезнувшего Гарри, и чуть не подавившись шоколадкой начала озираться.

— Гарри?! Я тебя не вижу! — чуть дрогнувшим голосом вскрикнула она.

— Естественно! — усмехнулся самодовольно Рон: — Это же мантия-невидимка! Она для того и сделана, чтобы не видеть!

Гермиона скрипнула зубами от злости на идиотские комментарии рыжего. Она прекрасно знала, что такое мантия-невидимка. Но она также прекрасно видела сквозь них при помощи своего интерфейса. Это была какая-то ОСОБЕННАЯ мантия, сквозь которую не было ничего видно. Это её очень напрягло.

— Гермиона, ты чего напугалась? — выглянула из под мантии голова Гарри: — Вот он я! Обычное волшебство...

— Сними пока! — тонким голосом попросила Гермиона: — Мне не по себе, когда ты так резко исчезаешь. Лучше посмотри, там у тебя еще есть подарки.

— Ух, ты! — удивился Гарри Поттер, достав из маленькой коробочки футляр для очков: — Какой-то странный артефакт "пенсне Берии". Кто это? Гермиона это ты подарила?

— Я! — кивнула девочка: — Ох, Гарри, ничего не знаешь по истории. Ни про Фламеля, ни про Берию... Это неразбиваемые и неснимаемые пенсне суперагента. Они сами настраиваются под твое зрение и обладают функцией трансфокации. Если будешь вглядываться, то картинка приближается, как в бинокле. А еще помогает видеть ауры, правда не профессионально, но тоже полезно. И еще мешают влиять на сознание, читать мысли.

— Дорого небось? — спросил Гарри, осторожно примеряя пенсне вместо очков.

— Не дороже моей последней премии, — отмахнулась девочка: — Теперь ты упакован лучше всякого суперагента.

— Ух ты! — восхитился Гарри, приближая вид елочной игрушки с дивана: — Как подзорная труба работает! Все видно. Крутейший подарок! Спасибо-спасибо...

На радостях Гарри даже обнял её и чмокнул в щеку.

— Но-но! — начала отбиваться девочка: — Никаких нежностей в нашем возрасте. Мал еще для поцелуев! Кстати, почему ты мне ничего не подарил?

Гарри покраснел и начал оправдываться, что не выезжал по магазинам, а потом, хлопнув себя по лбу, бросился писать письмо в магазин подарков почтой. Он заказал подарки всем своим знакомым.


* * *

Вечером Гермионе не спалось.

— Что с вами Ватсон? — сонно пробурчал Холмс, когда она встала и накинула мантию.

— У меня разыгралась паранойя! — буркнула Гермиона и пошла в гостиную. Там она уселась на диван и стала наблюдать. Скоро дверь в спальню мальчиков приоткрылась, но никто не вышел. Зато она четко услышала легкие шаги по лестнице и тихий шелест.

— Гарри! Стоять! — скомандовала девочка, и из-под мантии-невидимки вынырнула голова смущенного Гарри Поттера.

— Ну, чего ты не спишь? — спросил он её.

— Далеко собрался? — тихо поинтересовалась Гермиона.

— Так... прошвырнуться по ночному замку! — неопределенно сказал Гарри: — Надо же мантию опробовать? Понаблюдаю вокруг... А то может ты со мной хочешь? Давай в Запретную секцию библиотеки заглянем?

Гермиона вздохнула и покачала головой.

— Чего-то такого я и ожидала... Давай договоримся, я исполняю одно твое желание, о котором ты давно меня просил, а ты три моих.

— Не меньше минуты! — быстро сказал Гарри, судорожно сглотнув воздух: — И сначала скажи свои желания.

— Желания простые, — сухо сказала Гермиона: — Я не хочу трястись от страха каждый раз раздеваясь, и думая, что где-то в углу прячется озабоченный любопытством Поттер. Поэтому ты мне четко обещаешь, что не будешь пользоваться своей мантией, чтобы подсматривать за мной в неглиже... хотя бы ближайшие три года. Я тебе сейчас показываю все и тема закрыта на три года.

— Это одно желание, — кивнул Гарри: — Принято. Что еще?

— Еще ты не даешь свою мантию больше никому кроме меня. А мне даешь по первому требованию, если понадобится. И, конечно, никому об этом не рассказываешь. Договорились?

— Договорились! — восторженно закивал Гарри: — Только не меньше минуты смотрю, и ты поворачиваешься кругом.

— Я засеку время, еще условие — никаких комментариев во время просмотра! — кивнула Гермиона и начала раздеваться. Гарри рухнул на диван и начал заворожено смотреть. Пенсне Гарри сразу начало осуществлять трансфокационные наезды. Гермиона забыла об одном свойстве очков — они обладали памятью и могли записывать картинку как раз размером одну минуту и потом воспроизводить неограниченное количество раз. Гарри уже нашел это свойство в очках и научился им пользоваться управляя мысленно.


* * *

Гарри не спалось. После третьего десятка просмотра ролика "стриптиз Гермионы" он заработал бессонницу. И решил вернуться к первоначальному плану похода по ночному Хогвартсу. Как он потом себя ругал за эту идею!

Возвращаясь через час после прогулки он был в ярости. Проклятое зеркало! Как он купился на него? А ведь пенсне предупреждало легким нагревом переносицы, что идет ментальное влияние на мозг! Но он обо всем забыл, когда опять увидел обнаженную Гермиону, только в более зрелой версии. И машинально отдал приказ на запись ролика, затирая старый. А что в итоге? Запись обычной зеркальной поверхности и своей отраженной морды, и затертый ролик с Гермионой. Вот попадос! А еще обещание не подсматривать за ней в течение трех лет!

Только улегшись в кровать, Гарри задумался над истолкованием своего обещания. Он обещал не пользоваться мантией-невидимкой для подглядывания, но... есть ведь и иные возможности? Хе! После такой мысли он наконец смог уснуть спокойно.

Утром Гермиона увидела надпись:

Вы выполнили квест по ментальной защите Гарри Поттера! + 500 очков к вашему опыту.

— О как! — хмыкнула Гермиона: — Все дела так сами собой бы решались. И зачем я только осталась в Хогвартсе? Лучше бы дома провела время с родителями.

Дочка из будущего. Самое эпичное дело Гермионы.

Была Рождественская Ночь. Когда на тихой улице между домами раздался мощный хлопок и сверкнул удар молнии, все подумали, что кто-то пускает петарды в честь праздника. А в закутке между двухэтажными коттеджами на тонком слое свежевыпавшего снега появился темный круг чистого асфальта. И на нем лежала свернувшись в клубок голая девочка лет двенадцати.

Через несколько секунд она пришла в себя и с трудом встала, оглушено качая головой. Потом начала дрожать от холода и сжалась озираясь. Наконец она оглядевшись и сориентировавшись осторожно пошла к одному из домов, зябка ставя босые ноги на холодный снег. Быстро зайдя на крыльцо дома стоматологов Грейнджер, она начала звонить в звонок и лупить пяткой в дверь, озираясь вокруг.

Только что легшие спать супруги Грейнджер с трудом встали и пошли открывать дверь, чтобы выяснить, что случилось и кого еще принесло.

— Гермиона?!! — изумленно вскрикнули они хором, глядя на посиневшую от холода голую девочку: — Почему ты тут в таком виде? Почему не в школе?

— Привет деда и баба! — дрожащим голосом сказала девочка: — Можно я пока в ванну? А вы мне одежду какую-нибудь найдите...

Она быстро убежала в ванну, а супруги растерянно посмотрели друг на друга.

— С ней случилось что-то плохое! — испуганно сказала мать.

— Похоже на то, — с побелевшим лицом сказал отец: — А почему мы с тобой дедушка и бабушка? Она что беременна?

— Изнасиловали? — охнула мать прижав руку к губам: — Что вообще происходит? Она же еще малютка! Ох, детка моя...

Мать убежала вслед за дочерью, а отец судорожно задумался что предпринять. Потом вспомнил телефон детективной конторы который оставила Гермиона и наказала звонить туда если случится нечто экстраординарное. Он нашел записную книжку и позвонил.

— Мистер Люпин? Вы не могли бы приехать к нам срочно? Это Джон Грейнджер вас беспокоит. Тут с дочкой что-то случилось...

Люпин аппарировал уже через минуту к дверям их дома и позвонил. Расспросив, что случилось, он вышел изучить следы на улицу. Пройдя по цепочке следов до места появления девочки, он внимательно обследовал круг и вернулся с задумчивым и мрачным лицом.

— Она появилась недалеко от дома. Но это не трансгрессия. Там какая-то более мощная магия использовалась. Нечто даже превосходящее межконтинентальный портал. Круг просто фонит остаточной магией! Нечто непонятное, похожее на стихийный выброс. Как будто она бежала откуда-то, и трансгрессия была жестом отчаяния...

Грейнджер схватился за сердце и осел в кресло.

— А где сама Гермиона? — мягко спросил Люпин: — Надо у нее просто спросить что случилось. Может все же ничего страшного не случилось?

— Случилось! — уверенно заявила мать, вернувшись к ним: — Я так и спросила, не случилось ли чего страшного? И она подтвердила. А лицо такое напуганное, как будто горе пережила. Сама на себя не похожа. И так исхудала бедненькая...

Неожиданно вспыхнул камин, который Грейнджеры только пред рождеством подключили к сети, в надежде, что дочка все же явится домой на праздник, и из него... вышла Гермиона. Совершенно спокойная и радостно улыбающаяся!

— Привет! — радостно вскрикнула она: — Счастливого рождества! Не смогла усидеть в Хогвартсе. А чего вы такие напуганные? Я вроде не похожа на призрака...

— Мама?! — выглянула еще одна "Гермиона" и бросилась ей на шею. Вернее попыталась, потому что Люпин перехватил её на бегу и схватил в охапку.

— Отпусти девочку Римус, — сказала после паузы, отмершая Гермиона

— Она такая же как я, — сквозь зубы сказал еле удерживая копию Гермионы Люпин.

— Гм... Лунатик? — осторожно спросила Гермиона. Римус кивнул. А вторая "Гермиона" заплакала.

— Не надо вам меня бояться, — всхлипывая сказала девочка: — Я вас люблю!

— Хорошо, надо разобраться, — вздохнула Гермиона: — Мы сейчас с ней поговорим наедине. Ты ведь этого хочешь девочка?

Её копия кивнула. Люпин недовольно покачал головой.

— Она значительно сильней тебя, — тихо сказал он Гермионе.

— Не думаю, что столь похожая на меня девочка будет нападать, если что, ты будешь рядом, — ровно ответила Гермиона и потащила девочку за собой наверх.

— Но мы тоже все хотим знать! — хором сказали её родители.

— Я вам потом все расскажу, — отмахнулась Гермиона: — Только сначала сама разберусь, в чем дело... ждите!


* * *

— Итак, почему ты девочка назвала меня мамой? — строго спросила Гермиона, усадив девочку на стул: — Для начала представься. Как твое имя?

— Роза, — тихо сказала та потупив взор: — И я из будущего...

— Черт! Черт! Черт! — простонала Гермиона, схватившись за голову: — Этого еще не хватало...

— Ты не веришь мне мама?

— В том-то и проблема, что верю, — скрипнула зубами Гермиона: — Это настолько нелепо, что похоже на правду. Ты точно не из этого мира. Потому что не определяешься артефактом.

— Каким артефактом?

— Неважно, — отмахнулась Гермиона успокаиваясь: — Ладно, теперь следующий вопрос, Роза кто твой отец? Этот извращенец Гарри Поттер? Я угадала? Он все-таки добился своего и залез ко мне под юбку? Судя по цветочному имени так и есть. Это у Поттеров все женщины по именам цветов... ты Роза Поттер?

— Нет! — печально покачала головой Роза: — Я была бы счастлива, если бы это было так. Дядя Гарри замечательный человек! К сожалению я урожденная Роза Уизли...

— Только не говори, что твой отец Рон! — вскрикнула в испуге Гермиона.

— Это так! — кивнула с омерзением на лице Роза: — Он меня зачал...

Гермиона встала и подойдя к столу слегка постучалась по нему лбом. Потом с покрасневшим лбом и спокойным лицом уселась опять на стул. В комнату заглянул перепуганный Римус, но Гермиона махнула на него рукой и крикнула "Исчезни!".

— Неожиданно, — хрипло сказала Гермиона, разглядывая дочку: — Тебе сильно повезло, что ты так на меня похожа. Почему ты не рыжая?

— Я была рыжая, пока меня не выжгли из рода, — уныло сказала Роза: — Теперь во мне только твоя кровь. Фактически я теперь тебе не дочь, а сестра близнец. Или клон.

— Дай угадаю, — холодно сказала Гермиона: — Твое выжигание из рода и ликантропия связаны? Это отец?

Роза кивнула.

— Вот мерзавец! — вздохнула Гермиона, и начала глубоко дышать, успокаиваясь: — Так, давай теперь по порядку. С самого начала. Секунду только...

Она вскочила и выглянула из двери и крикнула:

— Мама! Разговор будет долгий! Принеси нам чаю и пряников?

Роза начала последовательно рассказывать все что знала, а Гермиона внимательно слушала в четыре уха, два из которых принадлежали Шерлоку Холмсу. Она не успела еще рассказать о ранних школьных годах Гермионы, как мама принесла чай. Роза робко умолкла, вопросительно глядя на Гермиону. Та нетерпеливо выпроводила мать, пообещав потом все объяснить.

— Итак, — сказала Гермиона, отхлебнув чая: — Должна заметить дитя мое, что уже по первому году серьезные расхождения. Но история любопытная. Значит Рон Уизли меня оскорбил, а потом спас от тролля? Занятно. Хотя нелепо. Как этот дебил мог пойти на такое? Он же трус! Какое-то нелепое стечение обстоятельств. Здесь, видишь ли, все было несколько иначе по ряду причин...

— То есть ты не моя мама? — вздрогнула Роза.

— Вроде мы уже договорились, что ты моя сестра близнец? — хмуро сказала Гермиона: — Кстати так будет проще всего всем это объяснить. Твое иновременное происхождение сразу создаст ряд проблем. Тебя у меня просто отберут! И посадят в отдел Тайн!

— Да, ты мне так и говорила! — вздохнула Роза: — Я должна была скрывать все, а я как дура сразу закричала "мама!". Прости меня мама. Даже сейчас, когда ты моего возраста, ты все равно умней меня.

Гермиона потащила Розу на диван и села рядом с ней обняв.

— Для начала не называй меня мамой! — шепнула она, поглаживая девочку по голове: — Во-вторых, ты сейчас мне конспективно расскажешь, что знаешь о моей жизни из твоего прошлого.

Роза тяжело вздохнула и начала рассказывать о жизни Гермионы Грейнджер в Хогвартсе.

— Какие-то тридцать три несчастья! — фыркнула Гермиона, когда девочка дошла до седьмого курса: — Ну и жизнь!

— Нет ма... Гермиона, — покачала головой Роза: — Ты вспоминала о своих школьных годах со счастливой улыбкой всегда. И говорила, что это было твое самое счастливое время! А, потом ты вышла за муж за Рона Уизли...

— Могу себе представить! — фыркнула Гермиона: — Если он не изменится, то из маленького тупого урода вырос...

— Большой злобный тупой урод! — с ненавистью сказала Роза.

— Но КАК?! — сделала фейспалм Гермиона: — Тут нужно было бочку приворотного мне споить...

— Это вполне возможно, — пожала плечами Роза: — В семье Уизли приворотное это в порядке вещей. Фактически это основной приработок и для бабушки Молли и для дяди Фреда... Блевотные пастилки слабо берут. А вот привороты всегда ходовой товар в его магазине.

— Ладно, про мою несчастную жизнь в браке давай пока опустим, — сказала Гермиона с содроганием: — Сразу переходи к причине твоей ликантропии. Как это произошло?

— Это случилось когда я пошла на первый курс. Зимой я приехала на каникулы и нас с братом отец взял в магазин дяди Фреда, где он подрабатывал торговцем. Его больше никуда не брали. И в этом году были серьезные волнения с оборотнями, потому что министерство приняла драконовские законы, ущемляющие их права окончательно. Их... нас, приравняли к животным. И даже разрешили охоту на нас. В общем мы стояли внизу у прилавков и смотрели на статую блюющего мальчика... там дядя Фред её сделал. Такая забавная. Мальчик с огромным ртом, из которого идет бесконечная блевотина в ведро...

— Фу! — сдержал комок в горле Гермиона: — Давай без таких подробностей? Чертова семейка извращенцев... что было дальше?

— А потом в дверь ворвался оборотень и укусил и меня и брата Хюго, — печально сказала Роза: — И мы стали оборотнями тоже. Правда, вначале нас долго лечили. Как и дядю Билла. Это старший брат моего отца. Но потом отец заявил, что мы темные твари и не можем быть частью семьи Уизли. И нас так же выжгли из рода, как и дядю Билла. Дядя Билл и его жена нам помогали. Но потом их убили охотники. Жена дяди Билла тоже считалась темной тварью. Она была вейлой.

— А я что же? — возмутилась Гермиона: — Неужели это спокойно снесла?

— Ты тоже с нами ушла из дома Уизли, — кивнула Роза: — И пыталась нас лечить. Научилась варить зелья разные, которые помогают сохранять рассудок в полнолуние. Дядя Гарри нам очень помогал, хотя его жена тетя Джинни была против.

— Кто такая тетя Джинни? — ревниво спросила Гермиона.

— Это младшая сестра моего отца. Она на год младше его, — уточнила Роза.

— А, ну да, — кивнула Гермиона: — Дело о василиске? Та одержимая сучка, которая на меня натравит через год василиска?

— Ага! — кивнула Роза: — В общем, была в один ужасный день облава, и моего младшего брата убили. А ты, защищая нас, была ранена сильно. В последний момент появился дядя Гарри и отбил нас. И укрыл в одном своем доме. И долго нас лечил. Вот у меня шрам остался на ноге поле того случая.

Роза показала на ноге довольно большой шрам от секо. Ты тогда сильно переживала, что стала некрасивой. Тебе отрубили ухо и шрам на щеке оставили. Но дядя Гарри только улыбался и говорил, что ты все такая же красивая, и теперь у тебя тоже есть шрам как у него. В том доме было много книг по темной магии. Ты не могла никуда выйти, и все время читала их, и искала какой-то ритуал, который нам поможет. А тетя Джинни сказала что не желает, чтобы мы с ними жили и перестала появляться в том доме. И детей увезла. А потом она как-то выдала нас аврорам. И они смогли проникнуть в дом. И дядя Гарри с ними сражался. И убил всех. А потом наложил какое-то заклятье на дом, что его никто больше найти не мог. Но для этого ему нужно было самому уйти из дома. И он ушел. А продукты кончались, а он все не появлялся...

Роза всхлипнула и обняла Гермиону.

— И тогда ты решила провести какой-то опасный ритуал и перенести меня во времени в прошлое. В то время, когда на оборотней еще не охотились. И когда ты еще не была замужем.

— А сама осталась там, — кивнула Гермиона.

— Боюсь, что сама ты себя принесла в жертву в этом ритуале, — всхлипнула Роза: — У меня были серьезные подозрения, что этот ритуал требует самопожертвования. Темная магия так просто не работает, от взмахов палочки. Я протестовала и умоляла лучше меня убить, но ты меня просто заставила чарами принуждения...

— Понятно, — кивнула бледная Гермиона, задумавшись: — Ладно, хватит пока на сегодня разговоров, ложись ка в мою кровать и поспи. До полнолуния еще далеко. А потом о тебя я и Римус позаботимся.

Гермиона поцеловала Розу в лоб и подтащила её к своей кровати, уложив. А сама на покачивающихся ногах вышла к ожидавшим её взрослым внизу.

— А где?.. — дернулся отец.

— Пусть поспит! — резко сказала Гермиона: — Без нее обойдемся. Я уже все выяснила. Только пока не знаю что делать дальше... Больно дело сложное. Прямо эпическое. Гм... надеюсь вселенная не рухнет от него.

— Хроноворот? — предположил Римус.

— Вроде того, — поморщилась Гермиона: — И у нас серьезная проблема номер один. Это недопустимость утечки информации. Мама и папа! Нам придется немного почистить вам память, иначе будут серьезные проблемы. Ваш разум не защищен от чтения мыслей. А это секрет высшего приоритета. Произойдет утечка, мало никому не покажется. Тут из-за паршивого пророчества буча была на всю Англию! А тут пришелец из будущего! Чуете чем пахнет?

— Но как это вообще возможно? — охнула мать: — Она что, Терминатор?

— Вроде того, — криво усмехнулась Гермиона: — Но нам лучше её легализовать как мою сестру близнеца. Страдающую ликантропией. Она нам будет помогать в детективном агентстве.

— А школа? — возмутился Римус.

— Не уверена, что смогу для нее устроить такой блат, как для тебя устроили в свое время Поттеры, — с сомнением покачала головой Гермиона.

— Дамблдор обязательно поможет!

— Он не настолько добрый дедушка, как ты воображаешь, — покачала головой Гермиона: — Иначе бы не стал мариновать Гарри у Дурслей столько лет. Если Роза пойдет в школу, мы сразу станем игрушками Дамблдора, которые будут для него исполнять грязную работу.

— Дамблдор никогда меня не шантажировал, — не поверил Римус.

— Ну конечно он работает тоньше, — отмахнулась Гермиона: — Но это не отменяет того факта, что он нас будет использовать в своих делах как захочет.


* * *

Гермиона решила провести остаток ночи с дочкой из будущего, подвинув её на кровати и обняв.

— Вы все правильно сделали Ватсон, что заставили Люпина поправить память родителей, — раздался голос Холмса: — Только вы зря полагаете, что Дамблдор оставит вас в покое. Будьте готовы к тому, что уже в этом... точней в следующем году, он дернет вашу Розу в школу. У него ведь есть артефакт определяющий место положение маглорожденных волшебников. Так что он прямо сейчас возможно уже строчит ей письмо приглашение в Хогвартс. Так что нужна безупречная легенда для девочки. То что она оборотень, это даже хорошо.

— И что тут хорошего? — возмущенно подумала Гермиона.

— Это сродни одержимости, а значит плохо читаются мысли. Люпин же вам хвастал, что его мысли не могут читать легиллименты?

— Но придется работать на директора!

— Будете получать больше миссий, больше опыта, быстрей развиваться, — оптимистично заявил Холмс: — Ладно, Ватсон, спите уже. Вам осталось всего пара часов отдыха.


* * *

Утром Роза проснулась в объятиях Гермионы. Проморгавшись, она увидела, что её "мама" смотрит на нее каким-то внимательно-отстраненным взором, как ученый на лягушку. Она даже поежилась от неприятного ощущения. На самом деле Гермиона в этот момент смотрела на свои статы, а потом статы Розы, которые к утру наконец определились.

Эми Ватсон

маг 12 уровень

мана 900

атака 30 + 30(при активации духа)

защита 32 + 40(при активации духа)

магическая атака 55 + 10(при активации духа)

предвидение 65 + 100(при активации духа)

индивидуальные способности: пожиратель знаний.

родовые способности: отсутствуют.

родовые проклятия: отсутствуют

состояние: отдохнувшая, одержима духом-хранителем

Роза Грейнджер

оборотень 5 уровень

мана 400

атака 35

защита 39

магическая атака 25

предвидение 30 + 50(хронопутешественник)

индивидуальные способности: ментальная устойчивость.

родовые способности: пожиратель знаний.

родовые проклятия: влюбчивость.

состояние: отдохнувшая, больна ликантропией.

— Ты меня боишься мама? — робко шепнула Роза.

— Пф! — фыркнула Гермиона, успокаивающе погладив девочку по голове: — Не смеши меня. С чего вдруг? Я полгода назад без тренировок прирезала Фенрира Сивого. А теперь я гораздо сильней. Примерно в три раза. С чего мне бояться маленькую девочку?

— Ты убила героя сопротивления оборотней Фенрира Сивого? — возмущенно вскинулась Роза: — Ты не моя мама!

— Разве он в вашем мире все еще жив? — удивилась Гермиона.

— Жив и все еще борется за права оборотней!

— Боже! Не неси чушь, девочка моя! — поморщилась Гермиона: — Я может наоборот спасла оборотней от печальной участи, что прибила этого отморозка. Теперь не будет причин для их преследования у министерства. Фенрир был маньяком и похитителем детей. Он был каннибалом!

— Это ложь!

— Не наглей! — холодно сказала Гермиона вылезая из постели: — Не смей обвинять мать во лжи! Я сама вытащила из его сумки похищенную девочку! Своими руками.

— Значит, и здесь охотятся на оборотней... — уныло сказала Роза, не слушая Гермиону.

— Вообще-то это была самозащита, — спокойно ответила Гермиона, под мысленное хмыканье Холмса: — Я дружу с оборотнями! У меня один из них работает главным агентом!

— Значит, ты меня не выгонишь?

— Нет, конечно. Слушай дочка, судя по всему, ты унаследовала мою абсолютную память?

— У меня хорошая память! — гордо кивнула Роза.

— Тогда постарайся вспомнить все рецепты зелий, которые варила я будущая... гм. Надо отвыкать от таких титулов. Давай все таки так определимся, чтобы не было парадоксов. Этот мир не твое прошлое. А похожий параллельный мир. Но в нем есть много отличий. И я лишь похожа на твою мать, но, как понимаешь, тебя не рожала. Мне только 12 лет!

— Ты не очень похожа на мою маму, — покачала головой Роза.

— Кое-что произошло год назад, что сильно меня изменило, — вздохнула Гермиона: — На меня напали в Лютном переулке, я поранила голову, но меня спасли... в общем я стала более жесткой и решительной.

— А что ты имела в виду, что оборотень на тебя работает?

— Я организовала детективное агентство "мисс Холмс", — призналась Гермиона: — На меня работает уже пять человек. Ты будешь шестой.

— Эксплуатируешь детский труд?

— Имею право! Я сама ребенок еще! И на самом деле на меня работают трое взрослых. И два моих сверстника. Думаю со временем нанять побольше оборотней. У них хороший нюх. Полезное качество для детективов...

— Ты такая крутая! — изумленно покачала головой Роза: — Сильно тебя наверное ударили по голове...

— Все-таки в тебе что-то от папочки есть, — нахмурилась Гермиона: — Знакомые тупые подколки...

— А что ты хотела? — омрачилась сразу Роза: — Он же меня воспитывал! Память то осталась, хоть и нет крови Уизли.

— Учти, лени Уизли и идиотизма я не потерплю! — строго сказала Гермиона: — В тебе мои гены, а значит я знаю что можно от тебя ожидать. Ну кроме критических дней... кстати, они уже у тебя бывают?

— Да! — покраснела Роза: — И совпадают с полнолуниями.

— Наверное, это удачно, — кивнула Гермиона: — Женщине проще быть оборотнем. Привычней мы к лунным циклам. Сразу все проблемы в одно время сходятся значит? Давай быстро умываться, завтракать, а потом поработаем над рецептами. Думаю я смогу их сварить. У меня есть определенные способности к этому искусству. Кстати и у тебя тоже! Оборотни вообще должны быть блестящими зельеварами. С вашим-то нюхом на ингредиенты! Гм... о! Сразу бизнес-проект нарисовался! Контора по добыче ингредиентов и варке зелий. Специально для оборотней. Не всем же работать детективами? Ничего доча... тьфу! Сестренка! Мы еще свою школу для оборотней организуем! А Римуса туда возьмем учителем. У него талант к педагогике. А вот детектив, честно говоря он слабый. Мозги не так работают. Добрый он слишком. Не может постичь природу зла... Короче сейчас запомни свою легенду, которую мы вчера с Римусом готовили. Ты моя сестра близнец! Заразилась в Америке ликантропией. Лечилась, но безуспешно. Сейчас вернулась жить на родине. Маме и папе Римус вчера уже поправил память. Сегодня он займется магловским ЗАГСом. Внесет туда исправленные данные. А ты долго жила в Сан-Франциско, у нашей дальней родни. Это пока все, потом детали еще дополним. Надеюсь все же Дамблдор не пронюхает о тебе и не потащит в школу.

— Но я хочу учиться! — возмутилась Роза: — Что значит пронюхает? Альбус Брайан Персиваль Вульфрик Дамблдор великий человек!

— Вот поэтому ваш мир и в дерьме! — отрезала Гермиона: — Что не поняли, какой это вредный старикашка. Ничего, здесь мы постараемся изменить мир к лучшему. Сейчас, когда спустишься к завтраку, никаких бабушек и дедушек! Ясно? Это твои мама и папа! А я кто?

— Сестра?

— Во-о-от! Начинаешь понимать, — кивнула довольно Гермиона.


* * *

— Ой! А кто это у нас тут новенький появился? — довольно подобрал на столе вылетевшую из Кубка Обретения бумажку Дамблдор: — Как интересно! У мисс Грейнджер сестренка образовалась? Да еще одного возраста? Близнец? Ну вот и вторая "сестренка" обнаружилась. Хе-хе! О как? Она оборотень? Интересно...

Он погрузился в размышления, потом довольно потер руки:

— Интересная комбинация вырисовывается. Надо её брать в Хогвартс однозначно! Это будет полезно делу Света! А так они обе могут наоборот скатиться во тьму. А девочки талантливые... Опыт работы с оборотнями у нас уже налажен. Приведем в порядок Воющую Хижину и учись на здоровье, девочка МОЯ! Хе-хе!


* * *

После молчаливого завтрака, когда родители девочек с изумлением пялились на близняшек, не зная о чем завязать разговор прилетели две совы. Одна для Гермионы, а другая для Розы.

— У меня приглашение на обучение в Хогвартс! — дрогнувшим голосом сказала Роза: — Прямо сразу, после зимних каникул. А у тебя что?

— Мне этот извращенец прислал подарок! — отмахнулась Гермиона, мельком глянув в пакет белой совы.

— Дочка! — всплеснула руками мать: — У тебя уже завелся свой извращенец? И как его зовут?

— Гарри Поттер, — поморщилась Гермиона: — Вы его знаете. Наглец прислал комплект нательного белья. Придется ему настучать по тыкве.

— Не надо! — пискнула смущенно Роза: — Гарри хороший!

— Ты тоже его знаешь Роза? — удивилась мать: — И когда успела? Ты же только вчера приехала из Америки?

— Я рассказала, — вмешалась Гермиона и вздохнула: — Значит, придется и тебе ехать учиться. Быстро директор сработал. Оперативно. Пошли готовиться к школе.


* * *

— В голове не укладывается! — долбилась в голове Гермионы мысль: — Какой дедуктивный метод, если возможно путешествие во времени? Абсурд.

— Совершенно с вами согласен Ватсон! — раздался в ее голове голос Холмса: — Сам в шоке до сих пор. Остается только надеться, что эти путешествия не происходят слишком часто.

— А хроноворот?

— Ну да. Но там вроде мистер Люпин говорил о каких-то ограничениях. Что-то вроде самоклонирования происходит, но изменить события трудно. Просто успеваешь побывать в нескольких местах. Хотя для расследований это уже серьезная проблема. Алиби невозможно! Фактически расследования в таких условиях должны в основном касаться изучения побудительных мотивов. Кому выгодно? А разные улики легко фальсифицируются магией. Даже признания могут быть фальсифицированы. Как в той истории с Блеком, когда он признался на допросе, что виновен.

— Вы были правы Холмс! Дамблдор весьма быстро обнаружил у меня сестру. Хорошие у него артефакты оповещения.

— Вам тоже Ватсон неплохо такими обрастать. Хотя у вас и так уже есть этот медальон, весьма полезный, надо сказать, зеркала... кстати, не хотите предупредить Поттера о приезде вашей двойняшки? А то вы недавно уверяли его что у вас нет сестры. Это будет странно им воспринято.

Гермиона достала зеркало и вызвала Гарри Поттера.

— Привет Гарри!

— Привет! — отозвался собирающийся на обед парень: — Что-то случилось?

— Спасибо за подарок! — усмехнулась Гермиона: — Хотя это слишком нагло тебе еще такое мне дарить. Ладно, сейчас не об этом. Короче я тебе соврала, что у меня нет сестры. Чтобы ты к ней не цеплялся. На самом деле она существует. И она оборотень.

— Ну я так и думал, — пожал плечами Гарри: — А в чем проблема? Нужно и ей подарок прислать?

— Нет! — возмутилась Гермиона: — Просто я предупреждаю, что она тоже еде в Хогвартс учиться. Дамблдор её пригласил. Письмо сейчас прислал с утра...

— Классно! — обрадовано крикнул Гарри: — Ладно, я побежал на обед, а то завтрак проспал, увидимся и с тобой и сестрой! До встречи.

— Что-то он как-то легко воспринял мое вранье, — удивилась Гермиона, глядя на потухшее зеркало: — Или я сама себя накручиваю?


* * *

— Привет Лили! — бросился обнимать Розу Гарри Поттер: — Давно не виделись!

— Привет дядя Гарри! — обрадовано взвизгнула Роза, повиснув у него на шее.

— Чо это я дядя? — смутился Гарри: — Типа подрос сильно и отъелся?

— Ну просто Гарри, — также смутилась Роза: — А чего ты меня по имени своей дочки называешь?

— Ты хотела сказать мамы? — поправила её Гермиона ледяным тоном.

— Ой! Точно! — еще больше смутилась Роза: — Мамы... дядя Гарри... то есть Гарри, ты такой забавный стал. И симпатичный!

— Вот! А твоя сестра меня ценит! — повернулся укоризненно к Гермионе Гарри: — Сразу заметила, что я симпатичный.

— Потому что она чокнутая. Гарри позволь тебе представить мою сестру из Америки Розу Грейнджер, — холодно заговорила Гермиона.

— Так это не Лили? Еще одна сестра? — поразился Гарри: — Вы тройняшки?

— Никакие мы не тройняшки! — отмахнулась Гермиона: — Ладно, всех увидела, теперь пошли вниз. Там сейчас Розу распределять будут прямо на ужине.

— А зачем? — удивился Гарри: — Надо к нам! К сестре! Разве можно близнецов разделять?

— Это ты шляпе скажи! — прошипела возмущенная Парвати Патил: — Нас разделили без проблем. Я замучилась бегать к сестре на встречу через весь замок.


* * *

— Равенкло! — важно возвестила шляпа с головы Розы.

— Этого я и боялась, — прошипела Гермиона.

— Аналогичная фигня, — кивнула Парвати: — Будет с моей сестрой в одной спальне жить. Как и мы с тобой.

— Не очень удачный выбор шляпы, — поморщился Дамблдор. Равенкловки слишком быстро смогут расколоть пушистую проблему девочки. Гм... а что если? Ну конечно! Эффект близнецов! Гермиона будет в критические дни спать в спальне равенкло замещая сестру! Да, такой вариант возможен. Надо будет только убедить Розу сделать такую же короткую прическу. Хотя... чего я лезу? Сами догадаются девочки. Они смышленые. С этой стороны выбор шляпы наоборот выглядит удачным. Спальни равенкло и гриффиндора на противоположных концах замка. Надо только официально разрешить сестрам-близнецам посещать друг друга и даже оставаться на ночь.

Дело о похищении крови единорогов.

— Том, Том, — вздыхал с рюмкой хереса в руках печальный Дамблдор, сидя в кресле у себя в кабинете: — Ну почему ты такой неудачник? Тебя уже дважды развоплотила грязнокровка! И в кого тебя вселить снова? На тебя доноров не напасешься... ох-хо-хо! Неужели так трудно подождать, когда тебя развоплотит тот, кто надо? Если бы не пророчество, уже давно назначил Грейнджер Избранной! Честное слово! Экая шустрая девица... Вот и сиди в ловушке духов, пока я тебе носителя не подберу! Голову уже сломал импровизировать... Эх, жаль нельзя тебя в кентавров или оборотней подсаживать. Подсадить в эту истеричку Малфоя? Хе-хе-хе... Нет, мистер Малфой еще нужен для запланированной оппозиции Гарри. Как еще направлять человека, если не запланировать ему врага? Этот вариант верней, чем запланированные друзья. Люди подозрительны и в дружбу верят плохо. А вот во врагов всегда верят искренне и незамутненно! Так что враг всегда надежней друга. Враг не подведет в своей ненависти. На врага всегда можно надеяться, что он ударит в спину. Хе-хе-хе... Кем же опять пожертвовать? Филчем? Жалко старика. Он такое отличное пугало и совершенно бескорыстен. Другого наймешь, он начнет взятки брать от учеников. Сириусом? Хорошо бы, но мальчик слишком насторожен после Азкабана, и в темной магии подтянулся. Придется опять ученика подставлять. Только кого покрепче. Из семикурсников. И конечно из слизерина. Они легко подчиняются своему наследничку, хе-хе-хе... Только нужно брать полукровку и не из команды квиддича. А то Северус обидится. И выбора почти нет... а может девочку? Темная леди! Это гламурненько... Нет! Её опять будет Грейнджер развоплощать. У Гарри уже проснулось мужское естество. Он не захочет девушку обижать. Вот! Есть какой-то Ганс Парасюк. Это кажется какой-то толстенький парнишка. Не из местных. Вот его и зарядим...


* * *

Поздний вечер. Коридор Хогвартса. Шепот из ниши:

— Можно я тебя поцелую?

— Можно Гарри! Я тебя давно люблю и восхищаюсь тобой!

— Гермиона это точно ты?

— Нет, я Роза. А ты что ма... Гермиону любишь?

— Извини. Я попутал...

— Тогда я уйду?

— Нет! Слушай а ты правда меня любишь?

— Конечно дядя Гарри! Ты самый лучший!

— Ты меня смущаешь, когда дядей обзываешь! Знаешь, я думаю, что вы все равно одинаковые. Ну, в смысле похожие. Какая разница тогда кого целовать? Можно я тебя поцелую?

— Можно!

— Мистер Поттер! Что вы себе позволяете здесь? После отбоя? — засветился люмос маде ин МакГонагал. Раздался смущенный писк первокурсников.

— Следуйте за мной! Вам будет назначена отработка!

— А там еще грязнокровка с предателем крови целуется! — выскочил ябеда Малфой: — Дальше по коридору!

— 20 баллов со слизерина за грубые выражения мистер Малфой! Следуйте за нами! У вас тоже отработка.

Несколько ниш спустя были пойманы Гермиона и Рон Уизли с раскрасневшимися лицами и опухшими губами.

— Ты целовалась с этим? — не веря произнесла и возмутилась Роза: — Мамочка моя! Почему?

— Проверить хотела! — мрачно ответила Гермиона: — Думала, должны же быть хоть какие-то достоинства у парня, раз бог не дал ему ни ума, не красоты? За что-то же его должны любить в будущем женщины?

— Ну и как понравилось? — презрительно спросил Малфой.

— Отвратительно! — скривилась Гермиона: — Рон это полный отстой! Ему без амортенции никак не найти девчонку.

— Э! Я и не просил! Сама полезла! — возмутился Рон.

— Мисс Грейнджер! — возмутилась МакГонагал: — Ваше поведение неприемлемо! Десять баллов с гриффиндора! И идите оба со мной на отработку...

Срочное расследование! Выяснить, кто ворует в лесу шишки горицвета, шелк аккромантулов и кровь единорогов. +5000 баллов. Задание групповое. Для приглашения в группу, нужно обнять человека перед входом в локацию, или поцеловать в щеку.

— Круто! Нас сейчас в лес поведут! Голодным волкам на расправу... — восхищенно шепнула Гермиона.

— Чего это сразу волкам? — обиженно спросила Роза.

— Ну не волкам, — примирительно погладила её по плечу Гермиона: — А паукам!

— А-а-а! — начал подавать вибрирующие горловые звуки Рон. Малфой присоединился к ним в терцию повыше.

— Тихо! — прикрикнула декан гриффиндора: — Вы идёте помогать Хагриду! Ловить злодея убивающего единорогов.

— Это таких мощных зверей с рогом? Которые даже медведей не боятся? — ехидно спросила Гермиона: — Там нужен серьезный отряд авроров. Но мы конечно гриффиндорцы! Пятеро одного не боимся!

— Не приписывай меня к вашим! — зло крикнул Малфой.

— Ты сам себя к нам приписал блондинчик! — ласково ответила Гермиона: — Нечего было шариться ночью по коридорам. Поздравляю! Ты почетный гриффиндорец нынче.

— Не смей его так называть! — возмутился Рон: — У тебя нет ничего святого! Скользкую змею в гриффиндорцы?

— Вы явно поддаетесь гневу, — покачала головой Гермиона на ходу: — Вам придется идти парой, чтобы перебороть в себе это чувство. Совместный бой он объединяет людей! А мы с сестрой пойдем рядом с Гарри. Гарри ты не против?

— Да, конечно, — кивнул Гарри: — А что нас еще разделят?

— Обязательно, — уверенно сказала Роза: — Чтобы страшней было. Впятером не так страшно.


* * *

Хагрид хотел сформировать группы по другому, но Гермиона настояла на своем праве заботиться о Гарри Поттере и сестре. Поэтому они втроем и собака пошли отдельно. А Малфоя и Уизли повел с собой Хагрид. Как только они отделились, Гермиона обняла сестру и Гарри и каждого чмокнула в щеку.

— Ты вроде с Роном хотела целоваться? — ревниво буркнула Роза: И чего ты такая довольная. Здесь реально опасно скоро будет. Я же говорила...

— Действительно Гермиона, — смущенно сказал Гарри: — Непонятно как-то... чего ты вообще там с Роном? Я раньше даже не замечал, что он тебе нравится. И вдруг...

— Сами виноваты! — сухо ответила Гермиона: — Я может специально. Назло вам. Чего вы сами делали? А?

— Что, серьезно ревновала? — удивился Гарри: — Только из-за этого?

— Не только, — покраснела Гермиона и ткнула пальцем в Розу: — Эта вот мне нагадала, что я выйду замуж за Рона. Я и пыталась понять, как это вообще возможно. Ну не могу же я быть настолько полной дурой? Пыталась понять, может в парне есть скрытые достоинства?

— Ты и у него успела скрытое достоинство осмотреть? — возмутился Гарри: — Ну и как? Понравилось?

— Не успела, — фыркнула Гермиона: — До этого дело не дошло. Я и так поняла, что замуж за него не пойду в любом случае. Идиотизм перевешивает любое скрытое достоинство.

— Да нет у него никакого скрытого достоинства! — в досаде прошипел Гарри: — Мне лучше знать! Мы с ним в одном душе моемся. Все вполне заурядно. Даже меньше моего.

— Я была уверена Гарри, что ты лучше! — вмешалась Роза.

— А на тебя я тоже обижен! — повернулся Гарри к Розе: — Зачем сестре всякую чушь гадаешь? Больше так не делай, а то при её любознательности, она сразу побежит проверять.

— Действительно Ватсон, это было отвратительно! — вмешался скрипучий голос Холмса в мысли Гермионы: — Ни к чему ставить такие эксперименты.

— Ну хоть ты-то не начинай! — мысленно ответила Гермиона: — Ты же знаешь, что это был квест за 500 очков магии! Похоже как только Дамблдор стал включать нас в свою интригу, он стал и квесты генерировать.

— И за какой-то паршивый 500 очков ты эту гадину терпеть будешь? Это низко! — отозвался Холмс

— Да всего-то поцеловались, — хмыкнула Гермиона: — Не преувеличивай. Квесты на дороге не валяются. Тем более цепочка квестов образовалась в итоге.

— Ладно Ватсон, сосредоточьтесь на реальном мире. Поскольку Квирелл мертв, сейчас может появиться кто угодно. Приготовьте оружие.

Гермиона достала из под мышечной кобуры Глок, и взяла в левую руку, которой любил управлять Холмс, а в правую взяла палочку.

— Гермиона откуда у тебя пистолет? — изумился Гарри Поттер.

— Папочка купил на Рождество, — похвасталась Гермиона: — Сразу после того, как я ему рассказала про тролля гулявшего в замке.

— Я тоже такой хочу! — сердито буркнула Роза, доставая левой рукой кинжал, а правой палочку.

— Вы чего-то вообще девочки тут на битву собрались, — удивился Гарри оглядываясь.

— Ты тоже соберись давай агент Поттер! — строго сказала Гермиона: — Сейчас могут начаться проблемы скоро. И давайте потише хрустим. Гарри иди в замыкании, как самый слабый. Роза следуй впереди и держи нос по ветру. Я вас прикрываю.

— Чего это я слабый? — обиделся Гарри.

— Мы потом силой померяемся, сейчас поверь на слово, — тихо ответила Гермиона оглядываясь.

— А почему Роза впереди? — не унимался Гарри.

— У нее нюх и слух лучше! Я же говорила, что она оборотень. По-моему даже два раза уже?

— Как оборотень? — остолбенел Гарри: — Я то думал что она оборотень, а она Оборотень? В смысле верфольф? Не метаморф? Не?

— Теперь ты меня не будешь любить Гарри? — грустно спросила Роза.

— Ну почему? — засмущался Гарри: — Просто я сразу немного не так понял все... А так все в порядке.

— Так все заткнулись! У нас важный квест! — строго оборвала разборки Гермиона: — Пати! Собрались и идем фармить мобов! Цель спасти единорогов! Мобы предположительно пауки и возможен босс в виде темного мага. Кентавры союзники, их агрить нельзя. Это будет провал квеста.

— Я мало что понял, — буркнул Гарри.

— Ничего я все поняла, ты просто сзади иди, — шепнула Роза.


* * *

На шум стрельбы и взрывов бомард прибежал Хагрид.

— Вы варвары! Садисты! — рыдал он над трупами аккромантулов: — Паучки были такие милые...

— Это была самозащита, — спокойно ответила Гермиона, спрятав пистолет в кобуру: — Никакого садизма. Твои паучки погибли как герои!

Добавлен опыт + 5000. Добавлены новые уровни!


* * *

— Послушайте Ватсон, вы напрасно переживаете, что тот парень в плаще ушел от вас, — сказал Холмс, когда Гермиона не в силах заснуть после приключения, сидела у камина в гостиной, завернувшись в халат и думала: — Скорей всего это лишь важная часть нового квеста будет. Меня гораздо больше беспокоит вся та информация о будущем, что вывалила на вас ваша дочка из тени.

— Почему из тени?

— Ну если хотите параллельного мира, — усмехнулся Холмс: — Мира, где вы не стали одержимой, потому что у вас хватило благоразумия не ходить в Лютный переулок. Мира в котором вы вышли замуж за рыжего джентльмена.

— Мир изменился, — равнодушно ответила Гермиона: — Так что не вижу ничего важного в той информации. Все идет по другому.

— А разве у вас не сложилось впечатление Ватсон, что те события были слишком театральными?

— Театральными?

— Ну значит не натуральными. Постановочными. Как будто с первого по седьмой курс Поттера, для него разыгрывали спектакли? Причем весьма скверного качества.

— Почему скверного? Рассказ был просто захватывающий, — усмехнулась Гермиона: — Просто эпос какой-то.

— Меня смущали нелепые детали, — отозвался Холмс: — Взять хотя бы сцену смерти зельевара, которую нам ваша дочь рассказала весьма подробно. Это же верх нелепости, что мистер Редлл, изъявляя желание убить мистера Снейпа ЛИЧНО, и обосновывая эту необходимость подчинением артефакта палочки, в финале не убивает его САМ, а приказывает это сделать своему фамильяру!

— Хи-хи-хи! — прорвало Гермиону на смех: — И правда! Я как-то не обратила внимания на эту деталь. Я больше сосредоточилась на странном желании профессора перед смертью довести до суицида самого Гарри. И для этого оставить ему нужные воспоминания, где логично доказывается, что Гарри нельзя оставаться в живых.

— Тут-то как раз все обосновано и логично, — невозмутимо отозвался Холмс: — Если конечно не существует иного пути удаления кресстража из его шрама. И судя по итогу, все закончилось хорошо. Мистер Редлл умудрился убить свой кресстраж, но самого мистера Поттера оставил в живых. Это его полезное качество не делать контрольный выстрел мы будем учитывать в своих планах. Хотя на мой взгляд, стоит все же искать альтернативные пути выживания парня. Подставлять свой лоб под смертельное проклятье мне кажется как-то слишком пафосно. И рискованно. Наверняка есть некие медицинские альтернативы. Или тот же экзорцизм. М-да, вся жизнь театр...

— Пф! Это нормально. Особенно если директор и могучий волшебник играет роль сценариста. Роза кстати ко мне тоже сделала предъяву, что я отношусь к жизни не как к реальности, а как будто в компьютерную игру играю.

— А почему ты ей не расскажешь, про свой артефакт СИМ в подробностях? Ей будет проще тебя понять.

— Это излишне, — вздохнула Гермиона: — К чему смущать разум других людей? Тем более что она воспитывалась в семье Уизли? Еще завидовать начнет. Все эти мелкие нелепости и шероховатости можно списать на экстравагантность манер. Именно так и её понимают, когда она называет Гарри дядей иногда. Говорить людям нужно только то, что им следует знать. Вы сами меня так поучали. Я не могу ей раздобыть второй амулет СИМ. Остается только просто направлять её путь прокачки статов самой. Кстати она сегодня сразу три уровня подняла. Растет дочка! И Гарри два уровня апнул. А вот я только один смогла. Ну ничего, скоро будет квест с философским камнем, раз новый одержимый ушел. Но кажется левую руку мы ему прострелили. С таким быстрым качем, я к лету Нимфадору догоню по уровням!

Дело о философском камне.

— Мальчик мой, почему ты не хочешь дружить с Роном Уизли? — спросил Дамблдор, пододвигая к Гарри Поттеру в кабинете вазу с конфетами.

— Директор, я ведь не против, чтобы ваш осведомитель заботился обо мне и был в моем окружении, — пожал плечами Гарри Поттер, набирая в карман конфеты для девочек: — Это вам с ним самим нужно разговаривать, почему он так плохо исполняет свой долг. Рон ведет себя просто отвратительно. Сам создает конфликт на пустом месте и сам обижается и сам убегает. Он сам себе злобный Пиноккио! Я тут не причем.

— Мальчик мой! — смущенно загудел Шмель: — С чего ты взял, что Рон мой осведомитель? Он просто хороший мальчик...

— Он отвратителен!

— Ну пусть не очень хороший, но каждый заслуживает еще один шанс! Шанс на дружбу. Никто его к тебе не приставлял, я уверен!

— Тогда почему именно вы настаиваете на моей дружбе с ним?

— Он хороший мальчик...

— Хороших мальчиков пруд пруди! А вы говорите только о Роне. Это и доказывает, что он приставлен ко мне вами. Я не против. Но вы могли бы его лучше инструктировать, чтобы он лучше исполнял свою работу. Или я вообще ничего не понимаю тогда уже...

— Ладно шут с ним с Роном! — крякнул от досады Дамблдор: — Поговорим, как ты собираешься провести лето. Ты ведь вернешься к своим родственникам?

— К Дурслям?!

— К ним.

— Так это ВЫ?! — прозрев, завопил Гарри Поттер: — Это вы тот злой волшебник, который меня туда засунул?! И следил, чтобы со мной плохо обращались? Что я вам сделал такого?

— Обливейт! Дубль третий...


* * *

Первое полнолуние Роза провела в Визжащей хижине в компании Римуса, привезшего ей (и себе) модифицированное аконитовое зелье по рецепту из будущего. Гермиона же старательно создавала для нее алиби, ночуя на факультете Равенкло, общаясь с её подругами и громко восхищаясь видом полной луны из окна. При этом старательно имитируя манеры и поведение своей "дочки".

А вот на второе полнолуние Гермиона решила поставить эксперимент, и не стала давать Розе зелья и сама решила провести наблюдения за её метаморфозами. Поэтому сейчас она сидела в Визжащей хижине вместе с Розой и их только разделяла массивная решетка.

— Может все же зелья? — робко спросила Роза, передавая Гермионе через решетку снятую одежду, чтобы не порвалась. Гермиона взамен сунула ей плед.

— Завернись, чтобы не замерзнуть пока мехом не обрастешь, — деловито сказала Гермиона: — Мне нужно оценить глубину проблемы, которая происходит с тобой. Римус мне запрещал наблюдать за собой. Он такой стесняшка.

— Зелье конечно отвратительное на вкус и с сильным побочным эффектом отравления, но мне страшно... — нерешительно сказала Роза, кутаясь в плед: — Неприятно показываться перед тобой в животной ипостаси.

— Что я, анимагов не видела? — фыркнула Гермиона: — После животной ипостаси декана мне никто не страшен.

— Ваш декан не такая злая, какой буду я.

— Я хочу в этом сама убедиться, — твердо ответила Гермиона: — Интуиция у меня есть. И она мне подсказывает, что с тобой все будет не стандартно. И это не смотря на то, что у женщин оборот проходит мягче, чем у мужчин. Но ты вообще прошла через время и пространство. И находишься во времени, когда даже еще не родилась, а не то что заразилась.

— И что это может значить?

— Посмотрим. Есть у меня гипотеза, что данное проклятье имеет четкую хронологическую привязку по времени.

— И может не сработать? — с надеждой спросила Роза: — Но ведь, я уже оборачивалась с Римусом один раз?

— Вот и посмотрим, — покачала головой Гермиона: — С Римусом и под зелье это было одно. А со мной другое. Там ты за компанию могла обернуться. Нет Роза, будем посмотреть.

Через час луна взошла и Роза, завывая, начала обращаться в волчицу. Гермиона внимательно смотрела на нее из-за решетки, используя и специальные стекла и считывая информацию через артефакт. Окончательно обернувшись, волчица виновато заскулила, поглядев на Гермиону, и устроилась на валяющемся пледе, накрыв глаза лапами.

— Как самочувствие Розочка?

— О-у-у-у!

— А по-моему все не так плохо. Мне кажется, ты вполне контролируешь себя. Не хуже МакГонагал. Может мне войти к тебе в клетку?

— Р-р-р!

— Ладно ты права, не буду рисковать.

Роза Грейнджер

оборотень 8 уровень

мана 600

атака 45 (+20 в обороте)

защита 50 (+40 в обороте)

магическая атака 36 (отсутствует в обороте)

предвидение 40 + 50(хронопутешественник)

индивидуальные способности: ментальная устойчивость (сохранение ясного сознания в обороте, невозможность чтения мыслей).

родовые способности: пожиратель знаний.

родовые проклятия: влюбчивость.

состояние: отдохнувшая, больна ликантропией.

— Кстати, ты стала значительно сильней.

— О-у-у!

— Нет, я не про то, что ты сильней в волчьей шкуре, хотя это так. Ты вообще стала сильней за те пару месяцев что здесь учишься.

— Пф!

— Не фыркай! Ты раза в полтора сильней стала! Это серьезный прирост. Короче мы с тобой серьезно займемся анимагией. И ты зарегистрируешься как анимаг, а не оборотень. На анимагов не посмеют так наезжать. Хотя и правами оборотней мы тоже займемся!

Поздравляем! Вы выполнили квест "поиск решения пушистой проблемы Розы"! + 1000 очков магии! Вы получили новый уровень!

Эми Ватсон

маг 14 уровень

мана 1100

атака 40 + 30(при активации духа)

защита 46 + 40(при активации духа)

магическая атака 70 + 10(при активации духа)

предвидение 75 + 100(при активации духа)

индивидуальные способности: пожиратель знаний.

родовые способности: отсутствуют.

родовые проклятия: отсутствуют.

состояние: отдохнувшая, одержима духом-хранителем

— Кстати ты Роза ты сильно нос не задирай! — хихикнула Гермиона, поглядев свои статы: — Даже при обороте ты все равно слабей меня! Так что опасности мне не представляешь.

— Р-р-р!

— И ни чо не вру! Не веришь, я сейчас войду к тебе и мы поборемся!

— О-у-у! — испуганно завыла волчица вскочив.

— Что вы собрались делать мисс Грейнджер? — вошел в хижину злой зельевар: — У вас приступ гриффиндора головного мозга? Почему вы не в своей гостиной? И почему ваша сестра не взяла зелье?

— Ну раскудахтался, — проворчала под нос Гермиона: — Принесло его...

— Что?! Что вы там бормочете? — вскипел Снейп: — Месяц отработок!

— Как раз до следующего полнолуния, — фыркнула Гермиона.

Вы получили квест! Отработки у зельевара. + 300 очков магии.

"Вот же непись поганая! Квесты социальные ходит раздает на право и на лево!" подумала девочка.

— Спасибо вам профессор, что вы так заботитесь обо мне. Но все было под контролем. Роза совершенно не опасна. И зелье ей не нужно. Ну посмотрите как она тихо лежит и полностью себя контролирует. И она не так уж опасна. В ней не так уж много сил. Кстати, а может вы кроме меня возьмете на отработки еще Розу и Гарри? Им тоже полезно расти над собой под вашим руководством.

— О-у-у! — провыла Роза, опять накрывшись лапами.

— Думаю они не будут вам за это благодарны, — ядовито сказал Снейп: — Но я исполню вашу просьбу.

— Все хорошо Розочка! — подмигнула ей Гермиона: — Мытье котлов сделает нас сильней.

Снейп сделал фейспалм.

Северус Снейп (Принц)

маг 32 уровень. Полукровка.

мана 2300

атака 60

защита 60

магическая атака 110.

предвидение 70

индивидуальные способности: пожиратель смерти (облегченный каст непростительных). Летучий мышь! (способность всех подбешивать вокруг)

родовые способности: зельевар.

родовые проклятия: однолюб.

состояние: злой.

— Кстати профессор, вам Роза точно не опасна. Вы сильней её физически.

— Вы забываете, что ликантропия заразна, — ледяным тоном ответил Снейп: — Вы должны вернуться в свою гостиную.

— Не могу профессор, мне нужно охранять Розу, — развела руками Гермиона: — А то в её положении всякий может обидеть. Она еще слишком слаба. И кроме того я её меньше возбуждаю. А вот вы пришли и начали сразу провоцировать агрессию в ней. Это не хорошо.

— Когда я заходил, вы, если я не ошибаюсь, собирались вызвать её на рукопашный бой? — ядовито спросил Снейп.

— Это была шутка. Психологическая разрядка. Для нее. А вот вы наоборот всех вокруг напрягаете. Это ваш особый талант. Так что лучше уйдите. И тогда все будет в порядке.

— 50 баллов с гриффиндора за наглость!

— Как скажете.

— И с равенкло 50 баллов!

— О-у-у!

— Профессор, идите уже и дайте нам отдохнуть! Сколько можно? Директор Дамблдор сам лично арендовал нам с сестрой эту недвижимость под проживание! И мы оплатили год вперед! Хватит тут у нас натаптывать! Я между прочим пол мыла! А вас в гости не звала! У меня вообще сестра сидит голая, а вы на нее пялитесь! — начала закипать Гермиона, пытаясь выставить бесцеремонного зельевара.

Ошалевший зельевар ушел сняв еще по двадцать баллов с двух факультетов.

— Так вот, если вернуться к нашему разговору, что прервал летучий мышь... — заговорила Гермиона, закрыв дверь за Снейпом: — ...то получается, что уже в следующем годы мы сможем выскочить из под власти Дамблдора! Нужно лишь тебе всерьез заняться анимагией. Я тоже займусь за компанию. Но для этого тебе нужно будет в начале раскачать резерв маны до 1000 очков. Как у меня. Я например уже могу быть анимагом. Тебе тоже нужно будет постараться. Я для этого тебя и подписала на отработки. Там очки магии будут идти. Кстати также старайся зарабатывать очки для факультета. Это тоже способствует росту маны. Если ты сможешь в любой момент обращаться в волчицу и обратно, то полнолуние уже не будет для тебя проблемой!

— О-у-у! Р-р-р-р!

— Я помню про заразность ликантропии! Но ведь я же говорила про хронологию? Согласно моей гипотезы ты сможешь всех заражать не раньше две тысячи лохматого года. Я уверена! Можем даже на мне проверить! Ты меня попробуешь укусить...

— Ф-р-р!

— Ну хорошо, не будем рисковать. Ты укусишь кого не жалко. Рона?

— Ф-р-р!

— Правильно, если он станет оборотнем, то сразу всех нас сдаст. Отпадает. Нужен будет незнакомый и противный тип, кого не жалко. Ладно это потом. Знаешь, дай поспим?

— О-у-у-а! — зевнула Роза.


* * *

Вторая неделя отработок в данже Снейпа. Несчастные труженики мойки котлов Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер, Роза Грейнджер, и напросившаяся по совету Гермионы в пати Дафна Гринграсс.

— Мисс Грейнджер, идемте поговорим, — сухо сказал Снейп, подозвав девочку на склад и закрыв дверь.

— Меня возмущает ваша наглость, но я согласен вам и вашим приятелям сократить с сегодняшнего числа отработки из уважения к вашим успехам в зельеварении, и если вы мне покажете вашу версию рецепта аконитового зелья.

— Хорошо, — кивнула Гермиона: — Только не буду говорить откуда его добыла.

Она быстро написала по памяти рецепт и отдала зельевару.

Миссия "отработки зельевара" окончена досрочно! Все участники группы получают по 500 очков магии в качестве бонуса. Так же у вас повысилась репутация с зельеваром.

Они вышли из кабинета усталые. Довольной выглядела только одна Гермиона.

— Вы чего такие кислые? — возмутилась Гермиона: — Мне удалось досрочно отмазать вас от отработок!

— Вообще-то мы на них попали из-за тебя! — усмехнулась Дафна: — Может расскажешь причину наконец, почему мы занимались этим грязным делом?

— Я же говорила! Мы становились сильней!

— Тогда почему мы прервали столь важный процесс досрочно? — ехидно спросила Роза: — Можно было и дальше тренироваться.

— Больше не надо! — отмахнулась Гермиона: — Награда получена. И даже больше чем было обещано.

— И в чем награда? — максимально ядовито спросил Гарри: — Он тебя поцеловал в каптерке?

— И совсем не смешно! — покраснела Гермиона: — Мне еще пришлось ему один рецепт подарить. Не знаю, как вам объяснить... просто вы стали сильней! Верьте мне. Если бы ты Гарри не балбесничал к примеру, а отжимался каждый день на физзарядке, то заметил бы, что силы прибавилось. А так... ты наверное и не заметишь. И магии у вас больше стало. Роза ты вообще не возникай! Тебе в первую очередь сила нужна к концу учебного года сама-знаешь-зачем. Нам наоборот нужно придумать еще дополнительные способы увеличения силы магической. Хотя думаю, нам Дамблдор к концу года подкинет один данж...

— Что подкинет? — уточнила Дафна.

— Ну данж, это вроде испытания. Трудного. С хорошей наградой! — пояснила Гермиона.

— А в галеонах оплата будет? — прагматично осведомилась агент Дафна.

— Кстати будет! — обрадовалась новой мысли Гермиона: — Точно! Надо не забыть еще клиентов подтянуть одних с договором. Они за каждое развоплощение темного лорда по 10000 галеонов отстегивают. А в том данже будет он боссом!

— Ты про философский камень? — вякнула Роза.

— Цыц! — зажала ей рот Гермиона и зашептала: — Не болтай пока лишнего! Кругом уши! Короче этот квест будет только для Гарри. И его пати. Мы с сестрой идем по любому. Дафна ты в деле? Или мы все на троих разделим?

— Конечно в деле! — возмутилась Дафна: — 10000 на троих не делится! А на четверых легко.

— Раскатала губу! Агенты берут только 25 процентов! Остальное будет в виде лута.

— Лута?

— Ну трофеев разных.

— А!


* * *

— Девочка моя, ты должна помогать Гарри! Но не слишком активно, — наставлял гриффиндорку Дамблдор: — И постарайся уже помирить его с Роном...

— Директор! Я все поняла, — кивнула Гермиона: — Но насчет Рона я не знаю как это сделать. Есть поговорка, можно подвести лошадь к воде, но нельзя заставить её пить. Рон это тот еще конь! С ним дружить просто нереально. Он постоянно выносит мозг Гарри своей завистью и тупостью. Ну почему вам так далась эта его дружба? Рон бесполезен. Просто не нужен.

— Я обещал его родителям о нем позаботиться, — печально сказал Дамблдор.

— О нем заботятся целых три брата! Он потому и стал таким никчемой, что слишком много о нем все заботятся! — строго сказала Гермиона: — Ему нужна не забота, а хорошие пинки! Вы бы его вместо Гарри к Дурслям отправили что ли? Он бы шелковый стал за лето.

— Хм... ты умная девочка, — хихикнул Дамблдор: — Жаль не могу воспользоваться твоим советом. Кстати, до сих пор не пойму, зачем ты настояла платить за аренду Воющей Хижины? Ты могла ей пользоваться совершенно бесплатно. И Северус бы вам варил зелья бесплатно. Зачем было свое покупать где-то?

— Привычка, — пожала плечами Гермиона: — Бесплатным бывает только сыр в мышеловке, как говорит папа.

— Твой папа не верит в доброту? Это напрасно, — обиделся Дамблдор: — Доброта и любовь правят миром!

— Насчет этого я согласна, любовь великая сила! — кивнула Гермиона: — Но свои деньги я уже оправдала хотя бы тем, что смогла дважды выставить из Хижины профессора Снейпа. В бесплатном варианте, это бы стало для него бесплатным зверинцем и развлечением.


* * *

— Я вас не пропущу! — крикнул толстенький мальчик: — Вы вляпаетесь в беду!

— Петрификус тоталус! — махнула палочкой Гермиона и Невилл упал парализованный, но со счастливой улыбкой на устах.

Дополнительное задание. Выяснить почему Лонгботтом так доволен быть парализованным? + 500 очков магии.

— Гермиона чего застыла? — дернул её за рукав Гарри: — Нам в данж твой пора бежать!

— Погоди, — отмахнулась она и повернулась к Розе: — Ты не знаешь почему Лонгботтом такой довольный от паралича?

— Ну... может это связано с его родителями? — почесала голову Роза: — Они сейчас в коме пребывают много лет, а он их навещает регулярно. Так что для него это нормальный вид...

— Вряд ли, — усомнилась Гермиона.

— Невилл говорил, что у него строгая бабушка и постоянно требует, чтобы он был похож на его отца, — выдал версию Гарри: — И как бы...

— Точно! Невилл воспринял это как приказ быть похожим на парализованного отца! Это его вполне устраивает. Вон какой довольный... В этом и природа его пассивности!

+500 очков магии!

— Ладно, все мне ясно, побежали в данж! — дернулась с места Гермиона, прочитав сообщение.

— Может Сириуса предупредим? — с сомнением предложил Гарри, спеша за девочками.

— Еще чего! — возмутилась Дафна: — Это же делиться придется. Самим мало...


* * *

— Зачем было выжигать силки и стрелять по ключам? Зачем было громить шахматы и убивать троллей? — ворчал Гарри, стоя перед флаконом с зельем.

— За них шел дополнительный опыт! — уверенно сказала Гермиона: — Жаль что еще цербера не убили, там вообще нереально много опыта бы капнуло.

— Сумасшедшая! — фыркнула Дафна: — Он бы сам нас сожрал! Ты видела размеры?

— Боюсь тебя отпускать одного, но так надо, — вздохнула Гермиона, отдавая флакон с зельем Гарри: — Пей и дуй в следующую комнату. Достанешь камень и сразу в морду ему!

Гарри Поттер решительно выпил зелье и пошел в следующую локацию с боссом данжа.

— Думал тут Снейп? — захихикал семикурсник слизеринец: — Ну конечно, кто подумает на толстенького Ганса?

— Дай мне с ним поговорить! — прошипел его живот.

— Господин нам некогда! — испуганно заговорил семикурсник чревовещатель.

— Дай!

Ганс распахнул мантию и задрал футболку. На животе было странное лицо, которое заговорила с Гарри Поттером.

— Это все из-за тебя Поттер! Видишь каким я стал?

— Я-то тут причем? — удивился Гарри, так как развоплощала его Гермиона. Но потом решил не заморачиваться бормотанием сумасшедшего духа. Да и стрелки переводить на подругу было западло.

— Может я уже пойду камень доставать? — прервал нытье темного лорда Гарри.

— Никакого уважения! — буркнуло лицо Воландеморта: — Ганс! Используй мальчишку!

— Я вообще-то девочек люблю, — смутился Ганс.

— Идиот! Пусть камень достанет из зеркала!

В зеркале отразился сам Гарри, к которому сзади подошла голая Гермиона и обняв его, лизнула его в ухо, а потом, сунула в карман красный камень, а потом еще и начала трогать той рукой его между ног, блудливо улыбаясь...

Гарри покраснев, отшатнулся от зеркала.

— Что ты там видел? — азартно спросил Ганс.

— Не скажу, — покраснел как помидор Гарри.

— А ты шалун! — захихикал Ганс и погрозил ему пальцем: — Ну давай камень!

— Фиг тебе! — упрямо крикнул Гарри и врезал кулаком ему в живот. Прямо в глаз Воландеморта...


* * *

Вы должны спасти Философский камень в Запретном коридоре! + 7000 очков магии! Задание групповое.

Дополнительное индивидуальное задание: Оставить камень себе, спрятав от Дамблдора.

Награда: + 3000 очков магии. Свиток ритуала пробуждения скрытых способностей.

Дополнительное задание: ???

Дополнительное задание: ???

— И как мне пройти вслед за Гарри чтобы камень украсть? — мучилась мыслью Гермиона, стоя уже под мантией-невидимкой, приказав остальным членам пати идти назад: — Или просто подождать его и забрать камень? А если Дамблдор сразу в ту комнату появится? Не успею...

— Ватсон! — отозвался Холмс: — Здесь есть зелья выхода назад. Выпейте его и выйдите.

Гермиона машинально послушалась и вышла.

— А теперь что?

— Это элементарно Ватсон. Теперь зайдите назад!

Она опять вошла в комнату и увидела, что все флаконы с зельями стояли полными.

— Вот же я тупая! — вздохнула Гермиона и схватила нужный флакон. После чего побежала вслед за Гарри сквозь огонь.


* * *

Гарри упершись в лицо Ганс одной рукой, другой лупил его по животу, а тот старался его задушить. Вдруг Гарри почувствовал, что сзади его обняла невидимая Гермиона и как в том зеркале, начала дышать ему в ухо, а её рука скользнула вниз к его штанам.

— Да отстань ты! — смущенно заорал Гарри душащему его одержимому слизеринцу и ткнул его в глаз пальцем. В тот же момент он почуял, что невидимые руки Гермионы роются у него в карманах. Глюки из-за зеркала? Краснея Гарри выхватил палочку и направив на одержимого применил чары щекотки. А чего ему одному только щекотно? К несчастью Ганса, щекотки тот очень боялся. А потому свалился с визгом и задергался.

— Петрификус Тоталус! — воспроизвел Гарри заклинание, которому его обучила Гермиона и оно сработало. А потом он опять повернулся к зеркалу и вновь увидел смущающие картинки, от которых пенсне нагрелось.

— А!!! Достало это поганое зеркало! — заорал пацан и кинул в зеркало взрывающее заклинание. Дальше все померкло


* * *

— Мальчик мой, а где философский камень? — мягко спросил Дамблдор: — Я как раз хотел его уничтожить для общего блага, чтобы не достался в плохие руки! Ведь ты же понимаешь, что идея вечной жизни неполиткорректна? И даже аморальна!

— Вы сейчас с кем говорили? — удивленно вылупился Гарри Поттер на старца, когда очнулся в больнице.

— Где красный камень? — упростил формулировку Дамблдор.

— Это какой? Который в зеркале был? Красный такой, размером с теннисный мяч?

— Да-да! Ты его видел?

— Нет не видел.

— Не шути со мной мальчик! Где камень? — построжел голосом Дамблдор.

— Но я действительно его не видел, — пожал плечами Гарри.

— Что-то мне подсказывает, что ты его передал своей подруге? — начал сверлить мозг парня директор, считывая последние воспоминания.

— А? Нет, это была не настоящая Гермиона, — смутился Гарри: — Она в зеркале была и держала в руках камень. Хотела мне его отдать, а потом назад забрала. Этот придурок помешал нам, которого я вырубил. Вы ведь отчислите его из школы?

— За что мальчик мой? — покачал головой Дамблдор: — Каждый должен иметь второй шанс. Тот мальчик был всего лишь одержим Воландемортом. А сам ни в чем не виноват. В душе он хороший мальчик. Это все плохой Воландеморт виноват. Он нас всех мутит. Но вернемся к камню. Так он был все еще в зеркале, когда оно разбилось?

— Ну да!

— А зачем мальчик мой ты разбил его? — нахмурился Дамблдор.

— А чего оно всякие неприличности показывает? — заорал обиженно Гарри: — Тут школа, а не бордель! Вы сами виноваты директор, что всякую дрянь в школу тащите...


* * *

— Девочка моя, ты ничего мне не хочешь сказать? — ласково спросил Дамблдор Гермиону.

— Ватсон ни в чем не признавайтесь! — проскрипел голос Холмса: — В пространственном кармане амулета он все равно ничего не найдет. Жаль правда, что пришлось выложить из него пистолет. Но уж соврите что-нибудь...

— А что бы вы хотели узнать? — спросила невинно Гермиона.

— Ты не знаешь где философский камень? Тот самый, которой вы героически пошли спасать?

— Но директор! Вы же сами мне говорили, дать Гарри шанс проявить себя? Я даже и не совалась за ним в последнюю комнату. Тот камень я даже не видела.

— А зачем тебе магловский пистолет под мышкой? — зорко оглядел своим рентгеновским взором её фигуру директор.

— Я ведь слишком слабая еще волшебница! Для самозащиты.

— Ты преувеличиваешь свои слабости, — покачал головой Дамблдор: — И что тебе может угрожать в самом безопасном месте в Англии?

— Пистолет мне подарил отец, для самозащиты от опасных животных, после того, как я рассказала ему о тролле.

— Не стоит посвящать маглов в дела волшебной школы! — осуждающе нахмурился старик и помахал длинным узловатым пальцем.

— Но они мои родители? — пожала плечами Гермиона: — Кому попало я не рассказываю.


* * *

Визжащий Хогвартс.

У вас появилась возможность экипировать амулет СИМ философским камнем. Дополнительный бонус активация двух аур. Аура лечения. Аура богатства. Экипировать амулет камнем? Предупреждение — обратно убрать его будет невозможно.

Да или нет? Да!!!

Аура лечения — вокруг вас создается в радиусе десяти метров пространство, в котором за одну минуту восстанавливается один процент здоровья. Затраты одна единица маны в минуту.

Аура богатства — для её работы необходим один свободный пространственный карман из двух. В нем при активной ауре появляется один галеон в час. Затраты одна мана в минуту.

Возможно активировать только одну ауру одновременно.

Философский камень убран из кармана и интегрирован в амулет СИМ.

По умолчанию активирована аура богатства. Переключить на лечение? Нет!

— Крутой камешек Ватсон! — довольной хмыкнул Холмс: — Теперь вам легче будет организовать и содержать школу юных оборотней. Да и лечиться тоже полезно. Фактически вы еще можете госпиталь содержать. Лечение тоже неплохой бизнес. Сразу загонять всех больных в одну комнату и через пару часов сеанса...

— Поняла я и без вас все перспективы! — усмехнулась про себя Гермиона: — Очень выгодный девайс получился. Лучше всякого бессмертия. Немного напрягает только расход маны постоянный.

— Он равен вашей скорости восстановления.

— Это да! Но если я потрачусь?

— Это элементарно Ватсон! Придется отключать ауру на время. Или пить зелья восстановления.


* * *

— Привет Римус! Ты больше не детектив, — сообщила Гермиона через зеркало Люпину.

— Как? Ты увольняешь меня? — взволновался оборотень.

— Нет. Ты идешь на повышение! Будешь работать по профилю, хватит кошек ловить для старушек. Это не твое.

— У меня тут и серьезные дела есть! — проворчал Римус: — Какое еще повышение?

— Кадры наше все! Будем расширяться, — решительно ответила Гермиона: — Твоей основной работой будет теперь педагогика. Ты станешь директором первой школы оборотней.

— Неожиданно! — растерянно ответил Римус: — Может пояснишь, как ты себе это представляешь?

— Для начала начни искать еще преподавателей. Нужен будет еще один-два человек. И учеников пару дюжин наберем. Оборотней подростков. Примерно моего возраста, плюс-минус пару лет.

— Где я тебе найду грамотных оборотней? Я один такой Хогвартс кончил.

— Как раз оборотней и не надо. Кто будет за школой смотреть, когда вы на Луну выть будете?

— А здоровые волшебники не согласятся!

— Вейлы согласятся! Им тоже не просто в Англии работу найти.

— Как раз для них без проблем! В борделях недобор страшный...

— Ты думай, о чем с ребенком говоришь! Извращенец. И вообще завидуй молча!

— Извини.

— Не всякая девушка мечтает о карьере шлюхи. Найди выпускницу Шармбатона или Дурмштранга с талантом педагога и зельевара.

— И где мне их искать?

— Мозг включи! Сам же говорил про бордели? Тебе разжевывать мне скромность не позволяет. Найди кандидаток, а окончательное решения я приму сама, после собеседования. Мы через несколько дней вернемся из Хогвартса.

— Погоди! А здание школы? Думаешь это просто найти школу для нас?

— Я оплатила Визжащую Хижину на семь лет вперед! А Визжащая Хижина это не только ценная недвижимость, но и четыре гектара прилежащего пустыря! На нем и построимся за лето.

— Это же какие деньги?

— Потом все вопросы решим. Мне сейчас надо идти на праздничный ужин, по поводу начала экзаменационной сессии.


* * *

— Гарри Поттеру, за мужество и отвагу в борьбе с темными силами присуждается 100 баллов! Гермионе Грейнджер за мудрость и находчивость в спасение товарищей присуждается 50 баллов! Флаги сменить!

Зал под вытье остальных факультетов сменился на алый цвет. Сириус что-то шепнул Дамблдору. Тот встал и замялся:

— Совсем забыл! Розе Грейнджер с равенкло присуждается тоже пятьдесят баллов за помощь Гарри Поттеру! Гм... Флаги сменить!

Зал под громкое хихиканье учеников стал синеть. Снейп сидящий с другой стороны тоже что-то начал шептать директору. Тот покраснел и встал опять:

— И Дафне Гринграсс за помощь гриффиндорцам присуждается пятьдесят баллов! Флаги сменить!

Уже под громкий смех зал опять стал увешанным зелеными флагами слизерина.

— Что это значит Гринграсс?! — возмущенно зашипел Малфой: — Ты помогаешь гриффиндорцам?

— Чем ты недоволен Малфой? — усмехнулся Забини, хлопая в ладоши: — Она нас опять вывела на первое место...

— И в завершении! — упрямо вскочил Дамблдор: — Невиллу Лонгботтому за попытку помешать гриффиндорцам в их благородной миссии присуждается 20 баллов! Флаги сменить!

Зал под гробовое молчание опять стал увешанным красными флагами. Только раздался нервный смешок Невилла.

— С Дамблдором бесполезно играть, — отмахнулся Забини, подбадривающее подмигнув Дафне: — У него все баллы крапленые!


* * *

Поезд на Лондон.

— Что-то ты меня Гермиона все время унижаешь морально! Так нельзя! Парни круче девочек!

— Это почему?

— Мы писаем стоя!

— А мы настолько круты, что даже не встаем!


* * *

Поместье Гринграсс.

— Дочь моя, наш сейф показал дно! — печально сообщил Дафне отец, встречая на вокзале.

— И что это значит? — насторожилась Дафна.

— Мне придется заключить твою магическую помолвку с Ноттами. И они оплатят твое дальнейшее обучение. И все наряды.

— Ты с ума сошел? Это же фактически рабство! — вскипела Дафна, сообразив о каком виде помолвки идет речь.

— А что делать? — уныло отозвался отец: — На следующий год придется еще Асторию отправлять на учебу. Боюсь и ей придется помолвку заключать с Малфоями. Паркинсон не хочет для своей дочери подчиненный брак. А Малфоям только такой подавай. Старые традиции! Для них деньги не важны, важно лишь традиции соблюсти. Вон Блеки не бедствовали, однако дочерей всех выдавали в подчиненные браки. Традиции! И ничего, живут...

— Особенно Беллатрикс в Азкабане! — прошипела Дафна: — Я не хочу, чтобы меня втянули во все это.

— Бросить учебу тоже не мыслимо! — сухо ответил лорд Гринграсс.

— Ничего, я себе на учебу заработала за этот год! — ледяным тоном ответила Дафна: — Никаких помолвок!

— Заработала? — удивился Гринграсс: — Как?! Что ты там могла заработать? Ребенок не говори чепухи! Нам нужно около 4000 галеонов только на ближайшие пару лет! На вас обоих! А у меня только три сотни осталось. И продать уже нечего. Я не могу распродавать родовые реликвии!

— У меня сейчас в кошельке 4150 галеонов! Как раз хватит. Потом еще заработаю, — тихо ответила Дафна.

— Ты меня пугаешь! — остолбенел отец: — Как столько можно было заработать честным трудом? Тебе?! Это что-то незаконное? Или не дай Мерлин... неприличное?

— Я не хочу обсуждать это на вокзале! — прошипела Дафна оглядываясь: — Дома все объясню.


* * *

Дом на Гриммо. Библиотека. Роза и Гермиона.

— Я сейчас прочла про ритуал выжигания крови рода, — возмущенно сказала Гермиона: — Это ужас какой-то! Тут написано, что ты должна была умереть? Как ты выжила?

— Мне помогла, что я живучая как оборотень, — пожала плечами Роза: — И ты... в смысле мама меня выходила зельями. Только магии у меня сразу стало меньше в два раза. Я только сейчас начала себя чувствовать какой раньше была.

— Ладно, не отвлекайся, читай про анимагию вот эту книгу, а я пойду организовывать собрание акционеров "Визжащего Хогвартса".

— Ты о чем?

— Курсы для юных оборотней буду организовывать в нашей арендованной хижине.

— А Дамблдор разрешит?

— А куда он денется? Он мне её сдал целевым образом на семь лет.

— Но не для школы же?

— Там в договоре как раз написано, для укрытия обучающихся юных оборотней. Какая разница? Один или две дюжины?

— И я там учиться буду?

— Зачем? Ты в Хогвартсе учишься. Впрочем если захочешь, то можешь и там поучиться. Только денег хватит лишь на двух учителей. И может одного хозяйственника. И то если Гарри Поттер станет спонсором. Я одна не потяну.


* * *

— Здравствуйте я Тина Уткина. Выпускница Дурмштранга! Вейла, — представилась Гермионе ослепительная блондинка. Гермиона глянув её статы сразу обрадовалась. У нее как и у Римуса был талант к педагогике.

— А эту девушку зовут Мари Дюпон, — представил слегка рыжую, но тоже очень красивую девушку Римус: — Она хорошо в зельях разбирается. Шармбатон. Вейла наполовину. Отец магл.

— Вижу, что ты их не только за внешность выбрал, — кивнула Гермиона: — Девушки явно способные. Особенно Тина. Ты русская?

— Да, — кивнула блондинка и омрачилась: — Только у меня контракт с...

— Нужно десять тысяч, чтобы выкупить её контракт, — хмуро сказал Люпин: — Она почти в рабстве. Сексуальном. На три года. Пока не отработает долг.

— А Мари? — повернулась Гермиона ко второй, после того как присвистнула от порядка суммы откупа.

— Мари вольный художник, — заверил Люпин.

— Ну в принципе мы и с одним учителем можем управиться, — промямлила смущенно Гермиона: — Сумма пока не подъемная за контракт Тины.

— Я отработаю! — взмолилась Тина.

— Я готов из своих сбережений выкупить её контракт! — мужественно сказал Люпин.

— Так дела не делаются, — покачала головой Гермиона: — Сейчас Гарри Поттер придет и прикинем баланс. Думаю мы все станем акционерами частной школы. Придется только Гарри в долю взять. В детективное агентство. У нас даже с твоими и Нимфадоры сбережениями наберется 40000 галеонов. Гарри продадим половину акций на такую же сумму...

— Только если впишете мое имя в название фирмы! — бодро крикнул Гарри, вернувшийся с Сириусом с прогулки.

— Гарри Поттер? Это слишком крутой бренд, — покачала головой Гермиона: — Не пойдет. Давай мы тебя впишем как Гарри Берия? "Мисс Холмс и мистер Берия"!

Руссская вейла нервно засмеялась от такого названия.

— Ух ты какие тут девушки! — вошел и присвистнул Сириус: — О чем речь?

— Школу организуем для оборотней. Деньги нужны, — пояснил Гарри.

— А почему меня не зовете? — возмутился Сириус.

— А у тебя есть деньги? — поинтересовалась Гермиона.

— Пф! Навалом! — гордо ответил Сириус: — Наследник всех своих родных!

— Это Пушкин? — спросила Тина.

— Это Блек! — гордо подкрутил усы Сириус: — Мисс вы оборотень?

— Нет я вейла, — смущенно ответила блондинка.

— Скажите как интересно... — томно протянул Сириус.

— Сириус, хватит глазки строить учителям! — строго сказала Гермиона: — Долю в агентстве я тебе продавать не буду. Гарри человек надежный, а ты пока вызываешь сомнения. Могу предложить быть спонсором школы. Главой попечительского совета. Хватит с тебя?

— А кто директор?

— Римус конечно!

— А это значит учителя? Вейлы? — с восторгом сказал Сириус: — Согласен! Конечно хочу! Как школа будет называться?

— Визжащий Хогвартс! — важно ответила Гермиона.

— Обоснуй! — удивился Гарри.

— Во-первых, там будет свинарник для учеников. Они все мяско любят. Во-вторых школа будет на территории Визжащей хижины.

— А почему там? — удивился Сириус.

— Место удобное и Дамблдор уже заключил договор со мной на аренду. Антиаппарационный щит Хогвартса перекрывает эту территорию. Есть проход в замок. Запретный лес, важный компонент обучения травологии, УЗМС. Как-то так...

— Какие предметы будут? — озаботилась Мери.

— Зелья, травология для одной группы. И чары, защита, УЗМС для другой.

— Типа два факультета? Гриффиндор и хафлпаф? — усмехнулся Сириус: — Правильно, остальные отстой!

— Травницами будут в основном девочки, ну а мальчики наоборот будут охотниками, — дополнила мысль Гермиона: — Мы подготовим кадры для производства зелий и для детективного агентства. Я тоже смогу заходить читать лекции.

— А почему ты просила именно вейл искать в учителя? — задал мучавший вопрос Гарри.

— Ну представь Гарри, наступит полнолуние, — усмехнулась Гермиона: — И вся школа запрется в кельях? А кто за хозяйством присмотрит? Нужны и те кто свободен от необходимости соблюдать лунные циклы.

— Ну у нас они тоже есть, только не такие страшные, — хихикнула Мари.

— У вейл в полнолуние глаза светятся, — уточнила Тина: — Некоторые в темноте пугаются... а больше ничего серьезного. Кстати оборотни на вейл обычно не нападают в полнолуние. Разве что в другие дни можем поцапаться...

— Никогда! — заверил Люпин, стукнув себя кулаком в грудь.

— А может Хагрида на подработку возьмем типа Филча? — предложил идею Гарри: — Он и в УЗМС разбирается...

— Идея толковая, — поморщилась Гермиона: — Но ведь Хагрид трепло? А нашей школе лучше не светиться. Тут еще над защитой надо думать и думать. А у меня и так дел выше крыши.

— Я в защите разбираюсь, — предложила свои услуги вейла Уткина: — Могу помочь.

— Я тоже! — резво откликнулся Сириус.

— Только мне скоро надо в бордель возвращаться, — нерешительно сказала вейла: — У меня контракт...

— Я его выкуплю! — быстро сказал Люпин.

— Нет я! — сразу перебил его Блек. Мари хихикнула покраснев.

— Я вам кобелям не доверяю! — строго сказал Гермиона: — Мы тебе Тина выдадим кредит от школы! Потом ты его отработаешь постепенно. Услуги по зачаровыванию защиты пойдут отдельным тарифом. И вообще будут премии разные. Сама выкупишь свой контракт. А агентство надавит чтобы согласились.

— Так я уже надавил! — воскликнул Люпин: — Они вообще не хотели продавать контракт.

— Я тоже помогу! — сказал Блек: — Прямо сейчас дам денег, за счет будущих пожертвований, только в банк заедем...

Двое мужчин и вейла ушли. Гермиона и Гарри с интересом посмотрели им в след.

— Что-то взбодрились наши мужчины излишне, — хмыкнула Гермиона: — Красота это страшная сила.

— Ты тоже ничего! — подбодрил подругу Гарри.

— Гарри заткнись! Извращенец малолетний!

Три блондинки на ярмарке.

— Подходите и проверьте свои магические силы! — кричал зазывала: — Попробуйте сорвать волшебное яблоко с зачарованной яблони!

— И в чем цимес? — спросила Гермиона, за которой тянулись Роза и Гарри, гуляющие по ярмарке: — Ну яблоко и чо? Зачем срывать-то?

— Отходи девочка дальше, — снисходительно усмехнулся зазывала: — Это не про тебя конкурс. Тут сильнейшие маги соревнуются!

— Не испытал добру девицу, а уже хаешь? — рассердилась Гермиона: — Да я сильнейшая в поколении! Ты давай не выступай, а говори толком, пока я тебя в жабу не трансфигурировала! Я на жабах собаку съела!

— Нельзя детям летом, нельзя! — испугался зазывала.

— А тут написано что можно ВСЕМ! — ткнула девочка пальцем в рекламный проспект.

— Это кого ты тут съела? — подошел обиженный Сириус: — Подумаешь разок куснула за руку...

— А не фиг руки распускать! Эй! Мужик говори про яблоко!

— Это рекламная акция журнала Ведьмополитен, — пояснил мужик: — Та ведьма кто сорвет яблоко, сможет устроить свидание с тремя самыми красивыми колдунами нашего времени. И выбрать из них лучшего, на обложку журнала. И ему присудят приз за самую обаятельную улыбку года! Понятно девочка? А теперь чеши отсюда мелкая!

— Свидание с колдунами? — возмутился Гарри и потянул Гермиону за руку: — А ну пошли отсюда! Нам такого ненадь! Свои колдуны найдутся...

— Погоди Гарри! — засопротивлялась Гермиона, так как у нее высветился в интерфейсе квест с плюшками: — Я попробую! Какие правила?

— Нужно быстро сменяя заклинания сначала полить яблоню агуаменти, а потом акцио призвать яблоко. Пока корни в воде, яблоко может оторваться, — снисходительно ответил зазывала: — Но корни сохнут чрезвычайно быстро!

На самом деле зазывала мог регулировать паузу между кастом заклинаний своим артефактом. И сам выбирал подходящую персону для победительницы. Поэтому при виде собравшейся колдовать Гермионы тут же сдвинул рычажок на нулевой зазор времени каста.

— Одна попытка! — предупредил он.

— Что? — возмутилась Гермиона, чуя, что пахнет жульничеством. После чего сразу достала вторую палочку. И стала колдовать с двух рук сразу два заклинания одновременно. Левой рукой поливала яблоню, а правой легко сорвала яблоко.

— Как это? — икнул от неожиданности зазывала.

— Уметь надо! — гордо ответила Гермиона: — Где там твои красавцы? Подать их сюда! Заценю!

— Там в палатке сидят, пиво пьют, — мрачно ответил зазывала девочке: — Иди уж...

— Тебе чего девочка? — хором спросили три блондина, сидящие за столом с кружками пива: — Чипсы несешь наконец?

— Нет, я яблоко принесла! — гордо сказала Гермиона.

— Пф! Наконец то! — вздохнул один блондин: — Думал весь день просижу тут. Давай уж вручай скорей!

— А где ослепительная улыбка? — недовольно спросила Гермиона: — А ну кажите товар лицом!

Блондины ослепительно улыбнулись.

— Я Гилдерой Локхарт! Известный писатель! — сверкнул зубами первый: — Выбери меня девочка! И с меня комплект учебников на следующий курс!

— Но-но! Не подкупать судью! — возмутился второй красавец: — Я Люциус Малфой! Между прочим член попечительского совета! Надеюсь, ты сделаешь правильный выбор?

Скрытая угроза Гермиону напрягла, и она с интересом посмотрела на третьего.

— Ксенофилиус Лавгуд! — улыбнулся доброй улыбкой третий мужчина: — Редактор Придиры, раз уж все свои профессии представили. Выбери меня дитя, и я покажу тебе мозгошмыгов!

Гермиона зависла в сложном выборе. Все блондины выглядели симпатичными. И профессии казались интересными для дальнейших контактов.

— Я в этом году буду преподавать в Хогвартсе ЗОТИ! — многозначительно сказал Гилдерой.

— Я запрещу своему сыну называть тебя грязнокровкой! — пообещал Люциус.

— Я покажу тебе морщерогого кизляка! — пообещал Ксенофилиус.

Гермиона еще раз прочитала в интерфейсе задание и решила, что все-таки свиток магического зрения от Лавгуда круче повышения репутации и протекции от Малфоя, и тем более круче полного собрания сочинений от Локхарта, пусть даже и с его автографами.

— Вначале вы должны дать обет не мстить судье! — насторожено сказала она.

— Ну что ты девочка! — возмутились все три блондина: — Мы изначально принесли этот обет уже! Редакция заставила. Так что ничего не бойся.

— Мозгошмыги круче всех! — гордо сказала Гермиона и подала яблоко Ксенофилиусу.


* * *

— Кто это? — хмуро спросил Гарри, когда Гермиона вывела Ксенофилиуса из палатки.

— Это мистер Лавгуд! — представила Гермиона: — Редактор Придиры и победитель конкурса "Самая обаятельная улыбка года". У нас свидание сейчас.

— Зачем ему это надо?

— Ему это надо, для увеличения тиражей.

— А тебе?

— А я свой бонус получила, — усмехнулась Гермиона. Ксенофилиус рассеяно оглянулся, ища кого-то.

— Может вы молодой человек хотите к нам присоединится? — спросил он Гарри: — У меня тут где-то дочка слоняется. Устроим парное свидание!

— У меня и так есть запасная девушка! — ответил Гарри и помахал рукой Розе. Та к ним подошла. А еще подошла какая-то блондинка похожая на Ксенофилиуса.

— Луна привет! — обрадовалась Роза: — Давно не виделись.

— Мы знакомы? — удивленно посмотрела на нее Луна, потом перевела взгляд на Гермиону: — Класс! Одинаковые какие! Мне бы тоже не помешала запасная Луна. Папа, мы на танцы сходим, или опять будем на морщерогих кизляков пялиться?

— Ну раз у меня теперь самая обаятельная улыбка, то мы можем и не бороться за победу на диких танцах, — пожал плечами Ксенофилиус.

— Как это не бороться? — всполошилась Гермиона, опять усмотрев квест в интерфейсе: — Обязательно поборемся! Но со мной в паре!

— А я с кем? — обиженно насупилась Луна: — Я с папой тренировалась!

— А ты иди с Гарри!

— А я? — теперь насупилась Роза.

— И ты! У Гарри две руки, на обоих хватит, — отмахнулась Гермиона.


* * *

— Ха-ха-ха! — дразнились Гарри с девочками над Гермионой: — Мы заняли первое место! А вы только второе!

— Ну и что? — пожала плечами Гермиона: — Я и за вас порадуюсь. И за себя. За второе место меньше очков дали, но тоже неплохо. А Розе полезно подрасти. Пусть догоняет меня. А то слабенькая слишком.

Из-за полученного второго свитка, Гермионе пришлось отключить ауру богатства и вытащить все деньги из пространственного кармана в кошелек. Теперь была активна аура здоровья. И Луна из-за этого постоянно жалась на обратном пути к ней. И в кафе мороженном она села рядом.

— Определенно у девочки не порядок со здоровьем, — заметил Холмс.

— Мне снятся вещие сны! — прошептала на ухо Гермионе Луна.

— Моей дочке тоже, — покосилась на Розу Гермиона.

— А я так и подумала, что она тебе не сестра, а дочка! — кивнула Луна: — Хочешь, и я буду твоей дочкой?

— Нет!!! — дернулась и смутилась Гермиона, покосившись теперь на Ксенофилиуса: — Твой папа слишком старый для меня.

— А папа тут причем? — удивилась Луна: — Я только про себя говорила... ладно это чепуха. Давай я лучше расскажу вчерашний вещий сон?

— Может не надо? — кисло отозвалась Гермиона.

— Надо! — уверенно сказала Луна: — Если такие сны не рассказывать, то в голове мозгошмыги заводятся! Этот сон про будущее!

— Ну, давай, — обреченно кивнула Гермиона.

— Я поступлю в Хогвартс, и на третьем курсе меня Гарри пригласит на бал. А после меня похитят и сунут под воду. И там я умру, потому что Гарри не успеет меня спасти. И вот я лежу такая в гробу, бледная и печальная, вся такая красивая и тут...

— Фу! Слишком готичный сон! — поморщился Ксенофилиус.

— Там дальше про тебя, не перебивай! — продолжила Луна таинственным шепотом: — ...и тут входит мой папа! Он для того чтобы меня оживить украл три самых знаменитых артефакта у трех самых знаменитых магов Англии! У Дамблдора он украл палочку волшебную, у Воландеморта колечко родовое, а у Гарри Поттера мантию-невидимку! И стал повелителем Смерти! И Смерть меня отпустила назад. Дальше было скучно...

— Зачем красть? — возмутился Гарри: — Мог бы просто попросить! Для хорошего дела не жалко.

— А чего это Гарри тебя пригласит? — возмутилась Роза: — Он может меня пригласит?

— Нет, — покачала головой Луна, облизывая ложку с мороженым: — Тебя к тому времени из школы выгонят.

— Ну вот, еще одна Трелони завелась! — обиделась Роза.

— Луна шутит, — мягко сказал Ксенофилиус: — Она вовсе не прорицательница. И вообще пророчества не так произносятся. Это была просто сказка.

— Как же сказка! — буркнула Роза: — А про похищение под водой тогда откуда она знает? И про бал? И про то что Гарри будет в турнире...

Гермиона пнула Розу под столом ногой и та осеклась.

— Это просто выдумка, — отмахнулся Ксенофилиус.

Миссия "Назад в будущее".

— Вот у меня тут бонусный свиток для проявления новых способностей. И я решила его использовать на тебе Роза, — достала свиток Гермиона, когда они уединились в спальне на Гриммо.

— Откуда?

— Получила за индивидуальный квест.

— Ну так себе и возьми!

— Я подумала, что мне и так хватает способностей. Я слишком крута. А вот тебе не помешает. Ты мое слабое звено, — строго ответила Гермиона: — Кроме того у меня уже есть свиток с целевой способностью. Магическое зрение. А что там еще вылезет из скрытой способности неизвестно. Не люблю сюрпризов.

— А мной можно рискнуть?

— Не ехидничай! Я сильно надеюсь, что у тебя вылезет склонность к анимагии. И ты сможешь наконец стать легальной волчицей-анимагом. А не анонимным оборотнем. Тогда из Хогвартса не попрут. А то ты вся извелась от предсказания Луны.

— Хорошо. И как использовать?

— Для начала раскрой и прочитай.

Роза раскрыла и прочитала набор непонятных слов. Свиток вспыхнул и исчез. А Розу окутал светящийся туман и все тело зачесалось. Потом через минуту все прошло.

— И что? — скептически спросила Роза: — Шутка такая? В духе Уизли?

— Нет, — покачала головой Гермиона, прочитав статы Розы: — Все сработало. У тебя появилась новая способность. И увы. Это не анимагия. Это способность называется хронопутешественник. Позволяет путешествовать между мирами без штрафов.

— Каких штрафов?

— Ну помнишь тебя к нам в первый раз голой перекинуло? А теперь наверное сможешь и с вещами проходить портал. Но все равно это будет проход в параллельный мир. Близкий но...

— И зачем мне это? Чушь какая-то...

— Не скажи. Крутая способность, — покачала головой Гермиона задумчиво: — Ты теперь прямо Избранная!

— С чего бы? — фыркнула Роза: — Это Гарри Избранный! Неубиваемый авадой. Из-за жертвы матери...

Голос её дрогнул и она испуганно покосилась на Гермиону.

— Вот-вот! — кивнула Гермиона: — Твоя мать тоже собой пожертвовала ради тебя.

— Но это ты же? — взволнованно спросила Роза: — И ты жива.

— Мы уже это обсуждали, — помотала головой Гермиона: — Та Гермиона и я разные люди. И миры разные. Я за Уизли не собираюсь замуж.


* * *

— Ну вот я все подготовила для того ритуала. В жертву пойдет часть души Воландеморта, у меня для этого есть спецножик, пропитанный ядом василиска,. — деловито сказала Гермиона.

— Повтори еще раз зачем вообще это надо? — со страхом спросила Роза.

— Ты на сутки сходишь в будущее. После того как тебя заразили, — начала объяснять Гермиона: — Нужно проверить мою гипотезу о хронопривязке проклятья ликантропии. Мы уже доказали факт, что ты не заразна. И хорошо, что для этого никого не пришлось заражать, а просто есть такой артефакт, тестирующий кровь. Но нужно убедиться что в будущем ты опять станешь оборотнем. Если нет то ты окончательно излечилась. Если есть, то тогда будет ясней природа ликантропии. Это будет значить, что это не болезнь, а проклятье. Имеющее четкую привязку по времени.

— А я точно вернусь? Меня не убьют? В будущем все может быть страшно! — паниковала Роза: — А вдруг я наоборот заболею?

— Ты точно вернешься. Этот ритуал так работает. Просто через сутки исчезнешь из того мира и окажешься в этом круге. И ты не заболеешь! Иначе тогда это опровергает вообще все гипотезы и здравый смысл. Просто как появишься там, используй атефакт, проверь результат через два часа, а дальше просто гуляй. Деньги я тебе дала. Сумку тоже. Купишь сувениров из будущего.

— А если ты говоришь, что я излечилась, то почему я в полнолунее продолжаю обращаться? А? — задала мучавший её вопрос Роза.

— Откуда я знаю? — пожала плечами Гермиона: — Может это нервное? Стихийная анимагия. Повышай самоконтроль и будет тебе счастье. А может остаточная функция ликантропии? Ведь ты и силу оборотня сохранила. И регенерацию. Видишь ли магия это сложная вещь. Вроде компьютера. А ликантропия может быть вовсе не болезнью, а читкодом. Для повышения здоровья мага. С этим мы еще будем разбираться.

— По моему тебе не столько хочется проверить свою гипотезу, сколько найти повод отправить меня за покупками в будущее! — проворчала Роза.

— Если ты так думаешь, то постарайся не огорчать мамочку, и принеси что-то интересное! — усмехнулась Гермиона. После чего начала ритуал отправки в будущее.

Ритуал все-таки прошел не штатно. Вместо суток, Роза появилась через три с половиной часа.

— А чего так быстро? — удивилась Гермиона.

— Сама в шоке! — оглянулась вокруг Роза: — Я только и успела проверить кровь и дойти до магазина и начать покупки. Меня выдернуло прямо из торгового зала. Я только шопинг начала. Хотя в этом есть свои преимущества, я не успела заплатить. А кроме того, идея сутки болтаться в чужом мире меня пугала.

— Понятно! Одна седьмая души, одна седьмая часть времени. Давай доклад насчет крови, как вышло? — нетерпеливо спросила Гермиона.

— Увы! — вздохнула Роза: — Результат положительный. Я была заражена ликантропией. Ты была права. Значит болезнь вернется в тот год, когда я была заражена. Странно это! Как будто это не болезнь, календарный вирус!

— Именно это ты и доказала. Это не болезнь. Ты лишь носитель вируса. И выше нос! Ты нахаляву много лет, без побочных эффектов будешь читерски пользоваться улучшенной силой и здоровьем! Как там будущее?

— Это чужой мир.

— Разумеется чужой, в свое прошлое попасть невозможно. Это парадокс.

— Ты не поняла. Он сильно чужой! Совсем-совсем! Там нет магии! Наверное инквизиция постаралась. Еще там... короче вот!

Роза начала доставать из сумки небольшую коробку и кучу компакт дисков.

— Что это?

— Это коробка с ноутбуком, такой компьютер небольшой, а это диски с фильмом.

— Что за фильм?

— Про нас!!! Гарри Поттер и философский камень! Гарри Поттер и наследник Слизерена! Восемь дисков!

— Любопытно, — начала рассматривать обложки коробок Гермиона: — Ух ты! Тут и я есть взрослая! И похожа. И Гарри похож. Интересно, насколько в фильме все совпадает с твоей версией?

— Пока не знаю, — покачала головой Роза: — Давай смотреть?

— Стоп-стоп-стоп! Едем в наш дом. Здесь на Гриммо лучше компьютером не рисковать. Магия не любит электричества.

— Кого еще позовем на просмотр?

— Пока никого! Это будет закрытый просмотр, — твердо сказала Гермиона, собирая вещи: — Мало ли что там? И ты забыла, что твое иновременное происхождение это тайна?


* * *

Сутки спустя непрерывного просмотра.

— Знаешь, — зевнула Гермиона, потирая красные глаза: — Дары смерти мне не понравились. Отстойный фильм получился. А вот первые два фильма очень хороши! И актриса, что меня играет такая... убедительная! Прямо молодое дарование.

— А мне третья серия понравилась больше всего, — не согласилась Роза.

— Ну еще бы! — хмыкнула Гермиона: — Там началась тема оборотней и хроноворотов. У кого что болит...

— А дары смерти и правда отстой, — кивнула Роза: — Впрочем и полукровка отстой. Но там хоть мрачный юмор присутствует. А в дарах смерти пафос голимый. И безпантовые трюковые съемки. И поцелуй с папочкой...

— Фу-у-у!!! — хором сморщились от отвращения девочки, вспомнив сцену.

— Хотя... — печально вдруг задумалась Роза: — Фильм почти во всем соответствует тому, что мне рассказывали о прошлом вы. И ты мама и дядя Гарри и папочка... И это странно. Потому что фильм насквозь фальшив.

— Ты не права! Фильм увлекательный, — отозвалась Гермиона.

— Только за счет талантливой игры Эммы Ватсон!

— Кого? — застыла Гермиона.

— Эммы Ватсон! — удивленно повторила Роза: — Ты что титры не смотрела?

— Муа-ха-ха-ха! — раздался в голове Гермионы хриплый смех Холмса: — Ватсон, так вы и правда Ватсон?

— О мой мозг! — простонала одержимая девочка, сделав фейспалм.


* * *

Эми Ватсон

маг 18 уровень

мана 1400

атака 50 + 30(при активации духа)

защита 60 + 40(при активации духа)

магическая атака 80 + 10(при активации духа)

предвидение 100 + 100(при активации духа)

индивидуальные способности: видящая.

родовые способности: пожиратель знаний

родовые проклятия: "жить в эпоху перемен!".

состояние: отдохнувшая, одержима духом-хранителем, аура богатства.

Внимание! После 17 уровня за каждые три уровня можно подвесить одно невербальное заклинание в виде ярлыка на интерфейс СИМ! Список доступных заклинаний можно вызвать отдельным приказом.

Внимание! Вами получен легендарный квест "Разрушай канон!". Чем больше ваша жизнь будет отличаться от обнаруженной киноверсии, тем выше будет награда, по истечении каждого следующего курса обучения.

— Круто! — обрадовалась с утра Гермиона, зачитав новые сообщения: — Правда непонятное родовое проклятье схлопотала. Но с точки зрения геймеров, это же лишняя экспа? То есть мой род будет быстрей других развиваться, живя на острие событий. Опять же квест легендарный, интересно сколько за него капать будет? А так по факту я уже Нимфадору обогнала, однако, по прокачке. Я круче целого аврора! А еще ведь могу пять невербальных заклов подвесить на панель быстрого доступа. И... точно! Тут даже цепочки можно формировать сразу! Круто! Где там список доступного? Ого!!! Ни фига себе я наизучала уже... солидно. Наверное выберу трансфигурацию в жабу. Там такие длинные формулы. Окаменитель тоже длинноват для устного воспроизведения. Гм... тут дальше уже думать надо. Интересно а беспалочковые с 20 уровня вылезут заклы? За каждые 10 уровней? Будем ждать. Тут всего два уровня качнуть осталось. И я буду крута как Дамблдор! В смысле типа как Дамблдор. С парой беспалочковых заклов. А чего Дамблдор? Да я стопудово прокачаюсь до топ-уровня после всех этих данжей канонных. Тут миссия на миссии! Как раз к диплому, до сотого уровня докачаюсь...

Второй курс.

— Дафна? Ты чего так откровенно за нами потащилась в купе? Задразнят слизни ваши, — спросила Гермиона, располагаясь с Розой в купе, когда вошла слизеринка.

— Да пошли они! — буркнула презрительно Дафна: — Для меня сейчас важней тебе лояльность продемонстрировать. Подработка на тебя в прошлом году меня почти из рабства спасла.

— Что так? — заинтересовалась Гермиона, раскрывая одну из книг Локхарта.

— Отец хотел меня обручить. По магическому обряду с... одним козлом. Чтобы сестре и мне оплатить обучение. А теперь вроде как, я сама в бюджет вписалась. Никакой принудиловки. Поживу по любви.

— А где сестра? — заинтересовалась Гермиона, так как в фильме той девочки почти не было в кадре.

— В вагоне первокурсников сидит, — отмахнулась Дафна: — Потом познакомлю. Традиция такая, каждый курс в своем вагоне едет. Мягкие купе только для первых четырех курсов. А остальные уже в общем вагоне.

— Это почему так? — заинтересовалась Роза.

— Да ясно почему! — фыркнула смутившись Дафна: — Чтобы старшекурсники по отдельным купе лишнего себе не позволяли с девочками. Не понятно что ли?

— Наш извращенец Гарри по-моему уже сейчас может себе лишнего позволить, — усмехнулась Гермиона.

— Так чего я сижу? — всполошилась Роза: — Надо его срочно отыскать!

— Он пошел в вагон первокурсниц, свой фанклуб организовывать, — ехидно заметила Дафна вслед Розе. Потом повернулась к Гермионе и внимательно стала её изучать.

— Какая-то ты не такая стала за лето.

— Гермиона за лето стала совсем не та! — фальшиво ответила Гермиона: — Неужто сиськи выросли?

— Вроде еще нет. А вот сама ты стала какая-то встревоженная. Как будто на войну едешь. Что-то случилось? То есть ты и раньше была как танк на марше, но... как-то попроще выглядела. А сейчас как будто в смертельной атаке. Глаза шальные.

— Есть такая поговорка "меньше знаешь, крепче спишь!".

— В смысле мне заткнуться надо? — надула губы Дафна.

— Нет, это я о себе, — вздохнула Гермиона, захлопнув книгу: — Слишком много узнала сама...

— Будут проблемы?

— Целый вагон. Даже поезд из Тайной Комнаты! С большими желтыми фарами.

— Чем-то могу помочь?

— Проанализируй для меня книги Локхарта, и поймай на вранье. Плачу 100 галеонов за эссе.

— Легко! — обрадовалась Дафна.

— Прикиньте! Гарри вообще нет в поезде! — вбежала Роза: — Ты его с кем-то спутала Дафна. Точно! Гарри сейчас над нами в автомобиле летит! Как в кино!

Роза бросилась к окну и начала выглядывать.

— Ой! Я кажется его вижу! Вон автомобиль...

— Автомобиль может и летит, — пожала плечами Гермиона: — Но только с одним Уизли. Я для Гарри выдала портал до Хогсмита на всякий случай. У него там все равно дела в Визжащей хижине. Я ему кое-что поручила сделать. Фиг ему а не канон!


* * *

Месяц спустя в дуэльном клубе.

— Все ли меня видят? Все ли меня слышат?

— Мы слышим тебя Каа! — хором простонали школьники. Локхарт поперхнулся.

— Гм... так о чем я? Да! Сейчас мой ассистант Снейп поможет мне продемонстрировать вам учебную благородную дуэль с обезоруживанием противника.

— Экс... пелиармус! — неспеша и чуть ли не зевая сказал Снейп, махнув палочкой в сторону клоуна Локхарта. Тот сразу потерял палочку и кувыркнувшись слетел с помоста. Но тут же бодро вскочил и начал излучать позитив.

— Я конечно мог его и победить, но мне надо было показать для вас действие заклинания! А теперь встаньте попарно и начинайте учиться использовать это заклинание.

Гермионе досталась Милисента. Так как у Гермионы обезоруживатель стоял в цепочке из трех заклинаний, то после беззвучного взмаха палочки девочкой, её противница вначале потеряла палочку, потом превратилась в красивую позолоченную жабу, а потом окаменела.

— У меня все! — показала палочку противницы Гермиона учителю.

— 20 баллов гриффиндору за невербальное исполнение! — обрадовался Локхарт: — И прошу вас отменить превращение мисс Буллстроуд в жабу. Это было жестоко. А потом прошу на дуэльный подиум! Вместе... с мистером Уизли!

— В жабочку? — подмигнула рыжему Гермиона.

— Я не могу! — испуганно заныл Рон: — У меня палочка с трещиной! Пусть Малфой идет!

— А я что рыжий? — возмутился Малфой: — Я натуральный блондин! На слизерин такой один! Меня беречь надо!

— Грейнджер стоять! Пусть Малфой и Поттер сражаются! Вы слишком опасны для окружающих, — рявкнул Снейп.

— Чертов любитель канона! — прошипела себе под нос Гермиона. Её сразу бесило, когда что-то шло по фильму.


* * *

Годовой квест! Заботьтесь о репутации Гарри Поттера! Не позволяйте его зачмырить. Награда — на следующем курсе получите хроноворот.

— Серпенсор... — вякнул Малфой, после нашептывания на ухо Снейпа.

— Силенсио! — опередил его Гарри Поттер.

— Так нечестно! — возмутился Снейп отменяя невербально заклятье Гарри: — Я еще не подал команду для дуэли!

— Так он первый начал, — пожал плечами Гарри Поттер.

— Ему можно! Он слизеринец! Он должен быть подлым и коварным и гнусным и...

— Хватит мистер Уизли, мы поняли вашу мысль, — ледяным тоном перебил Рона Снейп: — Начали!

— Серпенсотия! Тьфу! Сепенсутия! Серпенсортия! — наконец выговорил правильно Малфой, пока Гарри Поттер боролся с невербальным параличом рук от Снейпа.

Гермиона быстро превратила змею в жабу. Та жалобно квакнула.

— Грейнджер! Десять баллов с гриффиндора! — рявкнул Снейп.

— Ну и кос-с-сел же ты С-с-снейп! — прошипел на серпентарго Гарри Поттер, скинувший с себя паралич.

— Еще десять баллов с гриффиндора за ругань на змеином языке! — хладнокровно заметил Снейп

— А чего ты фокусничаешь? — тупо спросил хафлпафец Гарри Поттер. Гермиону эта фраза из фильма взбесила.

— Он не фокусничает, а колдует идиот! — прошипела она, пнув хафа в лодыжку: — Мы, если ты не в курсе, в школе волшебников учимся! Здесь положено колдунство разное!

— Это темная магия! — вякнул Рон.

— А в жабочку светлая! — грозно предупредила Гермиона рыжего. Тот сразу притух.


* * *

— Дорогой дневник! Я так люблю Гарри Поттера! Но у него уже есть целых две подруги. Сестры-близнецы Грейнджер. Ненавижу близнецов! И даже Фреда с Джорджем! Они все чокнутые! И постоянно у меня все воруют! И эти Грейнджер такие же! Гарри Поттера у меня украли! А он мой! Я первая решила за него замуж пойти! Еще в пять лет! Эти грязнокровки про него еще и не знали...

— Что за бред ты пишешь? — написались в дневнике ответные строки.

— Почему бред? — удивленно написала Джинни: — Ты мой дневник и должен быть на моей стороне! Иначе в унитаз спущу!

— Я про другое. Конечно я на твоей стороне, — поправился дневник: — Просто волшебницы-близняшки никогда не рождаются у маглов! Это нонсенс! Такое возможно только в сильном роду и только после ритуала. Иначе они были бы сквибами.

— Ага! Я так и знала, что Грейнджер что-то скрывают! — радостно написала Джинни: — Наверное они из семьи каких-то упиванцев или темных магов! Темные твари! Надо за ними проследить! Они подкрадываются к моему ненаглядному Гарри Поттеру, чтобы отомстить за все хорошее! Как змеи! Притворились только порядочными грязнокровками, а в душе самые злобные чистокровки!

— Ты думаешь? — написал дневник.

— А то! Ты знаешь как сильно Грейнджер колдует? Её все боятся! Она даже заклинаний не произносит вслух! А ведь еще на втором курсе. И вокруг нее постоянно крутится одна слизеринка. Прямо как служанка. А еще эта Лавгуд. Тоже чистокровка! И Гарри прямо как околдованный! Кроме них, никого не замечает.

— Очень интересная история! Ты должна и правда в ней разобраться, — написал дневник: — Я буду помогать тебе советами. А ты почаще пиши. Мелким почерком.


* * *

— Гарри ты идешь в Визжащий на шашлыки? — позвала Гермиона Поттера.

— Меня на смертенины пригласили, — смущенно ответил Гарри.

— Туда пусть трупы ходят! — наставительно ответила Гермиона, беря его под руку: — Там у них никакого угощения кроме гнилья. Оно тебе надо? А там свежее мяско.

— Убоина! Знаешь какое вкусное мяско у свежеубитой свинки? — мечтательно произнесла Роза: — Очуметь можно! Даже мариновать не надо. Само во рту тает...

Этот разговор прошел мимо внимания Джинни, так как она уже под управлением дневника лазила по Тайной комнате, договариваясь с василиском.

Юные оборотни с радостью встретили легенду магического мира Гарри Поттера, свою коллегу Розу, вставшую на путь чудесного исцеления и преподавательницу дедуктивного метода Гермиону. На её уроки ходили все. Даже учителя. Потому что их вел Шерлок Холмс, беря на себя управление, и показывая чудеса своей логики и наблюдательности.

Визжащий Хогвартс был прикрыт фиделиусом. И вход в него был только для хранителя Розы или тех, кого она приведет. Дамблдор и Снейп уже давно бы наведались к ним, но как назло они даже забыли о существовании этого помещения рядом с Хогвартсом. Свежий фиделиус работал отменно. Розе даже для Гермионы приходилось напоминать о существовании этого её проекта. Как сейчас, когда они подготовились на праздник. И принесли в жертву свинку.


* * *

— Враги наследника трепещите! Вы следующие поганые грязнокровки! — пафосно прочел графити Малфой и повернулся к Гермионе с Розой, держащим под руки Гарри Поттера.

— Это он сделал! Я его убью! — взвыл Филч тыкая пальцем в Гарри.

— У него алиби! — сухо ответила Гермиона: — Он был в большой компании! Его человек пятнадцать видело.

— Это мои фанаты постарались или фанатки! — сыто отозвался Гарри, ковыряя пальцем в зубах: — Я тут не виноват.

— И с чего это я должна быть следующей? — презрительно обратилась Гермиона к Малфою: — Я Гарри точно не враг. А вот ты посматривай по сторонам! Ты то ему точно сам во враги записался.

Малфой побледнел. Гарри Поттер скорчил ему грозную рожу и погрозил пальцем.


* * *

Через месяц Гермиона обнаружила дневник Тома в унитазе. Джинни в какой-то момент с ним поссорилась насчет взглядов на жизнь. Гермиона успешно закрыла один из своих квестов, получив опыт, отправила опять на три часа дочку в будущее за товаром. И та привезла несколько айпадов с залитыми фильмами про Шерлока Холмса и еще сериал про пиратов и новыми играми. А еще Гермиона купировала свою проблему с грядущей окаменелостью. И еще получила опыт за квест по спасению детей Хогвартса от чудища из Тайной комнаты. Дафна помогала в этом квесте и потому поделила с ней премию от гоблинов, за очередное убийство ворюги, обидевшего их банк.

После этого детектив наконец расслабилась и начала получать удовольствие от учебы. А вот Малфой наоборот вел себя все более нервно и истерично, оглядываясь в темных коридорах.

Хотя ближе к концу учебного года Гермиона начала всерьез задумываться о серьезной проблеме кресстражей. И об окончательном решении этого дела. Особенно её смущал кресстраж, хранящийся в банке. Становиться очередным объектом охоты гоблинов ей не хотелось, и она думала, как решить проблему легальным образом.

— Гермиона Христос воскрес! — подбежал и чмокнул её в щеку радостный Гарри Поттер.

— А что? У него тоже был кресстраж? — рассеянно среагировала Гермиона, машинально принимая в руку крашенку.

— Какой-такой кресстраж? — удивился Гарри Поттер, лупя своим яйцом по её яичку.

— Не важно, — отмахнулась Гермиона, разглядывая разбитое вареное яйцо: — Это я тебе расскажу в следующей серии.


* * *

Невилл как особо приближенный к Гарри Поттеру, пошел на экскурсию в Визжащий Хогвартс вместе с Гарри.

— Классов, как понимаешь немного, — пояснял Гарри: — Вон там теплица для травологии, а вон там класс зельеварения.

Они осторожно заглянули в класс зельеварения через щелку в в двери. Невилл с удивлением увидел как его ровесники и ровесницы с удовольствием помешивают какое-то зелье и со счастливыми лицами поют хором. А очаровательная вейла им дирижирует волшебной палочкой:

— Тридцать три коровы! 33 коровы! 33 коровы, свежая строка...

— Чего они поют? — с изумлением спросил Невилл: — Им что нравится? Это же ЗЕЛЬЕВАРЕНИЕ!

— Мери их сама заставляет петь, — усмехнулся страхам Невилла Гарри: — Говорит, в зельеварении важно настроение и ритм. Если все делать в дурном настроении, то получится гадость. Или взрыв. Кстати, тебе это нужно принять к сведению. Что-то ты часто все взрываешь.

— Ты предлагаешь петь на уроках Снейпа? — содрогнулся Невилл от ужаса.

— Профессора Снейпа! — строго поправила подошедшая Гермиона: — Если согласишься оплачивать сто галеонов за урок, то можешь посещать занятия Мери.

— А чего так дорого? — удивился Гарри.

— Овес нынче дорог. Волшебный. Они сейчас чудо-овсянку варят. И вообще ингредиенты дороги.

— А еще чему тут учат? — перевел разговор с ненавистной темы Невилл.

— Еще ЗОТИ, — ткнула пальцем в следующую дверь Гермиона: — Там же и чары проводят. Их по очереди ведут директор и профессор Уткина. У них еще много уличных занятий по УЗМС. В свинарнике и в загоне...

— Кажется там тоже поют? — прислушался Невилл. Гермиона нахмурилась и приоткрыла дверь. Оттуда грянуло:

— Если ты настоящий порядочный волк, даже если вся шкура в заплатах, но природная злость у тебя еще есть, то врагов своих заклятых, ты с честью должен съесть! Съесть! Съесть! СЪЕСТЬ!!!

— Это еще что такое? — ворвалась в класс возмущенная Гермиона: — Профессор Люпин, вы чему детей учите? Десять баллов с факультета сыщиков! За непристойные песни!

— Ой! Извините, — засмущался Люпин: — Увлеклись. Мы хотели заниматься по методике профессора Дюпон. С песней по жизни! Против природы пойти трудно. Кому нужно сено, травку щипать, а наше волчье дело, тащить и хватать, тащить и хватать! У-у-у-у...

— Вы опять запели эту непристойную песню? — уперла руки в боки Гермиона.

— Упс! — заткнул рот себе Люпин: — Оно само вырывается изо рта. Атавизм!

— Показывайте достойный пример ученикам! — погрозила ему пальцем Гермиона и вышла, продолжив беседу с Невиллом: — Короче Невилл, если хочешь брать уроки здесь в классе, то тут в десять раз дешевле будет. Тут никаких дорогих ингредиентов.

— Нет уж! — слегка побледневшим лицом покачал Невилл: — Уж лучше уж...


* * *

— Проклятье! Мне с поганой грязнокровкой пол мыть в одном классе? — возмущался Драко, глядя на Гермиону.

— Вот именно так ты и схлопотал свою отработку, — презрительно фыркнула Гермиона: — Язык твой враг! И отработок огребаешь и по роже... оно того стоит? Ведь и сейчас ведь схлопочешь? Быстро взял тряпку и начал мыть пол!

— Тебе низкорожденной не понять честь аристократа! Вам простолюдинам легко работать руками. А я природный волшебник! Я не могу работать сам!

— А вдруг ты завтра попадешь на остров в океане? — пропела Гермиона.

— На остров? Без грязнокровок? Вот здорово!

— А как же ты там проживешь, без повара и няни?

— А я найду кого-нибудь!

— Да хорошо б кого-то. Но мы-то знаем, что этот остров, что этот остров, что этот остров, необитаем!

— Что совсем необитаем?

— То есть абсолютно! Грибы-орехи собирать умеешь?

— Нет не умею.

— От крокодила убежать успеешь?

— Нет не успею...

— Не бойся мы тебя спасем! — появился Добби.

— Ну как же мы его спасем, ведь мы считаем, что этот остров необитаем? — усмехнулась Гермиона допев куплет и перешла на прозу: — Упал-отжался! Взял тряпку и работать от окна до ужина! Я начну от двери.


* * *

— Есть! — подпрыгнула радостно Гермиона на ужине в Большом зале, после экзаменов и обняла радостно Гарри Поттера.

— Ты чего? — испугался Гарри от неожиданности.

— Я двадцатый уровень взяла! — довольно шепнула Гермиона: — У меня теперь два беспалочковыхх беспалочковых заклинания есть!

— Что за заклинания? — заинтересовался Гарри.

— Я еще сама не решила. Любые могут быть, — пожала плечами Гермиона: — Надо подумать хорошенько что выбрать. Потом нельзя будет переменить. Тут два варианта билда. Либо кастовать нечто нужное постоянно, либо нечто нужное на всякий пожарный. То есть либо нечто бытовое, либо нечто боевое.

— А совместить? — усмехнулся Гарри Поттер: — Не судьба? Ну там... пламя может и греть и жарить и жечь...

— Гарри ты такой крутой! — фальшиво обрадовалась Гермиона: — Я сама бы не в жизнь не догадалась! Буду думать...думать о совмещении...


* * *

Внимание! Сезонная миссия о спасении жизни Избранного. Спасите Гарри от Добби! Награда 3000 очков.

— Роза подъем! Труба зовет! — дернула Гермиона дочку, сидевшую на скамейке у крыльца.

— Ну что еще? — зевнула девочка: — У нас только полнолуние закончилось. А завтра вообще домой едем. Что еще могло случиться?

— Ты не забыла канон? — свирепо спросила Гермиона: — Добби случился!

— Как Добби? — всполошилась Роза: — Все же тихо в замке было?

— Понятия не имею, а только тебе лишние очки не помешают! Ты ведь так и не набрала сколько нужно очков, для анимагии! Хочешь, чтобы тебя вышвырнули из школы? Наверняка Эджкомб уже настучала в министерство!

— А причем тут очки?

— Квест по спасению Гарри это всегда эпичный инвент! Разыщи! Глаз с него не спускай!


* * *

— У-а-ай! — вопил Гарри Поттер убегая от летающего за ним бладжера, который подрыгивал, делая глубокие лунки в газоне стадиона, целясь в голову Избранного. К нему подбежала Гермиона которая достала было палочку чтобы заколдовать шар, но потом остановилась и с интересом начала наблюдать, как ловко уворачивается Гарри Поттер от стального ядра.

— Гермиона ты чего? Забавно тебе? — прохрипел сердито Гарри опять еле успев увернуться от бладжера.

— Гарри повнимательней! Не отвлекайся! — прикрикнула Гермиона, спрятав палочку: — Соберись и уклоняйся активней. Работай резче. У тебя очки ловкости качаются неплохо.

В конце-концов измотанный парень, поранив руку, упал споткнувшись и бладжер уже готовился расплющить ему затылок. Но тут вмешалась Гермиона и щелчком пальцев разрушила бладжер.

— Это ты как? — удивленно спросил Гарри, нянча сломанную руку: — Безпалочковая магия?

— Ага! — довольно ухмыльнулась Гермиона: — Решила что одно из безпалочковых заклинаний непременно должно стать заклинание полной отмены чар. Оно универсально и спасает в большинстве случаев от связывания и паралича. И прочих проклятий. А вот со вторым еще не надумала что делать...

— Мистер Поттер! У вас болит рука? Я сейчас помогу! — заорал подбегая Локонс. Гермиона щелкнула пальцами и Локонс растерянно закрутил головой.

— Куда это я шел? — спросил он себя, потерев лоб.

— Вы шли в туалет, чтобы справить нужду малую! — ледяным тоном сказала Гермиона.

— Упс! — смущенно спохватился Локонс и побежал в сторону замка.

— Эка ты его! — покачал головой Гарри: — Второе заклинание конфундус?

— Ага! — кивнула Гермиона: — Тоже универсальное по действию и при этом не одобряется министерством. Так что палочкой его лучше не кастовать. Вот и кончились слоты под безпалочковую магию.

— А чего ты на него так напала? Может и правда помог бы? — поморщился Гарри, вставая с земли.

— Ага! Он бы тебе все кости из руки удалил, — фыркнула Гермиона: — Ненавижу канон! О! У меня конфундус откатился. Кого бы еще огорошить? Акцио Добби!

Перед ней появился замызганный эльф-диверсант который сразу пискнув, попытался смыться, но Гермиона щелкнув пальцами сказала:

— Добби! Теперь у тебя есть миссия по спасению профессора Дамблдора! Ему очень опасно тут находиться в Хогвартсе! Он старенький, а кругом столько опасностей! Тролли, василиски, темные маги, пожиратели смерти... каждая встреча с такими для него несет опасности! Ты должен спасать Дамблдора! Он великий волшебник и надежда всего магического мира!

— Добби спасет Дамблдора! — радостно подпрыгнул домовик: — Он не позволит пожирателю Снейпу и близко подойти к великому светлому волшебнику! Дамблдор должен мне пообещать уехать из Хогвартса!

Гарри усмехнулся глядя вслед исчезнувшему эльфу а потом укоризненно посмотрел на Гермиону:

— Сочувствую директору! А вот ты чего-то бесчуственная стала!

— Это почему?

— А почему ты развлекалась, глядя как бладжер пытается меня убить?

— Не наглей! Я тебя спасла от смерти между прочим. И уже не первый раз.

— Но как-то без энтузиазма!

— Потому что не первый раз, становлюсь все профессиональней, — пожала плечами Гермиона: — Но вообще ты не прав! Я просто давала тебе шанс развить ловкость. И ты не плохо поднялся по уровню, уклоняясь от бладжера. Халявный кач и ни какого риска. Я тебя прикрывала. Еще и от суточного дебафа спасла, который хотел на тебя навесить Локонс. А ты наезжаешь бессовестный!

— Ладно, извини, — буркнул Гарри: — Проводишь к медичке?

— Пошли инвалид.

— Теперь остается Дамблдору позавидовать! — усмехнулся Гарри: — Значит теперь ему достанутся все очки ловкости? Везучий какой...


* * *

— Ох старость не радость, — кряхтел Дамблдор уворачиваясь от летающего за ним бладжером. Он никак не успевал попасть в него палочкой.

— Ой! Больно то как! — взвыл он, когда бладжер сломал ему руку.

— Директор? Я вас моментально вылечу! — бодро подскочил придурковатый учитель ЗОТИ: — Мементо аскезере!

— Вай! — взвыл Дамблдор лишившись костей в руке: — Ты что творишь урод?!

— Я не урод! — обиделся Локонс: — У меня приз за самую обаятельную улыбку!

Брюки превращаются в элегантные шорты.

Лето, жара. Дом Грейнджер. Каникулы.

— Привет, ты чего там все пишешь на ноутбуке? — зашла Гермиона в комнату к Розе.

— Фанфик пишу! — смутилась Роза.

— Про кого? — удивилась Гермиона.

— Про нас. Я тут нашла целую кучу фанфиков на одном планшете про наш мир. Это типа версии событий по нашему миру. И подумала, что мы с тобой этим и занимаемся. Меняем корявый жуткий эму-сюжет на веселый элегантный детективчик. И вот решила потренироваться. Набить руку, так сказать...

— И что-то интересное придумала?

— Ага! Тут ключевое слово интересное, — усмехнулась Роза: — Ерунда конечно. Полезных идей нет, если ты об этом. Просто стараюсь что-то забавное написать.

— Дай почитать!

— Нет! — пискнула закрыв экран Роза: — Я же говорю, там ничего важного. Просто мои фантазии. Развлекаюсь я так...

— О чем хоть пишешь?

— Э... кроссовер с Терминатором. Типа возвращается из будущего...

— Роза Грейнджер?

— Нет! Северус Снейп! И убивает Воландеморта еще в приюте! И всем сразу становится хорошо!

— Чушь какая-то! — фыркнула Гермиона и быстро выхватила ноутбук у Розы: — Так... не поняла? Это что за название файла такое? "Тупая Гермиона"? Это наезд? Ты как вообще с матерью обращаешься?

— Это не про тебя! Осторожней давай, а то сломаешь! — пискнула краснея Роза: — Это про другую Гермиону! Которая замуж за Уизли вышла...

— Все равно мне название не нравится! — сердито ответила Гермиона: — Корявый канон у нее превращается в элегантный фанон... не вижу! Где брюки которые превратились в шорты? Я пасквилей на себя не потерплю! Это бунт!

— Кстати о шортах, что это ты за шорты с хвостиком для себя сшила? Косплей под волчицу готовишь?

— Нет, это другие дроиды! — отмахнулась Гермиона: — Еще меня она тупой называет! У самой никакой фантазии! Это не шорты а поддержка для левитации. И это не хвостик а вектор левитации. Я купила браслет для беспалочковой левитации. Но он только неживые объекты левитирует. Вот и приходится извращаться. Как цирковому гимнасту. За этот хвостик цепляю себя и привет самолевитация! Без всякой метлы.

— Смотри не вывались из шорт во время полета! — фыркнула Роза: — Позору не оберешься!

— Все рассчитано! Так не мешай мне. Я сейчас почитаю, за что ты меня не любишь...

— Да люблю я...

— Цыц! Сама разберусь...


* * *

Тупая Гермиона. Или "за что мамочка?" Исповедь Розы Уизли.

На вокзал 1 сентября Розу Уизли провожала только мать Гермиона. Отец был занят походом на решающий матч "Пушек Педллз".

— Ты не огорчайся, папа тебя любит, — тихо сказала Гермиона дочери, когда они вышли из камина на перроне.

— Пф! — равнодушно фыркнула Роза: — Мне нет дела до любви папочки. Меня больше заботит, что ты мамочка не любишь своих детей! Это реально больно.

— Что за глупости ты говоришь? — возмутилась Гермиона: — Это не так!

— Да? А мне кажется иначе, — недовольно буркнула Роза, понурив голову.

— Да с чего ты взяла? — схватила её за плечо Гермиона: — Извольте объясниться юная леди!

— С чего? Да хотя бы с того, что матери еще до свадьбы думают о своих будущих детях и их судьбе! — сердито прошипела Роза: — Все девочки с младых лет нянчатся с куклами не просто так! Они думают о своих будущих детях и планируют их жизнь наперед.

— Я это знаю! Но причем тут я? Не говори общими фразами, а давай говори конкретно что тебя не устраивает? Что с тобой?

— Что со мной? — возмущенно вытащила Роза из кармана зеркальце и погляделась в него: — Ты представляешь как мне трудно будет выживать в школе с такой уродской внешностью? Конопатая круглая шайба, квадратная челюсть, утиный нос... Не могла мне получше отца найти? Я вся в папочку-урода!

— Прекрати! Ты очень миленькая! — возмутилась Гермиона: — Гарри очень нравится твой цвет волос! Мы даже назвали тебя в честь его бабушки...

— Вот почему ты не вышла замуж за дядю Гарри? — зло прошипела Роза: — Я бы сейчас была Роза Поттер! И у меня были бы чудесные зеленые глаза, точеное аристократическое личико, и не эти светло-рыжие патлы, достойные клоунского парика, а благородные волосы цвета меди!

— Да с чего ты взяла?

— Мне бабушка показывала ритуал при помощи которого можно увидеть как будут дети между любым мужчиной и женщиной! И я видела какой я могла бы выглядеть, если бы мой отец был Поттер! Я была бы красоткой!

— Тебя бы вообще не было!

— Чушь! Я родилась бы у тебя с другими генами и только. Ты мама до сих пор мыслишь как магла! Ведьма должна ответственно подходить к тем, от кого рожает детей! Как так можно было? Из всех вариантов ты умудрилась выбрать худший!

— Ты ничего не понимаешь глупая девчонка! — рассердилась Гермиона Уизли: — У меня не было особого выбора! Я была маглорожденной! На меня никто не глядел больше. Даже твой преподобный дядя Гарри меня игнорировал как женщину. Мы были просто друзья. Побыла бы на моем месте...

— Я на своем месте буду, — мрачно вздохнула Роза: — Ты мама просто с жиру бесишься. Или тупая, если не понимаешь меня! Я не знаю с чего ты взяла, что ты никому не нужна. Мне бы быть такой не нужной! Я же не ослепла и вижу, какая ты красотка! Мне бы такую внешность! О Мерлин! Да передо мной все в пыли валялись! Неужели правда все красотки тупые?

— Я не тупая! Я была первой ученицей! — возмущенно ответила Гермиона.

Не надо про учебу! — отмахнулась Роза: — Если бы она была для тебя важным фактором, то мой папочка был ботаном. А ты училась на Равенкло! Или мой папочка Рон был отличным учеником? О нет! Он был и есть тупица! А ты жена тупицы! А я дочь тупого урода... Хорошо хоть мозги мне от тебя достались.

— Не смей так говорить об отце! И вообще веди себя тише! — одернула её Гермиона: — Вон Малфои идут...

Роза с завистью посмотрела на надменного красавчика Скорпиуса.

— И почему тебя дядя Драко не трахнул! — с тоской прошептала Роза: — Вон какой отличный производитель! Сын просто красавчег! А ведь тетя Асти настоящая замухрышка! На грани уродства. Даже глаза разные. Волосы как половая тряпка.

— Ты совсем с ума сошла? — прошипела Гермиона дочери: — Я и Драко? Это вообще бред. Он меня презирал. Оскорблял постоянно.

— Он просто как мальчишка оказывал тебе знаки внимания! Все мальчишки ведут себя в детстве как придурки! — уверенно ответила Роза: — Наверняка он был в тебя влюблен. Даже смешно тебя сравнивать с этой шваброй Гринграсс! Ты по сравнению с ней просто райская птичка супротив жабы. Вот у меня все хуже будет в сто раз. Такой как Скорпиус на меня даже и не посмотрит, не то что обидеть или оскорбить. Увы... черт как я тебе завидую!

— Кое-что от папочки ты унаследовала, — фыркнула Гермиона: — Это характер. Тот тоже постоянно всем завидовал в школе.

— Если бы только характер, — с тоской погляделась опять в зеркальце Роза. Гермиона в раздражении выхватила зеркальце у дочери.

— Не делай из внешности культа! Главное это душа и ум!

— Тебе-то хорошо говорить, — ядовито ответила Роза: — Ты могла любого окрутить, если бы захотела. С твоей-то внешностью. А мне даже шанса не дадут себя проявить.

— Чушь!

— Не чушь! Девушки делятся на красивых и некрасивых. На уродок никто и не поглядит, пусть они даже семь пядей во лбу! Блин! Страшно представить как будут выглядеть мои дети. Это же какого урода мне придется к себе в мужья брать? Еще хуже моего папочки. Жизнь отстой... О вон идет дядя Гарри с тетей Джинни! И выводок их. Опять у меня приступ зависти! Джеймс красавчег! Асп тоже неплох.

— Хватит на братьев облизываться, мелкая извращенка! — схватила за ухо Розу Гермиона: — Сейчас мы с ними поговорим, и веди себя прилично. А то наложу немоту до самого Хогвартса. Сил нет с этой противной девчонкой...

— А кто виноват что я противная? — ядовито прошипела Роза: — Ты могла бы и получше папашу найти...

— Достала! Силенцио! — быстро махнула палочкой Гермиона и дочь умолкла, немо разевая рот.

— Привет Гермиона! — обнял Гарри Поттер подругу: — Привет Роза! Рад вас видеть. Я смотрю ты все такая же красавица Герми? Отлично выглядишь...

Гермиона сердито фыркнула, покосившись на дочку и покраснела.

— Как-то это не по дружески прозвучало, — мрачно ответила Гермиона: — Ты что заигрываешь со мной?

Гарри испуганно оглянулся на прищурившуюся Джинни:

— Что ты говоришь? У тебя что плохое настроение? — обратился он к подруге: — Кто-то обидел? С Роном поссорилась? А где он кстати?

— На матче любимой команды, — скрипнула зубами Гермиона: — И нет. Мы с ним не ссорились. Я уже привыкла. Просто дочка раскапризничалась... Все-таки первый раз в школу. Боится.

— Ты поэтому её рот заклеила? — усмехнулся Гарри, погладив Розу по голове: — Ты чего крестная? Не бойся, обязательно попадешь на Гриффиндор.

Роза закатила глаза и показала средний палец крестному папочке.

— Она не хочет на Гриффиндор! — пояснила Гермиона: — На Равенкло рвется. Или Хафлпаф. Говорит на Гриффиндоре одни придурки учатся. Постоянно с Роном из-за этого ссорилась последний год.

— Вся в мамочку! — ехидно заметила Джинни и Роза тут же ей показала еще один Фак рукой, а потом скорчила рожу. Гарри захихикал.

— Роза, хочешь чтобы и руки я тебе парализовала? — грозно спросила Гермиона: — Ведите себя прилично юная леди! Глупышка взяла в голову, что я должна была выйти замуж за другого. Совсем с отцом рассорилась. Как будто у меня было много вариантов...

— А разве нет? — оскалилась белозубо Джинни.

— Это ты у нас была королевой Гриффиндора! — холодно ответила Гермиона: — А я бегала на свидания только с книгами. Из кого мне было выбирать?

— Ну давай подумаем? — ехидно начала загибать пальцы Джинни: — Малфой, первый красавчик тебе прохода не давал. Звезда квиддича Крам в тебя влюбился с первого взгляда. Красавчек Гриффиндора Маклаген с тебя глаз не спускал. Да еще Избранный за тобой семь лет бегал хвостом... И ты меня еще обозвала королевой? Ха! Да я только с парой фриков на свиданье сбегала в Хогсмит! Нашла королеву. Меня даже толстяк Невилл отшил.

— Девочки, что вы несете? — покраснел Гарри, оглядываясь: — Тут же дети, елы-палы!

— Скажешь, она тебе не нравилась? — сварливо спросила Джинни Гарри.

— Гермиона и сейчас мне нравится! Мы же друзья! — ответил Гарри Поттер.

— Мы друзья! — быстро согласилась Гермиона. Джинни поотстав от всех, расколдовала Розу и пошла с ней сзади.

— Чего ты там с матерью ссоришься? — спросила тетка.

— До сих пор несет чушь по дружбу между мальчиками и девочками, — прошипела Роза: — Ну почему она такая идиотка? Во всем умная, а в любви тупая!

Джинни нервно захрюкала, пытаясь сдержать приступ смеха.


* * *

— Концептуальненько, — захихикала Гермиона, кончив читать фанфик Розы: — Бедная Роза, все прошлое свое переживаешь? У тебя сильная душевная травма. Стоит ли на эту тему писать, изводить себя? Забудь, у тебя уже другая жизнь.

— Если бы я писала о своей жизни, это была бы чернуха, — отмахнулась Роза: — Я пишу по мотивам фильма. Обычный женский фанф. Всех переженить по другому. А Гермиону свести со Снейпом!

— Со Снейпом? — разинула рот Гермиона: — Ты вообще охренела? Еще скажи с Хагридом! Я девушка нервная и прибить за такое могу...

— Самый распространенный пейринг среди авторов женщин. Снейджер! — пожала плечами Роза: — Или Гермидрака.

— Бу-э! — скривилась Гермиона: — Что за больные люди это пишут? Снейп он же козел ненормальный! И Драко больной на всю голову! Как можно таких любить? По сравнению с ними даже Рон уже не так плох...

— Ну почему? — усмехнулась Роза: — Принц-полукровка очень даже брутален. Такой мрачный рыцарь... однолюб. Дамам нравится. Даже Гарри его полюбил. И сына назвал в его честь. Очень романтичный персонаж фильма.

— Бу-э! — опять сработал рвотный рефлекс Гермионы: — Лучше заткнись! А то отлуплю на правах матери! Снейп законченный урод! Ненавидеть сына за школьные обиды отца? Где тут брутальность? Он натуральная баба! Что он хорошего сделал хоть раз по жизни? За что его любить? Если оставить извращение вроде синдрома заложников за скобками? Назови хоть одну причину для позитива!

— Он Лили любил! И спасти пытался...

— Ты сама в это веришь? Это же бред! Он её убил фактически! У тебя с логикой все в порядке?

— Но он пытался спасти! Дамблдору доложил. Волди просил за нее...

— Это просто отвратительно! — сделала фейспалм Гермиона: — О чем он мог просить Волди? Ты только представь диалог! "Милорд, подарите мне грязнокровку для утех постельных! А остальных убейте!" Высокие отношения. Копец как позитивно! А потом после его смерти выставить себя борцом со злом? Хотя ничего для этого не сделал... и издеваться пафосно над детьми, пользуясь положением? Я не вижу тут ничего для оправдания. НИЧЕГО! А вот для хорошей казни состав преступления накопать быстро можно. Так что забудь про Снейджеров, пока рот с мылом тебе не вымыла! Фанфик должен быть остроумным и позитивным!

— Ну напиши фанфик сама, раз такая умная! — фыркнула Роза: — С правильными обстоятельствами и характерами.

— И напишу! — задумалась Гермиона: — Вот! Я кроссовер напишу!

— Старо! Все уже было. И женщины не умеют кроссы писать.

— А я оригинальный кроссовер напишу! Женский! Про любовь! Но смешной, — азартно отозвалась Гермиона.

— И что за кросс?

— С Лопе де Вегой! Собака на сене! И чувства и юмор.

— И кто ты там будешь? Дианой? — фыркнула от смеха Роза.

— Не-а! Это будет ООС. Я происхождением не вышла на графиню.

— Марселой?

— Еще чего! Я буду Теодоро!

— Это извращение!

— А я всем пол отзеркалю! Девочки будут мальчиками, а мальчики девочками! — захихикала Гермиона: — Это будет весело писать!

— Я всегда подозревала что у тебя есть яйца, — усмехнулась Роза.

 
↓ Содержание ↓
 



Иные расы и виды существ 11 списков
Ангелы (Произведений: 91)
Оборотни (Произведений: 183)
Орки, гоблины, гномы, назгулы, тролли (Произведений: 41)
Эльфы, эльфы-полукровки, дроу (Произведений: 231)
Привидения, призраки, полтергейсты, духи (Произведений: 75)
Боги, полубоги, божественные сущности (Произведений: 167)
Вампиры (Произведений: 244)
Демоны (Произведений: 266)
Драконы (Произведений: 166)
Особенная раса, вид (созданные автором) (Произведений: 126)
Редкие расы (но не авторские) (Произведений: 107)
Профессии, занятия, стили жизни 8 списков
Внутренний мир человека. Мысли и жизнь 4 списка
Миры фэнтези и фантастики: каноны, апокрифы, смешение жанров 7 списков
О взаимоотношениях 7 списков
Герои 13 списков
Земля 6 списков
Альтернативная история (Произведений: 213)
Аномальные зоны (Произведений: 74)
Городские истории (Произведений: 308)
Исторические фантазии (Произведений: 97)
Постапокалиптика (Произведений: 105)
Стилизации и этнические мотивы (Произведений: 131)
Попадалово 5 списков
Противостояние 9 списков
О чувствах 3 списка
Следующее поколение 4 списка
Детское фэнтези (Произведений: 39)
Для самых маленьких (Произведений: 34)
О животных (Произведений: 48)
Поучительные сказки, притчи (Произведений: 82)
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх