Страница произведения
Войти
Зарегистрироваться


Страница произведения
Убрать выделение изменений

Мёртвый снег


Опубликован:
02.03.2018
Изменен:
 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 
 
 

Мёртвый снег

Снег идёт. Так всегда после ударной волны магов. Он пойдёт даже в пустыне, или в африканских джунглях, даже в самую невыносимую жару, без разницы. Мы-то давно об этом знаем, и соответствующе экипированы. А вот местным не позавидуешь. Впрочем, изменённые холода не чувствуют. Зато прекрасно чувствуют запах живой крови. Как акулы, за двадцать километров. Я втянул в себя морозный воздух, выдохнув облачко пара. Пахло озоном. Похоже, мы успели вовремя, волна прошла совсем недавно. Небольшой украинский хутор как вымер. Впрочем, он и в самом деле вымер, в прямом смысле слова. Не было слышно ни единого живого звука, которые обычно сопровождает любую живую деревню — ни щебета птиц, ни мычания коров или лая собак. Это ублюдки как специально выцеливают места, где есть живые.

— Соболев, — раздался в наушнике, пробиваясь сквозь помехи, далёкий голос. — Соболев, слышите меня? Что у вас?

— Удар свежий, часа три назад, не больше, профессор — тихо ответил я в бусину микрофона, осторожно продвигаясь по скрипучему снегу, покрывавшему посеревшую траву. После волны магов всё выцветает, теряет краски. Трава, листва на деревьях, люди...

— Проход нашли?

— Пока нет.

— Чёрт...Выжившие есть?

— Не похоже.

— Не затягивайте. Ищите червоточину. Нам очень нужны образцы. Скоро армейские подтянутся, ограждение ставить будут. Изменённые?

— Пока не видно.

— Хорошо. Может хоть в этот раз обойдётся. Конец связи.

Двойной щелчок рации в подтверждение.

Идущий впереди разведчик Лось с эмблемой АМС на широкой, покрытой композитной бронёй спине, вдруг резко взметнул вверх сжатый кулак. Группа присела, ощетинившись во все стороны стволами. Тихо. Слышно только дыхание бойцов, да стук собственного сердца. Никого. Я осторожно, перекатывая ступню с пятки на носок, подошёл

Извините, доступ к замершему бойцу, напряжённо всматривавшемуся в наступившие сумерки.

— Что? — тихо спросил я.

— Не знаю, — так же шёпотом ответил Лось. — Что-то есть, но не могу понять, что. И никто на нас не лезет. Ни одного зомбака. Ни одной гончей или Танка. Не нравится мне всё это...

Плохо. Нюх на неприятности у Лося феноменальный. Тварей магов он за километр чует. Но нужно найти проход в мир магов. Только ради этого мы здесь. И действительно, странно, обычно к нашему прибытию изменённых уже достаточно, из-под каждого куста лезут, а тут ни одной. Лосяра прав, здесь что-то нечисто.

— Где?

— В том-то и дело, что не могу определить.

— Дерьмо... Группа, по сторонам смотреть, — коротко скомандовал я, как вдруг в мёртвой тишине раздался едва слышный детский плач.

— Здесь кто-то живой! Командир, это ребёнок! — Красавчик, пулемётчик группы, развернулся массивной тушей к тёмным проёмам двухэтажного дома, возле которого мы стояли, качнув стволом своего тяжёлого 'Печенега'. Всё-таки кто-то выжил.

— У нас другое задание. Надо найти червоточину, мы не спасательная команда!

— Но это же ребёнок, Соболь! Мы же люди, а не твари колдунов! — это уже Птиц, радист группы.

Твою мать...

— Красавчик, прикрытие. Лось, разведка. Птиц, Карлсон, за мной.

Бойцы знали, что делать. Лось беззвучно растворился в сумерках. Уже почти стемнело, а драться в темноте с тварями я и врагу не пожелаю.

— Глаза прикрыть!

Удар в дверь, светошумовая граната внутрь. Простейшая магниевая вспышка, ничего более технологичное просто не сработало бы. Твари магов свет не любят, и если они там есть, то несколько секунд мы выиграем. Хлопок, вспышка яркого света, ослепляющая даже сквозь плотно сомкнутые веки. Рывок внутрь, глаза выискивают цели сквозь намазанные фосфором мушки прицелов. Никого.

— Птиц, Карлсон, второй этаж.

Бойцы, прикрывая друг друга, двинулись наверх, по скрипучим ступенькам деревянной лестницы. Осторожность никогда не помешает. Попавшие под Волну люди гибли, через некоторое время восставая и, и бросались на людей не хуже тварей магов. Их-то и называли изменёнными. Вернее, это яйцеголовые их так называли. Мы их называли просто зомбаками, только эти были куда сильнее и быстрее киношных трупов. Голливудские штампы здесь не работали.

Чёртовы ублюдки... Свалившиеся три года назад, как снег на голову, маги стали большим сюрпризом для всего человечества. Они не вступали в переговоры, хотя мы точно знали, что колдуны могут разговаривать на любом из человеческих языков. Они возникли ниоткуда, в разных частях света стали возникать вот такие прорывы. Всегда идеальные круги диаметром в десять километров. Сначала шла Волна, сжигающая всю электронику — связь, интернет, электричество, как после электромагнитного импульса, и превращающая всех живых в зомби.

После Волны появлялись твари. Солдаты колдунов. Разные. С этими, как и с зомбаками, разобраться было можно и обычным оружием, пули их, хоть и с трудом, но брали. А за ними шли колдуны. И вот с этими ублюдками справиться было совсем непросто. Обычно, если успевали вовремя засечь прорыв, первыми шли мы — антимагический спецназ. В нашу задачу входило найти червоточину — место, откуда лезли твари и их хозяева, и постараться проникнуть в их мир. Мы должны узнать, что там происходит, взять пробы для учёных, и понять хоть какую-то логику происходящего. Ну а если не успевали... То мы теряли эту территорию навсегда, она становилась частью чужого мира — мира колдунов.

После того, как маги Изнанки, как мы называли их мир, проникали в нашу реальность, привычные законы физики в месте прорыва переставали работать. Вся электроника и сложная техника внутри круга выходила из строя. Хорошо, что хоть стрелковое оружие пока срабатывало. Колдуны приносили с собой свою магию, настоящую, боевую, и всё наше оружие становилось почти бесполезным. Двадцатикилометровый круг накрывал незримый купол, сквозь который не могли проникнуть даже снаряды ствольной артиллерии. Химическое и бактериологическое оружие также не действовало. Как и ядерное оружие. Правительства нескольких стран пыталось прикончить магов таким образом, но не преуспели. Сквозь завесу могли пройти только люди, да и то не все. Мы — могли.

Мы постоянно отступали, теряя земли и людей. Обычная военная стратегия и тактика здесь не годилась, не было никакой линии фронта, разрыв мог возникнуть где угодно и в любое время, никаких разведданных тоже не было, как и перебежчиков с той стороны. Только 'языки', если удавалось взять живьем, и допросить мага, но это была очень редкая добыча, колдуны всегда бьются до последнего, мы потеряли тысячи убитыми, прежде чем поняли, как выжить в столкновении с магом. Не победить. Просто выжить. Поэтому, пока не поднялись изменённые, и не появились твари и колдуны, надо найти этот чёртов разрыв-портал, и как можно быстрее.

Я огляделся по сторонам. Хозяева дома собирались ужинать — на обеденном столе стояли тарелки, стаканы, стояла большая сковорода с жареной картошкой и пузатый графин, наверное, с компотом. Большая семья. Я насчитал шесть тел. Хозяин — здоровенный мужик с окладистой бородой, лежал в нескольких шагах от входной двери, прикрыв собой двух маленьких детей. Добежать он не успел. Никто не успевает, Волна убивает почти мгновенно. Хозяйка — дородная женщина в украинской вышиванке, и двое старших детей, даже не успели встать из-за стола, так и оставшись за столом, застыв страшными посеревшими манекенами. И эти манекены в любой момент могут подняться, и напасть, ничего человеческого в них уже не оставалось.

— Командир, нашли! — раздался сверху голос Карлсона. Я посмотрел наверх. Бойцы спускались вниз, и радист Птиц нёс на руках прижавшуюся к его груди маленькую, лет четырёх, девочку. — Под кроватью пряталась, егоза такая. Не бойся, маленькая, тебя никто не обидит.

Никто не знает, почему некоторые люди выживают после Волны. Нет никаких объёдиняющих черт. Это были и младенцы, и старики, мужчины и женщины. Многие дивизионные шептались, что выжившие сами сродни колдунам, поэтому и не погибли после волны колдунов, и они тоже наши враги, Из-за подобных разговоров несколько раз происходили нешуточные драки. Мало кто знал, что все бойцы АМС как раз из таких, выживших. Только мы могли хоть как-то сопротивляться магии колдунов, не превращаясь в мёртвые куски мяса в течение нескольких минут после боя с тварями, и нескольких мгновений после встречи с колдунами. Волна, убившая всех вокруг, каким-то образом придала выжившим особые силы и умения. И пройти сквозь завесу тоже могли только мы.

Да и как может эта перепуганная до полусмерти девчушка быть врагом? Врагов я знаю в лицо. Вернее, в мерзкие морды. Люди должны стоять за людей, иначе мы сами ничем не отличаемся от колдунов и их тварей.

— Больше никого?

— Нет, командир.

— У нас мало времени. Не нравится мне всё это. Да и Лось что-то учуял.

Карлсон подобрался, поправив ремень перекинутой через голову мощной винтовки с оптическим прицелом. К предчувствиям Лося стоит прислушаться, это за два года существования АМС знали все бойцы нашего подразделения. Тут, хочешь не хочешь, станешь суеверным.

— Командир, движение! — раздался в наушнике громкий шёпот разведчика. — Твари.

— Кто? Сколько?

— Стая гончих. С ними маг. Уходите, я их задержу!

— Отставить из себя Рембо строить! — уже не скрываясь, заорал я в микрофон, выбегая из дома. Нас засекли, поэтому на скрытность уже можно забить. — Ноги в руки! Мы их примем! Карлсон, займи позицию на том пригорке, — указал я на небольшой, поросший кустарником холм. — Отстреливай гончих, колдуна мы сработаем.

— Ясно-о-о, ко-о-манди-и-р, — как всегда в боевой ситуации растягивая гласные, ответил Карлсон, шустро взбираясь на холм.

— Птиц, Красавчик, работаем по схеме три. Птиц, береги девчонку.

Бойцы молча кивнули, и заняли свои позиции, изготовив оружие. Птиц осторожно отцепил от себя вздрагивающую девчушку, поставил её на запорошенную снегом землю, и присел рядом на корточки.

— Не бойся, моя хорошая. Дяде нужно работать. Сюда идут очень злые колдуны, но мы их всех победим. Стой здесь и никуда не убегай. Ты меня понимаешь, егоза?

Девочка подняла на бойца заплаканные глаза, и очень серьёзно кивнула. За девчушку я спокоен, Птиц в детях души не чает, у него самого трое было. И за ребенка тварей зубами рвать будет, если придётся.

Надеюсь, у нас всё получится. Колдуны не глупы и осторожны. Но и мы не пальцем деланы, уже приходилось сходиться накоротке. Позиция у нас неплохая — почти закатившееся за горизонт солнце за спиной, свет будет бить в глаза магам и адским гончим, а солнце они не любят. Да и отпора они не ожидают. Привыкли беззащитных гражданских на алтарях раскладывать, уроды... Я вытащил из-под ворота камуфляжа нательный крестик — память от бабушки, поцеловал его и перекрестился. Не знаю, кому как, а мне помогает. Правду сказал кто-то из великих — в бою и в окопах атеистов не бывает.

Вот и Лось. Вылетел на просвет между домами, проламываясь сквозь кустарник. Впрочем, когда надо, Лось может быть очень тихим, иначе не стал бы лучшим разведчиком АМС. Я коротко свистнул, обозначившись. Разведчик понятливо кивнул и перекатом ушёл за ствол дерева. Вовремя. Спустя пять ударов сердца на открытое пространство перед нами выкатилась пятёрка адских гончих. Огромные, покрытые костяной чешуёй, в холке по грудь взрослому человеку, они, коротко взрыкивая, неслись прямо на нас. А за ними... Вот он, враг. Колдун.

Выстрел. Тяжёлая экспансивная пуля из Barret M82 Карлсона ударила переднюю гончую прямо в голову, взорвав её, как гнилой арбуз. Первым делом надо убрать вожака стаи, остальные замешкаются на время, чем мы и воспользовались. Сдвоенный выстрел из РПГ "Оса" по колдуну. На месте, где находился маг, возник гриб огня, во все стороны полетели куски земли, пыль и ветки. Я откинул пустой тубус и перекинул со спины АК с подствольником. Знаю, что Птиц сделал тоже самое — отработка боевого взаимодействия в группе доведена до автоматизма, иначе не выжить. А вот и Красавчик вступил. Звук выстрелов его 'Печенега' ни с чем не спутаешь. Красавчик долбил длинными очередями по колдуну, окутанному прозрачной плёнкой защиты. Тварь, успел всё-таки щит выставить. Опытный, ублюдок...

— Карлсон, прикрывай Красавчика! Птиц, Лось, сбивайте щит! — заорал я, выстрелом из подствольника снимая гончую, кинувшуюся на пулемётчика.

Главное, не дать ему времени скастовать атакующее заклинание, иначе мы все покойники. Тактика боя с магами в том и состоит — уничтожить тварей, чтобы колдун остался в одиночестве, залить свинцом щиты, которые он будет вынужден держать, накачивая их силой, пока не выдохнется. А когда щиты сдохнут, колдуна можно убить, без своей магии они ничто. Другое дело, если маг попадётся сильный. Тогда он может продержать щиты дольше, чем у нас есть патронов. И тогда всё, амба. Вот такая лотерея. И это только один на один. На группу магов в сопровождении свиты тварей с поднятым забралом выходить нет никакого смысла, самоубийц среди нас нет.

Сегодня нам повезло. После очередного выстрела из подствольника полупрозрачный пузырь защиты вокруг колдуна с тихим звоном рассыпался, а сам маг со стоном рухнул на перепаханную пулями и осколками землю — очередь из штурмового автомата Птица перебила ему ноги.

— Аптечку, быстро! Не дайте ему сдохнуть!

Я быстро перезарядил калаш, вытащив магазин из разгрузки, закинул автомат за спину и быстрым шагом направился к лежащему магу, вблизи оказавшемуся совсем мальчишкой. Карлсон уже успел достать из аптечки жгуты, и перетягивал колдуну, смотревшему на нас ненавидящим взглядом, простреленные выше колен ноги. Если задета бедренная артерия, то всё без толку. От дохлого мага никакой информации не добьёшься, а инфа нам сейчас была нужна позарез.

Я подошёл, и присел на труп лежащей рядом адской гончей.

— Лось, проверь.

Разведчик коротко кивнул и растворился в наступающей темноте. Надо убедиться, что на нас больше никто не выскочит — шума мы наделали много.

— Как. Твоё. Имя, — чётко, разделяя слова, спросил я молодого мага, смотря прямо в его побелевшие от боли глаза. Не дождавшись ответа, я перевёл взгляд на сидевшего рядом снайпера, — Карлсон, вколи ему адреналин и достань свой набор. Птиц, присмотри за ним, — я тяжело вздохнул и поднялся на ноги.

Флегматик-швед споро вкатил в плечо обмякшего мага дозу адреналина из одноразового пневмошприца, и по моему знаку отошёл в сторону, где колдун не мог нас услышать.

— Может, имеет смысл доставить его в бригаду, Соболь? Там допрашивать удобнее.

— А дотащим? И если он придёт в себя, силёнок поднакопит? Даёшь гарантию, что он нас всех здесь не положит?

Карлсон покачал головой.

— Вот видишь... К тому же, кто его допросит лучше тебя?

— Есть, командир, — коротко ответил Карлсон, мгновенно превращаясь из добродушного героя детской сказки в жёсткого, непримиримого бойца.

— Птиц, дружище, помоги привязать его к дереву.

Радист группы Птиц — небольшого росточка, с круглыми глазами и большой головой на тонкой шее, действительно похожий на встопорщенную птицу с вечно удивлёнными глазами, заботливо укрыл свою рацию клапаном тактического рюкзака и, схватив раненого мага за отворот куртки, одной рукой рывком поднял его в воздух и швырнул к стволу растущего неподалёку дерева. Сила, несмотря на вид дрища-ботаника, у Птица была богатырская. Проникшая вместе с колдунами в наш мир магия не только соединила наши миры, но и, как в насмешку, наделила некоторых выживших после прорыва странными способностями и силой.

На эту тему круглоголовые умники сломали множество копий, но так и не пришли к общему консенсусу. Как распределялись способности, так никто и не понял, человеческая наука не смогла дать ответ на этот вопрос. Хотя, теории были, как без них. Лось, вон, по его словам, до войны носил очки со стёклами толщиной в палец. Причём с детства. А сейчас зрение — орёл обзавидуется. Птиц с виду доходяга, соплёй перешибёшь, а он пальцами стальные трубы гнёт, и на себе может переть груз в десять раз больше собственного веса. Чем в группе беззастенчиво пользовались. Ну а я... На мне всё заживало буквально за секунды. Нет, думаю, что если оторвать мне голову, то я вряд ли выживу, да и такой эксперимент что-то проводить не тянет. Красавчик, тот тоже... Бабы на него просто гроздьями вешаются, хотя внешне ну совсем не Ален Делон. И все стали гораздо быстрее, сильнее и выносливее. Такие вот странные выверты.

А наш Карлсон плюс ко всему умел чувствовать ложь. Поэтому ни один серьёзный допрос, если удавалось захватить колдуна, не обходился без него. Вот и сейчас обычно добродушный и флегматичный швед подобрался, сжал губы, отчего они превратились в тонкую линию, и решительно шагнул к своему рюкзаку, в котором лежал его пыточный набор. Мы тут не в бирюльки играем, вопрос стоит жёстко — или мы, или они.

— Поаккуратнее, Птиц, не дело, если он копыта раньше времени откинет, — успокаивающе сказал я радисту. При виде колдунов у него крышу сносило от ненависти. С собой он постоянно носил бережно хранимую фотографию своей семьи. На ней улыбалась, держа на руках трёхлетнюю дочь, его жена. А рядом стояли его сыновья — пяти и семи лет. Все в группе знали, что Птиц часто плачет по ночам, смотря на фото, где ещё не было никаких тварей, колдунов, и все были счастливы. Но мы все делали вид, что ничего не замечаем, человек — не бездушный, он имеет право на слабости и эмоции.

— Не откинет, — сквозь зубы ответил Птиц, прикручивая колдуна, так не проронившего ни звука, к корявому дереву, так, чтобы его руки были туго связаны за стволом. — Эти твари живучие, как крысы.

— Присмотри пока за девчушкой. Мы тут сами разберёмся. И пошарь по домам, найди керосинку. Здесь должны быть.

— Есть, командир, — поднялся на ноги Птиц, бросив ещё один ненавидящий взгляд на колдуна.

— Как. Твоё. Имя, — ещё раз повторил я, присев на корточки перед пленником. Ведь совсем ещё ребёнок — на вид лет шестнадцать, мальчишка совсем. Внешне колдуны совершенно не отличались от людей, только кожа очень бледная, из-за того, что в их мире солнце почто не светит. Колдунчик гордо промолчал, смерив меня презрительным взглядом.

— Как твоё имя? — мне надоело играть в молчанку и я, не отрывая взгляда от глаз мага, сжал пальцами его перебитую ногу, там, где торчала наружу, прорвав плоть, бедренная кость. Юнец зашипел, дёрнулся от боли, но ничего не сказал.

— Делаешь вид, что не понимаешь по-нашему? Не надо, я знаю, что понимаешь. Вы все понимаете. Только разговаривать с нами считаете ниже своего достоинства.

Я вытер измазанную кровью мага ладонь о его куртку, пошитую из какой-то плотной ткани, похожей на шёлк.

— Карлсон, что у тебя?

— Готово, командир. Заговорит, не беспокойся. У меня все говорят...

— Лось, Соболю, — решил обезопаситься я на всякий случай. А случаи, как показывает практика, могут быть всякие. Надеюсь, у нас ещё есть время до того, как маги узнают, что их передовой отряд уничтожен, и вышлют усиленную боевую группу.

— На связи, — зашипел, перебиваемый помехами, голос разведчика в наушнике. Про мощные рации с четким звуком, увы, пришлось забыть. Хорошо, что хоть это пока работает.

— Что у тебя?

— Пока тихо.

— Принял. Через двадцать минут подтягивайся.

Двойной щелчок в подтверждение.

— Красавчик, давай в охранение. Бережёного бог бережёт

— Есть, командир.

Боец исчез в сгустившейся темноте.

Ну что ж, вернёмся к нашим баранам. Карлсон срезал с колдуна одежду, не особенно церемонясь, от чего на теле упрямо сжавшего губы молодого мага остались надрезы, сейчас сочащиеся кровью. Идейный. Они все идейные. Ну да ничего, и не таких обламывали.

— Ну что ж, раз уж ты предпочитаешь молчать, то говорить буду я, — ласково улыбнулся я колдунчику. Карлсон тем временем аккуратно раскладывал на расстеленной на земле прорезиненной ткани свои пыточные инструменты. Я внимательно следил за глазами связанного мага. Ага! Не такой-то ты и крутой, как показываешь. Когда взгляд колдуна наткнулся на блестящие металлические предметы, выложенные в метре от него — на скальпели, зажимы, иглы и пилы, то зрачки его явно расширились, а дыхание участилось. Маг явно был очень молод, и только демонстрация пыточных приспособлений явно произвела на него впечатление.

— Я знаю, что ты меня понимаешь, поэтому предлагаю тебе простой выбор. Вариант номер раз: ты говоришь то, что я хочу знать. Тебе не больно. Я знаю, что вы умеете поднимать свой болевой порог, но любой порог можно пробить. Вариант номер два: ты молчишь. Тебе очень больно. Рано или поздно ты всё равно скажешь всё, что мне надо. Всё упирается во время. Да, чуть не забыл, — весело оскалился я. — При варианте номер два мой помощник перед тем, как тебя убить, отрежет тебе причиндалы. А я знаю, что по вашей вере скопцы не могут пройти реинкарнацию, и возродиться в новом теле.

Маг дёрнулся, силясь разорвать путы, но всё зря — узлы Птиц вяжет на загляденье, не вырвешься.

— Надо полагать, что ты предпочитаешь вариант номер два? — не обращая внимания на дёргания колдунчика, сочувственно спросил я. — Ну что ж, ты сам выбрал, я тебя за язык не тянул. Приступай, — кивнул я шведу. — Только вколи ему ещё адреналина, чтобы ласты раньше времени не склеил.

Карлсон снял колпачок пневмошприца и воткнул иглу в плечо мага, покрытое замысловатой татуировкой. Сколько видел колдунов, они все расписаны с ног до головы, словно якудза. Но, надо признать, красиво. Наверное, эти рисунки что-то означают, но мне сейчас не до разгадывания смысла нательной живописи.

— Стойте! Я буду говорить! — со странным горловым акцентом, срывающимся голосом выкрикнул молодой маг, когда Карлсон со зверской физиономией потянулся к нему, держа в руке разделочную пилу. Сдулся. Метод психологического давления сработал. Нам повезло, что маг очень молод. Было дело, приходилось брать в плен взрослого, опытного колдуна. Но тогда погиб почти весь объединённый отряд, двадцать человек, две трети всего состава АМС. Таких, как мы совсем немного, так после той бойни Карлсон у нас и остался, Объединённое командование решило прикомандировать его к нашей группе. Вот там действительно приходилось помучиться. И помучить. Сдирать кожу, присыпая раны солью, дробить суставы плоскогубцами, отрезать пальцы... Тот колдун раскололся только тогда, когда Карлсон развёл костёр прямо на голых ногах связанного мага. Выдержать зрелище поджаривающейся собственной плоти, вдыхая жуткий запах горелого мяса, он оказался не силах. Мы не садисты, мучить разумных не доставляет нам удовольствие. Обычно мы просто и без затей убиваем колдунов и изменённых. Не след нам уподобляться этим тварям. Но иногда приходится. Как в этой ситуации.

— Ну вот и отлично. Карлсон, отбой.

Швед с разочарованием на лице отложил пилу.

— Теперь я буду задавать вопросы. А мой помощник будет проверять, говоришь ли ты правду.

Стало уже совсем темно, солнце зашло за деревья, и я подвесил на ветку дерева керосиновую лампу, что притащил Птиц, прикрутив пламя потише. Света даёт достаточно, и внимания не привлекает. Карлсон сел на корточки рядом с магом и положил руку ему на плечо. Вообще, швед мог чувствовать ложь и без прикосновения, но так было надёжнее. Я вопросительно глянул на снайпера, и, дождавшись его кивка, начал допрос.

— Я повторю вопрос, с которого начал. Как твоё имя?

— Клир.

Маг облизал пересохшие губы и с надеждой посмотрел туда, откуда пришёл. Ждёт помощи? Ну-ну.

Карлсон качнул ладонью. Это означало, что колдунчик сказал полуправду.

— Ты сказал не всю правду. Карлсон, будь любезен...

Снайпер поднял с клеёнки скальпель, и оттянув ухо мага, двумя короткими движениями срезал его начисто. Хлынула кровь, залив плечо и бок колдуна. Карлсон поднёс отрезанное ухо к глазам Клира, так, чтобы он его как следует рассмотрел.

— Я задам вопрос ещё раз. Как твоё имя? И если мой помощник почувствует, что ты недоговариваешь, или не дай бог, врёшь, то он будет отрезать от тебя по куску мяса каждый раз. Ты меня понял?

— Клир Орунас из дома Северной Ветви, — выпалил маг сквозь стучащие зубы. Его начало колбасить. Адреналин плюс боль, плюс страх — действенный коктейль три в одном. Никогда не подводит. Карлсон утвердительно кивнул. Теперь он скажет всё, что знает. И что не знает, тоже.произведению ограничен!

 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 



Иные расы и виды существ 11 списков
Ангелы (Произведений: 91)
Оборотни (Произведений: 183)
Орки, гоблины, гномы, назгулы, тролли (Произведений: 41)
Эльфы, эльфы-полукровки, дроу (Произведений: 231)
Привидения, призраки, полтергейсты, духи (Произведений: 75)
Боги, полубоги, божественные сущности (Произведений: 167)
Вампиры (Произведений: 244)
Демоны (Произведений: 266)
Драконы (Произведений: 166)
Особенная раса, вид (созданные автором) (Произведений: 126)
Редкие расы (но не авторские) (Произведений: 107)
Профессии, занятия, стили жизни 8 списков
Внутренний мир человека. Мысли и жизнь 4 списка
Миры фэнтези и фантастики: каноны, апокрифы, смешение жанров 7 списков
О взаимоотношениях 7 списков
Герои 13 списков
Земля 6 списков
Альтернативная история (Произведений: 213)
Аномальные зоны (Произведений: 74)
Городские истории (Произведений: 308)
Исторические фантазии (Произведений: 97)
Постапокалиптика (Произведений: 105)
Стилизации и этнические мотивы (Произведений: 131)
Попадалово 5 списков
Противостояние 9 списков
О чувствах 3 списка
Следующее поколение 4 списка
Детское фэнтези (Произведений: 39)
Для самых маленьких (Произведений: 34)
О животных (Произведений: 48)
Поучительные сказки, притчи (Произведений: 82)
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх