Страница произведения
Войти
Зарегистрироваться


Страница произведения

Рассвет Тьмы.Книга вторая.Конфронтация.


Автор:
Опубликован:
21.07.2013
Изменен:
Читателей:
5
Аннотация:
Ашерас, перерожденный солдат с Земли, сталкивается с крупномасштабным заговором, цели котрого скрыты во Тьме. (черновик. версия не окончательная. ошибки.)Кто хочет купить чистовой вариант и поддержать автора, книга продается тут: http://feisovet.ru/магазин/Рассвет-Тьмы-Книга-вторая-Конфронтация-Ящерицын-Владимир. Если возникают проблемы с магазином пишите на info@feisovet.ru. Кто хочет почитать без глюков может заглянуть сюда - https://zelluloza.ru/books/751/#book Кто хочет купить чистовой вариант и поддержать автора, книга продается тут: http://fairyworld.info/knizhnaya-lavka/fentezi/rassvet-tmy-konfrontatsiya
 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 
 
 

Рассвет Тьмы.Книга вторая.Конфронтация.


Рассвет Тьмы.

Книга вторая.

Схватка.

Пролог.

Я стою на мосту Потерянной Надежды и смотрю на невероятно огромный водопад Атэо, низвергающий огромные массы воды в непроглядный мрак бездны. Невзирая на далекий гул падающей воды — для меня это одно из самых спокойных мест в не только в Доме, но и во всем Альверист`асе. Стоя здесь, удается неплохо сосредоточиться на текущих задачах.

Прошло почти полгода с тех событий, кажущихся сейчас такими далекими. Это время было довольно непростым для меня — как нового религиозного лидера, более чем не обделенного магической силой, кое-каким умом и огромным политическим весом меня пытались припахать везде: начиная от восстановления порядком порушенного города и Дома, в частности, до присутствия на Высоких Советах и приемах дипломатических миссий. Скажу прямо — я мог легко узурпировать власть, но дыханье Верховной Богини ощущалось за моей спиной постоянно. Следствием чего стало то, что я старался не отсвечивать из-за спины Эльвиаран. Впрочем, даже моего молчаливого присутствия за спиной своего Матриарха хватало, чтобы все принимали ее слова буквально 'на веру'.

Элос, взвесив все за и против, оставила структуру Шестого Храма практически неизменным. Аргументировала она это так: мол, а кто в ее Храме тогда будет прибираться? Мое предложение, заключавшееся в том, что бы заставить ариров из Храмов ее детей нести вахту посменно, было просто не услышано. Как и мое нежелание занять пост Верховного Арира Шестого Храма. Мое вялое возражение, что тогда Шестой Храм фактически станет придатком Дома И`си`тор было встречено лишь неопределенным 'хмыком'. Честно говоря, я, немного подумав, согласился с Элос: И`си`тор и так были очень близки к этой Богине, а соединившись с Шестым Храмом просто станут ее арирами 'официально'.

У всего этого был только один минус: на внутренней арене моему Дому теперь могли бросить вызов только безумцы. Черт возьми, да после возвышения всех ариров Шестого Храма под моим командованием стало десять с половиной тысяч преданных в первую очередь мне Атар. Лишь слухов об этой феноменальной мощи хватило за глаза, что бы наши соседи заткнулись и стали вести себя тише воды ниже травы. Что было крайне подозрительно в свете тревожных сведений полученных от иллитидов.Следы моего отца так и не были обнаружены, не взирая на огромную награду в сто килограмм золота за живого или мертвого и тысячу золотых монет за сведения о его местонахождении. Учитывая его подготовку и связи внутри Дома, Эльвиаран всерьез опасалась за жизни всех наших высокорожденных родственников.

Кстати, шрамы Эльвиаран полностью сошли, что Матриарх тут же всем стала демонстрировать, не только передвигаясь по Дому практически без одежды, но и эпатировав, однажды, весь Высокий Совет, явившись на него, обнаженной, если не считать обуви и сережек. Вот только ее волосы росли намного медленнее ее желания и ее прическа сильно напоминала зализанную назад мою.

Моя мать сумела сохранить жизнь своего ребенка и сейчас ходила заметно округлившаяся. Впрочем, беби-бум охватил довольно большую часть женской части населения Дома и многие жрицы были на том или ином сроке беременности. Блуждавшая в коридорах мысль была проста: рожай, пока все хорошо, а то неизвестно, что будет через год или десяток...

Тут нужно упомянуть, что местные женщины уходили в 'декрет' лишь на последних месяцах беременности, которая длилась около местного года. Во многом этому способствовало то, что, благодаря примеси светлоэльдарской крови, в нашем Доме даже среди слабейших жриц Атретаса было много тех, кто мог создать простейшие заклинания лечения. Те же, кто не имел предрасположенности своего Дара к Силе Жизни, пользовались либо услугами знакомых лекарей, либо артефактами, практически бесплатно распространявшимися внутри нашего Дома. Нужно отметить, что у эльдар каждый ребенок, в не зависимости от его происхождения и сословия, был большой ценностью. Следствием этого было то, что к жрице на время беременности действовали множество служебных послаблений и льгот, но большинство жриц не желали ими пользоваться в полной мере и всегда, если намечался поход-набег или 'кахртэ', предпочитали поучаствовать в них, чем поваляться на кровати в блаженном ничегонеделании. Сразу скажу, запретить это могла только Матриарх либо полководец лично, а у них часто не было времени вникать в самочувствие каждого Атретаса. Из-за этого временами доходило, даже, до преждевременных, 'походных', родов...

Сразу после предания Тьме тел Арештара, Тедзирома и Сираз и последовавшей за этим похоронной церемонией, Элтруун взяла меня в ученики и стала учить меня тому, что она высокопарно называла 'Путь Смерти'...

'Путь Смерти' состоял из ста двадцати 'шагов' для шести видов холодного оружия наиболее распространенного среди темных эльдар. Каждый из этих 'шагов' являлся эффективной комбинацией приемов, связок, серий, ударов, движений заточенных под определенные ситуации, могущие возникнуть в сражении. Изучивший сто двадцатый 'шаг' своего оружия становился 'си' — 'мастером', знающий половину 'сиет' — 'подмастерьем', а только приступивший был просто 'рю' — 'учеником'. Конечно, Высоком Языке эти названия пропевались совсем уж вычурно, но про себя я старался, все-таки, особенно не зацикливаться на эльдарских языках и в мыслях приучал себя к порядку. Элтруун взялась за меня всерьез. Что уж говорить, всего лишь по истечению полугодия я вплотную приблизился к званию 'сиета' во всех ее дисциплинах. Дошло до того, что из-за настойчивости древней мне пришлось забросить свои занятия по магии и медитации, ограничившись лишь изучением трактатов.Мой быстрый прогресс объяснялся просто: все наши ежедневные занятия-схватки с древним полководцем Дома Иситор проводились отнюдь не с тренировочным оружием в руках, а боевые приемы практически всегда доводились до конца. Вдобавок, Элтруун была отличным учителем, долго разъясняющим тот или иной прием, а также последствия и аспекты доведения (или не доведения) его до конца. Она демонстрировала множество 'грязных' приемов не входящих в официальную доктрину 'Пути Смерти'. Кое-что, что она показывала, было лишь ее собственными наработками, появившимися в следствии ее сражений и бесконечных схваток. За свою длинную жизнь Элтруун подготовила пять десятков полных мастеров — 'ре-си' — и пообещала мне, что сделает из меня такую же машину смерти за рекордный срок. Не взирая на любые мои возражения.

Результатом всего этого было то, что обычных ранений я получал до трех десятков за занятие, а серьезных пару-другую так точно. Я умышленно не упоминаю количество сломанных костей, разорванных связок и мышц, вывихнутых суставов — их никто и никогда не считал. Минимум раз за занятие мне ломали позвоночник, а однажды Элтруун чуть не отрубила мне голову — это 'чуть' заключалось в тонкой полоске мышц, оставшейся соединять две части тела в единое целое.Уж в чем в чем, а в жестокости древняя Атретас могла дать фору любому ариру. Поэтому мои редкие болезненные вскрики и стоны встречали лишь ее кривую ухмылку да, в редких случаях, приступы издевательского смеха.

Мне было довольно неприятно узнать, что почти все приемы и знания, которые я вынес с Земли, никуда не годились, а когда я демонстрировал некоторые из них — Элтруун каталась по белому песку тренировочной площадки от смеха. Иногда, мне хотелось ее из-за этого прирезать. Нет, не поймите меня превратно, кое-что из моих знаний годилось, кое-что требовало доработки, а иногда Элтруун задумчиво хмыкала и требовала показать ей 'это' еще раз, но подобное происходило довольно редко.

Всзвязи с крайней жестокостью обучения возле нас всегда было несколько целителей из корпуса Атретасов и полный 'арек' моих жриц Атар, дополняющий мою личную смешанную охрану из четырех измененных и пятерки Золотой Стражи.

Сегодня Элтруун приготовила что-то особенное. Нужно поспешить — она не любит ожидание и вполне может без раскачки и подготовки отрубить мне, что-то по ее мнению мне не нужное...

И хорошо, если это будет рука...

Часть 1.

1.Дичь и охота.

Когда я пришел к тренировочному полигону, скрытому в глубинах Дома, древняя жрица уже была там. Одетая в обтягивающий тренировочный костюм, сделанный из относительно дешевой ткани, Элтруун производила неизгладимое впечатление даже издалека. Судя по тому, как она яростно хлестала своей стальной плетью песок, наше занятие будет довольно жестким. И в первую очередь — для меня. Почувствовав приближение меня с охраной, Элтруун обернулась, и я увидел мелькнувшее выражение удовлетворения на ее лице.

Когда она направилась ко мне, я ощутил нарастающую тревогу. Похоже, обычное приветствие будет крайне скомканным. Древняя шла нарочито медленно, сексуально раскачивая бедрами. Ее еаш, волочась следом за ней, словно диковинный хвост, был полностью скрыт за ее фигурой. Длинную рукоять плети Элтррун держала обратным хватом. Похоже, она дает мне время подготовиться. Проведя рукой по застежкам моего расшитого золотом камзола, я расстегнулся и быстро стянул его. Следом — немногие украшения и рубашку из черного шелка. Ткнув все это своей охраннице в руки, я отстегнул оружейный пояс и снял с него свою плеть. Пока руки стягивали одежду, разум стал оценивать те знания о холодном оружии местных, что вбила в меня Высшая Жрица.

Вообще традиционных видов холодного оружия всего пять. Другой вопрос, что эти пять видов очень сильно отличаются в зависимости от производителя. Вдобавок, в последний десяток тысяч лет стало модным каждому новообразованному Дому придумать что-то свое в плане вооружения. И не обязательно нововведение должно быть эффективным.

Основные виды представлены: косами, серпами, мечами, копьями, плетями.

Рекин — это обычная (пехотная) коса с одним, реже двумя, а еще реже — тремя,изогнутыми лезвиями. Бывает как с легким — деревянным — древком, так и со стальным. Длина древка не более двух метров или роста несущего его Атретаса. А вот само лезвие может быть каким угодно огромным и длинным. Встречаются отдельные "парадные" образцы с длиной обоюдоострого лезвия больше двух метров. Форма лезвия может также разниться от Дома-производителя. Рекин есть у каждого уважающего себя Атретаса. Даже не так — у каждого уважающего себя солдата.

Рештри — кавалерийская коса, отличается от рекин более длинным древком (примерно на половину, но часто древко достигает длины четырех метров) и меньшим лезвием, угол загибания которого почти всегда достигает прямого угла с его началом, превращаясь в некое подобие вопросительного знака. Рештри — базовое вооружение каждого Атретаса, имеющего в своем распоряжении хисну.

Кхриао — легендарное оружие темных эльдар. Состоит из серпообразного безгардового клинка с длиной клинка 2/3 метра(примерно) и рукояти, длина которой равна 1/4 метра. Существуют разнообразные вариации, которые зависят от Дома-производителя. Некоторые клинки (Сатх) имеют волнистость. Многие — двустороннюю заточку.

Тэ-кхри — оружие избранных, наиболее физически сильных и высоких Атретасов. Является двухметровой вариацией кхриао. Пламенеющий изогнутый клинок крайне эффективен против хисн и их всадников. Единственное оружие, способное рассекать тяжелый гномий доспех без особых проблем. На практике не замечает обычные стальные щиты. Вследствие того, что обучение ему очень дорого встречается довольно редко. Даже в Великих Домах. У нас в Доме есть три десятка подмастерья 'си-ет', обученных владению те-кхри и два мастера 'си', включая Элтруун. Вот так все сурово. Упомянул я те-кхри лишь потому, что, не взирая на то, что хоть в относительно мирное время их в Доме с огнем не сыскать, на поле боя они способны склонять чаши весов в сторону тех, кто выставит их.

Секхурр — тоже серпообразное оружие. Отличается от "кхриао" намного меньшими размерами и еще большей загнутостью. Всегда является именным парным оружием. Иногда заменяет кинжалы.

Хахт — длинный меч, напоминающий формой клинка и назначением, применением земной японский но-дати. Единственное отличие — гарда является крестообразной и ее концы загнуты вниз. Редкие образцы украшаются специальными проточками, в которые укладывается быстродействующий парализующий яд. Впрочем, последнее применимо ко всему оружию темных эльдар.

Трукр — обычно короткий узкий полутораручный меч с длиной клинка от метра до полуметра. Парный. Клинок(обычно) прямой, реже — чуть изогнут, напоминая японский ниндзя-то.

Арек — копье, имеющее форму итальянского рансера. Обычно, длина древка от трех до четырех метров, но бывают намного короче.

Еаш — составная плеть. Наиболее распространена в Великом Доме И`си`тор. Вооружаются лишь женщины. Очень редко можно найти (и то лишь среди Атар) мужчину с еаш на поясе. Существует множество вариаций. Из них выделяются три основные:

Тэ-еаш — обычно, говоря 'еаш' подразумевают именно ее. Состоит из острых обычно треугольных стальных (либо сделанных из иных композиционных материалов) сегментов, скрепленных с помощью магии. Вне боевой обстановки носится собранной в форму отдаленно напоминающую трость. Обычно, ее длина около шести-семи(крайне редко восьми-девяти) метров. Из-за того, что в момент хлеского удара отдельные ее части способны приблизится и, даже, преодолеть скорость звука легко прошивают почти любую защиту. Довольно эффективна на дальней дистанции, вследствии того, что способна, буквально, 'отстреливать' крайние сегменты, которые, в связи со своими размерами, имеют неплохую убойность и останавливающее действие. Из-за своего веса, а также специфических силовых нагрузок, возникающих при обучении владению 'тэ-еаш', жрицы Атретаса со временем приобретают специфическую рельефную мускулатуру и строение тела.

Ак-еаш — более изящная, короткая и всегда именная версия своей старшей сестры. Является подарочной и, очень часто, многохвостой. Всегда украшается драгоценными металлами и самоцветами. Хотя и является прекрасным оружием убийства, но в бою используется в последнюю очередь. Хозяйки 'ак-еашей' очень трепетно относятся к ним. Взять без разрешения в руки или даже дотронуться приравнивается к очень личному оскорблению, за которым следует либо унижающее извинение либо дуэль.

Хра-еаш — единственная из видов плетей, изготавливаемая не из стальных сегментов, а из тонких полосок специально выделанной кожи, переплетенных между собой плотной косичкой либо еще как. Часто делается из кожи разумных. Невзирая на то, что многие жрицы любят пользоваться ею на личном фронте, существуют и некоторые исключительно боевые вариации со специальными гнездами для стальных вставок. Распространена хра-еаш в основном среди Сатх.

Кинжалы — огромное множество вариаций. Оружейники Великих Домов, не зажатые в этом аспекте традициями со всех сторон, придают им любую форму. Бывают: с пламенеющим клинком, похожие на японские 'танто', почти полумечи и даже очень тонкие и узкие клинки для поражения закованных в полный доспех солдат. Кинжалы появились относительно недавно, в связи с появлением в Хейреше людей и постепенного проникновение их традиций и взглядов в общество темных эльдар. До возникновения кинжалов эльдары успешно обходились разнообразными секхуррами и метательными ножами в ближнем бою.

Тренировались мы с древней, надевая ошейники из терраста. Согласитесь, довольно неприятно в момент своего триумфа получить 'тер' по лицу или словить рефлекторно сплетенное заклинание в живот. В случае чего для меня ошейник не был проблемой — при слиянии с фениксом он быстро выгорал. В общем, ошейники защищали не только Элтруун от проявления моего пламенного гнева, но и меня — полтора тысячелетия сражений вбили в рефлексы древней множество магических заклинаний и довольно подлых приемов, которые она творила на полнейшем автомате.

Резко затянув шнуровку на своих тренировочных штанах, я щелкнул зажимом на своей плети, относящейся к сверх длинным тэ-еаш, но придержал сегменты в собранном состоянии. Телохранительница, с моими вещами в руках, быстро отбежала в сторону. Элтруун, похоже, ожидала только этого. В тот момент, когда я обернулся к ней, она уже прыгнула в мою сторону, увлекая свою плеть за собой. Я успел увидеть, как ее мышцы на правой руке, держащей длинную черную рукоять ее оружия, вздулись, борясь с огромной инерцией стального тэ-еша. Все что я сумел сделать, это выбросить со всей силы трость своей плети в ее сторону, отпуская ее. Словно хвост скорпиона моя плеть рванула вперед, раскладываясь в воздухе. Каким-то невероятным движением Элтруун резко подтянула ноги и практически избежала контакта с копьеобразным наконечником. Лишь самый краешек чуть взрезал кожу на ее бедре. Мне удалось ее задеть! Но радовался я недолго — рядом со мной, со звонким цепным лязгом, ударило ее оружие, выбросив во все стороны бело-серый песок полигона. Правую руку словно обожгло кипящей кислотой и, прокатившись по полу, я понял, что схватка завершена: тэ-еаш Элтруун начисто отсекла мне не только руку, но и большую часть плечевого сустава. Зашипев, я отбросил в сторону свое оружие и ухватился за рану. Кровь, благодаря полному контролю моего тела фениксом не текла. Став на колени, я поискал взглядом свою отрубленную конечность.

— Неплохо, неплохо. — раздался рядом голос древней. Подняв на нее взгляд, я увидел на лице Элтруун удовлетворение. — Я рада, что наши занятия заставляют тебя прогрессировать. — она отстегнула ошейник и создала заклинание 'заживление' затягивая глубокий порез на ноге.

— Могла бы и помочь, а то у меня от боли мышцы свело.

— Охо-хо! Не прибедняйся — я уж и не знаю, что может пронять тебя по-настоящему. — рассмеялась она в ответ.

Прошипев ругательство, я поднялся и заковылял в сторону лежащей в стороне моей оттяпанной конечности. Правой рукой я расстегнул ошейник и позволил ему соскользнуть на песок. Моя аура, словно поток энергетического тумана, расплескалась вокруг. Отсеченная часть тела сразу зашевелилась под песком, привлекая мое внимание. Подняв ее, я соединил ее местом рассечения со своим плечом. Секунда, великое заклинание Школы Целительства Силы Жизни 'исцеление' — и я снова единое целое. Даже шрама не осталось. Чуть размяв немного занемевшую конечность, я решительно обернулся к ожидающей меня с довольной ухмылкой древней.

— Подбирай. — она кивнула на мою плеть — И продолжим.

Пока я шел к своей тэ-еаш, Элтруун с выражением явного неудовольствия следила за тем, как я застегиваю в дороге свой ошейник, после чего быстрым движением застегнула свой. Медленно наклоняюсь и поднимаю свою плеть. Передвигаю управляющее кольцо и — плеть начинает складываться обратно в трость.

Дело в том, что чем длиннее плеть, тем большей статичностью она обладает в спокойном состоянии. То есть вот так, в разложенном состоянии с ходу нанести удар или что-то типа выпада невозможно. Вообще, применение этого своевольного оружия подразумевает нечто вроде сложнейшего гимнастического танца, а цель схватки между носителями еашей подразумевает постоянные попытки нарушить танец противника и ввести его плеть в состояние статичности. Ну а после этого уже его можно и убить. Чем длиннее еаш, тем сложнее его контролировать и тем большим уровнем искуссва должен обладать его носитель. Обычно, среднестатистический Атретас тренируется с совсем короткой плетью, длиной около трех-четырех метров. По мере обучения, его длина увеличивается путем добавления звеньев в него. Ну, а насчет меня — Элтруун сразу вручила мне в руки пружинящую трость восьмиметровой тэ-еаш и не обращая внимание на мои возражения стала сразу показывать первые движения гимнастического танца 'крэт-еаш' — 'владение еаш'. В 'крэт-еаш' есть два направления: первое — 'хвост', а второе — собственно сам танец. 'Хвост' подразумевает одиночные прорубающие удары — именно такими ударами 'поздоровались' мы с Элтруун в начале. А сейчас похоже будет танец... Кинув недовольный взгляд на разрез на своей штанине, Элтруун состроила раздраженное выражение лица.

Широко разведя ноги, она стала в одну из основных стоек 'крэт-еаш', перехватив собравшуюся трость плети на манер меча, обычным, прямым хватом. Ее первый удар будет на максимальную силу. Хреново. Увернуться не получится — скорость последних звеньев ее плети преодолеет скорость звука. Краем глаза я заметил напрягшиеся фигуры целителей. Ну да — похоже, сегодня кого-то из нас двоих будут собирать по кусочкам.

Хм...Раз ты решила ударить на силу — мне ничего не остается, как попытаться нанести быстрый удар.Между нами возник мутный воздушный пузырь, созданный одним из Золотых Стражей. Когда он лопнет — это будет сигнал к началу нашей 'тренировки'.

Перебросив тэ-еаш в правую руку, я перехватил плеть обратным хватом, спрятав большую ее часть за своей спиной, выпрямился и сделал шаг правой ногой вперед. Согнул ногу в колене. Что ж — я готов. До Элтруун шесть метров. Идеальное расстояние для плети.

Сигнал-хлопок. Мы одновременно щелкаем фиксаторами и начинаем делать первые 'па' смертоносного танца.

Я резко крутнулся, утягивая освободившуюся плеть за собой. В который раз я удивляюсь ее чудовищной инерции. Какая же она у девятиметровых образцов? Что-то я сомневаюсь в их функциональности на поле боя. Может разве что для тренировки... Резко прыгаю вверх и немного вправо, увлекая основное 'тело' плети за собой. Кончик моей тэ-еаш волной прыгает к Элтруун в тот самый момент, когда она вынужденно, во время оборота, всего лишь на мгновение теряет меня из виду. Но в тот момент, когда я уже чувствую дыханье победы, оно сменяется выдохом разочарования — древняя вслепую бросает свое тело вправо от меня, избегая хлесткого удара, но и частично гася силу своего. В последнее мгновение мне удается уйти от удара стальной змеи чужой плети. На том месте, где я стоял секунду назад, от удара взметается струя песка. Разорвав дистанцию длинным прыжком, Элтруун начинает крутить петли и спирали своей плетью, приглашая меня атаковать. Не нравится мне все это...Раскручиваю спираль и в длинном прыжке в сторону оттягиваю тело плети за собой. Стреловидный наконечник волной бросает в сторону крутящейся в танце жрицы. Изогнув в сальто твое тело, она не только умудряется полностью избежать плоскости удара, но и сделать ответный удар. Феникс до предела ускоряет сердцебиение, позволяя мне воспринимать время растянутым до самого предела. Воздух становится таким же плотным как вода. Разум полностью очищается от сумбурности. Но, не взирая даже на такой козырь, мне не удается полностью избежать прыгнувшего к моей груди наконечника чужой плети. Острая грань одной из пластин разрезает мне на груди кожу. В тот момент, когда я уже думаю, что это все, в область моего зрения врывается горизонтальная волна, бегущая по вытянувшейся в струну тэ-еашу. Несколько пластин, рассекают мне грудину, словно воздух до этого, просто не заметив преграду из моих костей и плоти. Рассечение произошло в самый неудачный момент, когда я выгнулся в пространстве мостиком, пытаясь избежать атаки. Результатом стало то, что по инерции мое тело из-за гибкого позвоночника буквально сложилось надвое, совсем не лицеприятно шлепнувшись на песок. Время вернуло свой бег. Дышать было трудно — очевидно были повреждены легкие.

Спустя несколько секунд водопада боли в области моего зрения возникла пара моих жриц из Золотой Стражи. Они помогли мне принять лежачее положение и заживили раны. После процедуры лечения, я сел на песке и посмотрел на молчаливо стоящую рядом со мной Элтруун. Как ни странно, в ее взгляде, высокомерно направленном на меня сверху вниз, я увидел практически материнскую смесь гордости и удовлетворения. Ее слова были для меня неожиданностью:

— Ты очень быстро учишься. И я считаю, что ты достоин звания 'си-ета'. В принципе, твои знания позволяли тебе носить знаки и нашивки еще месяц назад, но теперь ты действительно достиг этого уровня. Ну, а теперь давай повторим шаги с шестидесятого по семидесятый — ты явно провалился с уходом от моей атаки, а это именно шестьдесят восьмой комплекс. Давай-давай поднимай свою задницу — мы еще не закончили на сегодня. Да и после нужно повторить комплекс косы с первого по пятидесятый.

Хрустнув шейными позвонками, я поднялся и, щелкнув переключателем на ручке косы, стал помогать ей собираться левой рукой. Собрав ее в форму пружинящей трости, я стал в шестидесятую стойку, вытянув руку с плетью над собой вертикально. Элтруун отошла на четыре шага, сложила руки под своей впечатляющей грудью и зычно скомандовала:

— Начал! Ка! — традиционное начало приема.

Я распустил плеть и крутнулся на месте, формируя тугую спираль.

— Тхе! — завершение серии движений, объединенных в шестьдесят первый шаг.

Быстрое движение корпусом — увлекаю тело плети за собой, формируя волну.

— Ка!

Слишком быстро! Тело тэ-еаш не успело среагировать на предыдущее движение и я немного потерял контроль. Элтруун будет недовольна.

— Тхе! — сумел выйти на завершение. Замечаю недовольное выражение на лице древней.

— Ка! — я тяну плеть за собой и неожиданно понимаю, что делаю это чересчур быстро.

— Тхе! — при попытке завершить 'шаг', инерция плети превышает допустимый порог и меня сносит в сторону от Элтруун и протягивает мордой по песку.

Сверху слышится голос древней:

— Ты слишком торопишься — еаши не любят торопыг. Финал — закономерен. Поднимайся и наблюдай за мной.

Отойдя в сторону и убедившись, что я смотрю на нее, она начала танец. Что тут скажешь, у меня возникло впечатление, что в ее теле нет костей, а вместо мышц — ртуть. Ее движения были точны и грациозны. Стальная плеть, словно шелковая ленточка гимнастки порхала в воздухе. И не скажешь, что это грациозное оружие способно рассекать металл словно бумагу. Когда она завершила серию движений, мне осталось только подавленно вздохнуть — быстро обучиться подобному будет не легко. А уж догнать моего учителя...

Элтруун пару раз глубоко вздохнула, при этом мне понадобилось все свое самообладание, чтоб не перевести взгляд на ее вздымающуюся грудь, и, повернувшись ко мне, произнесла:

— Ладно. Давай сначала... Ка!

В целом, я понял свою ошибку и в этот раз сумел не только завершить серию, но и допустить всего лишь пару ошибок. Указав на них, древняя снова показала на те 'шаги', в которых я ошибся, и отдала свою тэ-еаш, появившейся рядом с ней беловолосой Высшей Жрице из ее личной охраны. Взяв на замену свой изысканный позолоченный рекин с двухметровым древком, сделанным из причудливого сплава адаманта и митрила, и полуметровым изогнутым волнистым лезвием, что четко указывало на то, что, как минимум, лезвие рекина было сделано в Сатх, она выжидающе посмотрела на меня.

Со вздохом я обернулся и взял из рук стоявшей в ожидании моей хранительницы свою 'Секущую'. Наши оружейники так до конца и не поняли ее принцип действия. Мало того, она была сделана целиком из адаманта и разобрать ее, не повредив необратимо, не удалось. Все что они смогли сказать — она не представляет для меня непосредственной угрозы и в ней отсутствуют какие либо вредоносные закладки. После чего они украсили поверхность косы искусной резьбой(заодно уточнив состав материала) и залили ее червонным золотом. Поначалу мне было чихать на внешний вид 'Секущей', но потом филигранность работы мастеров нашего Дома захватила меня и, особенно в последнее время, я стал ловить себя на мысли, что мне доставляет удовольствие держать это оружие в руках. Почти с нежностью проведя по поверхности черной антрацитово блестящей поверхности, перемежанной красно-желтой золотой вязью невероятно красивого узора-рисунка пальцами, я медленно повернул кольцо, активируя сложнейший магический механизм, устройство которого привело в состояние сумашествия Оружейную Палату Дома И`си`тор. 'Секущая' послушно разложилась в свою конечную форму, удлинившись и выпустив из своего нутра традиционное полуметровое изогнутое обоюдоострое лезвие, которое украшала светящаяся алым длинная вязь символов Древних, гласящая: 'Я, Секущая, принадлежу Ашерасу ат И`си`тор до смерти его либо гибели моей.' Дотронувшись пальцем до длинного лезвия, я рассек о него кожу и чуть смочил лезвие своей кровью. Не знаю почему, но мне так легче сражаться — я практически не чувствую веса своей косы. Своеобразный ритуал выработался сам собой. Когда я сказал об этой странной особенности оружейнику-аретфактору, то имел удовольствие лицезреть абсолютно растерянное и, одновременно, жалобное выражение его лица. Ну что ж — я готов. Обернувшись, я вижу довольное и даже немного восхищенное выражение лица древней.

Жрица замирает напротив меня в одной из стоек, перехватив свою косу, которую она держала в правой руке, обратным хватом, спрятав большую ее часть за своей спиной так, чтоб изогнутое лезвие полностью выглядывало у Элтруун над левым плечом. Стойка древней сказала мне все о ее первом ударе. Опять она отдает инициативу мне и попытается закончить тренировочную схватку одним-двумя ударами. Феникс недовольно хрыкнул и ускорил метаболизм моего бессмертного тела, ускоряя восприятие, замедляя таким образом для меня время. Между нами возникла мутная сигнальная сфера. Я смотрю на нее, стараясь не пропустить мгновения начала схватки. И вот она исчезла. Начали!Элтруун начинает разворачиваться, раскручивая свою косу для мощного бокового удара в направлении моего левого бедра. Делаю 'Секущей' длинный прямой выпад, целясь ей в шею, и в то же время, стараясь избежать поражения ее оружием, бросаю свое тело в высокий нырок над ее стремительно летящей сбоку косой. Как я и ожидал, древняя легко ушла от моего выпада, пропустив его над собой и мне пришлось, буквально, вытягивать 'Секущую' из провалившейся атаки. Неожиданно, бросив взгляд на руки Элтруун, я заметил вздувшиеся на них мышцы. Осознание того, что она, приложив чудовищное усилие для того чтобы перебороть инерцию, изменила угол атаки, вогнало меня в отчаяние. Резко дернув краем древка 'Секущей' вверх, я сумел создать эффект 'коромысла' и самым кончиком лезвия полосонуть по спине древней, разрезая кожу и мышцы. Сразу после этого я со всей силы потянул свою косу к себе, пытаясь подтянуть свое тело ближе к древней и вытянуть ноги из зоны поражения. Не удалось. Мощным ударом древка своей косы Элтруун подбросила мое тело в воздух — я явственно услышал хруст моей ломаемой голени. Моя жалкая попытка ужалить в воздухе древнюю еще раз ни к чему не привела. Резкий удар и острая боль в груди.

В себя я пришел во время лечения своего израненного тела — похоже Элтруун не сдерживалась. Впрочем — как обычно. Однако, когда в поле моего зрения возникло ее довольное лицо, я понял, что она в отличном настроении. Садистка стервозная. Вот уж чего у нее не отнять. Наверняка оттянулась на мне по полной программе. Как же — я опять задел Ее Величество... После необычно долгой процедуры лечения, я, с трудом, поднялся и поискал глазами 'Секущую'. Она обнаружилась рядом со мной, воткнувшаяся в пол полигона на половину лезвия. Контраст из бело-серого песка и черно-золотой косы был непередаваем. Когда я выдернул ее, Элтруун произнесла:

— В целом неплохо. Двигаешься уже нормально и со скоростью уже все отлично. Воображение на уровне. Только техника еще не совершенна да опыта мало. Но это все дело поправимое. Ладно, начинай танец...

— До какого движения? — решил уточнить я.

— До какого знаешь. — почти доброжелательно ухмыльнулась она.

Я сделал знак хранительнице и она принесла мне цилиндрическую стальную флягу с водой. Сделав пару глотков, я вернул ее и ста; — На поле боя воды может и не быть.

Я хмыкнул в ответ:nbsp;nbsp;nbsp;

— На поле боя я сожгу своих врагов в секунды.

Наша, успевшая стать уже традицией, легкая перебранка.

— Ладно. — Элтруун, как обычно, после этого моего заявления поскучнела и начала командовать вяло-ленивым голосом:

— Ка! Тхе! Ка! Тхе!...

Завершил я на шестьдесят третьем шаге, показанном на прошлом занятии. Элтррун почти радостно улыбнулась:

— Надо же — почти без ошибок. С твоим рекином у тебя получается намного лучше чем с тэ-еаш. Ладно, на сегодня все. Переодевайся и иди за мной.

Стянув с себя иссеченные треники, и недовольно покрутив их в руках, я стал натягивать свои, украшенные золотой вязью знаков кожаные штаны, сапожки на мягкой подошве, рубашка, кричаще-изысканный камзол, регалии и немногие драгоценности. Моя хранительница уложила мои волосы в прическу и закрепила коротенький белый хвост черной шелковой лентой. Помыться бы сейчас. Вздохнув, я обернулся и, застав Элтруун за навешиванием на свои уши внушительного набора разнообразных сережек-амулетов, сделанных из драгоценных металлов и сплавов, стал терпеливо ожидать ее. Древняя во всю крутилась перед зеркалом, которое держала одна из жриц ее охраны. У меня же сережек было всего две и носил я их на правом ухе. Они были небольшими, но искусно выполненными. Одна из них была стилизованным символом нашего Дома, а другая выполняла функцию связи. Учтя мою особенность, наши ювелиры сделали их из адаманта. Кстати, при разграблении другой половины развалин Ишакши было обнаружено несколько тайников-хранилищ, которые, очевидно, выполняли функцию денежного и материального резерва иллитидов. Сам я не видел, но, по слухам, там было только редких металлов около тонны...

Вливание в И`си`тор такой огромной реки ресурсов более чем положительно сказалось на эмоциональной атмосфере, царящей не только среди Атретасов, но даже Орин. Учитывая то, что политическая и социальная модель внутренней политики Дома напоминала некий сплав извращенного коммунизма и матриархата, а деньги внутри И`си`тор, как впрочем и других Великих Домов, практически не ходили, многие Атретасы стали щеголять в богатых одеждах и с именным оружием в повседневной жизни.

Из-за этого факта я смотрелся откровенно бедно и невзрачно на фоне Элтруун, буквально усыпанной драгоценностями и в позолоченном, а местами и полностью золотом парадном доспехе. Прощало древнюю только то, что, несмотря на нефункциональную защиту, оружие при ней всегда было отнюдь не декоративным. Она даже как-то выразилась в том духе, что если придется драться, то сражаться она может и голой, а вот если подведет ее оружие...

Я сжал пальцы левой руки в кулак. За прошедшее полугодие кожа на ней практически не высветлилась. Как и шрам на лице. Я-то уже привык к своему отражению в зеркале, а вот на фоне остальных Атар я выглядел посеченным осколками ветераном. Что не очень вязалось с моим невеликим ростом. Со штурма Ишакши тело практически не выросло, не взирая на то, что феникс бросил на это серьезные усилия. Воздействие Льда оказалось более масштабным. Организм бросил все усилия на выдавливание чужеродной энергии и последствий ее воздействия. Единственное, что смог делать элементаль — под воздействием тренировок нарастить мне мышц и немного укрепить кости. Что было нонсенсом для темных эльдар: если Атретасы еще могли нарастить массу изнуряющими тренировками, то Атар просто не могли стать более мясистыми. Дело было в том, что мышцы у эльдар, а особенно у Атар, были более плотными и намного медленнее менялись под воздействием нагрузок или отсутствия оных. Следствием этого было то, что само обучение владению оружием для Атар было построено таким образом, чтоб ученик просто разучил 'шаги' либо приемы обращения с ним. Что дальше? Потом высокорожденный обучался специальным упражнениям и столетиями занимался архитектурой своего тела...У Атретасов же этот процесс был в два-три раза быстрее. Поэтому, если сравнить строение тела обычной жрицы и высокорожденного одного возраста и тренировавшихся вместе, то возникло бы впечатление, что Атар лежал на диване в библиотеке, а жрица Атретаса глотала гормоны и каждый день убивала в качалке. При этом по силе они бы были равны. Вот так все печально. Но благодаря фениксу меня это не касалось. Что до обращенных Атар — они все получились практически одной конституции. Это было неплохо ввиду унификации одежды, доспехов, оружия и т.д. и т.п.

Наконец-то Элтруун собралась и, не оглядываясь и высокомерно подняв подбородок, зашагала к выходу с полигона. Ее свита, в составе семи Высших Жриц, грамотно разбившись на авангард и арьергард, взяла свою драгоценную военачальницу под охрану. При этом одна из них заняла место за левым плечом древней. Я вспомнил, что ее зовут Ажарра и она занимает в данный отрезок вечности положение секретарши-любовницы при Элтруун. Вдобавок к этому, Ажарра была дальней родственницей нашего полководца и древняя решила ее оградить от той мясорубки, что была недавно. Не то чтобы я целенаправленно интересовался, но у кого есть уши — тот услышит, особенно если каждая обращенная Атар по твоей просьбе с радостью поделится с тобой слухами... Кстати, древняя отказалась от прямого усиления своей охраны обращенными. Не доверяет? Зря. Как я уже говорил — хотел бы я кого устранить... А вот Матриарх и ее сестра очень даже довольны и, в частности, мужской частью своей охраны. Хоть эти не забывают на чьих копьях они сидят.

Моя хранители грамотно заключили меня под охрану и мы выдвинулись следом за древней.

Как оказалось, мы двигались к ее покоям. Перед входом мы немного задержались — Высшие Жрицы проверяли помещение по высшему разряду. Угроза покушений была велика как никогда.

Я беспрепятственно прошел сквозь кордоны и приблизился к Элтруун. В коротком взгляде, брошенном на меня Ажаррой, явственно мелькнула ревность. Забавная она. Древняя недовольно дернула плечиком, скрытым за золотым наплечником, и произнесла:

— Я понимаю, предосторожность и все такое, но представляешь: мне даже в туалете не дают побыть в одиночестве. Заметь, я не возражаю насчет постели и ванной, но туалет — это уже перебор.

Пожав плечами, я ответил:

— У меня такая же ситуация, но я уже привык.

Элтруун растянула свои полные губки в пошловатой улыбке и промурлыкала:

— И кто же за тобой присматривает?

Я чуть скривился:

— Эйрин. Она всерьез стала считать меня своей собственностью.

Древняя рассмеялась приятным глубоким смехом.

— Ой, рассмешил!

— Тебе смешно, а я из-за этого заморозил проект по возвышению высших вампиров в Алых Князей.

Элтруун посерьезнела.

— А ведь это могло бы серьезно усилить нас...

Я протянул руку и демонстративно пошкрябал ногтем гравировку на ее золотом наплечнике. Древняя сузила глаза. Мой голос спокоен:

— Куда уж больше...

Она же не знает о моих маленьких...проектах? Во всяком случае — всего не знает. Что-то же Эльвиаран сотоварищи ей говорят? Да и осведомителей у нее — каждый Атретас и арир. Прям, как у меня с обращенными...Интересно, она знает о десяти Драколичах спящих в развалинах Ишакши и на дне ущелья? Конечно, бюджетные версии без всяких костей, подобных тем, что были у Эрруу, а так же электрума, но все же. Кстати, привязку я сделал на свою охрану и Эйрин. Сейчас костяные наручи были скрыты под их доспехами. Свой же, присосавшийся к моей правой руке, я давно воспринимал как такую же часть своего тела как и кожу.

Кстати, я, недавно хорошенько порывшись в нашей библиотеке в поиске знаний и, как следствие, могущества, обнаружил записи Риштэ — мой прапрабабки и по совместительству бабки Эльвиаран. Так вот, Риштэ была феноменально сильна в плане Смерти. Настолько, что, будучи убитой, сумела переродиться прямо на поле битвы сразу в Архилича. Без всякой подготовки и ритуалов. Ее, правда, тут же убили еще раз, понеся огромные потери, но сам факт...Кстати, с тех самых пор всем Атар из И`си`тор и Сатх после их смерти на поле боя рубят головы. Так вот, кое-какие ее мысли, что я расшифровал, были довольно пугающими и очень сложными при их осуществлении, но если она не ошиблась, то по эффективности должны были превзойти пресловутых Драколичей и Алых Князей. К примеру, создания на основе двух(!) Сил. Представляя мощь такой твари, я начинал безумно улыбаться.

Вот только с моей загруженностью просто о возможности думать о воплощении ее идей можно было только мечтать. Мне бы выкроить время для освоения основных магических дисциплин и Школ заклинаний. А ведь это даст мне больше мощи, чем эфемерное решение проблемы совмещения двух развитых источников Сил в одном теле.

К чему все эти приготовления и накопление сил? Да, на внутренней арене Альверист`аса мне и И`си`тор никто не сможет противостоять, но никто не отменяет внешних врагов. Да и Хетрос никуда не делся.

Из покоев вышла одна из Высших Жриц и показала знаком, что все в порядке. Элтруун немного раздраженно отстранила ее и вошла, поманив меня взглядом.

Честно говоря, я тут был впервые и из-за этого заинтересованно закрутил головой.

Первое впечатление? Ее жилплощадь была если и меньше покоев Матриарха то не на много. Покои были так же богаты и выполняли те же функции. За входной дверью большая приемная с рядом традиционно черных кресел у стены. Из нее ведет три двери — две в боковых стенах и одна напротив входа. Боковые открыты и через них я вижу длинные коридоры с рядом дверей: личные казармы-гостинки и комнаты для Орин. Элтруун, в сопровождении Ажарры и меня идет через приемную к резной двери напротив. За ней — деловой кабинет с двумя узкими дверьми в боковых стенах. Левая открыта — за ней видно короткий коридор в нем стоит пара переговаривающихся знаками Высших Жриц. При виде нас они аккуратно и бесшумно прикрывают дверь. Ажарра отходит вправо и, облокотившись на стену, замирает. Я позволяю своему взгляду скользнуть по ее фигуре. А ничего так — у древней хороший вкус: плавные изгибы тела, идеальные пропорции, кошачья грация, поджарость и хищные линии лица. Впрочем, чего я ожидал от родственницы самой Элтруун? Мы пересеклись взглядами. Упряма, сильна. Вот только стоишь ли ты хоть что-то без нее? Почувствовав возможного соперника, коротко пшикнул феникс из глубин моего дара. Спустя секунду Ажарра сглотнула и отвела взгляд. Слабачка — куда ей бодаться с такими тяжеловесом как я. Хотя, после того как на моих мозгах поездила Элос мне только и остается, что перебрасываться взглядами с Эльвиаран, другими Матриархами да Верховными Арирами... Интересно, Ажарра состоит в Эрстете? Элтруун то это образование видала известно где. Еще раз ощупываю ее лицо взглядом. А кто его знает. Нужно своих поспрашивать или может спросить напрямую Арихитос? Она же у них главная.

Тем временем, древняя прошла к своему столу и, выдвинув нижний ящик, достала из него черную шкатулку. На секунду открыв ее и убедившись, что с содержимым все в порядке, она протянул ее мне:

— Это твои регалии 'си-ета'.

Я с немалым интересом открыл ее. Внутри лежала бархатная подушечка с семью шпильками из белого золота. Ну да, учитывая ненормальную любовь к этому металлу из чего еще они могли быть сделаны? Каждая имела вид стилизованного традиционного оружия. Рассмотрев каждую, я заметил у основания небольшой пятачок с небольшим символом.

— А это что?

Элтруун хмыкнула.

— Знак твоего учителя — меня.

— А какой будет у меня?

— Ты сначала стань 'си'. Я уж не говорю о 'ре-си'. — потом, очевидно, вспомнив с кем говорит, она продолжила: — Сам потом выберешь...

Кстати. Я покосился на доспех древней и спросил:

— А где твои?

Элтруун оттянула наплечник и продемонстрировала на воротнике знак Дома сделанный из белого металла размером с монету, вокруг которого были маленькие значки обозначающие виды оружия. Митрил? Я видел этот знак раньше, но принял его за простое украшение. Снизу знака был небольшой символ, как и у меня на шпильках.

— При достижении 'си' ты получишь такой же — сначала с одним оружием, а остальные по мере достижения. Свои заколки носи на воротнике, с левой стороны. Магические знаки — справа. — Увидев мое недоумение, она ткнула пальцем в ряд значков на воротнике. Черная клякса, окантованная золотом — Тьма, костяная пятипалая кисть — Смерть, зеленый листок — Жизнь, а оранжевый язычек — Огонь. Элтруун, нахмурившись, произнесла: — Ты не закончил обучение. Сила — это одно, знания — другое.

Я кивнул и закрыл шкатулку. Не было печали — похоже, мне придется сдавать какие-то экзамены по магии для подтверждения знаний. Хм. Похоже, я не сталкивался с этой информацией по причине своего положения в обществе и общей загруженности.

Элтруун скользнула взглядом по расслабленной позе Ажарры и произнесла:

— Больше я тебя не задерживаю, Ашерас.

Это меня так выпроваживают. Киваю и говорю, прощаясь:

— До завтра.

— Да. Конечно. В то же время. — похоже Элтруун мозгами уже далеко. Кабы не между сисек у Ажарры...

Выхожу из кабинета. Сразу за его порогом меня оцепляют хранительницы.

Оказавшись снаружи, я вручил шкатулку одной из своих хранительниц и задумался о том, чем бы мне занять освободившееся время. Дело в том, что обычно Элтруун тренировала меня до изнеможения. Особенно — в последнее время. Может наведаться в то, что осталось от Ишакши? В последнее его посещение я видел, как рабы разбирают развалины и выковыривают брусчатку из дорог. Было это больше месяца назад. Но только я потянулся к амулету связи, как он сам ожил, безжалостно заколов мое ухо и еле слышно зазвенев. Этот звук слышу только я. Дотронувшись до него, я почувствовал чужое присутствие. Знакомое ощущение — это Эльвиаран. Сосредоточившись, я услышал чужую мысль: — 'Ашерас, зайди ко мне.' Вот и накрылись мои планы...

— К Матриарху. — командую охране.

Ожидающий меня 'ратш' Золотой Стражи разбился пополам: половина, с командиром, шла впереди в десяти шагах, оставшееся трио жриц двигалось сзади на таком же расстоянии. Они были моей внешней охраной. Внутренняя была представлена бессменным квартетом, обращенных самой Предвечной, жриц. В данный момент в Доме И`си`тор было рассредоточено почти восемь сотен обращенных лично мной Атар. Некоторые из них усилили ударные 'татаретты' Атретасов, некоторые были сведены в отдельные отряды. Эти Атар носили знаки И`си`тор. Большая часть этих сил била расположена в апартаментах офицеров Атретасов — благо, из-за последней войны, было много свободного места, но я знал, что Дом, не стесненный более в средствах и магической поддержке, стремительно расширял жилплощадь. Особенно, за счет элитных комплексов рассчитанных для проживания Атар. Брошенные полигоны были все распечатаны и забиты тренирующимися. Дело было в том, что хоть обращенные и обладали памятью, знаниями, умениями, но это все было не полным и устаревшим. Возникало такое впечатление, что основной слепок был очень старым. К примеру, 'шагов' обращенные знали лишь сто. А учитывая то, что последний, сто двадцатый, 'шаг' был создан больше трех тысяч лет назад... То же самое с магическими знаниями — некоторые новые течения и знания о мироустройстве, принципах построения заклинаний были настоящим откровением для обращенных. Но они быстро наверстывали упущенное. Но у этого всего была и другая сторона — некоторые знания, которыми обладали мои Атар, были утрачены во тьме веков. К примеру: знания о Порядке-Хаосе, а так же порталах и заклинаниях из самых глубин Высших Анналов, всех тех знаниях, являвшихся наследием старого мира из которого пришли Орин. Мира, от которого не осталось даже названия...Интересно, на что он был похож? Мир настолько старый, что даже центральное светило выгорело и погасло. Может он существует до сих пор? Вертится вокруг черного солнца. Промерзший и пустой. Бесконечная гробница древней цивилизации. Орин ушли оттуда, забрав оттуда только самое ценное, то, что смогли унести в руках. Надо бы...

— Ашерас?

Мои размышления прервали. Оказывается, мы уже пришли к точке назначения, а я стою у дверей в кабинет Матриарха. Мысль ускользнула. Нужно помедитировать и восстановить ее.

Беловолосая Орин открыла двери и я вошел во внутрь. За мной втянулась четверка моих жриц. Остальные остались в приемной.

Эльвиаран была по-особенному красива, вдобавок, умела себя подать. В данный момент она была обнажена и сидела в кресле напротив огромного магического зеркала на всю стену. Пара служанок вертелась вокруг, что-то делая с ее короткими волосами. Еще одна Орин держала нечто вроде подноса, на котором лежали многочисленные украшения и разнообразные амулеты, знаки. Возле Матриарха в расслабленной позе сидела ее сестра Аэриснитари, одетая в парадный, блестящий золотом гарнитур, и плавно покачивала золотой кубок, который она держала в правой руке. Ее взгляд, с жадностью иссушаемого жаждой путника, увидевшего озеро пресной воды, скользил по телу Эльвиаран. Честно говоря, меня подобным было уже не удивить — меня Эйрин и охранницы, передвигаясь голыми по Границе, довели до того, что я стал равнодушен к обнаженному телу. Да и купальни общие тоже этому способствовали. Может, перегорел? Да нет — интерес еще чувствуется. Да и на подобное совершенство можно смотреть так же долго, как и на пламя или облака.

В комнате кроме сестер собрались все высокороженные Атар. Впервые в этом кабинете я увидел Хеласреи. Невзирая на то, что ей было девять местных лет она явно была ниже меня. Одета в традиционную практичную закрытую одежду жрицы. В данный момент ей что-то приглушенным голосом внушала заметно округлившаяся моя мать, Таенори. Судя по виду она нисколько не переживала по поводу утраченного поста Матриарха. Как обычно, полуобнаженная Арисна с недоуменным выражением лица смотрела во внутрь своего бокала. Ей что не долили, что ли? Аксидор и Растиер с недовольным выражением лица внимали Эхаеру, как всегда одетому в глухой камзол с минимум оружия на поясе. В этом мы с ним были похожи. Вот только вместо коротких мечей на поясе я носил свою тэ-еаш справа. 'Секущая' была у моей хранительницы с черным кончиком волос и носящая имя Таши. Сейчас она стала возле дверей со своими сестрами и усиленно изображала с ними статуи. Иситес и Аресре были одеты отнюдь не в традиционный доспех-мундир, а в красивые черные обтягивающие платья и, поставив кресла друг напротив друга , традиционно играли в гляделки.

Реакция на мое появление у всех была разной: Матриарх с сестрой лишь бросили на меня короткие и быстрые взгляды, при этом было отчетливо заметно, что Аэриснитари оторвалась от объекта своего созерцания с явным сожалением. Эхаер приветливо ухмыльнулся, Аксидор с Растиером обернулись и уставились на меня как на икону, мать приветливо махнула рукой, а Хеласреи покраснела. Иситес и Аресре были настолько поглощены своим занятием, что не заметили моего появления. Я беззвучно поднял в приветствии руку.

Усевшись в свободное кресло, я немного подождал и спросил:

— Кого-то ждем?

— Эйрин — ответила Аэриснитари, снова с сожалением оторвав взгляд от тела своей сестры.

У Эльвиаран появилась очередная идея-фикс: она пытается переподчинить себе хоть часть моих сил. Последний шаг состоял в том, что Княгиня стала присутствовать на наших советах как полноправный высокорожденный. Эх, ее бы энергию да на врагов! Вот только явных врагов у нас в столице не осталось. Даже Кхитан на последнем Высоком Совете участвовал в соревновании 'Кто быстрее поцелует в задницу Матриарха И`си`тор?' Еще немного — и это будет не в переносном смысле. На мгновение я представил эту картину: на Высоком Совете Матриархи расталкивают друг друга, ради заветного 'чмока'...

Мои грезы были развеяны видом Эйрин, заходящую в открывшуюся дверь. Она четко подняла правую руку и тихо произнесла:

— Во имя И`си`тор...

Ее взгляд заскользил по присутствующим, собирая вялые приветствия. Когда она посмотрела на меня, я наметил сидя легкий поклон, приложив руку к сердцу. Она явственно обрадовалась этому и склонила голову в ответ. Да, я много чего наговорил Элтруун, но не все из этого было правдой. Эйрин действительно находилась у меня в комнате, но не в моей кровати, а, совсем как огромная летучая мышь, завернувшаяся в свои крылья, под потолком, вися вниз головой. Перед сном, я позволял пить свою кровь и это действовало на меня лучше снотворного, а на нее — лучше сильнейшего тоника. Вообще, Алым Князьям на практике не нужен был сон, лишь получасовая полудрема раз в сутки, для упорядочивания информации. Кстати, крови она выпивала сосем немного — три-четыре глотка, а вот ману — вытягивала почти всю. Иногда я думаю, что она может меня легко убить, но стоит лишь взглянуть в ее глаза и я понимаю, что если она меня и уничтожит, то лишь из-за ревности. Что не очень хорошо. Так как совсем скоро ко мне выстроится целая очередь желающих сделать меня своим любовником и, заодно, получить огромную власть, влияние, военную мощь. А уж тут Эйрин придется пропустить перед собой минимум Эльвиаран... На фоне этих будущих перспектив становится понятным зачем Матриарх ввела в нашу семью Княгиню: с одной стороны это банальная взятка-презент, а с другой — у Эйрин появляются отличные шансы заграбастать меня в свою собственность. А вот и еще один момент: Эльвиаран влияет на Княгиню, а Эрин уже влияет на меня... Интересно, зачем все эти сложности? Шестой Храм? Ну да, возможно...Такой приз Матриарх И`си`тор не захочет выпускать из своих красивых и изящных рученок ни за что. Ох уж эти все интриганки! Что Таенори, что Эльвиаран. Брали бы пример со своей Богини: пойди туда — убей вот тех, беги сюда — уничтожь вон то...

Наконец-то волосы Матриарха были идеально уложены-зализаны, что поделать — не отросли еще и похоже еще долго будут расти. Минимум год до вполне приличного традиционного хвоста, а уж до пояса так вообще лет восемь-десять.

Эльвиаран грациозно поднялась, при этом даже у Эхаера и Таенори взгляд буквально присосался к ее фигуре, и прошла за свой рабочий стол. Не я один непроизвольно сглотнул, когда она буквально усадила свою фигуру в черное кожаное кресло. Ее глубокий и мягкий голос зазвучал как что-то нереальное в помещении:

— Я на завтра назначила Высокий Совет. — чуть помолчав, давая нам время на охват разумами этой мысли, она продолжила: — Поступили тревожные донесения от Глубинной Стражи. Так же что-то непонятное происходит на поверхности. — скосив взгляд вправо от меня она чуть исказила в недовольстве свое лицо: — Знаю, поверхность всегда была нам не особо интересна, но, тем не менее, я решила, что старые союзы нужно возродить. То, что тысячу лет назад мы самоустранились от остального мира, может нам выйти боком. Особенно в свете последних событий. О Сариехарне все так же ничего. — скосив свои глазки в сторону сестры, она продолжила: — Аэриснитари считает, что его нет в городе и я все больше соглашаюсь с ней. Уйти он мог только в Глубину или на поверхность. Поэтому, возродив старые связи, мы узнаем, где он. А учитывая награду за него... — она выразительно замолчала.

— Кто идет с тобой на Совет? — произнес я, глядя на работающий цилиндр артефакта древних. Разобраться бы в принципе его работы. Времени вот только нет.

— Эхаер, моя сестра да детей возьмем. Пусть посмотрят на взрослые игры.

Я расслаблено посмотрел ей в глаза.

— Охрана? — после случая с Таенори, когда ее эскорт полностью вырезали, а она сама оказалась в казематах Акристы, вопрос с охраной стал ребром. Очень уж многие хотели решить проблему существования меня таким незамысловатым и простым шагом. Эльвиаран, может и играла озабоченную дуру, но это была лишь маска, игра великолепной, как в смысле тела, так и в смысле таланта, актрисы.

Но сейчас маска треснула и лицо Матриарха чуть исказилось яростью, но если с лицом все было еще нормально, то с голосом она явно не справилась:

— Усссиленная. — прошипела она. Хорошо хоть ярость не направлена на меня.

— Ожидаются проблемы? — я тоже напрягся. — Может вывести на улицы патрули? Или разбудить Драколича?

Она на секунду прикрыла глаза, а когда она их открыла — то уже справилась с собой. Похоже наличие на ней одежды — это барометр ее настроения. Чем меньше — тем оно хуже... А ведь думалось — наоборот...

— Нет, не стоит. Просто все очень неопределенно и в каждой тени кажутся предатели. — чуть помолчав, она добавила: — А мы не имеем права рисковать.— не выдержав моего испытывающего взгляда она опустила глаза на стол и неожиданно четко произнесла: — На этом все. Все свободны...

Аэриснитари, удивленно воззрилась на нее, и уже собралась подняться, но Матриарх знаком предложила остаться. Я же и не собирался уходить. Первой кабинет покинула моя мать. За ней потянулись остальные. Когда за ними закрылась дверь Эльвиаран заговорила:

— Вчера я разговаривала с Элтруун. Она говорит, что ты достиг уровня 'си-ета' во всех ее дисциплинах. Это невероятно. Шутка ли — за полгода ты добился того, чего даже твой отец достигал целое десятилетие. Богиня невероятно одарила тебя.

— Вы перехвалите меня.

— Не знала, что ты страдаешь скромностью. Ах, да... Не знаю, слышал ли ты — Арисна беременна.

Мда уж, новость. До меня доходили слухи, что Арисна в последнее время часто пользуется обращенными Атар в постельных целях... А иногда и группой обращенных... Когда-то давно она прошла обучение в Храме Акрио так что для нее это не проблема. Во время недавнего штурма Арисна в одиночку натолкнулась в Доме на потрепанный 'татретт' Кхитана и, ни разу не воспользовавшись магией, убила всех. До единого. Говорят, в том месте тела вражеских Атретасов валялись словно поломанные и разорванные куклы, а кровью были забрызганы даже восьмиметровые потолки... Пожалуй, у каждого в нашей семье есть пара-другая козырей в рукаве... Или — как говорят темные эльдары — 'лишние кинжалы'.

— Я рад. — я действительно доволен. Еще б Матриарх со своей сестрой залетели и год-два можно было бы отдыхать. Но моим мечтам не суждено сбыться... Уж через чур серьезные ставки в их играх.

— Ты был ничем, а стал — всем. — произнесла она чуть улыбнувшись.

— На самом деле я с самого начала был 'всем', но этого просто никто не осознавал. — она явственно хмыкнула. Посмотрев на Аэриснитари, расслабленно лежащую на кресле, я спросил на прямую: — Расскажешь о своих планах на завтра?

Она, вздохнув, обменялась взглядами с сестрой и посмотрев мне в глаза, произнесла:

— Планируется серьезное покушение на меня, нас. Я хочу, чтобы детей завтра заменили твои самые сильные обращенные.

Медленно киваю.

— Хорошо. Не известно, что будет задействовано с их стороны?

— Нет. Известно только то, что Кхитан нанял лучших наемников из Ковена.

Я нахмурился.

— Ковен? Я натыкался на упоминания о нем, но что он представляет из себя?

Эльвиаран нахмурилась и, опять переглянувшись со своей сестрой, словно в поиске поддержки, начала рассказывать:

— Предыстоки Ковена располагаются довольно далеко в истории Альверист`аса. Наша столица сама по себе притягивала тех, кто стремился к запретным знаниям о Предвечной Тьме, Мраке и Смерти. Могущество и вечная молодость для этих существ была лишь побочным продуктом их деятельности. Ну а поскольку вступить в любой из Домов они не могли по причине того, что просто не являлись эльдарами то, естественно, что они начали объединяться в определенные жестко централизованные структуры. Честно говоря, тогда Дома из-за гордыни были заняты грызней между собой или с внешними угрозами. Поэтому это явление было пущено на самотек, и, я думаю, когда Кхитан осознал, какая мощь уплыла из их рук кое-кто в отчаянии надергал волос из головы. Само название, 'Ковен', возникло почти полторыnbsp; В комнате кроме сестер собрались все высокороженные Атар. Впервые в этом кабинете я увидел Хеласреи. Невзирая на то, что ей было девять местных лет она явно была ниже меня. Одета в традиционную практичную закрытую одежду жрицы. В данный момент ей что-то приглушенным голосом внушала заметно округлившаяся моя мать, Таенори. Судя по виду она нисколько не переживала по поводу утраченного поста Матриарха. Как обычно, полуобнаженная Арисна с недоуменным выражением лица смотрела во внутрь своего бокала. Ей чnbsp; Усевшись в свободное кресло, nbsp; — Вы перехвалите меня.

я немного подождал и спросил:

то не долили, что ли? Аксидор и Растиер с недовольным выражением лица внимали Эхаеру, как всегда одетому в глухой камзол с минимум оружия на поясе. В этоnbsp; Из-за этого факта я смотрелся откровенно бедно и невзрачно на фоне Элтруун, буквально усыпанной драгоценностями и в позолоченном, а местами и полностью золотом парадном доспехе. Прощало древнюю только то, что, несмотря на нефункциональную защиту, оружие при ней всегда было отнюдь не декоративным. Она даже как-то выразилась в том духе, что если придется драться, то сражаться она может и голой, а вот если подведет ее оружие...

м мы с ним были похожи. Вот только вместо коротких мечей на поясе я носил свою тэ-еаш справа. 'Секущая' была у моей хранительницы с черным кончиком волос и носящая имя Таши. Сейчас она стала возле дверей со своими сестрами и усиленно изображала с ними статуи. Иситес и Аресре были одеты отнюдь не в традиционный доспех-мундир, а в красивые черные обтягивающие платья и поставив кресла друг напротив друга традиционно играли в гляделки.

тысячелетия назад, Элтруун должна помнить это неспокойное время. Перелом в той ситуации произошел, когда во главе одной из группировок, человеческой женщине, удалось подмять под себя две группы сильных магов и, постоянно наращивая силы, подчинить себе еще несколько группировок. Перед лицом угрозы поглощения возникла еще одна группировка — 'Жнецы'. Но если в 'Ковене' сосредоточились в основном беглые людские маги, практикующие Тьму, то в 'Жнецах' собрались исключительно некроманты и личи. Женщину которая создала 'Ковен' и правит в нем по сей день зовут Траммари Херти. Главой же 'Жнецов' стал архилич Ар-кхи. На данный момент обе эти группировки обладают мощью сравнимой с Домами на границе первой десятки нагласного рейтинга и практически равны по силе.

— И все равно лезть в неизвестность? Я не бессмертен! И ты тоже! О, демоны Бездны! Да на Богов и то есть управа! — меня отнюдь не впечатлила ловля на живца со мной в главной роли. Поджилки, конечно, не затряслись, но и совсем уж страха смерти не было.

Эльвиаран махнула на меня рукой:

— Да успокойся, по правилам 'кахртэ' в городе не может быть применено что-то невероятно убойное! Скорее всего, будет какая-то хитрая ловушка...

Я ее перебил:

— А если это план Хетроса или еще кого, кому неписанные законы 'кахртэ' все равно, что надпись на заборе?

Матриарх немного нахмурилась.

— Такая опасность есть, но, тем не менее, лучше пусть она произойдет тогда, когда мы будем к ней готовы, чем через неделю или две, когда это уже будет неожиданностью для нас.

Я задумался. Рисковать своей жизнью отчаянно не хотелось.

— А если надавить на 'Ковен'?

— Я уже пыталась. Траммари ничего не знает или делает вид, что не знает. Все чего я добилась прямыми угрозами зачистить их всех к демонам это только то, что сам факт найма сильнейших их магов был. После чего они резво затерялись в городе.

— Думаю, по деньгам это было очень не слабо. Какой-то из Великих Домов?

— А кто же еще...

— И все-таки я выведу храмовую стражу...

— Лучше не надо — спугнем.

— Дnbsp;а уж. А что, вы все еще не доверяете кому-то из нашей семьи?

Матриарх опустила глаза и тихо произнесла:

— Слишком многое зависит от того, что мы сейчас решим, что бы допустить вытекание информации наружу.

Я почувствовал, что уже смирился с неизбежным.

— План-то хоть у вас есть?

— Естественно. Как ты уже знаешь, мы собираемся заменить малышню на твоих магов плюс усиление самой охраны. Это первая часть. Вторая состоит в подготовке места действия. Да, проконтролировать весь путь будет трудно, но возможно. Сегодня утром я выслала два 'татретта' Атретасов для постоянного наблюдения за всей дорогой, а так же обнаружение наиболее подходящих меnbsp; Аэриснитари, удивленно воззрилась на нее, и уже собралась подняться, но Матриарх знаком предложила остазведка обнаружила великолепно замаскированную звезду не активированного межмирового поnbsp;ртала.

— Замешаны ли те иллитиды, которые живут в городе? Они должны были затаить на меня определенную ненависть...Матриарх с сестрой переглянулись и почти синхронно пожали плечами.

— Неизвестно.

— Мое терпение не безгранично — если обнаружатся факты, подтверждающие их причастность...— пожав плечами я продолжил: — Я не знаю... Аэринитари, возьмешь войска и очистишь наш город от их мерзких щупалец? — неожиданно меня посетила забавная мысль и на лицо вылезла злобная ухмылка: — Даже не так: если этих фактов не будет, мы их подделаем и предоставим Совету. Нужно же сохранить видимость какой-то законности? После чего потребуем сформировать карательный 'ахрешт' и...зачистим там все. Да! Нужно скрыть улики, указывающие на 'Ковен'.

— Отличная идея. — Древняя жестоко улыбнулась.

— Потом, предложи 'Жнецам' нашу помощь и поддержку в борьбе с 'Ковеном'. Пусть не думают, что отделались лишь испугом. А потом, когда 'Ковен' ослабнет, предложим ему наше крыло. В результате у нас будут обе эти группировки. Как думаете — осуществимо?

Обе сестры поморщились.

— Иметь общие дела с этими червями?

— Именно из-за этих мыслей мне сейчас придется подставлять свою шкуру под вражеские заклинания или что там еще они нарыли. К тому же лично я думаю, что нужно начать вести более терпимую политику в отношении других рас. Так как? Возможно ли то, что вы вдвоем переступите через свою гордость и предубеждение и сумеете разработать действенный план, который приведет эти две организации под нас?

Матриарх в задумчивости начала шкрябать длинным ногтем-когтем по своему столу. Рядом с быстро появившейся широкой царапиной было заметно еще несколько таких же.

— Кстати, по реакции Великих Домов мы поймем, кто на самом деле нанял магов 'Ковена'.


* * *

*

В эту ночь я не сомкнул глаз и поэтому был сейчас в ужасном настроении, но не самочувствии — как же хорошо иметь предрасположенность к Силе Жизни. Всю ночь мы планировали расположение оцепления, а утром мне пришлось работать над тремя 'татреттами' храмовой стражи Шестого Храма. Они были почти идеально замаскированы в Атретасов: кожа была выкрашена специальным красителем, а уши были подрезаны. Рассеченная плоть была стянута специальным заклинанием и сформирована почти в обычные, заостренные, ушки. После чего, они все одели черные маски (я надеялся, что никто не будет всматриваться в глазные щели). Они все сменили нашивки И`си`тор на нашивки Кхитан. Конечно, некоторые мелочи (рост, плавность движений, явно высокое качество снаряжения и именное оружие с храмовой символикой) выдавали обращенных с головой, но ариры также собирались создать пару мощных заклинаний Порядка для скрытия своего присутствия и рассеивания чужого внимания. После них выдвинулся отряд Атере и личная полусотня,'еаш', Матриарха, состоящая из одних Высших Жриц, один 'татретт' Старших Жриц. Элтруун, прознав о грядущих событиях, рвалась в бой, но мы ее с трудом отговорили, подкупив тем, что Аэриснитари пообещала отдать ей под командование сборный карательный 'ахрешт', который будет создан Советом.

Сегодня я поеду не как обычно на моей пантере по имени Мисс, а на закованном в металл ристе. Дело в том, что я не хочу подвергать мою пантеру лишней опасности. За короткую войну с иллитидами и последующими тренировками, в которых иногда участвовал и он, я успел привязаться к нему до такой степени, что Мисса, по моей просьбе, перевели из Иэстрета в основное расположение Дома, чему он, правда, был не особо доволен.

В данный момент я успокаивал здоровенного, абсолютно черного, за исключением глаз, вожака хисн.

— Ну, подумай, ну чем ты там мне поможешь?

Мисс выразительно уркнул.

— Там будет опасно — выцеливать будут меня.

В огромных глазах застыл укор.

— То что меня поцарапает, от тебя не оставит даже хвоста.

Огромный кот сел и вытянулся передо мной, став в полтора раза выше любого эльдара. После чего, нависнув надо мной, выразительно мявкнул, как бы говоря: 'Не смеши меня!'

— Ну размер же не главное...

Мисс 'улыбнулся', демонстрируя свои тридцатипятисантиметровые белоснежные клыки:

'Да ну?'

— Да и потом, если на тебя навесить столько брони как на этого, — я ткнул большим пальцем себе за спину в сторону закованного в сталь, меланхолично жующего какую-то жвачку, ящера: — ты и ходить то будешь с трудом.

Я готов был поклясться Элос, что на морде Мисса, когда он коротко глянул на риста, мелькнуло выражение глубочайшего презрения всего кошачьего племени к этим ящерам. Еще б немного и Мисс бы точно произнес: ' Ездить? На еде?' После чего явственно вздохнув, — 'Двуногие совсем ошалели.' — он плавно развернулся и бесшумно исчез во тьме логова. Следом за ним зашла пара возбужденно обменивающихся знаками слуг.

Со вздохом отвернувшись от резной каменной арки логова, я почти уткнулся лицом во впечатляющую грудь стоящей за мной Элтруун. Я с трудом сохранил равновесие, а когда сумел поднять взгляд выше, то неожиданно поразился серьезному и величественному выражению лица древней. Обычно, она надевала эту 'маску' только выступая перед молодняком Атретасов. И как она подошла ко мне так близко, что я ничего не почувствовал?

— Приветствую, Ашерас. — произнесла она, как будто мы не разговаривали час назад в кабинете Матриарха. Ах, ну да. Мы же играем в занимательную игру — 'Для того чтобы обмануть врага, обмани друга.'

— Я тоже рад тебя видеть, Элтруун. — разве мы не все обсудили при Эльвиаран и ее сестре?

Древняя Атретас сделала знак одной из жриц своей свиты-охраны и та подошла, держа на вытянутых руках длинный золотой прямоугольный футляр, украшенный искусной резьбой, местами залитой каплями белого митрила. Элтруун медленно подняла крышку, явив моему взору невероятное произведение исскуства — сложенную в тонкую трость адамантовую 'ак-еаш'. Не сумев удержаться, я подошел ближе и, чуть склонившись, стал осматривать настоящее сокровище. Резная рукоять плети была длиной сантиметров тридцать-тридцать пять. Антрацитово-черные сегменты были не совсем традиционной треугольной формы, а больше напоминали листок тополя. На каждом из них был выточен символ Дома И`си`тор. Плеть располагалась внутри роскошного футляра на специальных поддержках. Помня о том, что к личным 'ак-еашам' прикасаться без разрешения владельца нельзя, я с трудом удержался, чтобы не прикоснуться к ней. В раздавшемся позади голосе полководца нашего Дома сквозила гордость.

— Эта ак-еаш была совсем недавно закончена. Ее изготовил мастер Сорхесей специально для тебя. Я думала, отдать ее тебе, когда ты закончишь обучение, но в связи с последними событиями будет лучше, если ты получишь ее сейчас.

Я не смог сдержать восхищения, пропитавшего мой вопрос:

— Так это мне?

— Да.

Осторожно дотронувшись рукой и проведя ладонью по невероятному произведению искусства, я осторожно охватил рукоять пальцами и неожиданно легко снял трость 'ак-еаши' с поддержек. Первым моим впечатлением было то, что 'ак-еаш' была больше чем в два раза легче моей тренировочной восьмиметровой 'тэ-еаш' и казалась хрупкой тростинкой у меня в руке. Как-то не вязалась у меня в уме фантастическая прочность и стойкость к любым вредоносным воздействиям с этим изящным оружием. Бросив взгляд на Элтруун, я неожиданно обнаружил, что она и ее свита отошла от меня на четыре метра, образовав с моими хранительницами круг, в центре которого стоял я со сложенной плетью в руках. Древняя произнесла:

— Давай 'шаги' с тридцатого по тридцать пятый.

Став в стойку, я щелкнул пружинным фиксатором распуская плеть и крутнувшись увлек ее тело за собой. Неожиданно, я услышал гудение-свист, источником которого были звенья плети, рассекающие воздух. Временами, когда я крутил ее хвост, выполняя очередные движения 'шагов', свист становился пронзительно-громким. Закончив последнее движение, я замер. Элтруун подошла и произнесла, чуть поморщившись:

— Какая-то она шумноватая, но 'еаши' никогда не были оружием бесшумного убийства...

— А мне понравилось. — произнес я. — А почему ты мне ее дала сейчас?

Древняя чуть дернула уголком своих пухленьких губок и ответила:

— Они собираются призвать что-то, а адамант эффективен против всех типов защит и рубит любую плоть. Даже демонов.

— Ты предполагаешь, что...

Элтруун прервала меня:

— Да ничего я не предполагаю! Но то что собрались натравить на тебя по определению не может быть чем-то незначительным. Я не согласна с Эльвиаран. Она считает, что все будет в рамках 'кахртэ'? Я знаю одно: если бы я планировала твое устранение, то 'кахртэ' был бы для меня не указ... О, проклятые Владыки Ада! Да я бы пол города заровняла, если бы это могло бы помочь тебя умертвить. И попробуй скажи, что я не права!

— Хм.

Древняя чуть сощурилась:

— А вот теперь подумай: что произойдет в Шестом Храме после твоей смерти? На тебя слишком много всего завязано. Если ты еще думаешь, то отвечу я: то, что было полгода назад, покажется детской игрой 'В темноту' по сравнению c тем кровавым мраком, что разверзнется в городе. Это будет не 'кахртэ', а полномасштабная гражданская война.

— Но Эльвиаран...

— Матриарх говорила то, что хотела сказать. Ты думал о своем наследии? Восемь сотен Атар, считающих себя частью Дома и Княгиня с личным гнездом в три с хвостом сотни высших вампиров. Я знаю о Драколичах в развалинах Ишакши. Как ты думаешь, что будет с этой огромной силой после твоей смерти? Если ты думаешь, что Эльвиаран забыла годы, проведенные в плену, то ты глубоко ошибаешься! После того, как изведут даже саму память о иллитидах, Эльвиаран вспомнит, кто убил Ильриельшара, ее единственную привязанность в ее проклятой Богами жизни! Список ее личных врагов настолько длинен, что после того как она вычеркнет из него последнее имя Альверист`ас превратится в заваленные трупами руины! Если это место вообще уцелеет... И твоя жизнь — единственное, что удерживает эту чудовищную лавину над нами. — подняв ладонь она остановила мои возражения и продолжила: — Я знаю, что ты хочешь возразить. Воля Богини и Хетрос? Первое можно коверкать так, как заблагорассудится. Это еще Шестой Храм доказал. А второе...Эфемерный враг, которого почти никто не видел? Ха! Кое-кто может решить, что пока о нем нет вестей, то можно свети пару-другую личных счетов.

Воспользовавшись тем, что она замолчала, я все таки вставил пару слов:

— Ты думаешь Эльвиаран предала меня?

— Нет. Не так категорично. Просто ее устроит любой финал этой истории и в случае твоей смерти горевать о тебе она долго не будет.

— Она же будет рядом со мной.

Элтруун повернулась к строящейся колонне солдат и произнесла:

— Нет. Отнюдь не рядом, а метрах в двадцати. В случае чего — она сумеет вырваться.

Древняя покосилась на нашу охрану, создавшую вокруг нас сплошной круг и удерживающую вокруг нас одно из заклинаний, скрадывающих звуки нашего разговора.

— И что же мне тогда делать?

— Если поймешь, что еще немного и Ахеш положит тебе на плечи свои руки — бросай всех и беги.

После чего, не оглядываясь, она ушла, сопровождаемая своей свитой, а я так и остался смотреть ей в спину. Когда она со свитой скрылась за поворотом коридора, я дотронулся до серьги связи и сосредоточился на образе командующего армией Шестого Храма. Почти сразу пришел ответ:

— Да, Ашерас.

— Ашрилла, выводи в город храмовую стражу. Попытайся незаметно рассредоточить ее вокруг центра города. Расположи ударные отряды на крышах зданий.

— Но там расположены разнообразные гильдии, гостиницы, и даже некоторые здания принадлежащие Великим Домам...

— При отказе сотрудничать пригрози уничтожением. При сопротивлении — претворяй свои угрозы в реальность. И вообще я даю тебе все полномочия действовать от моего имени. Проинформируй командиров 'татреттов' о переодетых храмовниках, чтобы они не поубивали своих...

2. Кровь и ярость.

Когда мой рист занимал свое место в колонне войск, я мрачно смотрел на далекую спину сидящей на хисне Эльвиаран. Хоть в этот раз она и не пренебрегла защитой, но все равно ее костюм (язык не поворачивался назвать это 'доспехом') был чересчур открытым. Да, на ней, как и на мне, было до демонов разнообразных защитных амулетов, но я сомневался, что они выдержат даже один серьезный удар вражеской магии. Я, конечно, не показатель, но у меня была уверенность, что я смогу легко ее преодолеть. Эльвиаран разбавила свою охрану десятком Высших Жриц. Похоже, именно они будут ядром прорыва в случае чего.

Что-то мне это все не нравится. Может, конечно, Элтруун нагнетает обстановку, но я думаю, что она права. В случае наихудшего развития событий подкрепление из Дома прибудет только через десяток минут, а храмовая стража только-только стала покидать место своего расположения. Значит выбора у меня нет...

Я незаметно дотрагиваюсь до костяного наруча и, порезав палец об острую грань, рисую на нем два знака Древних, вплетенных друг в друга. Их смысл можно описать как 'пробуждение'. Моя кровь, сразу после того как я заканчиваю вязь, впитывается в измененную кость. Чуть прикрываю глаза и, сосредоточившись, начинаю формировать максимально четкую мысль-заклинание. Думать на Древнем невероятно сложно. Это даже не Высокая Речь. Это нечто невероятное, пришедшее из иного мира. 'Проснись! Очнись ото сна! Внемли мне, своему Лорду!' И все. Секунды идут в ожидании ответа. Рист подо мной трогается, начиная двигаться вместе с колонной войск. Я чуть покачиваюсь в такт шагам. И в тот момент, когда мелькает предательская мысль, что чудовище не откликнется, я начинаю ощущать чужое присутствие у себя в мыслях. Жуткий коктейль из невероятной смеси равнодушия, холодного гнева, жажды разрушения и все это чуть присыпано слабым интересом.

Внезапно, я на секунду увидел то, что видит Драколич. Перед ним была плоская стена большого квадратного помещения с отсутствующей крышей. В одной из стен был прямоугольный проход, в котором стояло живое существо. Очевидно, это был какой-то стражник Дома. Чудовище воспринимало его просто как сгусток маны, при этом невероятно четко видя манопотоки, 'тер', и артефакты. Саму же материю Драколич воспринимал как нечто нематериальное, призрачное. Но все это длилось лишь короткую секунду — дав взглянуть на мир его глазами, Драколич послал мне четкий эмпатический импульс, который можно было перевести как: 'Готов к действию.'

Хм. А дальше-то что? Я вынырнул из транса и посмотрел наверх. В семистах метрах надо мной был каменный потолок пещеры. Когда-то давно, когда пещера только обживалась, он был магически укреплен, дабы не могло произойти обвала. Впоследствии, он легко держал на себе Стражей и так же непринужденно выдерживал стихийные и даже рукотворные землетрясения, а так же иные катаклизмы. Что ж, значит, он выдержит и Драколича. Снова прикрываю глаза и, коснувшись холодной сферы чуждого разума, формирую мысль-приказ и указываю путь передвижения. Напоследок я лишь приказываю ему попытаться двигаться как можно менее заметно.

Вот и все. Почти все, что зависело от меня, я сделал. Конечно, можно было бы наплевать на Эльвиаран и отдать приказ на прочесывание всего города, но это бы означало начало конфронтации с Матриархом. Мне прямо послышался ее негодующий голос: 'Я же придумала план, как вывести на чистую воду наших врагов!' Как результат — мне бы очень скоро пришлось бы уходить из Дома и перебираться в расположение Шестого Храма. А значит, прощай существенное влияние на внутреннюю политику И`си`тор, а так же призрачное влияние на Эльвиаран. Вдобавок, я все еще не закончил обучение ни по одной из дисциплин. Не говоря уж об огромнейшей библиотеке...

Территория Дома разрослась в пещере почти в два раза. Но изменения были не только в его площади или количестве построек, но также и в их качестве. Архитектура стала еще более потрясающей и изысканной. Но больше всего потрясал гигантский проходной храм Элос с ее величественной статуей над входом. Храм был выполнен в форме ступенчатой пирамиды, сделанной из спеченного песка с берегов моря Мертвых. Если бы при его создании не были бы задействованы обращенные, то он бы не был построен и наполовину. А так — незавершенными были лишь некоторые подсобные помещения да внешняя отделка. Пирамида изнутри была полой с потрясающей колоннадой, поддерживающей ее огромный каркас изнутри. Когда наша колонна проходила сквозь храм, я увидел несколько бригад слуг и ремесленников, занимающихся вырезанием ленточных барельефов на колоннах. Отдельно от них группа жриц заполняла рисунки расплавленным золотом и другими металлами. Выглядело это так: рядом со жрицей находился ящик с тонкими металлическими спицами, принцип действия которых был похож на 'холодную сварку' или пайку.

Казалось бы, наш Дом должен был просадить на постройку храма чудовищную сумму, равную половине всех наших богатств, но это было не так. Здесь проявил свое лицо социальный строй темных эльдар — странный, местами гипертрофированный сплав коммунизма и рабовладельческого строя, царящий в Домах-государствах. На практике получалось так, что, как уже говорилось, деньги внутри Великих Домов не ходят. Отсюда было простой и, одновременно, запутанный, как для меня, вывод — жалованье (в привычном для меня понимании) не выплачивалось никому: ни слугам, ни Атретасам, ни тем более Атар. Было лишь одно понятие — 'ресурс'. Конечно, вся эта запутанная система ценности употреблялась лишь внутри Дома и для отношений с внешним миром применялись обычные медные, серебряные или золотые монеты, которые каждый Дом делал сам. Результатом всего этого стало то, что каждый Великий Дом представлял собой большой самодостаточный город, благосостояние которого измерялось количеством Высших Жриц и Атар в его составе. Система иногда становилась настолько запутанной, что для дополнительного ее регулирования часто применялись деньги, но обычно можно было обойтись и без них. Дабы было хоть немного понятнее, приведу пару примеров...Патрулирование и служба в армии считается прямой обязанностью Атретаса или Атар, при этом всем в Доме плевать на то, чем солдаты занимаются в свободное время. Да хоть убийствами или торговлей и ремеслом! Но при всем этом часть своего времени ты должен направить на благо Дома... Наемник? Будь добр, поставляй разведданные. А все остальное нас не касается! Торговец? То же самое или часть товара и денег в общую копилку Дома. Ремесленник? Оружейник? Обслуживай свой Дом бесплатно или почти бесплатно. Маг? Помогай своей силой своим: от банального лечения вплоть до плавки металлов и создания пещер или каких-то проходов... Вот так и получилось, что с одной стороны Эльвиаран просадила на храм огромную кучу ресурсов, а с другой стороны — ни одной монеты. В результате этого всего казна Дома 'похудела' лишь на то количество золота и иных металлов, которые были необходимы при строительстве или которые использовались для закупки определенных материалов из вне.

Все-таки храм подавлял своим величием и, хоть я и чувствовал себя под его крышей защищенно, но даже в незаконченном строении чувствовалось присутствие Элос. Поэтому, я неожиданно для себя вздохнул свободнее, когда мы вышли из него на плац. Наша колонна стала терпеливо ожидать открытия ворот и размыкания защитного контура — И`си`тор наконец-то могли позволить себе постоянную активную защиту. Она была цилиндрической формы и прикрывала всю огромную колонну Дома от пола пещеры до потолка, а так же весь внутренний квартал. Оглянувшись, я посмотрел на высокую шестиметровую статую, изображающую обнаженную Элос. Расположена она была на первой ступени пирамиды прямо над входом. Моя работа. Как ни странно, мой первый блин вышел отнюдь не комом. В принципе, если так подумать, кому как не мне было заниматься этим? Изображать самую ревнивую, могущественную и жестокую Богиню? Пожалуй, если кому и могло это сойти с рук то только мне. Во время этой работы я, совершенно неожиданно для себя, вошел во вкус и постарался подчеркнуть некоторые черты характера Элос. И я считал, что мне это удалось. Статуя изображала спускающуюся по пирамиде вниз Богиню. На ее лице застыла маска высокомерного презрения. Я попытался чуть вздернуть вверх голову статуи, а взор глаз опустил вниз. Из-за этого эффект презрения усилился многократно. Стекло, из которого была сделана статуя, получилось молочно-белого цвета. Поэтому глаза у статуи пришлось затемнять дополнительно. Результат моей работы потрясал всех, кто видел ее. До меня даже доходили слухи, что у Атретасов появился своеобразный ритуал: солдаты перед патрулем специально собирались именно здесь, под взглядом статуи Богини, и, на секунду, молча, преклоняли колено. Некоторые же из обращенных приходили под ее взор и подолгу застревали под ним, безмолвно глядя снизу вверх на изображение Элос. Вот и сейчас, отвернувшись от храма, я увидел, что все обращенные, Высшие Жрицы и даже Эльвиаран тоже смотрят на статую, повернувшись на седлах. Мой взгляд падает на Матриарха и я вижу, как слетает 'маска', скрывающая почти безумную веру в Богиню. Она опускает взгляд на меня — в нем плещется невероятная смесь чувств, состоящая из ревности и зависти. Но состояние Эльвиаран длится лишь мгновение, а потом она, спохватившись, снова одевает свою обычную 'маску' безразличия и высокомерия.

Огромные ворота начинают открываться. Раньше они были из монолитного куска скалы. Теперь же они сделаны из стали и на них написаны знаки древних. Результатом этого стало то, что врагам стало легче пробиться в другом месте, чем здесь, через внешнюю часть Дома. Я имею ввиду то, что вокруг колонны Дома была построена высокая пятнадцатиметровая стена, а два черных дракона, присягнувших мне, были расположены за колонной Дома. Кешрун и Акрершт после выздоровления при помощи моих обращенных Атар создали там гнездо, куда драконица три месяца назад отложила гигантское яйцо. Как ни удивительно, но недавно драконы сообщили, что их малыш начал шевелиться, а значит, скоро он должен вылупиться. Я долго не мог понять почему яйцо так быстро дозрело, пока мне не объяснили, что сама беременность у дракониц длиться около десяти лет, в течении которых формируется сам зародыш, и лишь в конце, когда у дракончика начинаются развиваться легкие и формируется само яйцо, служащее временной защитой от внешней среды.Наконец, ворота разъехались в стороны и авангард нашей колонны резво устремился вперед. Следом за ним медленно двинулись и мы.

За воротами простираются восстановленные после недавней битвы торговые кварталы нашего Дома. Здесь продается почти все, чем мы располагаем: оружие, артефакты, плоды работы наших ремесленников, ткани, разнообразные продукты, металлы, а также бюро разнообразных услуг предоставляемых нашим Домом. Здесь можно достать все: от экзотических мощнейших наркотиков до элитных проституток и услуг искуснейших убийц. Вам нужно убить высокопоставленного политика? Или устроить переворот? Вам сюда. Хотите познать чувство обладания темной эльдарой? Здесь воплотят самые смелые ваши мечты. А может вы в душе маньяк и любите резать, рвать и кромсать? Не переживайте — любой каприз за ваши деньги...

Самое забавное было то, что в нашем отстроенном квартале появились некоторые мелкие Дома из третьего десятка. Силы у них, как и Атар, было чуть, но Эльвиаран вывалила на их Матриархов как полицейские так и другие функции. Получив четко определенную свободу и права, они вполне справлялись со своей ношей. До меня даже доходили слухи, что Матриархи этих Домов были довольны своей судьбой. Итог? Да, Эльвиаран пришлось бросать им кости со стола, но так же она обзавелась своего рода 'Железным Занавесом', который должен был задержать армию врага и дать время для подготовки и активации обороны. Судя по тому, что ассигнования этим Домам-сателлитам выделялись неплохие, а тренировались они в последнее время вместе с Глубинной Стражей, Матриарх И`си`тор отнюдь не собиралась использовать гвардии этих Домов в качестве пушечного мяса. Как минимум они должны были стать разменными фигурами, которыми дорожат, но, в случае чего, пожертвуют без колебаний...

Тут нужно упомянуть, что подобные образования существовали вокруг каждого Великого Дома. Вот только вслед за падением силы И`си`тор падала и престижность нашего квартала. Дома-сателлиты, осознав, что ловить тут нечего, разбежались, а кварталы опустели. Когда же наш Дом резко набрался сил и золота, Матриарх развернулась на полную, и не подумав экономить на торговом квартале не только ресурсы, но и деньги, отстроив настоящее произведение искусства.

Авангард несильными ударами древками копий и кос расчищал дорогу для основных сил. Я покосился на своих полукровок, идеально замаскированных под детей. Маскировка была как магической (для мастеров Жизни ничего не стоит жонглировать своими органами и при этом вести бой) так и материальной: никто не отменял грима или одежды. Сами же высокорожденные в данный момент сидели под охраной в Границе Мрака. Все слуги в моем комплексе были под наблюдением, невзирая на то, что прошли неоднократные проверки на лояльность.

Несмотря на то, что я в последнее время часто появлялся за пределами Дома, все равно это происходило только в одном случае — поход под конвоем на Высокий Совет. Поэтому, при передвижении я всегда старался рассмотреть разные мелочи о жизни темных эльдар и других рас вне моего 'золотого террариума со змеями', как я называл Дом про себя. Да, конечно, много чего я почерпнул из книг, но некоторым сведениям нельзя было полностью доверять хотя бы из-за срока давности.

В разномастной толпе я заметил даже пару светлых эльдар. На всякий случай включив магическое зрение, я только уверился в своем выводе — только у светляков может быть настолько ярко выражена Сила Жизни в ауре. Какого демона они забыли в Альверист`асе? Здесь им не их острова. Тут за кривой взгляд кишки выпускают наружу без предупреждений и всяких дуэлей. Впрочем вон толпится их сопровождение: несколько сильных людских магов. Судя по аурам — стихийники. Ну-ну. Парочка Высших Жриц раскатает их всех в тонкий блин, а такие монстры как Элтруун играючись справятся и в одиночку.

А вот и другая группа сильных людских магов — их дар явно ориентирован во Тьму. Интересно, они состоят в 'Ковене' и будут ли участвовать в предстоящем представлении?

Хм. Еще одна группа людей. У каждого из них относительно сильный дар, в котором преобладают Стихии.

Настоящая толпа из носатых и лопоухих гоблинов. Зеленокожие галдят так, что перекрывают шум всей улицы.

Из небольших магазинчиков-лавочек с любопытством выглядывают торговцы: в основном это темные эльдары из касты Орин, но среди них встречаются гномы и даже цверги.

В подворотне я замечаю трех жриц Атретаса не из И`си`тор. Судя по знаку на их больших косах с двумя полуметровыми лезвиями, расходящимися полукругом в стороны, а потом снова почти сходящимися в одну точку, они были из Дома Серх, дочернего Дома Сатх. Когда я скользнул взглядом по вытравленному на лезвиях знаку, мне вспомнилось, что Серх был одним из Домов нанятых Эльвиаран. Их Матриарх отправилась в самостоятельное плавание больше тысячи лет назад. Были у них и взлеты и падения. Последняя неудача выпихнула их Дом из второго десятка негласного рейтинга и привела к нам.

Среди толпы выгодно возвышается пугающая фигура нага — полугуманоид-полузмея. Интересно, что привело представителя этого жестокого народа в нашу клоаку?

Вот и закончились наши кварталы и начались настоящие трущебы — ничейные, граничные земли между Великими Домами и Храмами. Если на нас собирались напасть — то только здесь. Дело в том, что свои кварталы храмовая стража патрулировала более чем на 'отлично'. Вдобавок с нами граничил Храм Реа, а у него всегда хватало последователей и ариров. Ее ариры были самыми востребованными единицами на поле боя или еще где. На вас наступает гномий хирд? Два десятка ариров Реа рассеют их и обратят в бегство. Вам нужно кого-то устранить? Арир Реа нарежет вашего врага тонкими ломтиками. Последователи этой Богини были наиболее управляемыми как на войне так и в относительно мирной жизни. По сравнению с остальными арирами, из потребности, как служителей своего Бога, были невелики. Всего-то на всего побольше места для танца да святилище. А уж что нужно было арирам Акnbsp;рио! Там был целый список в двадцать с мелочью пунктов. Что запомнилось особенно: раз в месяц обязательное жертвоприношение молодого раба или рабыни из других народов и раз в год — эльдара. Неудивительно, что ариры этой Богини были штучным товаром. К примеру, даже у нас в Доме их было всего четверо. И это если считать сестер Сэа и Лэа. Арирам Эхаялин были необходимы пытки. Необязательно до смерти, но постоянные.

Подобные особенности содержания были у всех. Иногда, правда, дополняя друг друга. К примеру: ариры Ихитоса любили боль. Это не афишировалось, но на этой почве ариров Ихитоса и Акрио часто можно было найти в одной постели...

Трущебы. Ничья земля. Если вы захотите найти настоящую бедность — вы ее без каких бы то ни было проблем найдете здесь. Маги здесь встречаются редко-редко. А те что здесь встречаются — жалкие обделенные силой самоучки. Кто хоть чуть-чуть выделяется среди них, тут же берется на заметку основными игроками — 'Ковеном' и 'Жнецами'. Трущебы населяет жалкий сброд, состоящий из обделенных даром беглецов из самых причудливых народов. Иnbsp;згнанники, еретики, убийцы... И просто неудачники. Одно время весь И`си`тор думал, что мой отец скрывается где-то здесь. Именно поэтому, зная, что живущие здесь продадут за золото своих детей, не взирая на страх или чьи-то авторитеты, мы и объявили такую огромную награду. Но время шло, а результата все не было.

Я мрачно смотрел на небольшие халупки, построенные буквально из мусора. Как же тесно они жмутся друг к другу. Из-за того, что у нас в общей пещере регулируемый теплый климат, некоторые из домов не имели даже крыши. В результате подобные дома состояли только из четырех двухметровых, в высоту, стен, в одной из которых было неровное прямоугольное отверстие, завешенное грязным куском ткани.

Великие Дома одно время обращали на это место свой разрушительный взор регулярно. Трущебы сжигались, сносились, разрушались. Но потом возникали вновь. В истории сохранились записи об этих попытках: Сатх пытались распространить здесь чуму, Р`еанр`е раздавали бесплатно тяжелые наркотики, Кхитан хотел пару раз заковать всех в рабские кандалы, гвардия А`сеатр трижды вырезала всех до единого, а пятьсот лет назад мы, И`си`тор, сожгли здесь все до тла. Не осталось ничего — даже кости жертв рассыпались в труху после воздействия чуnbsp; — То что меня поцарапает, от тебя не оставnbsp;ит даже хвоста.

довищной температуры. И что?...Спустя три десятка лет все вернулось на круги своя. Нет, Великие Дома не опустили руки совсем: время от времени проводились облавы, вспыхивали локальные эпидемии, появлялись карательные соединения ариров... После подобных действий кровь стекала в настоящие багровые озера, а горы трупов сжигались в бездымном пламени ... Но, скорее, это были полумеры, проводимые без должного фанатичного 'огонька' и призванные держать популяцию местных под контролем. Поэтому, особенно в последнее время, действия Великих Домов воспринимались местными как временное стихийное бедствие с массовыми жертвами. Вся проблема была в том, с чего Трущебы и образовались — ничья земля, служащая границей между Великими Домами и Пятью Храмами. За нее никто не отвечал и капитальные меры, такие как расположить здесь торговые кварталы или ввести постоянное патрулирование, негативно воспринимались Верховными арирами. Контроль? Сотрудничество? Да 'Ковен' никто не хотел прибирать к рукам, а уж о том, что бы управлять 'неодаренными червями' просто так, никто из Матриархов и третьего десятка не хотел даже слышать.

Мои размышления были прерваны тревожным знаком, поданным одной из обращенных жриц. Колонна остановилась. Атар изготовились к отражению вражеского удара. 'Я чувствую присутствие сильного демона.' — прошипел феникс. Где же он? Я активировал магическое зрение и стал осматриваться. В глаза бросилось полное отсутствие вокруг нас живых. Лишь вдалеке маячили мощные ауры отрядов обращенных. Я достал из-за спины Секущую и резко разложил ее. Похоже демон под какой-то маскировкой. И, словно в ответ на мою мысль, в доме прямо возле нас что-то обрушилось и над стеной поднялась мускулистая гуманоидная фигура. Демон. Его кожа была красного цвета а в маленьких глазках, защищенных мощными надбровными дугами не было зрачков. На лысой голове росла пара толстых, загнутых назад, рогов. Почти человеческое лицо с почти обычными, чуть заостренными ушами. Мощные мускулистые руки, скрытые латными наручами из красноватого металла, легко держали огромную алебарду. На пальцах напряженно сжатых на стальном древке были длинные загнутые черные когти. Голый накачанный торс был перетянут крест на крест полосами какой-то темной материи, удерживающей на центре груди какую-то странную треугольную бляху, расписанную неизвестными мне символами. Тварь была настолько высока, что возвышалась над стеной на половину. Невзирая на все приготовления, мы все пораженно замерли, глядя на демона.

Чудовищная фигура быстро окинула всю колонну взглядом и остановилась на мне. Демон секунду смотрел на нас и, неожиданно, повернув голову в подворотню, зычно проорал, указывая на меня:

— Атурр! Шеерх-та-айй!

Звуки его слов послужили сигналом к атаке.

Со всех сторон на нас ринулись, сметая жалкие халупки со своего пути, жутковатые твари, похожие на помесь гориллы и собаки. Их белесая морщинистая, дряблая и лысая кожа была покрыта множеством темных шрамов и небольших резаных ран. Длинные мускулистые лапы заканчивались широкими кистями, увенчанные короткими пальцами с треугольными черными когтями. При всем этом задние ноги были явно коротковаты и именно это придавало тварям определенное сходство с земными приматами. Но с обезьянами тварей роднило лишь это: вытянутые клыкастые морды были сильно похожи на волчьи , пальцы лап при беге они не сжимали в кулак, небольшие медвежьи ушки были прижаты к голове, большой розовый собачий нос чуть выдавался над пастью. Обладая в холке двухметровым ростом, при движении они практически не замечали на своем пути препятствий.

Наше замешательсьво длилось лишь мгновение. А потом почти одновременно все обращенные подняли руки и создали разнообразные заклинания. Мой феникс вынырнул из дара и я выпрыгнул из седла вверх, выпустив крылья и оттолкнувшись ими от воздуха. Но всего лишь за мгновение до сокрушающего магического удара по атакующим, высокий демон дотронулся указательным пальцем до центра своей бляхи и зычно многоголосо крикнул-рыкнул:

— Рела-ашрт!

На высоте трех метров над головой демона мгновенно образовалась искаженно-мутная сфера. Следом все наши заклинания разрушились — разноцветная мана, словно дым, уносимый ветром, выдулась из многочисленных 'ат' и заклинаний, став после этого затягиваться в шар заклинания демона. И сразу за этим на обескураженных и растерявшихся Атар нашей колонны обрушилась лавина тварей. Мои крылья развеялись, а пламя феникса истаяло без следа. Я начал падать метров с десяти. Сгруппировавшись, мне удалось мягко встать на ноги легко погасив инерцию своего тела. На меня тут же бросилась одна из тварей. Секущая все еще была у меня в руках и я прыгнул рыбкой выставив свое оружие для удара. Избежав таким образом взмаха неуклюжей когтистой лапы, я, чуть вздернув лезвием своей косы, словно консервным ножом, пробил-прорезал жуткой твари грудь. Чудовище завизжало-закричало от боли. Резко выдернув косу из раны, я крутнулся и отсек ей голову. Еще одна справа грызла за руку отчаянно сопротивляющуюся обращенную. Делаю резкий и точный выпад, отсекая ей большую часть головы. Секунду передышки я использую для того что бы коснуться серьги связи — в ответ лишь молчание. Мы отрезаны? Вокруг меня настоящий хаос битвы — рубка с чудищами идет на смерть. В руках Атар лишь косы, копья и мечи. Кричат раненые — им некому помочь, да и некогда. Ревут в ярости хисны. Лишь благодаря им нас не смяли в первые мгновения. Две больших группы обращенных организовали круговую оборону. Я как раз между ними. Эльвиаран нигде не видно. На моих глазах несколько тварей бросились в высоком прыжке на одну из групп — грациозный выпад нескольких жриц нанизывает их на копья, прерывая этим их жизнь. Твари окружили нас, не решаясь идти в атаку. Хисны шипят. Воспользовавшись паузой, обращенные вскидывают арбалеты и почти одновременно разряжают в чудовищ. Последовавший за этим многоголосый визг оглушителен. Оставляя своих скулящих раненых и убитых, волна откатывается еще дальше. Быстрая перезарядка и еще один залп — на этот раз несколько стрелок досталось и краснокожему демону. Вот только эффект был нулевой. Пытаюсь сформировать 'тер' — ничего не получается. Бросаю взгляд на рычащих тварей. Между нами настоящий ковер из трупов и раненых. Возле меня одна из раненых обращенных ползет к своим. Из разорванного живота вываливаются внутренности. От этой картины внутри моей души рождается нечто жуткое. Рывком оно вырывается из глубин моего естества и заполняет жгущей болью до самых кончиков пальцев моего тела. Мир приобретает невероятную четкость. Пальцы сами смыкаются на рукояти адамантовая плети. Я прыгаю в сторону, одновременно щелкая фиксатором и выбрасывая плеть в сторону тварей. Черные листообразные лезвия просто не замечают преграды из их тел. Больше трех десятков тварей разрезает пополам в обрасти грудины, заодно отсекая и передние лапы. От короткого визга умирающих чудовищ закладывает уши. Касаюсь ногами залитого кровью покрытия дороги и, крутнувшись, дабы плеть не впала в состояние покоя, прыгаю к злобно скалящемуся демону. Он готов встретить меня ударом своей алебарды в воздухе. Резко поджимаю ноги, меняя траекторию движения, и заодно наношу хлесткий удар по вражескому оружию. Плеть почти мгновенно обматывается о его черно-алое древко и я успеваю заметить торжествующую ухмылку на его лице. Он еще не знает, что все идет по моему плану и он умрет через секунду. Плеть натягивается, увлекая меня и — я залетаю по дуге за спину краснокожему демону. Почти взбежав по его спине, я уворачиваюсь от его лапищи и обматываю внатяжку плеть вокруг его мускулистой шеи. Его рука, наконец-то, хватает меня за пояс моих штанов и демон, еще не осознав, что произошло, дергает меня в сторону, тем самым помогая мне отсечь его голову. Адамантовые лезвия плети проходит сквозь его кости и плоть, почти не встречая сопротивления. Рука демона по инерции еще хочет меня отбросить в сторону, а его голова уже соскальзывает с плеч и с глухим стуком падает на гору мусора у его ног. Обезглавленное тело стоит целую секунду, а потом заваливается на спину, разрушая какую-то стенку. Рука демона еще держит меня, но вот пальцы разжимаются и я, извернувшись, легко становлюсь на его грудь. Из обрубка шеи толчками течет черная кровь. Не отрываясь, я смотрю на это зрелище.

Совершенно неожиданно возвращается магия и окружающий мир снова взрывается какофонией звуков. Вспыхивают удары магией. Из-за стен, окружающих меня почти со всех сторон, слышатся чьи-то громкие команды. Взрывы. Какое-то шипение. Арбалетные щелчки. Крики умирающих демонов. Поднимаю голову вверх и четко вижу на далеком светящемся потолке черный силуэт Драколича. Мы смотрим друг другу в глаза. Я ощущаю его присутствие и его чувства. Формирую четкую мысль: — 'Помоги им.' Огромная туша срывается с потолка в свободном падении, лишь самую малость корректируя полет своими крыльями. Когда он падает в ста метрах от меня, пол вздрагивает так, словно при землетрясении. Большинство халуп не выдерживают этого издевательства и обрушаются поднимая облака пыли. Стены вокруг меня также падают, открывая мне вид на поле брани.

Хм. А вот и Эльвиаран. С ног до головы в крови. Одежда-доспех потрепана и вся в дырах. В правой руке зажата оторванная лапа твари. Матриарх, словно указкой, тычет ей в мою сторону, что-то втолковывая какой-то обращенной. Тварей вокруг уже нет. Раненым оказывают помощь. Вот только даже с одного взгляда я понимаю, что как минимум у нас серьезные потери.

Драколич с жутким ревом заливает что-то невидимое своим выдохом — вой подыхающих тварей на несколько секунд полностью перекрывают шум битвы. От выдоха Драколича взметается огромное облако заряженной Смертью пыли. Непомерно раздувшись в стороны, туча захватывает в себя чудом устоявшее какое-то здание и оно сразу же обрушивается. Чудовище, довольно рыкнув, ныряет прямо в облако пылевой взвеси.

Рывком возвращается феникс и резко вздергивает меня вверх. Панорама поля битвы, открывшаяся мне с высоты, явно показывает, что силы врага рассеяны и обращены в беспорядочное бегство. Твари бегут прямиком в пыль, не осознавая насколько гибельно это место.Внутри облака пыли внезапно происходит мощный взрыв и Драколича выбрасывает из него. Огромное создание кубарем прокатывается в сторону, но неожиданно становится на все четыре лапы и издает пронзительное шипение. Внутри тучи рождается огромный язык пламени и пыль увлекается им в верх. Моему взгляду отрывается пятиугольная дыра в земле. Ее размер около двадцати метров. Да ведь это же и есть портал! Вокруг него лежат буквально горы мертвых тварей — Драколич повеселился здесь вовсю. Даже издалека видно, что с них слазит плоть, оголяя костяки. Сырая мана Смерти обладает почти абсолютным поражающим эффектом для не защищенной живой плоти. Лишь созданиям на ее основе она безвредна. Подлетаю ближе к порталу. Такое впечатление, что какой-то гигант вырезал огромным лезвием в скале отверстие в иной мир.

С высоты мне открывается невероятный вид на портал. Это явно не работа иллитидов. Их порталы похожи на трещины в стекле, наши же имеют круглую или овальную форму. Вдобавок, что мы, что они опираемся на Порядок, а те, кто строили эти врата, явно черпал силы из Хаоса. В результате, он был другого цвета — темно-темно-красного по краям разрыва пространства. Из краев портала вырывалась, словно пламя, алая манна и, практически не растворяясь в воздухе, засасывалась в звезду, формируя как бы водопад.

Пока я рассматривал портал, из него неожиданно, словно густой туман, выплеснулся алый туман и, разлившись вокруг метров на двадцать, снова втянулся в пределы звезды, оставив среди развалин больше трех сотен собакоголовых тварей.

При виде их, я снова ощутил то же чувство, что при схватке с краснокожим демоном. Я уничтожу их. Всех их.

Взмахнув со всей силы крыльями я оказался над порталом на высоте ста метров. Твари не обратили на меня внимания просто сохраняя построение. Дотронувшись до серьги связи я скомандовал всем: — 'Оцепить этот район и не дать тварям вырваться за его пределы. Активировать защиту от огня и попытаться минимизировать вторичное воздействие моего удара.' — Сосредоточившись на образе командующей храмовой стражей. — 'Окажи поддержку гвардии моего Дома.'

Несколько тварей соизволили наконец-то поднять свои морды и заметить меня. Поднявшийся оглушительный вой-визг сделал бы честь некоторым заклинаниям. Мне кажется, или они совсем другие? Глаза у некоторых зашиты грубыми нитями. Уши обрезаны. Когти явно более длинные и даже на вид очень острые.

Но довольно. Сейчас я буду творить одно из сильнейших заклинаний Стихии Огня — 'Огненный Циклон'. Мое личное изобретение и, наверно, применять полноценно его смогу только я. Выдернув огненный источник из своего дара, направив всю ману из него в свои 'тер', я стал создавать и накачивать под собой настоящую огненную сеть, на подобии 'Огненного Шторма'. Вот только принцип действия будет совсем другой. И вообще, с ним мое заклинание роднил только способ построения, а все остальное было другим. Стараясь не отвлекаться на беснующихся снизу тварей, я сосредоточился на создании 'ат' и правильного расположения их в узлах оранжевой сети. Насколько же сложный узор... До этого я создавал заклятье только на полигоне, отнюдь не в боевой обстановке. И там оно мне показалось не особо трудным... Впрочем, оно там было и меньше. Здесь же площадь накрытия будет почти в десять раз больше. Ну, вот вроде бы и все. И в тот момент, когда я его уже собирался выпустить свою сеть, с порталом что-то произошло. Бросив взгляд вниз, я увидел, как алый туман маны Хаоса снова поднимается, очевидно, собираясь выплеснуть еще тварей. Не медля, я активировал свое заклинание, ухватившись всеми своими 'тер' за его центр и взлетел еще выше.

Прекрасная оранжевая сеть стала разворачиваться, увеличиваясь в размере и одновременно двигаясь к земле накрывая ее. Краем глаза я отметил отлетающего в сторону Драколича и торопливо отступающее оцепление.

Подо мной туман начало засасывать обратно в портал. Мана Хаоса медленно и неохотно проявляла то, что выбросила из другого мира. Существ оказалось всего три. Они стояли ко мне спиной. Невысокие, на фоне тварей, гуманоидные мускулистые фигуры. Из всей одежды лишь нечто вроде шаровар из темного шелка. Лысые головы с растущими изо лба тонкими рожками, загнутыми назад. Оранжевая нить заклинания упала как раз между ними, заключив в своеобразные квадраты. Заклинание сработало и до меня донесся пока еще далеки вой воздуха и огня. Центральная фигура что то крикнула и над ним возникла уже знакомая мутная сфера, но мое заклинание не зря после демонстрации включили в заклинания Высшего Круга. Все, чего добился демон — лишь погасил линии сети в окружности десяти метров вокруг себя. Сомневаюсь, что эта сфера сможет прикрыть эту троицу от одного из самых мощных заклинаний в моем арсенале. В четырехстах метрах от меня поднялись огромные протуберанцы оранжевого пламени. На мое лицо вылезла предвкушающая улыбка. Демон, стоящий справа, что-то выкрикнул и создал что-то вроде защиты. Интересная у них магия. Левый обернулся, очевидно, собираясь прыгнуть обратно в портал, но наткнулся взглядом на меня и, повернув голову к среднему, что-то крикнул. Но это уже не играло никакой роли. Даже будь на их месте Драколич от него остался бы только пепел. Языки пламени тем временем накопили достаточное количество пламени, уплотнившись до состояния очень плотных ярко светящихся столбов и выгнулись-обрушились во внутрь, высвобождая огонь. Пламя, смешавшись с пылью, прахом и воздухом взревело и потемнело, став из ярко-желтого мутно-оранжево-красным. Образовав сплошное кольцо толщиной около ста метров и высотой больше двадцати, пламя на мгновение остановилось, словно тигр перед прыжком, и ринулось на со всех сторон на меня, почти мгновенно кремируя все на своем пути. Оранжевая сеть заклинания по мере движения гасла. Ее нити была необходимы как направляющие для потока огня. Без них огонь бы просто поднялся вверх, нанеся разрушения лишь в кольце. Поток стремительно приближался поглощая все на своем пути. Демоны попытались прыгнуть в портал, но, по моему, успел лишь тот, который стоял ко мне лицом. И все поглотил огонь. Столкнувшись, поток выплеснулся вверх и стал втягиваться в мои 'тер', которыми я держал центр сети заклинания. Именно поэтому его нормально использовать смогу только я. Для меня Огонь и его проявления — это нечто родное. А всем остальным придется запредельно обвешиваться защитой. Вдобавок ко всему 'Огненный Циклон' восполняет резерв этой Стихии. Вот только в моем случае — это смешно. На построение заклинания у меня уходит около пяти тысяч эрг, возвращается же примерно в половину больше, а потенциал Огненной Стихии у меня всего тысяча сто. Если б не просто жуткая скорость восполнения маны этого вида, я даже треть 'Огненного Циклона' построить не смог без накопителя. Куда же девалась поглощаемая мной мана Огня? Ну это просто — ее всю сжирал феникс в просто неприличных размерах...

Поток огня иссяк, явив мне раскаленную до красна и гладкую, как тарелка, пустошь. О том что здсь было множество тварей не осталось даже упоминания.

А портал-то не закрылся...

Из того немногого, что я знал о порталах, следовало, что у подобных межмировых проходов, черпающих свою силу в Хаосе, существует своего рода система материальных якорей. Вот только я не видел ничего, что хоть отдаленно могло напоминать их. Вдобавок ко всему, при их уничтожении портал должен был закрыться сам. Но вокруг не уцелело ничего. Вылизанная огнем и раскаленным воздухом, отполированная пылью потрескивающая скала. Вывод один — якорь на той стороне. Как так получилось, что фактически 'Ковен' открыл наш мир и отдал чужакам ключи от дверей? Придется туда идти. На ту сторону врат. Если я вернусь...Нет, не 'если', а 'когда' я вернусь от туда, 'Ковен' прочувствует всю глубину моего раздражения и гнева...Может это опять козни этого Хетроса? На той стороне не Альверист`ас, а значит — сдерживаться и выяснять где якоря и кто виноват я не буду.

Врежу со всей своей мощи и будь что будет...

Проклятье, куда я дел Секущую? Адамантовая плеть зажата в руке, а моей любимой косы нет... Расплавится она не могла, а вот золото выдуть могло запросто. Похоже, я ее просто отбросил в сторону, не отвечая за свои действия... А жаль, с ее мощью мне было бы легче на той стороне. Эх, разучить бы Цепь Элементов.

Бросаю взгляд на свои крылья — похоже феникс, живя во мне, нарастил жирок. Или быть может он развивается параллельно мне? Каждое крыло было длиной около двадцати метров. Перья — из очень плотного ярко-желтого пламени. Пламя огромным потоком медленно поднималось вверх, формируя большое огненное облако, светящееся ярко-оранжевым светом. Это явление — внешний резерв элементаля. Обычная тактика противостояния живой силе. Одновременно средство защиты, нападения и показатель силы каждого из существ этого класса. Чем больше — тем лучше. Можно сказать, этот эффект нечто вроде короны монарха: чем она богаче, тем могущественней страна которой он управляет. Феникс?! Сможешь собрать огонь обратно и на той стороне портала сразу же выпустить? Ответ был быстрым: — 'Да. Влети в него.'

Легкое движение крыльев рывком перемещает меня в средоточие родной Стихии. Облако начинает засасывать в центр моей груди. Мана Огня заполняет меня до остатка. 'Тер' становятся материальными и начинают светиться. 'Готово. Вот только долго я его не удержу.' — шепчет элементаль. Дотрагиваюсь до костяного наруча Драколича и командую: — 'За мной!' Не дожидаясь ответа, складываю крылья и падаю вниз, оставляя за собой хвост из раскаленного воздуха и медленно гаснущего пламени.

Зеркало портала оказывается неожиданно упругим. Странная пленка тянется, но не пропускает меня дальше. В какой-то момент я осознаю, что еще немного и меня просто вышвырнет обратно. От безысходности взмахиваю своей плетью и совершенно неожиданно пленка лопается, пропускает меня в чуждый мир.

3.Вера и безумие.

Каждый раз, когда Эльвиаран смотрела на великолепную статую Элос, она ощущала нечто невероятное... Чувство одиночества, свойственное каждому из народа вечных, будь то светлый и темный, исчезало, оставляя лишь умиротворенность. Идеальное изображение Великой Богини, призванное вселять неуверенность и страх в сердца и души гостей Дома, оказывало обратное воздействие на его жителей. Глядя на лицо Великой Богини, Эльвиаран внезапно ощутила сильное чувство ревности к Разящему Клинку, как часто за глаза называли Перерожденного. Подумать только, он ощущает это чувство постоянно... Богиня говорит с ним напрямую. Он никогда не одинок. Ему есть на кого положиться, кто никогда не предаст... Кому, как не Ашерасу было пытаться сделать то, что не было позволено никому?

Эльвиаран с трудом оторвала взор от статуи и опустила взгляд вниз. Вся колонна Атар замерла, глядя вверх. Внезапно, ее взгляд натолкнулся на слегка заинтересованный взгляд Перерожденного. Неожиданно, зависть полыхнула черным пламенем и она, тысячелетняя Атар, не смогла сдержать безразличную маску на лице. Неужели заметил? Чуть кольнуло чувство вины.

Наконец-то они выбрались за пределы Дома и окунулись в хаос торговых кварталов. Матриарх старалась по давно выработанной привычке смотреть строго перед собой, держа линию поведения Матриарха Первого Дома, и, одновременно, периферийным зрением отмечать происходящее вокруг. Видя прекрасную архитектуру отреставрированных и заново отстроенных зданий, Эльвиаран ощутила гордость за свой Дом. Благодаря обращенным они смогли наладить поточное изготовление простеньких артефактов и в короткие сроки буквально завалить ими рынок. Но И`си`тор стали торговать не только ими: на рынке снова появились изделия всемирно известных мастеров-оружейников и артефакторов. Результат говорил сам за себя: оборот денег за полгода увеличился в пятьсот раз и торговый квартал снова ожил, раскрывшись, словно диковинный цветок под лучами белого солнца, освещающего Хейреш. Да уж, количество Атар всегда положительно сказывалось на экономике любого Дома. Каждый из них был незаменим и являлся огромной ценностью. Само существование Высших стабилизировало отношения как между отдельными индивидуумами Атретасов Дома, так и отношения между самими кастами Атретас-Орин. Эльвиаран вспомнила, как однажды, приняв лишнего, Элтруун разоткровенничалась и призналась, что само присутствие Атар в войсковых подразделениях вселяет чувство уверенности и нужности существования в сердца и души ее подчиненных.

Момент, когда их колонна покинула торговый квартал, Эльвиаран ощутила четко. Вот заканчивается последний торговый ряд, потом граничный небогатый квартал с дешевыми гостиницами и колонна войск пересекает широкую улицу-границу между землей подконтрольной Дому и Трущебами. Красивая и качественно покрытая каменными плитами дорога сменяется грязной свалкой, по которой придется двигаться почти километр до земель Храма Реа.

Как только рист Матриарха вступил на полосу ничьей земли, Эльвиаран тут же ощутила неправильность окружающего. Ни одного живого существа! Ничьи земли будто вымерли. А ведь обычно здесь не протолкнуться. Разведка не ошиблась — засада будет явно здесь — местные обладают просто феноменальным чутьем на неприятности и при первых признаках опасности скрываются в огромных катакомбах, буквально прогрызенных ими в толще скалы под Трущебами. Матриарх знала, что последнюю тысячу лет ходит упорный слух, что у местных стали рождаться провидцы. Пока что не особо сильные, но увидеть, что произойдет в самом ближайшем будущем, они могли. Было подозрение, что из-за этого Кхитан и не участвовал в последних зачистках Трущеб и вообще смотрел на происходящее здесь сквозь пальцы, фактически покрывая и покровительствуя изгоям. При трезвом размышлении их логика была понятна: провидцы — это еще один источник информации. Правда довольно расплывчатый и неточный...Но все же...

Внезапно, чуть в стороне поднялась рослая фигура демона. Судя по знаку на груди — это был один из 'эхротов', вид демонов, относящийся к среднему офицерскому звену и специализирующийся на убийстве магов. В месте с осознанием профессии стоящего демона в груди поселился комок страха. Проклятье! Дотронувшись до серьги связи и обнаружив, что она уже не работает, Матриарх осознала, что ловушка захлопнулась и вырваться будет невероятно сложно. Нужно было прислушаться к словам Элтруун. Кто-то действительно решил перемолоть вместе с Разящим Клинком половину города. Моментально соскочив с риста, Эльвиаран сдернула с пояса свою парадную ак-еаш и щелкнула позолоченным фиксатором, высвобождая острейшие лезвия. Сзади что-то гортанно прорычали-проорали и отовсюду с рыком полезли низшие. Ее десяток Высших Жриц попытался что-то создать из заклинаний, но когда уже они собрались ударить по наступающим, демон применил что-то из своих умений моментально разрушив все активные магические структуры. И тут же на Эльвиаран побежали какие-то собакоголовые низшие демоны. Первого из них Матриарх легко убила разрубив ему голову своей плетью. Резко дернув назад плеть, Эльвиаран ударила с разворота ногой следующую тварь в голову. Сила удара была такова, что череп лопнул, забрызгав всех окружающих ошметками. Еще один удар плетью, разрубивший очередную тварь пополам. Рядом тонко кричит от боли Высшая Жрица — тварь одним рывком отхватила ей руку по локтевой сустав. Эльвиаран вплела в танец бросок своего единственного метательного кинжала и демон, примерившийся отгрызть раненой голову, получает его в шею. Плеть тем временем отрезает неосторожно сунувшейся твари часть морды и лапы. Атретасы рубят демонов своими кавалерийскими косами так, что кровавые бызги накрывают их же самих. Одна из тварей выпрыгнула из-за спин своих товарок прямо сверху на Эльвиаран. Согнувшись почти пополам, древняя все таки смогла вытянуть на ее путь свою плеть: бегущими лезвиями демона разрезает пополам, обдав потоком крови и ошметков внутренностей. Одна из частей демона пролетая мимо рефлекторно задела одежду, разорвав ее. Но не это самое плохое. Танец прервался и плеть, только чудом не попав по одной из жриц, ударила по мусору под ногами. Эльвиаран распрямилась и выпустила рукоять плети из рук. Та со звонким звуком упала под ноги. Неужели это последний ее бой? Древняя мягко положила ладони на рукояти ее личных богато украшенных серпов. Твари, глядя на груды тел своих, больше не лезли толпой, а шипя и подбадривая друг друга рыком толкались в шести метрах. Пальцы сомкнулись на рукоятях и руки, привычно-медленно, потянули их назад и вниз, вытягивая изогнутые лезвия из вычурных ножен. Рядом щелкнули арбалеты и твари сплошным ковром повалились на землю. Еще один залп и они побежали. Так боятся смерти? Один из раненых демонов, жалобно скуля, пытался ползти за своими. Эльвиаран не спеша догнала его и короткими быстрыми ударами подрезала ему сухожилия и суставы. Демон завыл еще жалобнее, но не вызвал у своего мучителя и капли сострадания. Еще щелчки арбалетов. Матриарх одним движением серпов вскрыла твари спину и, всунув руку в еще живое тело, схватила сердце и вырвала его рывком. Это был один из основных ритуалов жервоприношения Акрио, в чьем Храме Эльвиаран обучалась почти целое тысячелетие назад. Сжав еще трепещущее сердце в правой руке, древняя подняла его над своим лицом и резко сжала его. Выплеснувшаяся коротким фонтаном кровь почти равномерно покрыла ее лицо. Одновременно с этим в самой глубине своей души, Матриарх ощутила поднимающийся пульсирующий жар — Богиня снизошла к ней и ниспослала часть своей благодати. Древняя дернула плечом и, как всегда, ощутила не идеальность своей одежды. Тем временем пульсирующая сила наполняла ее изнутри. Как всегда в этом состоянии ей, захотелось убивать и заниматься сексом одновременно. Задрав лицо к такому далекому потолку с островами светящегося мха Эльвиаран хрипло засмеялась. Неожиданно вернулась магия и это подняло настроение древней практически до эйфории. Из-за угла какой-то коробки-дома выглянула морда демона. Коротко рыкнув он большими прыжками понесся к ней.

— Не стрелять! — Успелnbsp; На высоте трех метров над головой демона мгновенно образовалась искаженно-мутная сфера. Следом все наши заклинания разрушились — разноцветная мана, словно дым, уносимый ветром, выдулась из многочисленных 'ат' и заклинаний, став после этого затягиваться в шар заклинания демона. И сразу за этим на обескураженных и растерявшихся Атар нашей колонны обрушилась лавина тварей. Мои крылья развеялись, а пламя феникса истаяло без следа. Я начал падать метров с десяти. Сгруппировавшись, мне удалось мягко встать на ноги легко погасив инерцию своего тела. На меня тут же бросилась одна из тварей. Секущая все еще была у меня в руках и я прыгнул рыбкой выставив свое оружие для удара. Избежав таким образом взмаха неуклюжей когтистой лапы, я, чуть вздернув лезвием своей косы, словно консервным ножом, пробил-прорезал жуткой твари грудь. Чудовище завизжало-закричало от боли. Резко выдернув косу из раны, я крутнулся и отсек ей голову. Еще одна справа грызла за руку отчаянно сопротивляющуюся обращенную. Делаю резкий и точный выпад, отсекая ей большую часть головы. Секунду передышки я использую для того что бы коснуться серьги связи — в ответ лишь молчание. Мы отрезаны? Вокруг меня настоящий хаос битвы — рубка с чудищами идет на смерть. В руках Атар лишь косы, копья и мечи. Кричат раненые — им некому помочь, да и некогда. Ревут в ярости хисны. Лишь благодаря им нас не смяли в первые мгновения. Две больших группы обращенных организовали круговую оборону. Я как раз между ними. Эльвиаран нигде не видно. На моих глазах несколько тварей бросились в высоком прыжке на одну из групп — грациозный выпад нескольких жриц нанизывает их на копья, прерывая этим их жизнь. Твари окружили нас, не решаясь идти в атаку. Хисны шипят. Воспользовавшись паузой, обращенные вскидывают арбалеты и почти одновременно разряжают в чудовищ. Последовавший за этим многоголосый визг оглушителен. Оставляя своих скулящих раненых и убитых, волна откатывается еще дальше. Быстрая перезарядка и еще один залп — на этот раз несколько стрелок досталось и краснокожему демону. Вот только эффект был нулевой. Пытаюсь сформировать 'тер' — ничего не получается. Бросаю взгляд на рычащих тварей. Между нами настоящий ковер из трупов и раненых. Возле меня одна из раненых обращенных ползет к своим. Из разорванного живота вываливаются внутренности. От этой картины внутри моей души рождается нечто жуткое. Рывком оно вырывается из глубин моего естества и заполняет жгущей болью до самых кончиков пальцев моего тела. Мир приобретает невероятную четкость. Пальцы сами смыкаются на рукояти адамантовая плети. Я прыгаю в сторону, одновременно щелкая фиксатором и выбрасывая плеть в сторону тварей. Черные листообразные лезвия просто не замечают преграды из их тел. Больше трех десятков тварей разрезает пополам в обрасти грудины, заодно отсекая и передние лапы. От короткого визга умирающих чудовищ закладывает уши. Касаюсь ногами залитого кровью покрытия дороги и, крутнувшись, дабы плеть не впала в состояние покоя, прыгаю к злобно скалящемуся демону. Он готов встретить меня ударом своей алебарды в воздухе. Резко поджимаю ноги, меняя траекторию движения, и заодно наношу хлесткий удар по вражескому оружию. Плеть почти мгновенно обматывается о его черно-алое древко и я успеваю заметить торжествующую ухмылку на его лице. Он еще не знает, что все идет по моему плану и он умрет через секунду. Плеть натягивается, увлекая меня и — я залетаю по дуге за спину краснокожему демону. Почти взбежав по его спине, я уворачиваюсь от его лапищи и обматываю внатяжку плеть вокруг его мускулистой шеи. Его рука, наконец-то, хватает меня за пояс моих штанов и демон, еще не осознав, что произошло, дергает меня в сторону, тем самым помогая мне отсечь его голову. Адамантовые лезвия плети проходит сквозь его кости и плоть, почти не встречая сопротивления. Рука демона по инерции еще хочет меня отбросить в сторону, а его голова уже соскальзывает с плеч и с глухим стуком падает на гору мусора у его ног. Обезглавленное тело стоит целую секунду, а потом заваливается на спину, разрушая какую-то стенку. Рука демона еще держит меня, но вот пальцы разжимаются и я, извернувшись, легко становлюсь на его гnbsp;рудь. Из обрубка шеи толчками течет черная кровь. Не отрываясь, я смотрю на это зрелище.

а крикнуть Матриарх и с места прыгнула к нему на встречу.

Демон явно думал, что победит один на один. Тупая отрыжка Бездны, не способная осознать свое ничтожество. Эльвиаран в воздухе отвела его неумелый и сильный удар лапой, вывернув ее ему за спину. Результатом этого финта было то, что когда тварь брякнулась мордой в мусор, древняя стояла у него на спине. Резкий рывок и плоть демона не выдерживает и рвется, оставляя в руках у древней оторванную конечность. От боли тварь верещит и пытается встать. Резким ударом левой руки, nbsp; Поток огня иссяк, явив мне раскаленную до красна и гладкую, как тарелка, пустошь. О том что здсь было множество тварей не осталось даже упоминания.

Матриарх пробивает ему грудь. Чуть покопавшись во внутренностях агонизирующего демона, Эльвиаран наконец-то находит его сердце и быстро повторяет ритуал. Поняв лицо вверх, древняя неожиданно увидела падающего личного Драколича Перерожденного. Чудовище практически не замедляя своего падения приземляется, если можно употребить это слово, за какими-то двухэтажными домами. Удар его тела о скалу производит настоящее землетрясение. И тут же Драколич вступает в бой. А где же сам Ашерас? Оглянувшись, древняя увидела его стоящего на обезглавленном теле демона.. Отлично! Теперь у нас есть все шансы.

— Матриарх!

К Эльвиаран подбежала одна из обращенных.

— Окажите поддержку Ашерасу! — древняя тыкнула оторванной конечностью демона как указкой в сторону Перерожденного.

Наконец-то ожила серьга связи и в ее сознании проявились одновременно десятки чужих мыслей-образов: полевые командиры ожидали приказов. Что ж, прикрыв глаза, Матриарх начала раздавать приказы: — 'Заняться ранеными! Ударным отрядам, понесшим наименьшие потери начать преследование демонов! Начните создавать ритуал 'Удержание Воли' и призовите Верховную Богиню Элос! Демоны не уберутся отсюда просто так! Свяжитесь с Шестым Храмом и потребуйте подкреплений! Попытайтесь не выпустить тварей из Трущеб.' Раздав приказания, Древняя изгнала чужие сознания из своего разума и, вздохнув, связалась с Домом. Когда сознание сестры проявилось у нее в мыслях, она пропустила ее приветствие и сконцентрировавшись послала четкую мысль: -'Сестра, поднимай Эхаера с его 'татреттом' поддержки, бери Элтруун с ее частями постоянной готовности и выдвигайся в Трущебы. Да, можешь сказать нашей сестре, что она была права...' И последнее: — 'Эйрин, поднимай всех своих и выдвигайся к нам.'

В отдалении прогремело несколько мощных взрывов. Открыв глаза, Эльвиран увидела летящего кубарем Драколича. Проклятье! Да что же там присходит? Одним высоким и длинным прыжком Матриарх запрыгнула на возвышающуюся рядом гору мусора, в который превратилось соседнее здание. Ее взору открылся вид на огромный портал и вяло машущего над ним крыльями Ашераса. Прямо в этот момент из врат вылилось не меньше трех сотен элитных низших демонов. Ее разума коснулась предупреждающаяnbsp; мысль-приказ Перерожденного. Лишь секунда понадобилась древней для осознания ситуации и еще раз взглянув на Ашераса, она, коротко ругнувшись, стала вновь раздавать приказы: — 'Вывозите раненых и убитых! Всем войскам убраться из зоны поражения! Быстрее! Набросить защиту из Тьмы. Всем рисовать сдерживающий барьер!'

Она не успела закончить, как все Атар вокруг начали поспешно покидать зону поражения заклинания Перерожденного. Стоя на возвышении, Эльвиаран наблюдала магическим зрением за действиями Клинка, внутренне радуясь, что он решил применить свое недавно изобретенное заклинание, а не нечто другое. Из несомненных плюсов этого заклинания была относительно четкая граница поражения. Вне ее оставалось лишь защититься от побочных эффектов, вроде избыточного теплового излучения. Таким образом, само место засады оказалось в безопасной зоне. И это было отлично, так как многим раненым все еще оказывали помощь: некоторых подлечили лишь чуть-чуть, лишь остановив кровотечение и стянув раны, кого-то вытаскивали буквально из того света, реанимируя разорванные тела и удерживая души, а чьи-то останки лишь складывали в ряд, расписываясь а своем бессилии. В нем котором было уже почти тридцать тел. Бросив взгляд на обезображенные трупы, Эльвиаран в ярости заскрипела зубами.

sp; Воздух завыл одиноким волком. Этот звук смешался с низким ревом поднявшегося рядом гигантского столба пламени. От теплового излучения, порожденного огнем, затлели, а кое-где и загорелись, кучи мусора, бывшие совсем недавно убогими домами. Рождавшиеся при этом струи дыма увлекались воздухом, подтягиваемым пламенем, и засасывались вовнутрь огня. Защитные барьеры стремительно темнели, борясь с сжигающими все лучами. Эльвиаран стала дополнительно накачивать маной, выдавленные силой жриц в мусоре и кровавой грязи, знаки Древних. Столбы огня быстро уплотнились, превратившись в ярко-ярко-желтые, чуть покачивающиеся, узкие слись Высшие Жрицы ее эскорта, они поддержали ее, вливая и свою ману. Весь мусор и обломки за границей барьера уже горели. Рыжее пламя вытягивало свои языки в сторону столбов, дополнительно напитывая их энергией. Хоть древняя и была на демонстрации nbsp;этого заклинания, то, что произошло потом, серьезно ее испугало. Столбы, качнувшись сильнее, рухнули вовнутрь, поnbsp; направлению к неподвижно висящему над порталом Клинку. Коснувшись обломков, они разрушились, высвобождая накопленную мощь. Пламя стремительно потемнело. Вот только жара, испускаемого им, стало еще больше. Огонь смешался в огромное сплошное кольцо. Но это его состояние длилось лишь секунды, а потом черно-оранжевая туча ринулась в центр, втянувшись в Ашераса. Нагрузка на защиту исчезла. Бушующий за границей пожар погас. Лишь кое-где вяло поднимались тонкие струйки дыма.

Матриарх обессилено упала на колени и облегченно выругалась. Ожила серьга связи и в разуме Эльвиаран появилось знакомое ощущение. Вяло пошевелив память, древняя опознала в неизвестной Ашриллу, командующую храмовой стражей. Она прикрыла глаза и ответила: — 'Да?' — Матриарх еще не определилась с линией поведения к возвышенным в Атар, бывших ариров Шестого Храма. Та же Ашрилла, будучи одной из приближенных почившей Акристы, была той еще расчетливой стервой, если не сказать пожестче. Однако, изменившись, она стала, словно хисна своего котенка, чуть ли не вылизывать Перерожденного. До нее доходили слухи, что Ашерас выдержал с ней настоящий бой: командующая отчаянно опасалась за его жизнь и настаивала на том, что б его даже в Доме везде сопровождал чуть ли не усиленный 'татретт' храмовников. — 'Первые десять 'татреттов' будут у вас через минуту. Весь район оцеплен. Сопротивление подавлено. Ашерас приказал оказывать вам во всем поддержку. Что произошло?' — Эльвиаран нахмурилась. Как они оказались здесь так быстро? И какое, к демонам, сопротивление в тылу? Перерожденный ей не доверяет? Впрочем, хорошо, что они здесь: многих раненых еще можно спасти. — 'Продвигайтесь к нам. У нас очень много раненых. Нападающие открыли Большие Врата и в данный момент они...' — Матриарх посмотрела в центр оплавленной пустоши и, панически смешавшись в мыслях, продолжила: — '...открыты.'

В следующий момент Ашерас взмахнул своими, заметно увеличившимися в размерах, крыльями и камнем упал в портал.

— Нет... — выдохнула с отчаянием Эльвиаран. Зачем он это сделал? Да, якори, судя по всему, находятся с той стороны, но идти туда в одиночку?

Рядом испуганно вскрикнула одна из Высших Жриц: чудовищное тело Драколича промелькнуло над ними и, сделав горку, последовало за Перерожденным.

Проклятье! Проклятье! Плоскость межмирового портала,поглотив существо, забурлила словно алая вода. Что же делать?

Сосредоточившись на образах всех командиров она отдала один приказ: — 'Организовать оцепление вокруг портала на расстоянии триста-четыреста метров и подготовить магические удары по тварям, которые могут полезть из него.'

Вот и все, что она, как Матриарх Первого Дома пока может сделать. Повернувшись к землям Храма Реа, она посмотрела на возвышающиеся над его крышами руки статуй Ксатэна. Может надавить на Совет и собрать 'ахрешт', для вторжения в иной мир? Не хотелось бы опираться на силы лишь И`си`тор. Элос...Может, что придумает Шестой Храм?

Словно в ответ на ее мысли рядом заскрипели обломки и повернув на звук голову, Матриарх увидела высокую фигуру Ашриллы. Возвышение изменило ее черты лица и фигуру превратив именно в то, чем она всегда мечтала стать — воплощение силы и воли Богини, которой она служила. Ходили слухи: воля Ашриллы была настолько сильна, что во время ритуала ее личность не стерлась, а практически полностью сохранилась. Вообще на ариров Шестого Храма возвышение подействовало совсем по-иному, чем на Атретасов Великих Домов и рабов-иллитидов. Нет, с даром и физическими данными все было нормально, но разум изменялся только частично. Заданные вопросы Ашерас игнорировал либо ссылался на Богиню. Оставалось только строить догадки. Одной из них было влияние веры. Одета она была в традиционный легкий доспех жрицы. Кончики ее длинных ушей были стянуты короткой белой церочкой.

Ашрилла долго смотрела на звезду портала и произнесла, чуть дрогнувшим голосом:

— Ашерас...там?

Эльвиаран чуть кивнула:

— Да.

— Сам?

— За ним залетел его Драколич.

Ашрилла, не закрывая глаз, дотронулась до серьги связи. В ответ на ее приказы все вокруг пришло в движение. Обернувшись, Матриарх увидела, как вокруг нее храмовая стража вытекает из развалин и собирается на потрескивающих камнях перед порталом. Неужели они собираются его как-то запечатать?

— Что ты задумала? — спросила, пытаясь сохранить спокойствие, Эльвиаран.

Командующая убрала руку от серьги и будничным тоном произнесла:

— Мы идем следом. — и стала спускаться по коптящим обломкам вниз, к пустоши, образовавшейся перед порталом.

— Что? — от удивления мысли Эльвиаран спутались в клубок.

Мимо нее прошла личная охрана Ашераса, одетае в позолоченную броню — Золотая Стража. Следом за ними шли возвышенные Атара ее Дома.

— Куда вы? — выкрикнула Матриарх.

Рядом с ней остановилась жрицы из первой четверки. Та, что была с красными волосами, произнесла:

— Мы не оставим Ашераса сражаться в одиночку. Он верит в нас, а мы — в него.

— Да какая, к демонам, вера!? Это же безумие! Остановитесь!

— Ты не смеешь нам указывать.

— Я — Матриарх !

— А он — наш Владыка.

— Но...

Та, что была с черными волосами, насмешливо фыркнула и первой стала спускаться

вниз, крикнув:

— Ашрилла, начинай ритуал! Всем приготовится к высадке! Драколичи уже пробудились и скоро будут здесь!...


* * *

**

Влен Госс был одним из тех немногих имперских магов, кто добился всего своего положения сам: искал покровителей, учителей, знания, добивался положения в обществе, славы и богатства. Благодаря тому, что он с самого начала имел предрасположенность к Порядку, а именно одной из его школ, носящей название 'Скраеннэ' и обучающей работе со своим разумом и памятью, он помнил все, что с ним происходило в течении всей его жизни. Именно поэтому его и отправили с разведывательной миссией в проклятую столицу темных эльфов. Его задание было простым и, одновременно, невероятно сложным: оценка оборонного потенциала Альверист`аса. Кроме того, он должен был составить более-менее точные карты самого города и попытаться подкупить определенных местных дворян для получения определенных разведданных о внутренних политических течениях. Вся проблема была в том, что то, что происходило внутри Великих Домов, крайне редко покидало его пределы. Правда, как оказалось, золото легко открывает рты, да так, что даже приходится доплачивать, дабы их заткнуть снова.

За месяц, проведенный в городе, Госс осознал, что крайне благоприятный момент для удара был упущен: из вороха сплетен магистр вычленил информацию о том, что произошло полгода назад. Он побывал в восстанавливающихся кварталах теперь уже Первого Дома И`си`тор, видел издалека Карающего Клинка, едущего на очередной Высокий Совет, слышал восхищенный разговор двух обращенных белокожих эльфиек из касты Атар, даже ощущал запах сгоревшей плоти на развалинах Ишакши, куда он прибыл под видом скупщика барахла...

Сведя все сведения, добытые им, воедино, он ощутил тревогу: давно планируемая кампания грозила обернуться невероятной катастрофой. За короткое время темные эльдары увеличили свою совокупную магическую мощь более чем в пятнадцать раз. А это означало, что специально созданного корпуса выделенных степным оркам магов явно не хватит даже на простую защиту армии от дальних ударов. В корпусе было всего две тысячи магов в звании от ахимага до самого архимагистра Крациуса, которому прочили должность Посвященного Советника при бессменном Министре Магии Цреуше.

Крациус ас Раш. Из молодых. Амбициозный гордец. Госс, поболтав остатки слабого вина в стеклянном бокале, вспомнил его чуть нагловатое аристократическое лицо. Архимагистр собирал свой корпус по всей империи Азог. Каждый маг буквально выдирался с мясом из города или гильдии и в случае их гибели равноценной замены им не было. Эта сила, способная одним ударом очистить кусок земли размером с Белое королевство от всего живого и неживого (правда, при отсутствии противодействия), смотрелась откровенно бледно по сравнению с пятнадцатью тысячами магов уровня архимагистра, которых теперь могли выставить темные эльфы.

Живущие здесь знали — каждый маг темных эльфов с детства обучается, кроме магии еще и обращению с оружием, а если помножить это все на многовековой опыт постоянных стычек и сражений... Да, темные эльфы были в среднем физически слабее человека, но это полностью компенсировалось невероятной гибкостью, скоростью и реакцией. Многие смазывали оружие быстродействующими ядами. Вдобавок, темноэльфийские маги умудрялись вплетать в свой стиль боя магические заклинания, а это было очень плохо. А вот имперские маги практически не владели оружием. А то, что могли — это обращаться с древковым видом вооружений, такими к алебарды, посохи, копья...Для темных эльфов владение оружием же было первично и лишь потом — шла магия. Самым же большим отличием была ориентация в изучающихся Школах Магии: темные эльфы больше опирались на Силы, а люди — на Стихии. Следствием этого было то, что среди вечных было много целителей и они могли оказывать себе и окружающим первую помощь прямо на поле боя на голой силе, без никаких артефактов или зелий. А вот это было очень плохо — Госс прекрасно помнил как после сражения при Аласте, во время последней неудачной кампании, вошедшей в историю как 'Война за Крентон', на очередь к немногим целителям выкладывали на сырой земле километровые линии из раненых. Многие не выжили тогда, включая целителей, выгоревших до конца... А ведь отряд магов-стихийников понес тогда незначительные потери, не сумев тогда прикрыть легионы, а защитив лишь свои задницы. Спустя восемь циклов после того всеми проклятого дня Госс помнил ощущение своего бессилия, а иногда ему даже снилось в кошмарах низкое, затянутое облаками небо и пустые, безжизненные глаза старичка-целителя, отдавшего свою светлую жизнь за бытие какого-то барончика. Из-за этих и некоторых других моментов своей долгой жизни Госс иногда ненавидел свой дар к абсолютной памяти.

В данный момент магистр находился в одном из уютных ресторанчиков, распложенных возле центральной улицы, тянущейся через весь торговый квартал И`си`тор от их Дома и до самого Ксатена. С его места, если долго присматриваться к Ценральному Храмовому комплексу, даже можно было увидеть кончики рук его статуй и самый краешек светящегося кристалла, висящего между ними. Ресторанчик от улицы отделяла колоннада, увитая странным довольно ярко светящимся растением с красивыми треугольными листиками, увитыми нежной бахромой. Его цветы пахли приятным и нежным фруктовым запахом, возбуждающим аппетит. Как, только что с оторопью, осознал Госс, это растение было хищником: на его глазах неосторожный светлячок, подлетевший к красивому, светящемуся розовым светом, цветку был незамедлительно съеден, моментально захлопнувшим свои лепестки бутоном. Росло растение из большого горшка, стоящего метрах в четырех от магистра, а поливалось остатками спиртных напитков, остававшихся после посетителей. У себя в мыслях магистр сравнивал этот цветок с каждым из темных эльдар: имеющие прекрасную внешность, они были смертельно опасны даже при простом общении — Госс однажды видел короткую жестокую дуэль-схватку, разгоревшуюся из-за того что один из ее участников не уступил дорогу другому. В империи тоже бывало подобное, но крайне редко и до того, что бы на месте отрубить своему противнику руки и отрезать язык не доходило никогда. При этом происшедшее шокировало только иных путешественников, а другие темные эльфы отнеслись к этому происшествию практически равнодушно. Лишь пара гвардейцев И`си`тор, остановившись рядом, с вялым интересом, обсуждали происходившее.

Магистр допил вино и, поставив бокал на полированную каменную столешницу, дотронулся до расположенного в ее центре чуть светящейся стеклянной мутно-белой сфере. Она тут же чуть изменила цвет в практически недосягаемом для человеческого глаза спектре. Госс знал, что возле стойки увидят этот сигнал сразу.

В ожидании официантки, Влен сменил позу на изящном стуле, практически развалившись в нем, и с интересом окинул взглядом внутреннее убранство ресторанчика: высокий резной потолок, изящные каменные столики, украшенные барельефами стены и колонны, немногих посетителей. Но вот к его столику подошла грациозная темнокожая официантка из касты Орин. Ее одежда сидела на ней как перчатка и была сделана из странной тонкой ткани, пестревшей разнообразными узорами, теснениями и вышивками. Заскользив взглядом по великолепной фигурке, Госс, со вздохом, засунул было возникший интерес поглубже. Дело было в том, что эта же официантка час назад, работая одними ногами, так смачно отделала мощного человеческого наемника, перебравшего вина и распустившего руки, что того, в состоянии отбивной, под руки выволокла моментально возникшая стража. Насколько знал магистр, тому ничего не грозило — считалось, что он и так расплатился за свою ошибку. Ему даже могли оказать помощь и по сильно сниженным ценам. Но подобное снисхождение проявлялось до определенного порога. За попытку изнасилования (не было особо важно, удачная она была или нет) преступнику сшивали за спиной руки, зашивали рот, срезали одежду и бросали в яму с червями. Однажды, увидев подобную казнь, Госс два дня не мог есть и нормально спать.

Сделав обычный заказ, Госс продолжил ожидать информатора из одного из Великих Домов. Что-то он задерживается...

Этот ресторанчик нравился Влену и он искренне сожалел, что, очевидно, очень скоро больше не сможет его посещать: в случае удачной войны он, вероятнее всего, будет разрушен, ну а в случае поражения, магистр если и не погибнет, то состояние вялотекущей войны вряд ли позволит ему наведаться сюда еще хоть раз.

Неожиданно, на улице поднялся шум. С интересом выглянув из-за колонны, магистр увидел построение гвардии Первого Дома, неспешно продвигающаяся по улице.

Как всегда, его внимание приковали обращенные в Атар жрицы, передвигающиеся на больших пантерах, Матриарх Первого Дома и сам Клинок.

Глядя на довольно медленно двигающихся мимо него всадниц и всадников, Госс обратил внимание на то, что их сегодня необычно много. Сотни четыре-пять высококлассных магов — сила, способная стереть с лица Хейреша какое-нибудь из Королевств. Матриарх чего-то боится? Настолько, что даже разбавила обращенных гвардией Дома? С чем же не сможет справиться Клинок? Госс сощурился и глянул на избранного Богами Тьмы. Ашерас ат И`си`тор, как обычно, ощупывал взглядом толпу. Ослепительно белая кожа, волосы и глаза. Лишь, заметный даже отсюда, тонкий вертикальный черный шрам, пересекающий лицо. Клинок был отчаянно молодым даже для эльфов, но магистр уже знал — эта невысокая фигура обладает настолько огромной магической мощью, что способна легко разрушать города и обращать армии в прах, а под его знамена без колебаний встанет две трети живущих в этой проклятой столице, носящей имя Альверист`ас. Что сделает другая часть жителей? Над этим вопросом сейчас и работал магистр.

Окинув еще раз взглядом центральную часть кортежа, он заметил группу довольно молодых высокорожденных, находящихся в самом центре процессии. Магистр удивленно поднял брови: и зачем Матриарх вытащила своих змеенышей в город?

Тихий звук чужого голоса, раздавшийся возле его правого уха, заставил тело нервно дернуться:

— Приветствую вас, уважаемый магистр Влен Госс...

После короткой внутренней борьбы со своими инстинктами, буквально вопившими о том, чтобы врезать на звук чем-нибудь убойным из своего довольно большого арсенала, маг обернулся. Увидев тонкую улыбку серокожей беловолосой женщины-гвардейца с маленьким значком оранжевого огонька на плотно застегнутом воротнике легкого кожаного доспеха, Госсу неожиданно захотелось выбежать на улицу, наплевав на свое задание. Какого демона к нему на встречу вместо обычного посланца пришла сама Хаирме, командующая сотней быстрого удара Великого Дома Кхитан? Скосив глаза в сторону соседнего столика, Влен увидел, что за ним уже расположилась гвардейцы этого Дома — любовники и любовницы и, одновременно, личная охрана и заградительный заслон этого, известного своей жестокостью далеко за границами владений темных эльдар, военачальника. Именно ее деяния как никогда характеризовали настроения, царящие в Великих Домах: занимайся сексом, с кем желаешь, и убивай, кого хочешь.

Собрав свою волю в кулак, магистр, прочистив неожиданно засохшее горло, ответил:

— Хоть это и невероятная неожиданность, но я тоже рад видеть вас, прекрасная Хаирме.

Нужно сказать, что темная эльфийка была невероятно красива. Немного худощавое узкое лицо, пухлые губы, широкий разрез темных глаз и совсем не длинные уши — все это, казалось, было идеальным. Возникало даже впечатление, что Хаирме — это нежное произведение искусства, не терпящее чужих прикосновений и созданное лишь для постельных утех. Но впечатление портило мелькавшее в самой глубине темных глаз безумие, а плавные, точные и уверенные движения выдавали в ней тренированного воина. Госс позволил своему взгляду на мгновение соскользнуть с лица темной эльфийки на ее фигуру. И именно здесь его, привыкшего подмечать все мелочи, ожидало неприятное открытие: доспех Хаирме был явно не парадным, а матово-золотые рукояти разнообразного оружия были отполированы многолетними прикосновениями своей хозяйки до блеска.

Командующая отреагировала на комплимент как на должное, лишь поведя кистью левой руки, как будто отметая его в сторону. Один из ее охранников, отодвигая стул для своего идола, бросил на Госса взгляд, в котором была настолько концентрированная ненависть, что магистр чуть вздрогнул. Хаирме грациозно села и откинулась на резную спинку стула, коротко взглянув на все еще двигающихся на улице обращенных Атар Дома И`си`тор. Переведя взор на Госса, она снова мягко улыбнулась и спросила:

— Неправда ли, завораживающее зрелище?

Магистр наконец-то более-менее пришел в себя и ответил:

— Вы правы.

К их столику подошла официантка. Госс заметил на ее черной коже бисеринки пота. Нервничает.

— Будете что-то заказывать? — заметно дрогнувшим голосом произнесла она.

— Нет. Уйди и не мешайся. — почти равнодушно ответила Хаирме и, когда та удалилась, продолжила, уже обращаясь к магистру: — Итак, перейдем к делу: о чем конкретно вы хотели переговорить?

Госс удивленно поднял брови:

— Мы будем разговаривать здесь?

Эльфийка поджала губы:

— Это неплохое место: немного посетителей и, как следствие, шпионов. Вдобавок, в связи с определенными событиями, Кхитан закрыт для посещений, а в нашем квартале в последнее время довольно неспокойно...

Здесь Госсу показалась фальшь в ее голосе. Правда, магистр серьезно сомневался в возможностях своей не особо сильной эмпатии применительно к Хаирме. Командующая же грациозно откинулась на спинку стула и оглянулась на одного из ее охранников. Тот тут же протянул своей госпоже небольшую черную треугольную пирамидку. Взяв артефакт из его рук, эльфийка поставила его на центр стола. В тот же момент она стала испускать на столешницу черный туман, в котором магистр тут же узнал ману Тьмы. На его молчаливый вопрос она неопределенно повела рукой, и произнесла:

— Так нас подслушать будет намного сложнее. — чуть помолчав она произнесла практически равнодушным голосом: — Так что человек с вашими полномочиями делает в Альверист`асе? — но, прежде чем магистр открыл рот, намереваясь выдать одну из трех детально проработанных легенд своего присутствия здесь и сейчас, как Хаирме повела между ними рукой с вытянутыми двумя пальцами и добавила: — Я только попрошу не юлить — у меня большая власть в отношении вашей судьбы.

Магистр заколебался. Говорить всю правду? Ни в коем случае. А вот ее часть — вполне сойдет.

— Империя ищет союзников в будущей войне с Великим Домом И`си`тор. — и чуть улыбнулся. Часть правды...Возможные союзники до самого конца не узнают, что с падением И`си`тор падет и Альверист`ас... Эльфийка замерла, глядя на артефакт, а Госс продолжил: — Я не единственный посланец и знаю, что подобные переговоры ведутся и с другими Домами.

Магистр не мог знать, что если бы он не сказал свою последнюю фразу, его судьба была бы совсем иной, а произнеся ее, он умудрился отвернуть от всего Хейреша надвигающуюся бурю. Если бы, если бы...

Госс просто не знал, что у Кхитана, в данный отрезок вечности, не было союзников среди Великих Домов в противостоянии с И`си`тор и когда он сказал, что подобные разговоры ведутся с представителями других Домов, в воображении Хаирме возникла картина ставших в очередь на доклад к Эльвиаран посланников от Сатх, Р`еанр`е, и А`сеатр. Каждый из них, с довольной улыбкой на лице, держал связанного имперского мага подмышкой. И как Матриарх И`си`тор думает, глядя на них: 'Эти пришли, а Кхитан — нет. Зачит...' А потом — короткий штурм и как она, Хаирме, став обращенной, на пару со своей матерью, Акешь, безропотно чистит сапоги Клинка... А что он там Клинок еще говорил? Хм, второй вариант предпочтительнее... Эльфийка даже облизнулась в своих мечтах.

А магистр уже внутренне возликовал, приняв поднявшееся настроение командующей на свой счет.


* * *

*

Хаирме положила подбородок на сцепленные руки. Ее взгляд блуждал, по давней привычке ощупывая случайных прохожих. Внезапно, она увидела проталкивающихся сквозь толпу пятерку Атретасов ее Дома. Взор, соскользнув с них дальше, неожиданно удивленно вернулся к ним и стал буквально взвешивать солдат. Разум командующей еще не осознал того, что она видит, а чувства уже взревели тревожной сиреной. В то же время она ощутила серьезное воздействие на ее сознание. Сосредоточившись, ей удалось избежать воздействия мощного заклинания из самых глубин Порядка. Судорожно сжав рукоять своего кхриао, она даже сумела опознать его: это было 'Рассеивание'. Пробежавшись взглядом по толпе, Хаирме даже определила примерное расположение основной конструкции заклинания — спешащие по своим делам существа пытались инстинктивно избежать пропитанной маной области за идущими клином солдатами. Сощурившись, командующая пыталась определись к какому Дому они принадлежат. Даже с такого расстояния ее глаза выхватывали разные детали снаряжения, удачно скопированные с Атретасов Кхитана. Подмена. Но зачем? Провокация?

Скривив свои губки в кривой ухмылке, Хаирме поднялась, подхватив со столешницы артефакт, и бросив магу короткое: 'Жди', направилась к ним. Ее охрана резво подтянулась за ней. Бросив им знак 'опасность', Хаирме была уверена за свою спину. Подойдя ближе, командующая бросила взгляд на символ, вытравленный на лезвии кос, которые те держали в руках, и, разглядев черную волнистую спираль Шестого Храма, растеряла большую часть своей уверенности. Но отступать было уже поздно: ее заметили. Одна из жриц дотронулась до своей серьги и весь 'ратш' остановился, развернувшись полумесяцем в сторону Хаирме. Эти Атретасы так уверены в своей силе? Ха! Да будь они хоть трижды из Шестого Хра...И тут она вспомнила, что в этом Храме уже как полгода нет ни одного Атретаса и в кого они превратились.

Командующая всполошно бросила назад знак 'оборона' и мееедленно сделала шаг назад.

И тут командир храмовой стражи произнес неожиданно мягким голосом:

— Не стоит. Мы не хотим вас убивать.

— Я рада. — произнесла Хаирме. И набравшись смелости спросила: — А почему вы вырядились в Атретасов Кхитан?

— Дела Храма. — обращенный Атар замолчал. Но, когда уже командующая не надеялась на ответ, он продолжил: — Кто-то задумал убить Карающего Клинка... Я надеюсь, это не вы? — в его голосе послышалась сыгранная робкая надежда.

И вот тут Хаирме почувствовала, как по ее спине потекла капля холодного пота. Возникло ощущение, что сама Хесс погладила ее по спине своими холодными пальцами. В голове заметались мысли: убьют их сейчас или чуть позже? Поверят ли ей на слово?

Неожиданно глухо, она ответила:

— Нет, конечно же нет...

Обращенный чуть наклонил голову на левое плечо и Хаирме увидела, как из узкой прорези черной маски выплеснулось немного маны Тьмы. Она бесследно истаяла в воздухе, словно черный туман. Проклятье! У него полный дар! Будь Атар один, они бы вшестером его еще бы смогли завалить, но не в схватке один на один. Да, они тралят за собой 'Рассеивание', но, похоже, подобные траты для них — мелочь. Хаирме подняла левую руку ладонью вверх, в примирительном жесте. Правая же с такой силой сжала рукоять меча, что Х6аирме начала бояться, что для того, чтобы разжать пальцы придется резать сухожилия или колоть иглой в шоковые точки на кисти руки.

Краем глаза, командующая отметила, что вокруг них образовалось большое пустое пространство, а улица стремительно пустеет. Про себя Хаирме уже начала прощаться с жизнью.Неожиданно, из соседнего здания вышла еще одна большая группа Атретасов.

Приложив титаническое усилие, Хаирме на целую секунду отвела взгляд от обращенного, посмотрев на прибывших. За это время она ожидала, что умрет раз пятнадцать, но когда она вновь посмотрела на Атар, тот все так же смотрел на ее.

Приближающиеся солдаты были из И`си`тор. Подойдя ближе, один из них произнес:

— Шеяшхи, можешь идти. Мы разберемся здесь.

Командующая посмотрела на говорившего и немного покопавшись в своей памяти опознала его, несмотря на одетую маску. Это был Атере со своим отрядом, состоящим из одних ариров. Хаирме не заблуждалась: его отряд был намного опаснее 'ратша' обращенных. Хотя бы потому, что у него в отряде была пара своих Атар — две сестры, Сэа и Лэа, выделяющиеся своей жестокостью и безумием даже среди других ариров Акрио. Их белые маски маячили далеко позади. В последнее время их пара превратилась в трио, разбавившись полукровкой-демоном. Информаторы говорили, что Клинок подцепил ее в Ишакши и предложил перейти к нему в Дом. Даже спустя полгода это была одна из самых загадочных фигур во всем И`си`тор.

Но если взглянуть на ситуацию с другой стороны — Атере не был фанатиком и, в отличие от других ариров Ихитоса, был вполне вменяем. А Хаирме как раз было, что предложить. Когда она бросила взгляд на 'ратш' обращенных, они уже удаnbsp; nbsp; — Ашерас...там?

Эльфийка поджала губы:

лялись, продолжая тралить за собой 'Расссеивание'.

— Рада видеть тебя, Атере. — произнесла она.

— Взаимно, Хаирме. Вот только не удачный момент ты выбрала для посещения этой части города.

— Почему же? — решила сыграть в 'непонимайку' командующая.

Атере подошел ближе и, расстегнув ремешки, снял маску со своего лица, опустив ее на грудь. Вздохнув, он произнес:

— На Клинка собираются напасть. В свете этого, твое появление именно здесь и в этот час крайне подозрительно. Эльвиаран и Ашерас дали мне очень много власти для всего, что касается этого вопроса. Силы, выведенные из Дома, для противостояния угрозе огромны.

Хаирме удивленно подняла брови и произнесла:

— И зачем же такие грандиозные приготовления? Клинок что, сам не сможет справится?

Атере нахмурился.

— Не корчи из себя идиотку — тебе не идет. Ты должна прекрасно понимать, что то, что замотает в черный шелк Ашераса, унесет и половину города в придачу. — Хаирме задумалась, а арир многозначительно продолжил: — Многие в И`си`тор считают, что это Кхитан.

Командующая выразительно подняла бровь.

— Я так понимаю, мне не поверят, если я скажу что не причем? — Атере, развел руками. — А если я скажу причину, по которой нахожусь здесь? Причину, которая подтвердит лояльность всего Дома Кхитан?

Арир насторожился и, с удивлением в голосе, ответил:

— В любом случае ты можешь сказать все мне — ты прекрасно знаешь мое положение в Доме, которое с возвращением моей матери только укрепилось, а уж моя верность никогда не поддавалась сомнению.

Хаирме выдержала паузу, чуть повернулась спиной к ресторанчику, дабы ее губ нельзя было рассмотреть из него, и быстро произнесла, помогая себе знаками:

— Не смотри на ресторанчик за моей спиной. За третьей колонной в нем сидит человек, имперец. Его имя Влен Госс, он магистр Порядка. А теперь приготовься. Сдержи свои эмоции. Он сказал что прибыл искать союзников для уничтожения Дома И`си`тор. — Атере не сдержался и сощурил глаза. — Мы, Кхитан, разузнали о нем: он тут уже месяц и где только не побывал за этот промежуток времени... Ну так как?

— Если твои слова подтвердятся, не только ты получишь награду, но и самому Кхитан кое-что перепадет. — Атере сделал незаметный знак себе заспину и, отворачиваясь, мазнул взглядом по колоннаде ресторанчика.

— Мне помочь в захвате? — Спросила Хаирме уже в его спину, но увидела лишь знак рукой на рукояти правого меча трукра: 'Не вмешивайся.'

Атере не спеша удалился, постоянно теребя левой рукой серьгу связи. Очевидно, составляет план захвата и советуется с другими командирами.

Командующая усмехнулась и повернулась к своей свите напряженно смотрящей по сторонам и на нее.

— Возвращаемся.

Подойдя к встревожено смотрящему на нее магистру, все так же сидящему за своим столом, Хаирме произнесла:

— Я доложу своей матери, Матриарху Акешь, о нашем разговоре и вашем предложении. А сейчас нужно уходить: кто-то организовал масштабное покушение на Клинка и Атретасы И`си`тор землю роют в поисках врага.

— Да-да, конечно.

И уже на выходе она услышала, как маг пробормотал себе под нос: 'Так вот зачем он сюда прибыл...'

Когда они уже садилась на своих хисн, мимо прошли две ариры Реа, и трое замаскированных в Атретасов обращенных, направляясь в ресторанчик. Команда захвата.

nbsp; — На Клинка собираются напасть. В свете этого, твое появление именно здесь и в этот час крайне подозрительно. Эльвиаран и Ашерас дали мне очень много власти для всего, что касается этого вопроса. Силы, выведенные из Дома, для противостояния угрозе огромны.

За поворотом улицы они проскочили мимо целого усиленного 'татретта' храмовой стражи, стоящего в подворотне. Обращенные, в надетых белых масках и при полном вооружении, равнодушно, сквозь прорези масок, следили за ними, пока отряд Хаирме не скрылся за следующим поворотом.

Сжав серьгу связи пальцами, командующая торопливо доложила своей матери о происходящем в городе.

&nbsnbsp;

p; А когда они уже выбрались из квартала И`си`тор, до них донесся звук далеких взрывов, вой пламени и чей-то мощный рев, а зарево от огня осветило всю общую пещеру.


* * *

**

Госс, будучи в раздумьях, доедал салат из странных фиолетовых водорослей. В мыслях он был далеко — как во времени, так и пространстве.

Как же давно это было.

Сорок два года назад Влен Госс и не думал даже о карьере разведчика и боевого мага. Он был простым пареньком, который жил в самом южном герцогстве огромной Империи Заор — Эхросте. Тайком мечтал о соседской дочке и его будущее ну никак не могло быть таким. Оно было даже частично распланировано практически до самой могилы.

Но в его жизнь вмешался случай.

Однажды, он возвращался с ночного свидания (нет-нет пока ничего такого, но парнишка тешил себя надеждой, что в следующий раз...) и, проходя мимо очередной подворотни, почувствовал нечто. Оно звало и манило в самые глубины мрака. Не в силах перебороть любознательность, он сделал шаг, который изменил его жизнь.

Тупичок был огражден от остальной улицы пузырем заклинания Порядка и своенравная первосила, неожиданно, пропустила его. А по всем правилам — не должна была. Как позже понял Госс, он просто захотел пройти и прошел...

Под пузырем шла жестокая и молчаливая магическая схватка между двумя магами. Не было никаких громких выкриков. Даже заклинания не были особо разрушительными — хоть каменные стены тупичка и местами оплавились, а в нескольких местах даже потрескались, это были настоящие пустяки, по сравнению с тем, что в будущем повидал в магистр на полях сражений.

Появление Госса под куполом заклинания не повлияло на исход схватки: один из магов был явно быстрее и подвижнее другого. Сражались двое эльфов — светлый и темный. Темный побеждал. Магистр за свою долгую жизнь видел подобные схватки лишь дважды. Эльфы уворачивались от ударов и заклинаний, молниеносно создавали свои. Кроме того не забывали пользоваться оружием и даже кидали друг в друга мусор. Как впоследствии признал магистр, в той битве ни одно заклинание не было принято на какой либо магический щит. Лишь увороты и отконения.

Развязка наступила неожиданно: темный эльф ударом меча отрубил запястье своему противнику и добил его ударом заклинания в грудь. Заклинание напоминало очень длинный абсолютно черный штырь, выросший у него из руки. Нанизав на него светлого, как жука на булавку, он поднял еще живого противника и что-то сказал-прокашлял. Заклинание развеялось, и окровавленное тело упало на брусчатку. Темный согнулся, и, оперевшись руками на колени, ругнулся. Чуть переведя дух, он обернулся к Госсу. Его глаза удивленно расширились и паренек осознал, что он будет следующим. Эльф медленно сделал шаг вперед. Госс попятился, но тут же уткнулся спиной в стенку пузыря — обратно он его не собирался выпускать. Эльф, ухмыляясь, шел к нему. Подойдя на расстояние удара, он замахнулся коротким изогнутым мечом и Госс зажмурился, вскинув руки и что-то отчаянно закричав. Секунды шли, а Ахеш все не приходила. Влен помнил, как осторожно открыл один глаз и увидел, что из его рук растут виденные только что черные штыри. Один из них пробил грудь темного эльфа насквозь и тот, вися в трех метрах от паренька и дергая в воздухе ногами, в данный момент уже умирал.

От этой картины, и осознания того, что он только что кого-то убил, паренек потерял сознание и пришел окончательно в себя только в кабинете перед следователем Службы Магических Преступлений.

Как же давно это было.

Госс допил вино и поднялся, дотронувшись до сигнальной сферы. Рядом, словно появившись из портала, возникла давешняя официантка. Расплатившись, магистр направился к выходу на улицу — его гостиница была прямо напротив рестоанчика. Неожиданно, его что-то сильно укололо в шею. Это было почти невозможно: магистр был обвешан защитными амулетами и артефактами по самые кончики волос. Выдернув предмет рукой, он удивленно стал рассматривать его. Черная стрелка-игла длиной с указательный палец и множеством очень узких проточек, сейчас заполненных кровью...Адамант?

Ноги магистра подогнулись и он упал на колени. В глазах стало темнеть. Падая, он сумел сложить остатки вытекающих сил и выговорить слово-ключ: — 'Эхташ.' Ударившись лбом о каменное покрытие пола, он постарался сосчитать до десяти, как и было сказано в инструкции по затиранию памяти, но успел только до пяти...

Часть 2.

1. Алый и черный.

Прорвав защитную пленку, я кубарем вывалился на каменный пол. Рядом знакомо зарычала собакоголовая тварь. Практически вслепую, на звук, я ударил плетью. Резкий многолосый скулеж. Хорошо попал. Оттолкнувшись от пола руками, я принял вертикальное положение и быстро оглянулся.

Я стоял прямо посреди гигантской пятиконечной звезды портала. С этой стороны он имел вид ярко-алой, словно артериальная кровь, твердой зеркальной поверхности. За его границами неуверенно мялись и повизгивали сотни и сотни тварей, обтекшие портал со всех сторон. На остриях звезды стояли четырехметровые обелиски, сделанные из белого камня, на которых были распяты гуманоидные фигурки. Жертвы были настолько истерзаны неизвестными мучителями, что на них не было ни одного целого клочка кожи. Причем было видно, что ее не сдирали целенаправленно, а это было скорее последствие применения кого-тало орудия вроде плетей или ремней.

Мне довелось видеть подобное у нас в Доме: с одного солдата за то, что он заснул на посту, сняли всю кожу с тела. Потом, правда, применили 'исцеление'. Вот только он стал беловолосым и без прямого контакта с Тьмой...

Похоже, жертвы были еще живы и они были прикованы к якорям портала, в качестве которых выступали обелиски. Одна из жертв задергалась и я увидел как от обелиска к ее спине что-то проскочило. Перейдя на магическое зрение, я обомлел: жертвами были светлые эльдары. От обелисков отходили ярко-зеленые щупы, состоящие из маны Жизни. Они входили в тела жертв и, проходя их насквозь, полностью меняли свой цвет на ярко-алый, после чего втыкались в портал, но не сверху, а, извиваясь словно шланг, немного сбоку.

Твари не спешили становиться на плоскость портала, неуверенно рыча за его границей. Я поднял взгляд вверх и чуть не упал от накатившей слабости: такого привычного потолка над головой не было! А было черное ночное небо с редкими еще более темными облачками. Звезд было совсем немного и они были какими-то красноватыми. Совсем не такими, как на земле. Жаль, что совсем нет времени посмотреть на них.

Из-за обелисков неожиданно выступили высокие фигуры закутанные в темные сутаны. Капюшоны закрывали головы существ до такой степени, что видны оставались лишь части морщинистых подбородков. Они подняли правые руки в мою сторону, намереваясь ударить чем-то убойным. Не медля, я крутнулся, отстрелив в каждого по сегменту адамантовой плети. Удачно словив адамантовые 'листья' в грудь, фигуры повалились навзничь. Одна из них, уже падая, все-таки выпустила какую-то фиолетовую молнию вверх.

За моей спиной наконец-то распахнулись огненные крылья и я, оттолкнувшись ими от воздуха, легко взмыл вверх. 'Не могу держать...' — выдохнул феникс. 'Выпускай. Только не задень якоря.' Элементаль не стал медлить и — оранжевое пламя с ревом ринулось во все стороны. Его свет осветил все вокруг.

Портал находился на площади в гигантском городе, раскинувшимся до самого горизонта и даже дальше. Величественные строения, дворцы-храмы и жилые кварталы перемежались длинными низкими зданиями, похожими на земные коровники или бараки. Насчет назначения последних все прояснилось быстро: из ближайшего выплеснулась настоящая волна состоящая из собакоголовых тварей. Знакомые фигурки высоких демонов резкими выкриками, доносившимися даже на мою высоту, умело направляли их в мою сторону.

Я увидел, как они обернулись, среагировав на свет, и, прочти одновременным жестом, схватили руками знаки на своей груди. Над ними тут же взвились мутные антимагические сферы.

Они думают, это их спасет? Да, нанести удар напрямую будет сложно, очень сложно. Но у магии есть такая неприятная особенность: косвенное воздействие. Это словосочетание всеобъемлюще. Оно определяет непрямое влияние заклинаний на одну или множество целей. Очень часто его пытаются минимизировать. К примеру — 'Пылевая Буря', заклинание первого круга Стихии Воздуха. Это мощное массовое заклинание, способное ограничить обзор врагу, но, также, в пылевой взвеси можно задохнуться, ослепнуть и, при перекачке его маной, оно способно, словно наждаком, сдирать плоть с вражеских солдат... И все это — побочные явления 'Пылевой Бури'. Подумать только — ведь изначально оно создавалось лишь как чисто маскировочный инструмент мага. Впрочем, ничего удивительного — ведь, если так разобраться, то Воздух такая же разрушительная Стихия как и Огонь. Огонь, соединяясь с другими Стихиями или Силами может творить, а его соединение с Землей так вообще невероятно и прекрасно. Но он не может существовать сам по себе или без подпитки маны. А вот Воздух...Землю распыляет, Огонь раздувает, Воду вспенивает. Кстати, разнообразные молнии так же относятся к этой Стихии. Воздух, словно катализатор, усиливает почти любые магические проявления. Как следствие всего этого одни из наиболее разрушительных заклинаний относятся именно к Воздуху. Но, в отличие от Огня, Воздухом можно эффективно защищаться.

Своими энергетическими щупальцами я стал формировать сразу три 'огнешара' с тройной оболочкой.

Я, если окажусь в зоне антимагии, буду почти бессилен, но за ней — я почти бог, по сравнению с демонами, и список способов убийства этих тварей неприлично длинен.

Сам по себе обычный 'огнешар' не обладает серьезным разрушающим воздействием. Фактически, он просто расплескивает пламя, которое обжигает цели, а при перекачке маной запекает в собственном соку или даже испепеляет. Ударная волна если и образуется, то довольно слабая. С чем сравнить взрыв десятиэргового 'огнешара'? Двадцати литровая канистра с жидким пропаном.

При взрыве двухоболочного 'огнешара' происходит резкое выдавливание атмосферы из довольно большого объема. Как следствие — образование мощной ударной волны. Взрыв стандартного двойного заклинания очень похож на детонацию автомобильной цистерны со сжатым газом.

Естественно, что 'оболочки', в которые заворачивается 'огнешар' создать отнюдь не просто. Как и наполнить каждую оболочку. Да, изначальное заклинание является простейшим и относится к четвертому кругу Стихии, но двойной 'огнешар' уже ко второму, а тройной — к первому.

Строение двойного 'огнешара' довольно забавное и простое.

Ядром этого заклинания является простейший 'ат' Огня. Он заполняется маной и вокруг него создается две оболочки. Пространство между ними заполняется чистой огненной маной. Проблема лишь в самих оболочках.

Есть правда одна тонкость: обычный 'огнешар' довольно маленький, всего лишь размером с теннисный мячик, а двойной — уже с баскетбольный. Тройной 'огнешар' имеет диаметр от метра и даже больше, и швырнуть его руками невозможно. Для выстрела по цели используются 'тер' мага, что само по себе довольно манозатратно. В истории бывали случаи, когда маги, не рассчитав сил, случайно роняли эти бомбы объёмного взрыва буквально себе под ноги. Конечно, расспрашивать, как такое могло произойти, часто было просто не у кого.

По всему городу разлился невероятный тягучий звук. Похоже, наконец-то поднялась тревога. На улицы хлынули буквально потоки самых разнообразных существ. На далеких крышах появились фигуры в сутанах.

Одновременно с этим все три заклинания были завершены. Первую сферу я запустил в основание толстой пятисотметровой шестиугольной башни. 'Огнешар' пробил стену и разорвался внутри строения. Чудовищная туча оранжевого огня, вспухшая внутри и выплеснувшаяся наружу, подбросила огромное строение почти на десяток метров. А потом башня медленно, словно нехотя, но постоянно набирая скорость, ринулась вниз. Облако пламени, словно огромный рот, поглотило ее и, напитавшись пылью и пеплом, тут же стало пепельно-черным и очень тяжелым. Невзирая на огромную температуру, оно не стало подниматься в небо, а начало, словно палящая туча, очень быстро расползаться во все стороны, захватывая в свои смертельные объятия всех, кто был на их пути.

Двумя оставшимися ярко-желтые сферами я запустил в соседние невысокие здания, на крышах которых собирались вражеские маги. Целился я не в них, а в строения, поэтому если они и пытались как-то защититься, то я не заметил эффекта. Эффект был страшен и прекрасен одновременно: взрывы разметали немаленькие, в общем, дома на множество объятых огнем обломков, которые пылающим дождем разбросало во все стороны. Некоторые из них полетели в мою сторону и, хоть ни один из них не долетел до меня, пришлось ставить большой плоский щит из Тьмы, дабы они не повредили портал или якоря.

Бросив вниз взгляд, я обнаружил, что над порталом тем временем поднялась огромным грибом мана Хаоса. Из алой тучи вырвалась огромная лапа Драколича. Чудовище ухватилось за край звезды, вогнав немаленькие когти в крошащиеся каменные плиты площади и рывком выбросило свое тело из облака, смяв и раздавив множество тварей. Сразу после этого, мана Хаоса быстро втянулась обратно и портал снова принял вид гладкой красной поверхности.

Прокатившись кубарем по тварям, Драколич шустро встал на четыре лапы и издал низкий, чрезвычайно громкий и пронзительный, крик-рев. Многоголосое эхо многократно вторило ему. Собакоголовые, поначалу, недоуменно замерев, безмолвно взирали на него, но после рыка взвыли и безрассудно бросились на чудовище. Если бы Драколич мог улыбаться, он бы улыбнулся. Впрочем, глядя на то, как чудовищные челюсти рвут тварей на части, а от ударов лап демоны разлетаются во все стороны, словно брызги воды, я отсмеялся за нас двоих.

Тем временем в городе начал разгораться мощный пожар и я стал помогать ему, формируя обычные перекачанные маной 'огнешары' и швыряя их в окна, еще не затронутых огнем построек в непосредственной близости от меня. Дым, поднимаясь, стал собираться в пока еще небольшую тучу над городом. Ветер ее стал немного размазывать, снося в сторону кварталов не затронутых моими атаками. Звезды скрылись, а у меня в душе возродилось спокойствие — туча создавала ощущение каменного потолка над головой. 'Феникс, мы сожжем это место. Сделаем то же, что и в Ишакши'. Элементаль довольно заревел, создавая узкие огненные смерчи начавшие засасывать мусор и обломки в облако над моей головой. Раскалившись, они тут же полетели во все стороны, рождая новые очаги пожаров. Моя огненная корона сорвалась и поднялась вверх, исчезнув в туче дыма, дополнительно нагревая ее.

С неба посыпались лохмотья черного пепла. Пришлось потратить половину своего резерва, накрыв портал и распятых на якорях жертв большой темной полусферой защиты.

В тот момент, когда я уже заканчивал, поверхность алой звезды опять заволновалась и, расплескавшись, втянулась обратно, оставив на плитах площади 'татретт' храмовой стражи во главе с Ашриллой.

Дотронувшись до серьги связи, я сосредоточился на ее образе и, когда она возникла у меня в разуме, спросил вслух:

— Какого демона вы здесь делаете?

— Мы последовали за вами, Владыка! Мы не позволим вам сражаться в одиночку. — она смотрела на меня и шевелила губами в такт своим мыслям. Получался вполне обычный разговор.Мой левый глаз задергался. Одним словом — дожил...Они мне не позволят. Мммм. Спокойствие. Спокойствие. Вдох-выдох.

— Вы прибыли сами?

В ответе Ашриллы засквозила гордость и самодовольство.

— Нет! За нами пошли все!

И прежде чем я смог уточнить кто эти 'все', алый туман разлился и оставил на площади еще три 'татретта'. Из них лишь один был храмовым. Мне осталось лишь скрипнуть зубами.

— Ашрилла! Ты их сюда притащила — ты ими и командуй, а я займусь подавлением вражеского сопротивления. И не забудь озаботиться о защите и функционировании портала: мне бы не хотелось остаться здесь навсегда.

Пламя отражало мое недовольство, с ревом-воем поднимаясь гигантским языком вверх, к самым пепельным облакам. Но его желтый ослепительный свет таял в густом снегопаде горячих хлопьев бело-серого пепла. Завеса становилась настолько плотной, что не взирая на множество почти сплошных пожаров, сквозь нее стало плохо видно окружающее. Похоже, перестарался. Ишакши, хоть и был более густонаселен, был явно меньше этого города.

Неожиданно раздался невообразимый глубокий грохот. Обратив на его источник внимание, я увидел, как из большой кучи мусора, бывшей одним из взорванных зданий, вынырнул странный огромный предмет. Быстро вздернувшись высоко вверх, он замер, вися в воздухе на расстоянии километра передо мной. Он напоминал правильный параллелипипед с перпендикулярно растущим вертикально цилиндром. Мелькнула мысль, что он похож на гипертрофированный молот с короткой ручкой. Оголовье молота имело длину метров двадцати, а в толщину был лишь в два раза меньше. Металл, из которого он был сделан, имел красно-белый цвет. Ручка была довольно короткой. На всякий случай, я максимально усилил защиту — воюю же...

Туча над головой начала расступаться, образовав идеально круглое пространство, заполненное чистым воздухом. Его диаметр был больше пяти километров, а мы были в самом его центре. Огненные смерчи погасли. Оглянувшись, я увидел чистое, алеющее рассветом, небо над головой и восьмисотметровый в толщину срез тучи дыма.

И что дальше? Я пошевелил адамантовой плетью у себя в руке.

'Я чую мощную ауру и чужой разум. Будь осторожен — прибыло местное начальство.' — прошипел в моем мозгу феникс. А вот это — плохо. Впрочем, драки не избежать было с самого начала.

Скосив взгляд вниз, я увидел все прибывающие войска обращенных. Им бы наоборот — убираться... В зоне чужого воздействия, последний раз пыхнув дымным пламенем, потухли пожары. Впрочем, за границей город продолжал полыхать.

Вокруг молота воздух начал густеть, принимая облик невероятно высокой очень худой и узкой гуманоидной фигуры. Фактически это был бесполый почти скелет, обтянутый серой кожей. Демон имел две длинные невероятно худые руки, дотягивающиеся ему почти до колен. Тонких длинных пальцев на кистях было лишь три и расположены они были почти как у человека. Заканчивались они узкими, острыми на вид, черными когтями. Морда была чуть вытянута и не имела щек. Результатом этого было то, что казалось, будто существо постоянно скалится-улыбается своими густо посаженными иглообразными серыми клыками. На голове демона росла густая черная шевелюра толстых и длинных игл, и, как у дикобраза, они были заведены назад. Надбровные дуги были очень мощными и из-за этого глаз не было видно. Я даже засомневался: а есть ли они там вообще? Тонкий, почти человеческий, нос, узкие скулы и заостренные уши делали демона похожим верхней частью лица немного на эльдара. Тонкая шея, которая, казалось, состоит лишь из одних позвонков и жил. Но наибольшее неприятие вызывало туловище, состоящее из переразвитой грудной клетки с выступающими ребрами и фактически отсутствующего живота. Мышцы, которыми было увито туловище, напоминали редких толстых червей, шевелящихся под кожей.

Тварь открыла пасть и произнесла глубоким многоголосым рыком-голосом, в его звуке слышался и плач ребенка, и крик отчаяния женщины, и гнев мужчины, и боль, и ярость:

— Ты разрушил Растраст. Ты убил моих подданных. Ты — умрешь... — демон говорил на каркающем древнеэльдарском, но все равно приходилось прикладывать большое усилие, дабы понять смысл его слов.

'У него аура архидемона!! Немедленно атакуй!' — взгвизнул феникс.

И практически сразу я ударил гигантским языком Багрового Пламени, целясь твари в голову. То, что произошло потом, полностью меня обескуражило — выдох протосилы прошел сквозь его тело абсолютно его не заметив.

Архидемон зычно захохотал и произнес:

— Я сожру всех вас! Ваши души станут частью меня, Каргру! До конца времен!

Он завел правую руку себе за спину и вытащил оттуда за ручку давешний молот.

Гигантская фигура архидемона перехватила оружие двумя руками, при этом я осознал, настолько та коротка, и обрушила удар на меня сверху. Взмахнув крыльями, я легко увернулся от огромного молота. На худой руке неожиданно вздулись огромные мускулы гиганта, борясь с чудовищной инерцией молота, но все таки удар хоть и ослабленный, но обрушился на землю. В момент соприкосновения с твердью на оружии вспыхнули синим светом красивые рисунки-вязь неизвестных знаков. От удара по земле пошла самая настоящая волна из пыли и мелких обломков. Пыль, докатившись до моих обращенных, четко очертила купол защиты.

Архидемон махнул молотом слева направо. Легко увернувшись, я хлестнул плетью его по руке. И снова его плоть оказалась нематериальной.

Каргру зарычал от ярости и, перехватив молот в левую руку, молниеносно нагнулся и выдрал из пола большую гранитную плиту, тут же швырнув ее в меня. На мое несчастье я оказался на одной линии с куполом обращенных. Пришлось встретить скалу протосилой. Мощный взрыв разметал обломки во все стороны.

— Ну и почему ты не увернулся? — Каргру замер, наклонив голову на левое плечо.

А потом он упер левую лапу в поясницу и еще раз рассмеялся. Подняв глаза на архидемона, я понял, что он выбрал следующей целью: это буду не я, а обращенные. Гигант схватил молот обоими руками и размахнулся, вкладывая в следующий удар всю свою мощь. Глядя на его высоко поднятые руки, заведшие молот практически полностью за его широкую спину, я осознал, что купол явно не выдержит этого удара. Взмахнув крыльями, я оказался между ним и своими Атар. Демон довольно осклабился и с ревом стал опускать свое оружие. Я зажмурился и, впервые за очень долгое время, зашептал молитву, обращенную в самые глубины Тьмы, в самое нутро своего дара.

— Дай мне сил Предвечная, сокрушить моих врагов и защитить моих подданных...

И совершенно неожиданно Тьма ответила, заполнив своим ревущим голосом меня до самых краев:

— Ты хочешь силы? — женским голосом прохохотала Тьма — Получай жееееееее!

И абсолютно черная мана хлынула из источника невероятным потоком, полностью заполнив мой дар. Заполнив мои 'тер' она извергаться наружу, практически сразу образовав вокруг меня довольно большое очень плотное облако, скрывшее меня от взгляда гиганта, но не его от меня.

Архидемон удивленно хрюкнул, и, казалось, еще больше напрягся. Воздух, обтекая молот, пронзительно взвыл. Огромный молот опустился прямо на тучу. Я почти физически ощутил запредельную мощь его удара. От удара оружия гиганта Тьму расплескало во все стороны словно гель. Все больше и больше погружаясь в облако, молот замедлялся и, в конце концов, полностью остановился, лишь немного не дойдя до меня. Расплескавшаяся Сила собралась в огромные щупальца, которые, словно спрут, мягко оплели оружие. Каргру дернул за рукоять, но оружие не шелохнулось. Тогда, он ухватился крепче и потянул со всей своей силы. Все чего он добился — его ноги коснулись мусора и погрузились в развалины по колено.

— Отдай! — обиженно взревел он.

В следующую секунду Тьма отпустила молот и он, со звонким звуком, ударил демона прямо в морду. Тварь опрокинулась и упала на какие-то здания, обрушив их.

До меня донесся звонкий смех Тьмы.

А потом меня охватила невероятная слабость и я почти безвольно вывалился из абсолютно черной тучи. Почти возле самой земли мне удалось практически остановиться в воздухе и мои ноги мягко коснулись обломков. Сразу же ощущение элементаля пропало и пламя окружающее меня исчезло.

Оперевшись о какой-то обломок, я сел. В глазах темнело. Воздуха не хватало.

Невдалеке зашелестели мелкие камешки. Скосив туда взгляд, я увидел стоящий рядом 'еаш' обращенных.

Собрав силы, я спросил:

— Что с ним?

Одна из жриц, став рядом со мной на колени, ответила:

— Владыка, признаков жизни нет. Его аура рассеивается.

Я чуть прикрыл глаза

— Принесите мне еды.

Жрица удивленно замерла.

— Разве мы не собираемся отступать?

Внутри толкнулось раздражение — первый признак того, что мои силы восстанавливаются.

— Отступать?? Мы будем рвать, резать и жечь, а не отступать! И, конечно же, грабить!

Посмотрев за спину ошарашенной обращенной, я увидел торопливо бегущую ко мне Ашриллу. Оперевшись об обломок, я поднялся ей на встречу. Стоял я еще не очень уверенно и жрица, стоящая рядом со мной подхватилась и поддержала меня за локоть.

— Ашрилла! Организуй мародерские отряды! Мы не можем упустить подобную возможность набрать рабов и ценностей. Кто еще прибудет через Врата?

— Золотая Стаража пробудила всех Драколичей. Но когда я отправлялась они еще не прибыли.

— Отправь обратно один из отрядов с вестью, что мы организовали плацдарм и закрепились. А передовые силы врага, — я покосился на тело лежащего архидемона — разгромлены. — Я задумался. Силы быстро восстанавливались. Из глубины дара донесся вопросительное курлыканье феникса. Мягко отстранившись от жрицы, поддерживающей меня, я сделал пробный шаг. Пройдясь перед стоящей Ашрилллой туда-сюда, добавляю: — Заодно скажи Эльвиаран дабы начала десантировать сюда Орин и некоторых рабов. Мммм. Совет пусть не отменяет и Великие Дома пусть соберут 'ахрешт' со своими рабами и тоже помародерствуют. Времени немного. Максимум день-два. Пока пойдет реакция. Неизвестно, какому Владыке служил Каргру? И как глубоко мы в тылу?

— Мы организуем поисковые партии. Но, Ашерас, вполне может быть что у нас не будет даже нескольких часов, а этот город находится в прифронтовой зоне и нам на голову скоро начнут валится резервные легионы одного из Владык. Если с нами будут рабы и Орин, нам придется их бросить.

— Риск, конечно, есть...— Меня прервал далекий рык беснующегося в городе моего Драколича. Одновременно, за спиной Ашриллы вздулся гриб алой манны, выплевывая очередное подкрепление. — Но с ходу нам клыки не выбьют, а еще немного и — мы сами обломаем рога самоуверенному противнику. Конечно же, на всякий случай готовьте мощные заклинания на основе Сил. И, естественно, пусть отряды далеко не разбредаются: если нам действительно зажмут хвост — долго ждать их мы не сможем.

Командующая кивнула и, закрыв глаза и зажав в пальцах серьгу связи, стала раздавать молчаливые приказания.

Один из обращенных, чуть склонившись, протянул мне сверток с сушеным мясом и длинной флягой с соком бхателла. Глотнув из нее, я скривился. Ну и вкус! И это при том, что сам бхателл является очень популярным фруктом как на внутреннем рынке так и за пределами Альверист`аса. С чем сравнить сок бхателла? Возьмите пол литра гранатового или виногладного сока, высыпите туда грамм двадцать соли, сахара, немного лимонной кислоты и еще чего ни будnbsp; — Ашрилла! Ты их сюда притащила — ты ими и командуй, а я займусь подавлением вражеского сопротивления. И не забудь озаботиться о защите и функционировании портала: мне бы не хотелось остаться nbsp;здесь навсегда.

ь горького...Пара-другая экспериментов с исходными ингридиентами и вы точно получите нечто очень и очень похожее...После второго глотка мне захотелось выкинуть флягу себе за спину. А вот мясо оказалось довольно вкусным и щедро присыпанным не острыми специями.

Жуя очередную узкую полоску мяса, я взобрался на кучу тлеющего мусора и огляnbsp;делся.Огромная пятидесятиметровая звезда портала находилась совсем рядом. Получается, упал я в развалины здания, которое находилось непосредственно возле площади. На моих глазах 'ратш' обращенных ступил на алую поверхность. Несколько жриц активировали якоря-обелиски и поверхность портала вскипела, поглотив обращенных. Когда поверхность звезды успокоилась, на ней уже никого nbsp;не было.

Спустившись на площадь, я подошел к одной из жриц. Увидев меня, она уважительно склонила голову и произнесла:

— Владыка...

Я кивнул на извивающихся жертв.

— А они не умрут?

Обращенная покосилась на окровавленное тело.

— Не должны — эти якоря поддерживают их.

Я посмотрел магическим зрением — от обелиска к жертвам на моих глазах проскочила искра Силы Жизни и дергающееся в муках тело чуть успокоилось.

— Их можно снять или поддержать их как-то — мне не нутру бессмысленные страдания.

Жрица вздохнула и произнесла:

— Дело в том, что вся эта система и есть якорь. Энергия на поддержание портала в рабочем состоянии берется напрямую из душ и разума этих эльдар. Но повреждения, наносимые им, несущественны и быстро затягиваются. Будь кто-то из других рас на якоре то он бы не выдержал и быстро умер. Может, разве что крыланы или драконы... Нужна не только сильная душа, но и дар у нее. Эльдар добыть и контролировать намного легче, чем тех же Алых Князей или Архиличей. Но после того как мы снимем жертв портал начнет схлопываться. Времени на замену у нас просто не будет. Правда, можно открыть еще один, но я не уверена, что это произойдет в то же место. Существует очень большая вероятность того, что портал откроется практически в любую точку Хейреша... Как на дно морское, так и где-то в атмосфере. Этот же портал открывался отсюда по какому-то маяку в Альверист`асе... Я думаю, нужно провести тщательное расследование это факта, дабы избежать повторения в будущем. Насчет поддержки... Она обычна: лечение, пища, вода... Приступать?

— Да, конечно. А когда будем уходить... Сможем их забрать?

Жрица подумала и ответила:

— Портал будет слопываться секунд тридцать-сорок и последние секунд пять сквозь него уже будет не пройти. В принципе, если хорошо подготовиться, то забрать их возможно будет без особых проблем...

Думал я меньше секунды:

— Начинайте.

Жрица кивнула и дотронулась своими тонкими пальчиками до серьги, передавая мой приказ дальше по цепочке.

Я зашел спереди жертвы, став совсем рядом с границей портала и стал наблюдать за действиями жриц, потягивая сок бхателла из фляги.

Обращенная надела на руки специальные перчатки с длинными острыми крючкообразными когтями и быстро забралась по якоnbsp;рю расположившись на одном уровне с оскаленным черепом жертвы. Ухватившись за какой-то уступ левой рукой, она зубами стянула когтистую перчатку с правой руки и, сняв с пояса моток тонкой веревки, забросила на вершину обелиска петлю. Сноровисто завязав большой сложный узел, она перехватилась за него и сделаnbsp;ла знак вниз 'в порядке'. В ответ ей бросили снизу такую же флягу, как и у меня. Отвинтив кnbsp;рышку, обращенная стала по чуть-чуть заливать сок бхателла в оскаленный рот жертвы. Распятая что-то мычала и стонала, глотая и пуская пузыри. И только после того как жертве удалось залить некоторое количество влаги, жрица наложила на нее мощное 'исцеление'.

Глядя на то, как на распятой девушке нарастает кожа и восстанавливаются мышцы, я не без удовлетворения отметил, что при сдирании с нее кожи протосилы не использоваnbsp; Оперевшись о какой-то обломок, я сел. В глазах темнело. Воздуха не хватало.

лись, а значит на ней не останется следов происшедшего.

Подождав, пока восстановятся щеки, жрица стала снова заливать жертве жидкость в рот. Светлая стала глотать активнее. Ну, что ж. Здесь все в порядке. nbsp;

Оглянувшись, я отметил, что остальные жертвы переживают разные стадии виденного только что мной.

Раздался звук слабого голоса. Пришла в себя? Я щелкнул пальцами привлекая внимание жрицы и отсигналил ей знаками: — 'Спроси ее, кто они такие и объясни, что им еще придется повисеть там.'

Но обращенная не успела сказать жертве и звука, как та посмотрела на меня и неожиданно четким голосом произнесла на самом распространенном темном диалекте, Речи Детей:

— Меня зовут Ирмиель ри Се, я и мои спутники являемся дипломатической миссией... Мы должны были установить дипломатические отношения между Синим Лесом и Альверист`асом... Помогите нам... Прошу вас...

Сказать, что я был удивлен? Нет, я был ошарашен. Светлоэльдарская дипломатическая миссия здесь, в Адской Вселенной. Посланная в Альверист`ас. В ее составе одна из дочерей (нет сомнений, что любимой) Владычицы Синего Леса Иллуиль ри Се. Дипломатическая миссия достигает Альверист`аса и...пропадает?? Чем не повод к войне? Да войны между светлыми и темными вспыхивали и из-за более мелочных вещей, вроде неправильно произнесенного титула...

Я закрыл глаза и долго мысленно ругался. Приоткрыв правый глаз, я посмотрел на распятую. Нет, не исчезла... А жаль. Нет сомнений, что ее придется спасать. И ни о каком обращении даже речи не идет...

Предательство...Я абсолютно уверен, что не обошлось без какого либо Великого Дома. И Хетроса... Или как его? Внутри заклокотала ярость. Нужно срочно решать его проблему... Еще пара подобных ловушек и останеnbsp;тся лишь заваливать пещеры, связывающие Альверист`ас с поверхностью... Я зашипел уже в слух и, подняв глаза на Ирмиель, произнес:

— Вы осознаете, где находитесь? Это Адская Вселенная. Ваши души и разумы используются для поддержания работы этого портала. Поэтому вам придется еще повисеть. Мы окажем вам помощь, но снимем лишь перед уходом.

Заколола серьга связи. Ашрилла. Сосредоточившись, закрываю глаза: — 'Они собрали кое-какие силы и идут в атаку.' Проклятье! Мой ответ: — 'Прямое столкновение свести к минимуму! Нанести удар заклинаниями! Я почти восстановился и если станет жарко — вызывайте меня.' Открыв глаза, я увидел, как излечившееся обнаженное тело светлой изогнуло дугой, а вокруг меня завихрилась алая мана. Прибыло еще одно подкрепление.

Невдалеке грохнуло несколько мощных взрывов — над развалинами поднялись клубы дыма и горячей пыли. От куда-то донесся многоголосый разочарованный знакомый вой собакоголовых. Сразу за этим его перекрыл низкий рев Драколича.

С неба посыпались серые хлопья легчайшего пепла. Созданная мной защита их легко держала. Дыра в облаках быстро затягивалась, на глазах превратившись в относительно небольшой просвет прямо над порталом. Маленький клочок голубого неба стремительно исчезал...Тело светлой бессильно опало в путах. Мокрые остатки волос упали на фарфоровое лицо, искаженное страданием. Висящая рядом жрица накладывает слабое исцеление. Следом за этим между обелиском и спиной жертвы проскакивает очередной зеленый разряд.

Замечаю, что рядом со мной стоит обращенная с, собранной в трость, моей плетью в руках. Взгляд упал на валяющееся рядом тело демона в сутане. Хм. Наклонившись, сдергиваю серый, от похожего на снег пепла, капюшон. Существо очень похоже на лысого как яйцо человека. Вот только... У него вообще нет глаз. Глазницы затянуты чистой кожей без какого либо намека на то что там что-то могло вообще существовать. Очевидно, демону для того чтобы видеть окружающее глаза не нужны. На груди расплылось кровавое пятно от ранения адамантовым 'листиком'. Рывком разрываю руками ткань и плоть. А вот и он чернеет. Аккуратно достаю двумя пальцами и присоединяю сегмент к трости.

Отстрелил я всего пять шестисантиметровых сегментов. Каждый из них только по металлу стоит как такой же по размеру бриллиант. Плюс работа мастера-оружейника...

Завершаю я быстро: плоть у демонов какая-то рыхлая, неприятная на ощупь.

2. Город и утро.

Элос стояла на самом краю портала и смотрела в него. Она практически не обратила внимание на зашедший в него 'татретт' Атар. Стоя здесь, в своих владениях, призванная четверкой жриц, без особого труда удерживающих условия ее пребывания на материальном плане, она остро ощущала свою беспомощность. Предвечная Тьма лишь смеялась в ответ на все вопросы. Связь с избранным прервалась в тот момент когда он, по своей глупости и упрямости, влез в портал.

Если бы не ответственность за народ и детей она бы уже давно шагнула в него. Да, оказавшись там, в Адской Вселенной, она оказалась бы без подпитки веры. Но даже на одной голой силе Богиня указала бы почти любому Владыке его место. Если даже Ашерет не смог...

Элос вспомнила такой далекий момент их знакомства на поле брани. Маска высокомерия и безразличия треснула и из под нее показалась жестокая ухмылка.

Владыки. Чем они более молоды, тем более самоуверенны. Моря им, видите ли, по колено, а небеса по плечи. Лишь самые старые из них осознают, что разрушать намного легче, чем создавать. Что Хаос — это еще не все... Что голой верой в свои силы нельзя заткнуть все дыры и пробелы... Что миры были созданы Творцом не для их всеиспепеляющих войн. Что, они, Владыки, лишь одна из граней той силы, венцом которой был он, Творец Всего Сущего, существо без имени, конца и начала...

Воспоминания Богини развернулись во всей красе, демонстрируя далекие как во времени, так и в пространстве битвы.

Мир Аш-Ре. Мир, в котором тридцать пять тысяч лет назад столкнулись интересы двух союзов-организаций, если этим словом можно было назвать эти объединения Владык и Богов, Анклава Лир и Союза Ха-Тес. В одном месте умудрились столкнуться две чудовищные армады и развязалась одна из самых жутких битв за всю Войну Владык.

Пустынный необитаемый мир, все богатство которого состояло в пригодной для дыхания атмосфере и...невероятно богатым залежам адаманта в его недрах...

В этот проклятый всеми момент смешались в одну кучу рыцари и космодесантники, маги и танки, драконы и штурмовики, боги и межзвездные дредноуты, химеры и создания, живые и мертвые, магия и технологии...

И те и те применяли жуткие по своей мощи заклинания и творения технологий. Падали ядерные и аннигиляционные ракеты. Боги позволяли Силам разгуляться на всю их безбрежную мощь. Энергетические лучи и поля вспарывали и сминали поверхность этой злосчастной пустынной планетки.

Апофеозом этого армагеддона стала безбрежная лавина-атака почти миллиарда практически неуязвимых химер-кентавров, возглавляемая их творцом, Ашеретом Атротом.

На тот момент силы противников были истощены до предела и Элос вышла против всех одна. Если бы она проиграла — это был бы конец. Не только ее жизни. Судьба всех миров, входящих в Анклав, висела на волоске. А это даже не сотни миллиардов живых существ.

Вложив в призыв Предвечной всю свою силу, Элос рассеяла и уничтожила армию кентавров, а Ашерета Атрота пленила.

Потом была неожиданная и всепоглощающая любовь и страсть...

Как же жаль, что счастье длилось совсем недолго...

О, мужчины! Почему же вы все время всовываете голову в пасть дракона, надеясь, что он подавиться ей?

Богиня неожиданно поняла: в случае гибели Ашераса она, Элос, оставит от того мира кучку грязи, даже меньшую, чем в ярости оставил от Аш-Ре древний Владыка Каресс. Что же он тогда проорал? Когда понял, что количество уже затраченных ресурсов превысило возможную выгоду более чем в тысячу раз? Что население десятков миров сгинуло на пустынных полях проклятой планетки? Что двое Владык и один из Богов Анклава мертвы окончательно? Что от всей мощи Анклава осталась лишь тень?

Что-то вроде: 'Не достанься же ты ни кому!'?...

Портал активировался. С той стороны. Мана Хаоса вздулась небольшим пузырем.

Богиня привычно потянулась к Силе, вполне обоснованно ожидая прибытия первой волны демонов. Внутри родилось такое далекое почти забытое чувство, боевой коктейль, состоящий из гнева и ярости.

Но на звезде осталась лишь 'еаш' обращенных. Увидев Богиню они низко склонили головы.

Элос сама не ожидала, что ее голос задрожит от нетерпения:

— Докладывайте.

Высокая жрица Атар не поднимая головы произнесла:

— Ваш Клинок сразил архидемона Каргру. Мы создали плацдарм и закрепились. Ашерас предлагает заняться разграблением, пока на них не обратили более пристального внимания.

Богиня облегченно вздохнула и, махнув рукой, отпустила прибывших. Скосив глаза на удерживающих ее в этом мире Атар, она почувствовала их радость и нетерпение.

Элос отвернулась от звезды портала и обнаружила за своей спиной настоящее столпотворение из обращенных ариров не только ее Храма но и Храмов ее детей. Отдельно, небольшой группкой, стояли Верховные. Взглянув в их глаза, Богиня усмехнулась: их оболочки сейчас использовали в качестве аватаров ее дети.

Вылизанная мощнейшим проявлением Стихии большая оплавленная площадка была почти вся забита войсками.

Новообращенная Княгиня стояла во главе всего своего гнезда — за ее спиной абсолютно неподвижно, словно окаменевшие, стояли, одетые в полный кавалерийский доспех высшие вампиры. Каждый из них держал на сгибе локтя тяжелый стальной шестопер, а за спиной у вампиров были мощные гномьи арбалеты и длинные мечи-хатхи. Шлемы с острыми гребнями полностью закрывали верхнюю половину лица, оставляя открытым лишь рот. Богиня знала, что доспехи созданы таким образом, дабы вся кровь, попадавшая на них, по специальным проточкам затекала под доспех: высшие могут не только ее пить, но и впитывать своим телом.

Сама же Эйрин была лишь в облегченном гарнитуре высоко рангового жреца. Оно и понятно — в битве защита будет ей лишь мешать.

Княгиня почувствовала внимание и немного неуверенно подняла голову, встретившись с Элос взглядом.

Спустя секунду, повинуясь воле Богини, из портала вырвался гигантский язык алой маны, буквально слизавший Эйрин и ее солдат. Не останавливаясь на достигнутом, мана начала вращаться вихрем, формируя гигантскую стометровую воронку-чашу прямо над центром портала. Воздух завыл и засвистел.

В ответ с далеких развалин сорвались черные тела Драколичей со своими всадницами на шеях. Делая горку, они, один за одним, стали падать в центр ревущего вихря Хаоса, бесследно исчезая в нем.

Не дожидаясь команды, в бешено вращающееся облако быстрой рекой стали прыгать отряды всадниц на пантерах.

Неожиданно заговорил аватар Эхаялин, Верховый Арир Ирин.

— Я отправлюсь следом за ними.

Элос удивленно обернулась и произнесла:

— Ты осознаешь последствия своего решения?

Ирин склонила голову. Ее голос был глух:

— Да.

— А я думаю — нет! В случае смерти твоего аватара это будет не только смерть твоей игрушки! Фактически ты переживешь все последствия 'Фантомной Смерти'. При чем последствия будут очень глубокими: больше двадцати лет ты не сможешь проявляться в материальном плане. И это еще только вонь от трупа! Твое сознание, разум могут измениться... И, очень возможно, необратимо.

Ирин подняла голову и посмотрела Верховной Богине в глаза. Вот только у обоих вместо глаз были бездонные омуты Тьмы, питающей их силы.

— Я уже решила, мама. Тебе меня не отговорить. Напомню лишь одно: в случае смерти Ашераса...

— Молчи! — зашипела змеей Элос.

Короткая борьба взглядов и мать, неожиданно для всех присутствующих, сдалась первой, отведя свой взгляд на Эльвиаран, невдалеке напряженно внимающей тому, что говорила обращенная.

Молчание затянулось.

— Хорошо.

Решение было принято Богиней с видимым трудом.

Верховный Арир Ирин уже сделала первый шаг к порталу, как Элос добавила ей в спину:

— Будь осторожна и постарайся особо не светить своими силами и происхождением.

Аватар обернулся и удивленно произнес:

— О чем ты, мама? Если Хетрос уже все знает и ворочает такое у нас под носом, — она повела левой рукой вокруг. — о какой секретности далее может идти речь? Да я удивлена, что нас сейчас не штурмуют легионы Симелиана! А твой протеже еще жив в Аду и умудрился надавать кому-то люлей...

Хмык Элос потонул в зычном хохоте аватара Ихитоса.

Эхаялин пожала плечами и шагнула в алый туман.


* * *

*

Я не успел отойти от звезды портала и десятка шагов, как неожиданно раздался пронзительный крик боли распятой на якоре Ирмиель.

Обернувшись, я увидел, как линии портала искажаются, выворачиваясь на верх. Мана с воем вырвалась высоким фонтаном и начала закручиваться в вихрь. Верх смерча изогнулся как шея змеи и с размаха мазнул по пространству непосредственно за границей звезды, оставляя за собой ровные ряды высших вампиров с тяжелым вооружением. Тонкий крик Ирмиель полностью заглушился воем воздуха.

Последней проявилась Эйрин. У видев меня, она радостно улыбнулась и, оглянувшись на своих солдат, что-то громко прокричала, указав на тлеющие развалины.Дотронувшись до серьги связи, она практически ворвалась в мое сознание: 'Элос послала нас тебе на помощь.'

Я посмотрел на вихрь портала. Его изменения продолжались: воронка раскрылась и расширилась, словно гигантская пасть. Из нее вертикально вверх стала вылетать Золотая Стража верхом на черных как смоль Драколичах.

Неожиданно в небе сверкнуло две ярко-алые молнии. Одна из них прошла совсем рядом с одним из чудовищ. Удар магией был явно нанесен с земли. Заложив петлю и построившись клином, Драколичи пошли наносить удар по озвавшимся магам противника.

А хотел же немного отдохнуть...

Я уже собрался вызвать элементаля, как услышал позади себя ехидный знакомый голос:

— Ашерас, куда это ты собрался? Уже и поговорить со мной не хочешь?

Медленно повернувшись на звук, я обнаружил стоящего рядом Верховного Арира Ирин. Да, я сталкивался с ней на Высоком Совете, но она почти всегда молчала. Почему она здесь? И лишь посмотрев ей в глаза, я понял, что это не совсем она. Я читал о таком проявлении силы бога, как аватары, но не думал, что хоть когда-то увижу нечто подобное. Поэтому, я, забыв о почтении, удивленно уставился на марионетку с частицей души Богини и произнес:

— Эхаялин? А зачем ты здесь?

Скорчив недовольную рожицу, она ответила:

— Я понимаю, в твоем мире уже давно нет Богов, но хоть немного соблюдать такт необходимо.

— Простите. — произнес я, склонив голову.

— Причина моего появления здесь проста: ты совершил невероятную глупость, когда влез в портал. Ашерас, ты же мог запросто погибнуть! Кроме архидемонов тут обитают намного более жуткие создания. Некоторые из них смогут более чем на равных драться с матерью, а уж ее сила практически безгранична. Да будет тебе известно, что в легионе любого Владыки от пятнадцати до нескольких десятков и даже сотен архидемонов. Каждым легионом командует Высший демон — генерал и основная ударная сила каждого легиона. Фактически легион создается для зачистки и контроля захваченной территории. В армии Адских Владык может находиться от одного до сотен легионов. Размер армии практически напрямую зависит от возраста и авторитета своего главнокомандующего. Надеюсь, ты проникся ситуацией, в которую ты попал по своей упрямости. Дабы тебе было понятно: в любой момент в этот мир прибудут отряды быстрого реагирования одного из легионов. Я бы на твоем месте молилась Предвечной, что бы Высший оказался занят на Войне Владык и не явился по твою душу лично. Даже силы моего аватара может не хватить для того что бы успокоить одного из командиров легиона. — переведя взгляд с меня на Эйрин, усиленно делающую вид, что ее не существует, она добавила: — Ты! Создавай ритуалы 'Поднятия Павших' и 'Проявление Эшру'. Это задержит Высшего. Наверное... Мать говорила, что они очень не любят Смерть... — Княгиня, словно рыба, безмолвно открыла рот и закрыла его. — Эхаялин неовольно скривила губы: — Что еще?

— А какая зона поражения будет у 'Поднятия Павших'?

Кукла закатила глаза:

— Какая еще 'зона поражения'? Мы что — на Хейреше? Мы нагадим на этой планетке так, что они тысячелетиями будут ее отмывать! Если не бросят... Хммм. Знаешь что... Этот Эшру для наших игр чересчур туп и слаб.— она снова посмотрела на меня. — У нас есть пленные?

— Не знаю... Надо Ашриллу спросить. А что вы задумали?

— Я призову Вестника Ахеш. — У меня взмокла спина, а Эйрин втянула голову в плечи и испуганно оглянулась на своих солдат. — Он будет доволен. Да! Только это будет нашим козырем, который мы применим перед уходом или когда станет совсем плохо. Вызывай свою Ашриллу. — В небе сверкнула еще пара молний. Эхаялин посмотрела на небо и добавила: — Да что там происходит?

Одновременно с ее вопросом, у меня заколола серьга связи.

'Ашерас, нам не удалось уничтожить их магов! Пятеро Драколичей серьезно повреждены, из них трое еле идут. Мы прорываемся обратно к плацдарму по земле! Видим вдали открытие большой арки Портала...' И связь прервалась.

Я схватился за серьгу рукой, но она никак не среагировала на попытку ее активации.

Поднимаю взгляд на аватара и говорю:

— Драколичей посбивали и прижали к земле. Они отступают к нам. Пред тем как пропала связь, они сказали, что видят вдали формирующуюся арку большого портала.

Эхаялин подняла недовольный взгляд на возвышающиеся рядом тлеющие развалины.

— Не вздумай взлетать. Действуем с земли. Очевидно, прибыли маги легиона. — бросив взгляд на меня, она добавила: — По-хорошему надо бы собирать манатки и убираться... Но ты, не собрав некоторую толику ресурсов, этого делать не собираешься. Ведь так?

— Да. — Я постарался, что бы мой голос был тверд.

— Ну что ж. Тогда я объясню, кто и что за существа носящие титул 'архидемон'. — Взгляд аватара сместился на Княгиню. — Эйрин! Ты чего стоишь? Вперед! Создавай звезду 'Поднятия Павших' и что ни будь вроде 'Гибели' — нам нужно будет чем-то занять вражеских магов. И не забудь о защите. Все. Приступай. — Княгиня, кивнув, удалилась раздавать указания. — Эхаялин посмотрела на меня. — Итак, что же это за существо, называемое 'демон'? Под этим понятием подразумевается порождение Адской Вселенной. Даже самые слабые из них способны пленять души своих врагов, да и просто тех, кто будет неосторожен. Мнений о самой природе того, что у демонов заменяет душу, очень много, но в большинстве своем маги считают, что сами по себе они не могут вырабатывать ману. И вот для этого они захватывают души, используя их как некие источники маны. Естественно, если душа принадлежала магу то она для демона намного ценнее души человеческого крестьянина или рядового гоблина. Чем больше душ, тем больше маны, получаемой демоном. Демон, перешагнувший определенный порог, перерождается, возвышаясь на следующую ступень. Количество этих ступеней разнится от Владыки к Владыке. Иногда Высшие демоны задают даже некоторые стандарты внешнего вида рядовых солдат своего легиона. Начнем снизу. У демонов оценка души мага идет немного не так как у нас: как ты знаешь, мы ставим на первую позицию потенциал, то есть максимальный резерв мага. Демонам же потенциал абсолютно не важен. Их интересует лишь такой показатель как скорость восстановления дара. Почему? Их сущность просто не способна удерживать ману и души здесь ничем не могут помочь. Что б было понятнее: в твоем мире есть аккумуляторы и батарейки. Магический дар это смесь и того и другого, но демонов емкость этой системы вообще не интересует. Голый источник, захвативший несколько одаренных душ и сумевший направить их ману на создание своего тела, становится тем, что называют "низшим демоном". Вся его мана уходит лишь на поддержание своего существования. Вместе с тем они довольно сильны и быстры физически — как должно быть ясно, некоторым из них, более-менее смышленым чем остальные, удается создать не просто тела для существования, а настоящие машины смерти. Время от времени среди низших демонов их командирами проводится некоторое подобие турниров, дабы вычленить из общей массы самых сильную, быструю и, как следствие, эффективную боевую форму. Как тебе должно быть понятно, если бы не эти турниры, то все легионы были настоящим средоточием первородного Хаоса. А так лишь некоторые из этих формирований напоминают жуткие в своем разнообразии, но не смертоносной эффективности, толпы. С продолжением поглощения душ демоны начинают дальше, как говорится у вас, 'эволюционировать'. Существует три основные ветки развития: маги, воины-командиры и рыцари — нечто среднее между этими двумя классами. Ну, думаю с магами тебе все понятно — они направляют излишки маны в заклинания. Те, что хотят могущества — пользуются компактными накопителями, которые вставляют куда угодно — кто в свои тела, кто в оружие, кто изгаляется и так и эдак. Воины же направляют ману на свое тело, делая его еще сильнее и быстрее. Адские рыцари. Их намного меньше, чем магов или воинов. Они не особо сильны или быстры, но рыцари, как эльдары, вплетают в узор своего боя заклинания. Мать имела определенные отношения с легионами Ашерета и она считает, что архидемоны, в основной своей массе, получаются из рыцарей. Они просто более умны, чем воины, и физически сильнее магов. Так сказать — 'золотая середина' любого легиона, способная справиться почти с любой угрозой. Эти три класса — средняя ступень демонов. Выше них идут архидемоны. Ну, ты же одного убил? Ведь так?

— Ну да. Он был неуязвим к адаманту и Багровому Пламени. Заклинания не использовал ни разу. Я призвал Предвечную и она убила его.

— Хмм. Очевидно, он был производной из демона-воина. Тебе, в некотором смысле, повезло. Архидемонов получившихся из магов и рыцарей намного больше и их магическая мощь огромна. Архидемоны-воины же часто заключают определенный договор с самим собой и у них появляется оружие. Они с ним единое целое. Оно их слабое место и лишь оно из всего их тела обладает материальностью и может его ранить. Тьма ведь так и убила его? — Мне не осталось ничего другого как кивнуть. — Понимаешь, как только ты определишь тип архидемона в твоей голове уже должно быть несколько вариантов его убийства. Естественно, что для реализации любого из них ты должен в чем-то превосходить этих тварей. — Под испытующим взглядом аватара, я опустил голову. — Твоя вера, тело, дар, разум, душа — все это оружие, способное дать тебе преимущество над противником. Не только демонами и архидемонами, но даже Богами и Владыками. Опираясь на то, что я тебе сказала и то, что ты видишь вокруг, ответь мне: с каким легионом мы сражаемся? Какова его организация? Сможешь ли ты сказать, силен ли его Владыка?

— Да. — произнес я. — Владыка силен и могущественен. Его армия велика и жестко централизована.

Кукла Эхаялин ухмыльнулась и подытожила:

— По идее тебя еще учить и учить, но война всегда была лучшей академией. Ну, а те, кто участвовали в Войне Владык, легко завязывали в узел тех, что обладал только книжными знаниями. Ведь что может быть лучшим стимулом для обучения, чем своя жизнь, существование, висящие на весах судьбы над самой бездной... — аватар отвернулся к быстро возникающей звезде 'Поднятия Павших' и добавила: — Ступай, нужно убить их магов или у всех нас скоро будут большие и не решаемые проблемы. А я подготовлюсь к призыву Вестника...

Я выбрался из-под купола защиты, серьезно загрузившись раздумиями о плане атаки.

Брать или не брать в атаку рядовых обращенных? А если брать, то ни о какой координации действий и усилий без связи не может быть и речи. Не флажками же махать? Идти самому? Десятерым Драколичам наподдали, а уж одному мне врежут — мало не покажется. В то же время, в небе они были как на ладони — ни спрятаться, ни скрыться. Может, поэтому их и сбили. Значит, атаку нужно провести по земле, скрываясь от вражеских ударов между пылающих развалин. Плюс ко всему можно обрушить на чужих магов что-то особо мощное из арсенала феникса. Скажем, огненный дождь с лавовыми бомбами или (и) огненную бурю. От подобных ударов они закроются какой ни будь защитой и будут у меня как на ладонях. Вот только чем пробивать защиту...Лепить лавовую бомбу побольше и с ней бросаться вперед? Проходили. Времени мне на это не дадут, да и в полете я буду прекрасной мишенью. А что если слепить трехслойный 'огнешар' и пространство между второй и третьей оболочкой заполнить лавой? При взрыве это должно создать огромное облако из раскаленной смеси очень тяжелого пепла и пыли. Сквозь него они вряд ли что-то сквозь него рассмотрят. Вот только весить это изделие будет больше тридцати тонн. Выйдет ли у меня швырнуть такое ядро на три-четыре километра? А ведь ближе подбираться очень не хочется... Попытка будет одна — даже с моей скоростью восстановления маны, я не смогу восстановить такие затраты мгновенно, а десяток минут на восстановление мне никто не даст. Если они растеряются на минуту — это будет счастье. А что если сразу после этого применить 'Циклон'? Он заполнит мой опустошенный дар маной Огня. Сразу после этого сделаю еще один выстрел и... пробью им защиту. После чего прыгну сам под прикрытием пепельной завесы. Что ж — решение найдено и план более-менее готов. Время покажет, сумею ли я взломать двумя 'ядрами лавы' защиту демонов-магов. Применить Багровое Пламя? Да. Точно. После второго ядра полетит двойной 'огнешар' с новой начинкой. А потом уже я. Главное самому в облако разрыва Багрового Пламени не влететь...

По пути заверну Золотую Стражу на Драколичах обратно — пусть поддержат меня ударом или щитом. Нет-нет. Они ударят с другой стороны — я ведь буду в центре 'Циклона'.

Мимо меня бегали отрядами обращенные Атар. Очередное подкрепление на хиснах начало мощной рекой выливаться из бешено свистящей воронки портала. Одна из жриц в черной маске с золотой окантовкой остановила свою хисну прямо передо мной. Рывком подняв маску на темя жрица явила свое лицо. Тиалин. Одна из ближайших к Элтруун командующих. Хм. То, что сюда уже прорвались Атретасы — показатель того, что военная машина нашего Дома раскрутилась на полную катушку. Совсем скоро здесь будут Орин и другие Великие Дома. Серый пепел, словно грязный снег, большими хлопьями падал с неба, скрывая разные непотребства, вроде обугленных останков под ногами.

Жрица закричала, пытаясь перекричать вой портала:

— Вnbsp; — Дело в том, что вся эта система и есть якорь. Энергия на поддержание портала в рабочем состоянии берется напрямую из душ и разума этих эльдар. Но повреждения, наносимые им, несущественны и быстро затягиваются. Будь кто-то из других рас на якоре то он бы не выдержал и быстро умер. Может, разве что крыланы или драконы... Нужна не только сильная душа, но и дар у нее. Эльдар добыть и контролировать намного легче, чем тех же Алых Князей или Архиличей. Но после того как мы снимем жертв портал начнет схлопываться. Времени на замену у нас просто не будет. Правда, можно открыть еще один, но я не уверена, что это произойдет в то же место. Существует очень большая вероятность того, что портал откроется практически в любую точку Хейреша... Как на дно морское, так и где-то в атмосфере. Этот же портал открывался отсюда по какому-то маяку в Альверист`асе... Я думаю, нужно провести тщательное расследование это факта, дабы избежать повторения в будущеnbsp;м. Насчет поддержки... Она обычна: лечение, пища, вода... Приступать?

ладыка! Что со связью? Где противник?

Не иначе растерялась, чуть не наскочив на меня. Отвечаю знаками: — 'Вражеские маги посбивали существ. Драколичи отступают. Противник временно отброшен. Командующая Ашрилла владеет лучшим видением ситуации. Верховный Арир Ирин, она же аватар Эхаялин, осуществляет общее командование.' — Закончив сложную вязь знаков, я указал пальцем себе за спину. Тиалин уважительно обозначила поклон, сидя на пантере, после чего хисна, с места, одним движением, перепрыгнула меня. Пепел лишь взвихрился следом. Я призвал феникса и мягко взлетел на уровень крыш окружающих зданий, рассудив, что здесь в меня не попадут.

Зацепившись, за стену одного из самых высоких домов на моем пути, я дождался, пока феникс втянет обратно в дар мою ауру огня и влез в разбитое узкое окно. Строение было полым, напоминая в этом заводской цех или ангар. Неожиданностью для меня стало то, что распорки, балки и фермы были сделаны из металла, прямо как и на Земле. Непосредственно под окном, в проеме которого я сидел, площадки или перехода не было. Вздохнув, я выбрался обратно и полез на крышу здания по внешней стене. Благодаря тому, что я был намного сильнее обычного человека и в тупnbsp; — Ты осознаешь последствия своего решения?

&иковых ситуациях пользовался своими 'тер' словно щупальцами, лез я довольно быстро.

Но вот последние метры преодолены и я вытянул свое тело на почти обычную очень пологую двускатную крышу. Оглянувшись, я изумленно выдохнул: вид, открывшийся мне, был невероятен. Бесконечный город был накрыт, словно зонтиком, огромным куполом черно-серых облаков, освещенным снизу заревами от пожаров. Огромная туча была совсем не высоко надо мной — нас разделяло около двухсот метров. Вместе с тем где-то вдали была яркая и толстая полоса ярко-алого рассвета, зажатая между зубчатыми зданиями и тучей. Она освещала невероятно огромные башни монументальных храмов-дворцов и медленно двигающиеся, узкие внизу и очень широкие вверху, змеи медленно вращающихся вихрей. Некоторые пожары были бездымные. Другие же наоборот коптили смоляно-черными дымными столбами, поднимающимися прямо в облако. Пепел, падающий сверху, как ни странно, практически не поглощал свет, а рассеивал его.

Между темnbsp;, света становилось все больше и больше, пока над горизонтом не показался ярко-бело-алый диск местного светила. Его лnbsp; — Молчи! — зашипела змеей Элос.

учи, попав в дымные тучи, окрашивали их в немыслимые оттенки красного и черного. Мне стало казаться, что на самом небе появилась огромная черно-кровавая гнилая рана. Стало неуютно. Меня чуть передернуло от отвращения и, словно в ответ, в тучах проскочила молния и донесся далекий гром. Вторя ему, с далеких улиц принесло звуки взрывов.

Повернувшись в ту сторону, я увидел отступающих Драколичей. Их всадников и всадниц, одетых в позолоченные доспехи можно было рассмотреть даже отсюда. Я сразу понял, что дела их плохи. Пятеро из Драколичей были в еще неплохом состоянии и прикрывали остальных, способных лишь кое-как плестись, время от времени слабо огрызаясь на врага. Один же так вообще полз, волоча за собой сломанные паруса порванных крыльев. Всадницы практически не отстреливались, удерживая какую-то коллективную защиту. Их противники напоминали людей на высоких копытах-ходулях. Больших деталей из-за расстояния и осторожности демонов рассмотреть было невозможно. Они очень грамотно стреляли, использовали укрытия и вообще окружающее пространство. Глядя на их прекрасно скоординированные действия, я подумал, что если не окажу своей гвардии помощь, то местный аналог спецназа разделает Драколичей задолго до контакта тех с нашими войсками.

Стихия Огня идеально подходит для быстрых массовых ударов. Вообще Стихии не так всепоглощающе сильны, как Силы, или разрушительны, как протосилы, но зато они намного более удобны и рациональны. И самое главное — Стихии практически не обладают собственным разумом. Да, бывают строго определенные нюансы и один из них — это элементали и стихийные духи, но разве можно это сравнить хотя бы с той же Тьмой, у которой каждая частичка обладает связью с невероятным коллективным разумом? А ведь в самой Силе даже живут, если можно применить этnbsp; В ответ с далеких развалин сорвались черные тела Драколичей со своими всадницами на шеях. Делая горку, они, один за одним, стали падать в центр ревущего вихря Хаоса, бесследно исчезая в неnbsp;м.

от термин к этим созданиям, разнообразные существа!

Я уже достиг той ступени развития, когда маг начинает формировать наиболее часто используемые заклинания на интуитивном уровне. Четыре двойных 'огнешаров' создаются мной одновременно меньше чем за секунду. Медлить некогда: я увидел, что демоны умудрились обойти Драколичей и организовать засаду на двух плоских крышах четырехэтажных горящих зданий. Накрываюсь мощным заклинанием защиты и сразу заnbsp;пускаю 'огнешары', конечно целюсь не в далекие мельтешащие фигурки, а в сами строения. При выстреле я пользуюсь своими энергетическими отростками. Да, это очень затратно, но как результат — 'огнешары' приобретают очень высокую скорость и вытягиваются в полете, меняя форму сферы на эллипс. Из-за высокой скорости при контакте оболочки не успевают разрушиться и легко пробивают каменные стены, разрываясь уже внутри. Невысокие дома взрываются, разбросав во nbsp; Элос отвернулась от звезды портала и обнаружила за своей спиной настоящее столпотворение из обращенных ариров не только ее Храма но и Храмов ее детей. Отдельно, небольшой группкой, стояли Верховные. Взглянув в их глаза, Богиня усмехнулась: их оболочки сейчас использовали в качестве аватаров ее дети.

все стороны объятые пламенем обломки. С одного из зданий внутренний взрыв сдирает плоскую крышу, словно кусок ткани. Темные фигурки, будто катапультой, с размаха швыряет по высокоnbsp;й дуге куда-то в сторону. А теперь разберемся с загонщиками...

Но я не успел.

Из центра большого пустыря, находящегося примерно в пяти километрах от меня, рождается немыслимо яркая вспышка. В первое мгновение мне показалось, что там вспыхнул термоядерный взрыв, настолько свет был ярким. Не ослеп я лишь только потому, что феникс вырвался наружу, покрыв мое тело своим огнем. Сразу за этим крышу здания, на которой я стою, срезает и сдувает немыслимо ярко-белым лучом начисто, оголяя внутреннюю пустой каркас. Меня, еще в воздухе, смешивает с мусором и гравитация бросает меня вниз. Феникс дико ревет в моем разуме, заглушая мои собственные мысли. Лишь чудом сумев сосредоточиться, я выплескиваю пламя вокруг себя, сжигая окружающие мелкие обломки, и все-таки умудряюсь расправить крылья. Резкий рывок, инстинктивное определение расположения неба и быстро приближающейся земли, взмах крыльев со всей своей силы и — мое тело пробивает хаотическую тучу пыли и обломков. Оказавшись вне облака, которое стремительным водопадом разбивается о землю всего в двух десятках метров ниже меня, я с трудом перевожу дух. Оглядываюсь.

Я нахожусь за тем, что было моей обзорной площадкой совсем недавно. Такое впечатление, что здание рубили мечом. Похоже, что ударов был как минимум два. Впервые виджу мощное заклинание Силы Света в действии.

Если бы не неточность вражеского удара из-за расстояния и насыщенности атмосферы пеплом...

Что ж... Зато я теперь знаю, где они.

У меня есть чем ответить. Но сначала прикрою свою гвардию.

Неожиданно на улицу подо мной выбегает отряд каких-то солдат. Две руки, две ноги, одна голова...Странная футуристическая броня. В руках нечто сильно напоминающее винтовки. Люди? Что они тут делают? Рассредоточившись, они удивленно-испуганно смотрят на меня и... пробегают мимо, исчезая в какой-то улочке. Не стреляют — не враги. Ведь так? Хотя, нужно бы было одного словить...

Следом за ними выплескивается толпа преследователей — парнокопытных демонов. Увидев меня они в растерянности застывают и я их могу рассмотреть более детально. Они лишь немного похожи на людей: полностью человеческие черты лица, мускулистый торс, пятипалые руки, но на этом похожесть заканчивается. Черно-красная кожа и мускулистые бычьи ноги, длинные когти на руках, загнутые назад рога и грива непослушных густых черных волос на голове и на спине явственно указывают на отличия в физиологии. И ко всему рост — два с половиной метра минимум. Все в отличных, массивных на вид, доспехах, составляющий почти полный гарнитур, созданный под другую физиологию. Из отличий доспеха, от привычного мне, я заметил, что нет шлемов и кованных рыцарских сапог. Вдобавок, я не увидел ни на одном из демонов поддоспешника. Лишь тяжелый кожаный фартук с нашитыми стальными полосами. В руках у каждого огромная двуручная секира из черно-алого металла на стальном древке. Интересно, а сколько такая весит? Наверное, около ста кило, а может и двести. Украшений немного, но они есть. В основном это массивные золотые кольца на рогах.

Очевидно, это и есть адские рыцари. Сцена изумления длиться недолго — всего пару секунд. Один из демонов с тремя кольцами на рогах поднимает на меня свою секиру и что-то орет. Демоны, как один, перебрасывают секиры в правую руку и достают из-за спин большие арбалеты. Зря. Огонь отвечает мне мгновенно и я заливаю толпу 'выдохом дракона'. Основную часть демонов пламя охватывает и поджигает. Но их командир прикрывается огненным же щитом и остается абсолютно цел. Что-то крикнув, он резво ныряет в строение, из которого появился. Думаешь спасся? Создаю 'огнешар' из Багрового Пламени и, снизившись, швыряю следом. От взрыва фасад обрушивается, разбросав вокруг обломки и дохнув в меня пылью. Несколько выживших адских рыцарей высовываются из укрытия и разряжают в меня свои арбалеты — их стрелы вязнут в моей защите. Я осознаю, что мне некогда за ними всеми гоняться и Багровое Пламя слизывает и рыцарей, и обломки за которыми они прячутся.

Люди? Их уже и след простыл. Жаль... Когда прибудет Вестник Ахеш делать в этом городе будет нечего — это место станет очень опасным. А после применения 'Поднятия Павших' даже Владыка со всеми своими легионами покинет этт мир... Или стерилизует его...

Взмахнув со всей силы крыльями, я быстро полетел по направлению к ДраколичамПоворот узкой улицы и я вылетаю на широкий проспект прямо за спинами Золотой Стражи. Похоже, я прибыл очень вовремя: обращенные держали защиту из последних сил и очередное вражеское заклинание, внешне похожее на антрацитово-черное копье, пробило ее и попало в левую переднюю лапу стоявшего перед всеми Драколича с изящной жрицей на спине. Демоны используют Тьму? Эффект от удара был страшен — копье расплескалось большим облаком Тьмы, охватив часть груди и обе передние лапы. Я знал, что последует дальше, но ничем не мог помочь — был чересчур далеко. Да и будь я ближе... Облако раздулось, поглощая все большую часть тела чудовища. Но вот рост тучи прекратился. Драколич задергался, пытаясь вырваться из плена, но я знал, что ему это не удастся — 'Голодный Мрак' одно из сильнейших узконаправленных заклинаний из арсенала Силы Тьмы, по праву занимающее второю ступень мощности. Оно бы занимало и первую, но на той ступени нет ни одного не массового заклинания. Раздается мощный хруст, перекрываемый ревом чудовища и облако Тьмы выплевывает огрызок огромного тела по высокой дуге в сторону, после чего — просто истаивает в воздухе. Золотая фигурка жрицы сломанной куклой летит куда-то в сторону.

Вкладывая в махи крыльев всю силу, я бросаюсь к своей гвардии, но за эту жалкую секунду коллективная защита окончательно рушится и сквозь нее мелькает, уже виденная мной, фиолетовая молния. Она попадает в грудь Драколича, сметая его, словно игрушку, в сторону. Но я уже рядом и следующие разряды принимает на себя выставленная мной стена. Удары очень сильны — лишь за две пары секунд они выжирают четверть моего потенциала маны Тьмы. Бросаю взгляд на свою гвардию. Все ранены и истощены. Обгрызенная половина туловища Драколича пару раз дергается и застывает. Я вижу, как внутри огромной раны гаснет источник. Его всадница куда-то ползет в сторону, оставляя за собой широкий кровавый след. Проклятье! В мой щит врезается еще пара молний. Ярость застилает мне глаза, и разум начинает суматошно рыться в доступном мне арсенале известных мне заклинаний и умений, выискивая подходящий инструмент возмездия. Тьмой я защищаюсь, значит, она отпадает. В Силе Жизни и Света я мало что знаю. Что остается? Лишь Смерть и Огонь. Ну что ж. Начинаю работать на пределе своих возможностей: одни из моих 'тер' держат огромный плоский щит, в то время как другие создают множество маленьких 'огнешаров' и тут же разбрасывают их во все стороны, поджигая окружающие строения на большой территории. Огонь за секунды охватывает здания и вздымается ввысь. Перегретый дым огромным столбом упирается в тучу над головой. Переключаю часть сознания на свою гвардию и набрасываю на каждого по полному 'исцелению' и 'щиту огня'. Наплевать на Драколичей: не уцелеют — новых наклепаю. Потеря же каждого эльдара довольно чувствительна: они же из ниоткуда не беруться? Вдобавок, они — моя личная стража и гвардия. Ближе них лишь четверка обращенных Богиней и Эйрин. За каждого них я сожгу здесь все до тла...

Гигантский язык огня дотянулся до облаков. От восходящего потока горячего воздуха тучу выгнуло и пробило до самых небес. Пламя стало разбирать строения на куски и затягивать их в облако. Его цвет тут же изменился и почти сразу из тучи начал проливаться на землю за щитом настоящий ливень из вязких кусочков и брызг лавы. Удары молний о мой щит тут же прекратились. Демоны сосредоточились на защите. Я почувствовал их сферические щиты, сопротивляющиеся моему умению. Но они неплохо держались под непрерывным горящим дождем. Ха! Это ненадолго. Пламя оглушительно заревело и огромный язык чистого Огня изогнулся вопросительным знаком, обрушившись огромной струей пылающего воздуха и пепла напрямую на позиции врага. Вот это я понимаю огненный шторм! Чуть меняю направление потока, дабы все побочные продукты горения сносило в сторону того пустыря откуда по мне нанесли удар. Жар стал настолько сильным, что камень плавился на глазах. Покрытие дороги раскалилось до бела и вскипело. Пламя подхватывало его и тянуло за собой. Куполы вражеской защиты стали гаснуть. Одновременно с тем, когда погас последний купол вражеской защиты исчезла и моя. Но это уже не важно. Гигантский язык огня разливается, поглощая и сдувая строения. Продукты горения, пыль несется палящей тучей в сторону пустыря. Не доходя до цели метров сто волна пламени разбивается о проявившийся огромный купол защиты.

Что ж вот и они. Маги вряд ли что увидят через пелену несущегося на них дыма и пепла. Пора приступать к выполнению моего плана. Я обернулся, собираясь отдать приказ Золотой Страже на обход вражеской позиции для удара с тыла, но обнаружил их в довольно жалком состоянии — похоже, я переборщил с накачкой своего огненного удара и обращенные бросили все свои силы на защиту от теплового излучения.

— Отступайте к плацдарму. Если мне удастся уничтожить магов и связь восстановится — немедленно вызовите подкрепление.

Неожиданно со стороны портала по высокой дуге в нашу сторону вылетел огромный сгусток серой маны. Оставляя за собой в атмосфере почти инверсионный негаснущий след, состоящий из смеси Смерти и Воздуха, он пролетел сквозь пламя и дым, не обратив даже капли внимания на них, и врезался точно купол вражеской защиты. Расплескавшись по ее поверхности, словно гелевый плевок по стеклу, заклинание неожиданно вспыхнуло и взорвалось, окутав купол со всех сторон странной и опасной концентрированной взвесью маны Смерти. 'Гибель'. Одно из самых сильных атакующих заклинаний Книги Смерти. Его задача — заставить чужих магов думать только о защите. Интересно, откуда его знает Эйрин? В нашей библиотеке его нет... Эльвиаран сказала? Вряд ли.

Отсутствие знаний — это именно та причина, по которой я скоро сбегу из Альверист`аса. Дело в том, что в нашей библиотеке практически нет литературы по Воздуху и Земле. Это произошло потому, что в нашем Доме практически не рождаются маги с уклоном дара в эту сторону. Черт побери, да лишь благодаря грамотной гендерной политике, проводимой в жизнь Терист, матери Эльвиаран, принесшей плоды при правлении последней, достаточное количество целителей стало рождаться лишь совсем 'недавно', по меркам темных эльдар. Наконец-то в каждой пятерке солдат был маг с определенной частью дара ориентированной в Силу Жизни. А сейчас, даже стали рождаться Атретасы с небольшой долей Силы Света... К сожалению, эта часть потенциала пока просто висела, не применяясь никак.

Проблема была в том, что магические знания были настолько же серьезным козырем как и на Земле — оружие массового поражения. Вот только здесь заклинания применялись на полях сражений.

Немногочисленные перебежчики не делали погоды: в обществе темных эльдар не было, нет и вряд ли когда либо будет нечто вроде людских Магических Академий, где они смогли бы преподать свои знания. Да и оказывались под сенью Великих Домов, в основном, лишь те, кто просто сам не имел дара к Свету. А единицы, что его имели — чересчур быстро гибли. Как мой дед, и, по-совместительству, отец Сариехарны, легендарный Ильриельшар.

Купить магические книги? Маленькая ошибка, конечно же 'случайная', в заклинании даже третьего круга Стихий и — вы на Ланах Богини танцуете Лунный Танец со своими предками... Да-да, в магических книгах было до демона изощреннейших ловушек. Применялось все: отравленные страницы и иглы, преднамеренные ошибки, логические ловушки и, даже, Порядок и Хаос. Ведь это же так просто — подсунув опасную книгу уменьшить количество вражеских магов...

Обратиться в другой Великий Дом? Ха-ха-ха.

Вот представьте, вам ваш враг дает в руки противопехотную мину и инструкцию как ее разобрать. Куда вы ее засунете? Правильно — вашему врагу вместе с миной в задницу. Вот и мне так же: обращаться в Кхитан с просьбой поделиться Воздушными техниками — равносильно извращенному способу самоубийства. Нет, что-то я почерпну, конечно, но цена этих знаний будет копеечная. А вот риск — огромен.

Что-то я задумался, глядя на то, как 'Гибель' практически не реагировала на творящееся вокруг вражеского купола защиты огненное безумие. Мана Смерти собралась в большие серые крупинки и просто висела в воздухе, покрыв купол туманной оболочкой.

Как же жаль, что Сатх не даст почитать Книгу Смерти на досуге...

Моя мысль была прервана ударом Света прямо сквозь Смерть и дымовую завесу в моем направлении. На мое счастье, маги, из-за плохой видимости, все-таки не смогли определить мое точное местоположение и невероятно яркий белый луч света, толщиной со столб, взрезал горящие строения метрах в трехстах слева от меня. От удара Силой, горящие здания взорвались, разбросав вокруг огромные обломки. Один из них, будучи размером с самосвал, упал на проспект совсем недалеко от меня и разбился на множество мелких каменных кусков. Удостоверившись, что Золотая Стража быстро удаляется от места битвы, при этом целые Драколичи споро тянут не только поврежденных, но и остаток от своего собрата, я начал претворять свой план в жизнь. Создание двойного 'огнешара' и накачка его оболочки тысячей эрг маны Огня заняло пол секунды, а вот для того, что бы налепить вокруг него лаву толщиной слоя больше метра и заключить ее в облочку потребовалось минуты две. За это время маги наносили еще два раза удар, но нащупать меня не смогли. Перехватив своими 'тер' получившуюся ярко-желтую сферу, я вбухнул в них все, что было в моем даре и, раскрутившись юлой, швырнул ее по высокой дуге в цель.

Каково же было мое разочарование, когда я осознал, что промахнулся и сфера упала совсем рядом со стенкой купола, не долетев пару десятков метров. По крайней мере, ядро взорвалось более чем на 'отлично': похоже, при разрушении оболочек слой лавы сыграл роль отражателя, направив энергию вовнутрь, дожав ману Огня. Больше ничем я не мог объяснить то, что облако пепла и темного пламени почти мгновенно раздулась до размера самого купола, поглотив тот почти наполовину. Чудовищная ударная волна прошлась по моему огненному шторму полностью разрушив и развеяв поток Огня. А уж что произошло с окружающими строениями! Какую-то высокую башню, похожую на мечеть, но в высоту с двадцать этажей, практически снесло с фундамента и обрушило в сторону от взрыва. Некоторые из зданий складывались, словно были сделаны из карт, другие облокачивались на соседей, будто кости домино. Пылевая взвесь покрыла всю землю на толщину трех-четырех метров. Пламя, окружающее меня, опало. Гигантское облако тяжелого пепла медленно стало подниматься вверх, принимая грибовидную форму. Внутри него было видно шевелящиеся языки огня. На меня ударная волна практически не оказала воздействия — Огонь феникса защитил меня полностью.

А вот магам, похоже, было не очень: взрыв породил на поверхности купола настоящую волну возмущения, медленно пробежавшуюся по его поверхности. Я думаю, защита удержалась лишь чудом или благодаря чьей-то личной силе...

Ну, что ж — мой дар немного восстановился, а значит, пора приступать к следующей фазе.

Создание 'Огненного Циклона' было кропотливым и довольно медленным даже в идеальных условиях, а уж при почти полностью пустом даре...

Честно говоря, если бы не окружающий меня огромный пожар я бы не смог даже начать создавать это заклинание, но в полыхающем пламени феникс восстанавливал дар невероятными темпами. Но вот 'Циклон' завершен, и я отпускаю сеть на раскаленную до желтого цвета лаву, в которую превратилась земля подо мной. В тот момент, когда выросшие огненные столбы уже собирались обрушиться, враги, наконец-то, смогли локализовать мое местоположение и — уже в мою защиту ударила первая фиолетовая молния. Было очень неприятно, но терпимо... Так подумал я в первую секунду, а в следующую — в меня уже попало сразу три молнии, выбросив меня из центра заклинания и впечатав спиной в вязкую лаву. Благодаря защите элементаля я не сгорел, но все это были лишь цветочки по сравнению с вывернувшейся почти на изнанку структурой заклинания. А глядя на падающий по дуге прямо в центр моего заклинания бело-синий шар чужого заклинания и натянувшиеся до предела оранжевые нити 'Циклона', я понял, что сейчас произойдет нечто очень и очень плохое.

'Ледяное Пламя. Это конец.' — выдохнул элементаль. Он выплеснул в мой организм чудовищный коктейль из адреналина и ускорил сердцебиение до предела, растянув восприятие времени. И быстро зашептал: — 'Послушай, если я не сделаю кое-что — то мы умрем. Не вздумай сопротивляться! Времени на вторую попытку не будет! Мы, фениксы обладаем одним умением. Оно называется 'Мерцание' — мгновенная телепортация на короткое расстояние. Проблема лишь одна — ты не феникс, твое тело чересчур материально. Будь мы не так истощены магически то это бы не было проблемой, но...' Глядя моими глазами на то, как сфера Ледяного Пламени коснулась лавы и лопнула, медленно разливая вокруг смертоносную протосилу, он заговорил быстрее: — 'Я завершу слияние, на время сделав твое тело практически неуязвимым к родственным Огню протосилам.' Глядя на тяжелые синие лепестки тянущиеся ко мне и мгновенно замораживающие лаву на своем пути, я попытался поторопить его, но он завершил сам: — 'Для меня — это будет конец, для тебя же — начало...'

Внутри моего дара источник Огня беззвучно взорвался, заполнив все мое нутро без остатка. В следующую секунду родилась невероятная боль, которую заглушил лишь всепроникающий холод достигшего меня Ледяного Пламени.

Элементаль зашептал: — 'Переход в форму феникса теперь это твоя способность. Постарайся долго не быть в ней или станешь фениксом навсегда. Особенным, но всего лишь фениксом. "Мерцание" позволит тебе уничтожить их. Я не хотел делать этого окончательного слияния, но Боги и Судьба играют нами. Элос не говорила, что все так закончится. Но она много чего не говорит... Мы, фениксы, бессмертны. Возможно, моя искра возродится в моем родном Плане Фер-кхе, а может и нет... Может, это и есть способ окончательно убить нас? Отныне — ты будешь со мной един не только телом, но и душой. Отныне — все мои умения станут твоими. Отныне — не у кого будет спросить совет. Отныне — ты будешь один. Прощай, Ашерас...' Его голос постепенно затихал, пока на последней фразе не исчез. Прощай, мой единственный друг.

Ледяное Пламя схлынуло и истаяло, словно жидкий азот, проморозив все вокруг на десятки метров.

Лежа на полопавшемся черном базальте, я ощутил себя очень одиноко.Совершенно неожиданно время вернуло свой ход обратно и практически не затронутый протосилой 'Циклон' сработал. Темное пламя ринулось со всех сторон, засасываясь мне в грудь как в черную дыру. Искаженная оранжевая сеть выдрала огромный раскаленный кусок дорожного покрытия и бросила на меня сверху, словно мухобойку. Я поднимаю правую руку, пытаясь заслониться и само пламя разрывает рваный лист на раскаленные куски лавы. Мой дар полностью восстановился, заполнившись одной лишь маной Огня. Силы вернулись лавинообразно. Я мягко перекатился и, оперевшись правой рукой о снова разогревшуюся вязкую лаву, поднялся.

Похоже, моя одежда исчерпала свой лимит прочности: сапожки, на моих глазах, развалились и спали с моих ног. Я сделал шаг вперед по раскаленной лаве. Ощущения? Если кто-то ходил босиком по густой грязи или тесту, то он поймет меня...

На руках рассыпалились мои перчатки и почерневшими сегментами попадали на поверхность озера лавы. Расплав очень неохотно принял их в себя. Хорошо, хоть остальная одежда держится, а то нехватало мою драгоценную плеть тут потерять.

Глядя на свои руки, я смотрел на различия своего окончательного единения с элементалем с тем, что было до этого. Главным отличием было то, что сквозь мою плоть просвечивал скелет. При этом почти черная кожа потрескалась и в этих трещинах было видно раскаленные до желтого цвета мышцы. Кости же были раскалены добела...

Посмотрев на ладони, я увидел, как кожа трескается и выгорает на глазах. При этом никаких неприятных болевых ощущений не было. Скорее было наоборот: казалось, что с каждой секундой мне становилось все лучше и лучше...

Феникс говорил, что последствия будут необратимы, значит — времени мало. Все нужно сделать быстро.

Я поднял взгляд на купол защиты магов. Прямо в этот момент сквозь него вылетела по высокой дуге в мою сторону еще одна ярко-синяя сфера Ледяного Пламени. Внутри меня разгорелась ярость. Знание о 'Мерцании' возникло в моем сознании само, словно лежало там всегда. Навстречу чужой магии я выбросил свою протосилу. Ярчайшая белая вспышка. Под ее прикрытием я исчезаю и возникаю прямо под куполом вражеской защиты. За спиной развернулись крылья, удерживая меня в одной точке. Внизу однородная толпа магов в черных сутанах с глубокими капюшонами. Среди них, словно скала посреди моря, возвышается огромная голая жирная фигура. Пользуясь тем, что на меня еще не обратили внимание, бегло осматриваюсь.

Толстяк — явно еще один архидемон. Он в два раза выше любого из магов. Из одежды на нем лишь расшитый золотом фартук. В теле, словно язвы, блестят вставленные разноцветные драгоценные камни. Оружия нет. Почти свинячее рыло растянуто в довольной оскаленной гримасе. Четыре чуть трясущихся подбородка на лысой голове. Архидемон-маг? В данный момент он, высунув от напряжения язык, создал еще одну сферу Ледяного Пламени и, высоко взгвизнув, запустил ее в ту сторону, где я был еще совсем недавно. Подомной закричали. Ну что ж, хватит глазеть — пора и убивать.

Язык Багрового Пламени развеивает магов в прах, а 'огнешар' пробивает толстяку спину насквозь и разрывается за ним. Короткий предсмертный взгвизг и туша падает навзничь. Предыдущий был вроде намного сильнее... Хотя, они ведь в разных классах.

Купол защиты мигнул и погас. Несколько десятков магов бегут в какой-то переулок справа, пытаясь спастись. Зря — лучше б сдохли сражаясь. Может, что бы и вышло — я, наверно, совсем крышей поехал: защиты то на мне нет... Только естественный покров феникса. С силой взмахиваю крыльями и сместившись в пространстве так, что бы бегущие были как на ладони и заливаю весь проулок Огнем.

Пламя, послушное моей воле, словно светящийся туман, охватывает бегущие фигуры. Пара-другая секунд истошных криков и наступает почти тишина. Раненых нет или они очень хорошо маскируются. Лишь рев пожаров да треск рушащихся перекрытий.

Бросаю взгляд на ладони — кожа сгорела полностью. В ответ возникает знание как прекратить переход в энергетическую форму. Легкое волевое усилие и кости на руках светиться и сразу наваливается со всех сторон страшная боль. Из-за нее чуть не падаю на землю. Всю ману Жизни, что успела восстановаиться, с трудом собираю в простейшее 'лечение' и боль затихает. С ее уходом возвращается ясность мысли. Чуть отдышавшись оглядываюсь и замечаю огромное тело толстяка. Медленно подлетаю к нему. Ну и мерзость. Тело спереди обугленное. Фартук сгорел почти полностью. В груди здоровенная дыра диаметром сантиметров сорок. Хмм. Он же весь в накопителях, словно новогодняя елка. Выковыривать? Да их тут десятки и как дальше нести? Сгорят же...Тащить тело в 'тер'? Маны не хватит — он же тонны две весит. А если не так... Зацепляю чем ни будь и несу в руках. Правда, я не знаю какая у меня подъемная сила. Но, думаю, на худой конец поволоку...

Хоть какая-то прибыль.

Эх, найти бы крюк...

Заняв свои руки и разум работой мне удалось отрешиться от того факта, что отныне я один против всех.

3.Полдень и переговорщики.

Цепь или какие-то стальные тросы мне обнаружить не удалось. В связи с чем, пришлось сгибать найденную в развалинах стальную балку на подобии большого крюка. Насадив на него труп архидемона, как червяка, и завернувшись в защитное заклинание из арсенала Тьмы, я, неожиданно легко, воспарил со своей ношей в воздух.

Летел я максимально низко и довольно медленно: не хотелось бы попасть под магический удар магов — хоть я и убил архидемона и его свиту, но связь не восстановилась. Из последнего следует, что минимум одна большая группировка вражеских войск есть неподалеку. В принципе, еще одна толпа магов — это не такая уж и большая проблема, но вдруг их возглавляет еще один архидемон? Как показали последние события, сражаются они со мной практически на равных и выезжаю я из той бездны, куда они меня тянут своим умениями, лишь принося что-либо в жертву. Без поддержки сражаться с кем-то посильнее будет похоже на самоубийство. Хотя, не попробуем — не узнаем, ведь так? Конечно, жаль, что феникс слился со мной окончательно, но зато теперь я — единое целое и все мои немалые возможности принадлежат лишь мне одному.

Конец стальной балки, который я сжимал в руках, раскалился до красна и начал тянуться и мяться, словно пластилин. Пришлось делать остановку.

Бросив груз вниз на заваленную обломками улицу, я зацепился руками за стену и втянул, теперь уже свой, Огонь в дар, при этом он снова собрался в огненную сферу источника. Осторожно взобравшись на тлеющие развалины какого-то дома, я осмотрелся.

Город даже не горел — он пылал. Огромные столбы темного дыма, выглядевшие в ярко-оранжевом свете пожарищ абсолютно черными, без устали вливались в огромное облако дыма над головой. Ярко горящие искры, как светлячки, кружились в воздухе, рождаясь в огне и рождая новые пожары. В туче постоянно мелькали молнии всех расцветок. Сыпался мелкий невесомый пепел. Неожиданно, вдалеке очередью мелькнуло несколько ярких электрических вспышек — дуэль магов продолжалась, несмотря на царящий вокруг апокалипсис. Я бы оказал помощь, но разобрать сквозь дымную мглу где свои, а где демоны — не представлялось возможным.

Оглянувшись назад, я оценил разрушения произведенные нашей дуэлью с толстяком-архидемоном. Несколько, словно ножом обрезанных зданий, оказавшихся под куполом защиты были словно остров, посреди океана полностью уничтоженных домов, указывали место, где был противник. Накренившиеся и разрушившиеся они были безмолвными свидетелями нашего противостояния. Там же где был я, находилось пятисотметровое в диаметре озеро все еще раскаленной лавы.

Ну что ж, металл моего 'крючка' остыл. Пора выдвигаться дальше. До плацдарма осталось лететь еще столько же. Если побыстрее махать крыльями, то вполне реально покрыть оставшееся расстояние за раз, не взирая на усталость металла.

Я спрыгнул вниз, замедлив падение у поверхности засыпанного пеплом, словно снегом, тротуара своими 'тер'. Дар уже почти пришел в норму: разноцветная мана вытеснила из своих секторов Огонь. Босые ноги погрузились в мягкую золу почти по щиколотку. Схватив остывший конец самодельного крюка в руки и выпустив крылья, я снова взмыл в воздух.

Окрестности портала кишели всадниками на хиснах. Отряды пехоты занимались управляемой зачисткой-мародерством. Пленных было довольно много. На моих глазах пятерка Атретасов волокла еще живого голого адского рыцаря к общей массе пленников. В их дальнейшей судьбе я не сомневался: кто не присоединится к нам, того пустят в расход. Хотя, так сделал бы я, а вот Великие Дома и Эхаялин вполне могут просто вычеркнуть первый пункт этого простого выбора.

Неожиданно, одно из чудом устоявших зданий рядом с площадью, на которой располагался портал, беззвучно осело в возникшее облако концентрированной Тьмы. Пыли не было, и когда Сила истаяла в воздухе, то моим глазам предстала девственно ровная площадка. Лишь пара дыр показывала, где располагаются входы в подвальные помещения. Когда я подлетел ближе, то мне все стало понятно: все более менее свободные места были заняты различными геометрическими фигурами, играющими роль концентратора манны.

Снизившись, я заметил аватара Эхаялин, что-то напряженно выговаривающую трем жрицам Атар. Масок на них не было и, когда они повернули лица в мою сторону, я тут же их опознал: Арун Сатх, Акешь Кхитан и Эльвиаран И`си`тор. Даже не слыша о чем речь, я понял, в чем дело. Да что тут не ясного — Богиня песочит им мозг, дабы они не вздумали во время сражения засадить друг другу арбалетные болты в спины... А может и чего помощнее... А где шляются остальные Матриархи? Надеюсь это не над ними вяжут заклинания из Школы Жизни ариры Шестого Храма...

Аватар тоже обернулся и с интересом стал рассматривать мою ношу.

Аккуратно сбросив труп дабы не задеть какой ни будь рисунок рядом с ней, при этом игрушке Эхаялин пришлось отбить рукой в сторону раскаленную балку (честное слово — случайно вышло, жаль только что не получилось врезать ее по морде), я опустился на площадь и втянул крылья.

— Приветствую Матриархов. — киваю троице высокорожденных, после чего поворачиваюсь к аватару: — Маги уничтожены. Это существо возглавляло их. Я думаю это архидемон-маг.

Аватар, довольно хмыкнув, подошла к обугленной голове и с интересом потыкала в нее острым носком своего сапожка. Игрушка Эхаялин вытянула над оскаленным черепом руку и тот неожиданно разломался, раскрывшись как цветок. Внутри головы оказался кристалл накопителя размером с футбольный мяч и формой близкой к идеальному икосододекаэдру. Внутри него бешено крутились невероятно ярко-синие сгустки. Кристалл послушно взмыл и коснулся ладони аватара. Эхаялин повернула руку и кристалл, словно прилипший, оказался у нее на ладони. Поднеся его к своему лицу она с явным интересом стала смотреть на мельтешение огоньков. Я тоже подошел ближе. Аватар покосилась на меня, с видимым сожалением оторвав свой взгляд, и произнесла:

— Впервые вижу накопитель с протосилой внутри. А ведь считалось, что это невозможно...

— Он меня чуть не убил Ледяным Пламенем.

— Да уж, сюрпризов чересчурnbsp; Оглянувшись назад, я оценил разрушения произведенные нашей дуэлью с толстяком-архидемоном. Несколько, словно ножом обрезанных зданий, оказавшихся под куполом защиты были словно остров, посреди океана полностью уничтоженных домов, указывали место, где был противник. Накренившиеся и раnbsp; Создание 'Огненного Циклона' было кропотливым и довольно медленным даже в идеальных условиях, а уж при почти полностью пустом даре...

&зрушившиеся они были безмолвными свидетелями нашего противостояния. Там же где был я, находилось пятисотметровое в диаметре озеро все еще раскаленной лавы.

много: неизвестные заклинания, новый тип накопителей...

— Я видел кого-то сильно похожих не людей. — неуверенно начал я.

Эхаялин обернулась.

— Ну и что? Может рабы решили сбежать под шумок...

— В руках у них было нечто очень сильно похожее на винтовки.

Аватар выразительно покосилась на стоящих рядом Матриархов и, очевидно, вспомнила о разговоре, прерванном моим появлением. Словно заправский тренер перед своей командой, она зажала накопитель подмышкой и, вздохнув, произнесла:

— Запомните — нам сейчас 'случайные потери' не нужны. Прочистите мозги вашим командирам. Скоординируйте свои усилия, что бы вытянуть отсюда всего и по-максимуму. Тяните все, даже пепел под ногами. Если вам все понятно, то я вас не задерживаю...

Терпеливо подождав, пока бросающие друг на друга неприязненные взгляды Матриархи потянулись к своим свитам, аватар произнесла недовольным голосом, глядя им в след:

— Представь себе: не успела отвернуться, а они чуть 'кахртэ' не начали возле портала. И ведь не скажешь что они идиотки! Как раз наоборот — хирейшие и умнейшие представители из всего народа. А над результатом стычки вон целители уже десяток минут бьются... Тьфу! — совершенно неожиданно Эхаялин сплюнула, в сердцах, в пыль под ногами. Повернувшись ко мне, она продолжила: — Насчет технократов... Если ты читал 'Общую теорию Зерен', то должен знать, что есть Планы, Миры и Вселенные. Чего ты на меня смотришь, как на пророка? — Она смешно нахмурилась: — Неужели не слышал? Ладно, если по-быстрому. Планы — это большие куски материи или материковых плит, заключенные в пузырь пространства. Маны там просто кошмарное количество. Существа, живущие там, невероятно живучи и сильны. Планов очень много — сотни и сотни миллионов. Есть версия, что Творец создавал их во время отдыха или когда развлекалсяnbsp;. Следом идут Миры. Их уже значительно меньше — около ста тысяч. Миры — это полноценные планеты. Когда попадаешь в Мир, то определить этот факт легко — достаточно посмотреть на ночное небо: оно абсолютно черное. Звезд нет. Миры, обычно, тоже вращаются. Половина сферы, в которую заключен Мир, светится, а другая — нет. Маны на этих планетах тоже много, но меньше, чем в Планах. Еще не было обнаружено Мира, не заселенного разумной nbsp;жизнью. Дальше идут Вселенные. Творец создал их всего двести восемьдесят пять. Классификация Вселенных напоминает объемную пирамиду, на вершине которой находится Адская Вселенная. В ней максимальная концентрация свободной маны. Чем ниже от Ада — тем меньше маны. Твой родной дом — Вселенная почти из самого дна. Мана у тебя в мире практически не бывает в свободной форме. Как следствие: нет митрила, адаманта, магических животных и растений, ну и далее по списку... Такие миры идут по технологическому пути развития. Выходцев из них называют просто — 'технократы'. Пойми меня правильно, маги там рождаются, пример стоит передо мной, и они чрезвычайно сильны, но их и крайне мало. Знания передать бывает просто некому — войны то никто не отменял... В результате магическая наука хиреет и ее заменяет техника. Попытки построить магическое общество бывают, но почти всегда их постигает крах. В последнее время Владыки и Боги занимаются 'рекрутерством' душ одаренных. Ну, тут ты все понял. Чем ниже вселенная, тем больше вероятность наткнуться на нечто невероятное. Это как просеивая простой песок, найти голубой алмаз размером с кулак. Ну, а те люди с винтовками в руках... Технократов Владыки используют в разных качествах: от пушечного мяса до элиты их войск. Может это диверсанты или разведчики, регулярные войска или наемники... — Эхаялин пожала плечами и продолжила: — Насчет терпимости: если технократы не являются магами, то и демоны относятся к ним довольно равнодушно. Ну, а маги, попав сюда, держатся вместе и к любому демону относятся крайне настороженно.

Неожиданно раздался далекий глухой скребущий звук. Аватар удивленно повернулся на него, и мы посмотрели на переговаривающихся знаками группу обращенных в Атар. На безмолвный вопрос одна из них подала нам знак 'все в порядке'. Спустя пару секунд из-за поворота показалась спина моего Драколича. Ухватившись своей жуткой пастью за ручку он, изогнув спину дугой, волок гигантский молот архидемона.

— Кстати, а что произошло с трупом его хозяина? — просил я аватара в спину.

— Да что с ним сделается — там и лежит, где упал. Ашрилла, правда, хочет его разделать и затянуть к нам. Мечтает об амулетах и артефактах для каждого арира Храма моей матери... А что?

— Да один из Драколичей Золотой Стражи издох и я думал создать нового.

— Слишком жирно будет. И так ты в Ишакши погорячился, пустив труп Эрруу на свою образину. Да, я понимаю, Драколич получился невероятно мощный, быстрый и на поле боя он стоит двух обычных, но, честно говоря, ты просто выкинул бесценные ресурсы на ветер. Хотя, вариантов тогда было немного — ты поставил все на победу и выиграл. Только это тебя и оправдывает. А вот трупы архидемонов я тебе не дам. Пусть лучше их сожрет Шестой Храм, чем так.

— А где моя гвардия? Что-то я ее не вижу...

— Дома. Отвоевались. Если б ты замешкался, то не было бы у тебя гвардии.

Подтянув огромное оружие к краю значительно расширившейся площади, чудовище обернулось, выпустив из пасти рукоять молота, и взглянуло на нас двоих. Когда взгляд мазнул по мне, я ощутил вопрос. Игрушка Эхаялин, посмотрела на линии магических рисунков на предполагаемом пути чудовища к вихревой воронке портала и, вздохнув, указала пальцем на нее. Драколич КИВНУЛ своей жуткой головой в ответ и продолжил тянуть задом к порталу молот. Умнеет на глазах...Перекрывая шум волочащегося по каменным плитам оружия, я прокричал:

— А выдержат ли такую нагрузку жертвы на якорях портала? Одна из распятых — Ирмиель ри Се, дочь Иллуиль ри Се!

Аватар помрачнела лицом и показала знаками — 'проблема несущественна'. Драколич подтащил молот к порталу и недоуменно остановился: оголовье молота не проходило между якорями. Очевидно, в длину оно было больше двадцати метров. Чудовище запрыгнуло на него сверху и недоуменно закрутилось на одном месте волчком. Эхаялин пожала плечами. В следующую секунду оружие и Драколич взмыли, словно в невесомости, вверх и влетели в вихрь алой маны.

— С одной проблемой разобрались. — довольно потерла она руки.

Резво прибежавший 'арек' Высших Жриц тут же приступил к восстановлению затертых линий.

Оглянувшись, я увидел приближающуюся к нам Ашриллу. Подойдя ближе, она склонила голову и, терпеливо дождавшись пока аватар обернется к ней, произнесла:

— Круг Высших жриц через астрал локализовали область прерывающего связь воздействия.

Маскоподобное лицо Верховного Арира Ирин чуть исказилось в довольной жестокой ухмылке. Чуть наклонив голову на лево, она спросила:

— Что у нас есть ударного из Анналов?

— Приготовления к призыву Вестника завершены: четыре сотни живых существ дожидаются своего часа в Великой Звезде Призыва. Так же я взяла на себя смелость организовать 'Крылья Мрака'.

Эхаялин неожиданно рассмеялась и, опустив взгляд на накопитель подмышкой, скомандовала:

— Начинайте! Правда, боюсь, этого будет мало, но у меня есть пара мыслей.

Ашрилла побежала обратно, закричав:

— Эхаялин приказывает нанести туда удар! Начинайте!

Аватар произнесла, не поворачиваясь:

— Идем, 'Крылья Мрака' одно из немногих заклинаний, которое никогда не будет записано на какой-то носитель, кроме нашей памяти. Ты не сможешь его найти в какой-либо библиотеке. Мы с тобой будем в центре: я дам ману и задам направление удара, а ты — создашь тройной 'огнешар' накачанный Багровым Пламенем и поместишь его туда, куда я скажу.

Мы вместе подошли к неожиданно небольшой четырехлучевой звезде. Ее диамер был всего лишь десяток метров и на фоне здоровенной геометрической фигуры 'Поднятия Павших' она смотрелась совсем невзрачно. На остриях 'Крыльев Мрака' стояли обращенные в Атар светляки. Из их рук черным дымом истекала Тьма, стягиваясь в центральный плотный шар. Ашрилла почти хаотично металась вокруг него, создавая и втыкая в его поверхность 'ат'. Из-за ее действий центральный шар быстро обзаводился будто антрацитовыми шипами. Аватар подошла к самому краю звезды и замерла без движения, ожидая завершения формирования сложной структуры. К нам подошла одна из Высших Жриц со знаком Сатх в виде костяного когтя, с которого срывается зеленая капля яда, и, уважительно кивнув, заговорила указывая нам за спины:

— Прерывающее воздействие находится в восьми-девяти километрах в той стороне. Они очень хорошо маскируются. Мы почувствовали там большое скопление демонов и других живых существ. Я могу уверенно сказать, что там очень мощная защита.

Я с интересом окинул ее взглядом: так близко Высших Жриц Сатх, Хешри, как их называют со страхом и уважением их враги и союзники, я вижу впервые.

Сатх, единственный Великий Дом с невероятной предрасположенностью своих солдат к Смерти. Для некромантов Сатх воля Криаты первичней воли Элос. Невероятно жестокие и расчетливые. Если бы у Сатх было Атар чуть больше — они бы не считались ни с чем и ни с кем, кроме своей Богини. На тело каждой из Хешри была нанесена сложнейшая татуировка, которая в момент смерти Атретаса должна была удержать душу и разум в теле, переродив умирающее существо в лича. Ходили упорные слухи о том, что под командованием Сатх был целый 'татретт' личей, возглавляемый одним из Архиличей...Высокая, выше меня почти на две головы, очень худощавая и поджарая Хешри внушала ощущение опасности и угрозы. Высокий воротник глухой кожаной шнурованной куртки практически не имел украшений, которые так сильно любили жрицы моего Дома. Перчатки из тонкой черной кожи наглухо закрывали кисти рук. Две пары метательных ножей в ножнах на груди, длинная рукоять меча 'хатх', выглядывающая над левым плечом, пара коротких чуть изогнутых мечей 'трукр' и свернутая в кольцо кожаная плеть со стальными острейшими вставками на поясе — вот и все оружие что было видно на ней. Из-за глухой одежды легендарную татуировку видно не было, и мне, неожиданно, захотелось отогнуть воротник жрицы, дабы увидеть хотя бы ее часть. Маскоподобное лицо не отражало никаких эмоций. Вдобавок ко всему, я вообще не ощущал ее — было такое впечатление, что передо мной пустое место. Черная маска с зелено-золотыми знаками Сатх, указывающие на социальное положение Хешри в Доме, задвинута на темя. Хвост белых волос перевит серебряной лентой, с вышитыми на ней ярко-ядовито-зелеными символами. И глаза, абсолютно безжизненные на таком же мертвом лице. Неужели она — лич?

Голос Богини вернул меня в действительность:

— Идем...

Посмотрев на висящее заклинание, я увидел, что оно завершено и Ашрила торопливо выходит из звезды. Аватар перешагнул парящую Тьмой границу и уверенно прошагала к шипованной сфере заклинания. Накопитель, мерцающий ярко-синим светом она держала в правой руке. Подойдя к шару Тьмы она всунула во внутрь нее руку с накопителем практически по плечо и произнесла:

— Сам так никогда не делай. Я — Богиня Тьмы и то — это довольно неприятно для меня. Тебе же повезет, если Сила просто отхватит руку, а не активируется само заклинание. Создавай 'огнешар'...

Я тут же начал формировать заклинание. Неожиданно для меня, формирование оболочек произошло почти мгновенно, а заполнение протосилой отстало ненамного. Бросив взгляд на аватара, я заметил, что она смотрит не на заклинание, а на мою руку: кожа раскалилась докрасна.

— Значит, слияние завершилось... — Мне не осталось ничего иного как кивнуть. — Будь осторожен...

— Постараюсь. Сколько маны вливать?

— Центральный 'ат' заполни на тысячу эрг Багровым Пламенем. А остальные — просто огненной маной по максимуму — Огонь и Тьма сами смешаются.

Мана потекла рекой. Заклинание сначала засветилось белым светом, а потом стало стремительно желтеть.

— Довольно! Поднеси его ближе к сфере.

Я осторожно приблизил заклинание и внезапно из поверхности вырвалось несколько абсолютно черных щупалец. Они оплели сферу моего заклинания и втянули ее во внутрь.

Богиня высунула руку из Тьмы. Я увидел, что от рукава богато расшитой золотом куртки Верховного Арира ничего не осталось: его будто отрубили острейшим мечем.

Аватар пару раз сжал-разжал пальцы и, положив ладонь на отвердевшую поверхность толкнула заклинание вверх. Сфера легко поднялась вверх. Она, словно воздушный шар, взмывала все выше и выше над нами. Когда заклинание поднялось на высоту около пятидесяти метров, выйдя за купол защиты, накрывающий не только площадку с порталом, но и его окрестности, с ним стали происходить метаморфозы: шипы втянулись и шар стал серьезно увеличиваться в объёме. И сфера раскрылась, превратившись в нечто сильно похожее на огромную черную птицу. Взмахнув сорокаметровыми крыльями, птица по высокой дуге понеслась к заданной цели, оставляя за собой, словно черный инверсионный след, остаточные эманации Тьмы. В тот самый момент, когда птица уже чуть не скрылась за разрушенными зданиями, она врезалась в невидимый до этого момента купол чужой защиты. Эффект был страшен: заклинание утратило форму, взорвавшись в огромным облаком черной маны. А потом, будто при взрыве мощнейшей бомбы объемного взрыва, внутри мрака родилось Багровое Пламя. Цепная реакция пожрала Тьму без остатка. Купол чужой защиты, став осязаемым не выдержал подобного удара и исчез. Но это было только начало — в следующее мгновение Багровое Пламя пожрала изнутри ярчайшая белая вспышка, родившая невероятную ударную волну. Из-за мгновенно уплотнившегося воздуха свет вспышки несколько померк, но снова нестерпимо разгорелся. Когда ударная волна достигла нас, то уже серьезно ослабла, но все равно ее удар дорушил те немногие здания, чудом уцелевшие во время моего буйства. Наша защита с честью выдержала этот значительно ослабевший удар. Ярчайшее белое пламя, собравшись в вихревое кольцо, стало постепенно подниматься ввысь, медленно истаивая в пространстве.

Практически сразу вернулась связь. И Ашрилла со сгрудившимися вокруг нее Мариархами тут же стала собирать отчеты командиров и распределять подкрепления с зонами разграбления окружающей местности.

Я повернулся к аватару, напряженно всматривающемуся в белое пламя и спросил:

— Кстати, а что это за эффект? Я просто в последнее время часто с ним сталкиваюсь. Но информации о нем в библиотеке очень мало — только то что он есть и все...

Игрушка Богини прищурилась и произнесла:

— Существует несколько версий, но я тебе расскажу о той, которой придерживается мать... Протосилы, во время своего образования, вытесняют Порядок из своего нутра. Остается лишь Хаос, разбавленный Силами и Стихиями... При столкновении разных, даже родственных, протосил Хаос мгновенно меняет свою природу, становясь чистейшим Порядком... Эффект ты видел сам. Мать очень сильна и многое знает, поэтому я не вижу причин сомневаться в ее словах... Хотя, в последнее время я думаю, что может все происходит как раз наоборот?... Пойми, мы, Боги, знаем многое, что не доступно простым существам... Но мы не всезнайки... Мы все творения Творца и лишь он, создавший Многообразие, знал все... Чем старше я становлюсь — тем больше убеждаюсь в этом. — отвернувшись, она подошла к яростно спорящим Матриархам и прошипела-сказала: — Времени немного! От силы два-три часа! А вы спорите об участках! Быстрее! Что схватили — то и ваше! Ш-ш-шевелитесь — город не разграбится сам!


* * *

*

Я видел на каком-то обломке и пытался использовать освободившееся время для отдыха. Мои босые и грязные ноги я забросил на камень рядом. Из довольно большого арсенала оружия в моих перипетиях уцелела лишь моя плеть. Раздевать какого либо солдата ради одежды и я посчитал глупым: смена не выдержит и пары секунд полного воплощения. Если уж специально выделанная кожа, из которой делали ножны и одежду ариров Реа не перенесла испытаний, выпавших на мою судьбу... А уж то, что нам не удастся убраться от сюда спокойно было уже ясно — мы просрочили уже на час время ухода и марионетка Эхаялин уже в полный голос вспоминала родословную всех без исключения Матриархов, снабжая каждого предка самыми разнообразными оскорбительными эпитетами.

Хешри постоянно сканировали окружающее пространство и от их докладов аватар становился все мрачнее и мрачнее.

Мое пофигистское настроение в конце концов тоже сдало трещину и я стал тоже бродить вокруг портала, укрепляя защиту.

Как оказалось — это было бессмысленно...

Мимо меня пробегали отряды Атретасов и даже Орин. Не замедляя движения, они ныряли в свистящую воронку портала. В руках они тянули все: начиная от драгоценностей и артефактов, а заканчивая обугленными трупами и металлоломом. Отдельной вереницей шли, закованные в цепи и с террастовыми ошейниками, разнообразные пленники.

Неожиданно сверху что-то возникло. Пространство возмутилось настолько, что даже я обратил на это внимание и задрал голову вверх, впившись взглядом в тяжелые черные тучи дыма от многочисленных пожарищ над головой.

От сплошного полога отделилось четыре черные точки, построившиеся в квадрат. Они падали прямо на нас.

Оттолкнувшись от обломков, я окутался в пламя и взмыл свечей вертикально им на встречу. Стремительно сближаясь, мне удалось рассмотреть, что это демоны, обладающие почти эльдарскими пропорциями тел. За спинами у них были, в данный момент сложенные, крылья. В вытянутой перед собой руках каждый держал двуручный волнистый меч. Почти обычные, даже без намека на рога, бледные лица — на каждом застыл одинаковый предвкушающий оскал. Черные длинные волосы и одежда того же цвета, саванном стелились за ними, будто родная мне Тьма...

Мгновенно отозвавшееся Багровое Пламя сформировалось в привычные 'огнешары' и рвануло им на встречу, что бы спустя секунду пройти сквозь четверку абсолютно не заметив ее. Я выпускаю плеть и выбрав в качестве цели выбираю крайнего левого. Как там говорила Богиня? Наношу самый мощный удар по его оружию. Адамант бессильно проходит сквозь него и сразу же в меня настигает жуткий невидимый удар в левое плечо. Хруст моих ломаемых костей. Мощнейшим порывом ветра и чужой мощи меня увлекает следом за ними. Мир вращается безумной каруселью , но я вижу, как четверка легко пробивает мечами защиту и собираются в одну фигуру. Хрупкая фигура марионетки выпрыгивает ей на встречу, держа в правой руке нечто сотканное из самой Предвечной Тьмы, но демон легко избегает удара и, отбросив в сторону меч, перехватывает за голову аватара, вминая ее в гору какого-то мусора под нами. А потом уже наступает моя очередь пробить своим телом купол. Мое тело просто не успело восстановиться и мне остается лишь беспомощно наблюдать, как демон, взмахнув крыльями, набирает скорость, бросившись ко мне на встречу. За какое-то мгновение до удара, я выплескиваю ему на встречу Багровое Пламя. Совершив невероятный пируэт, он уворачивается и наносит удар ногой сверху по правому плечу, дробя кости и в нем. Мое тело врезается в гору обломков. Сил, что бы кричать от боли нет. В поле зрения снова появляется демон — в правой руке он держит за шиворот безвольное тело марионетки. Широко махнув рукой, он бросает ее рядом со мной и, повернувшись, зычно говорит в сторону:

— Не вздумайте. В противном случае я легко убью и их и всех вас. Ну что — начнем переговоры? Мои условия! Вы все...

В следующее мгновение струя Предвечной сбивает демона в сторону, прерывая его вдохновенную речь. Его выбрасывает из моего поля зрения и какая-то высокая фигура мелькает над нами. Собрав все силы, мне удается подняться над краем небольшой воронки, созданной ударом моего тела о мусор.

Поставив ногу на грудь тяжело дышащего лежащего демона, стоит сам Миллир, Верховый Арир Ихитоса. Наклонившись над поверженным противником, он произнес глубоким голосом:

— Я вспомнил тебя, Хассер.

— Кто ты? — выдохнул лежащий.

Миллир засмеялся:

— Неужели, ты забыл меня, сына преданного тобой Владыки?

Демон, все это время сучащий своими ногами, замер и задрожавшим голосом завизжал :

— Не может быть! Вы все мертвы! Атеш убил вас! Всех вас!

Лицо аватара Ихитоса исказилось в гримасе презрения и ненависти:

— Это трусливое ничтожество? Если бы отец не был ранен! Ему пришлось закрывать своим телом моих сестер... Низший демон умнее тебя! Если бы ты не нанес того удара в спину, то он был бы жив! Если бы другие Высшие не бездействовали, то нам не пришлось бы бежать! Если бы мать не была бы беременна, то она бы стерла вас в порошок! Жалкая тварь! — Ихитос, практически продавивший сапогом грудь поверженного демона, неожиданно убрал ногу и произнес: — Нет-нет-нет, не думай, что все так быстро закончится или я сохраню тебе жизнь. Ты будешь мучатся так, как мучался мой отец... Он успел кое-чему меня научить. Будет больно. О, да! Если увидишь своего Владыку, передай ему, что в следующий раз я, Ихитос, сын Ашерета А`трота, дождусь его, а Хеатросу — что он, жалкая помесь гоблина и низшего, разбередил гнездо драконов... — В следующую секунду из правой руки аватара вырвалась мутная субстанция и впиталась в тело замершего от ужаса демона. Мгновение ничего не происходило, а потом Хассер тонко закричал от боли. Ихитос довольно улыбнулся и произнес: — Переговоры завершены...

Я попытался подняться, и, испытав более чем болезненные ощущения в раздробленных плечах, наложил на себя 'исцеление'. Это привлекло внимание Ихитоса, явно наслаждающегося муками демона, и он перевел взгляд на нас. Более не обращая внимание на воющего от боли Высшего, он подошел к нам и, наклонившись к аватару сестры, как будто сдернул с нее что-то невидимое моему взгляду. Сразу после этого Эхаялин резко выдохнула и, прияв сидячее положение, затрясла головой. Когда раздался звук ее голоса, я сразу и не осознал, что это говорит она, настолько он ослабел и утратил глубину.

— Брат... Как же я рада, что ты спас нас...

Ихитос поднял бровь своей куклы и произнес:

— Разве могло быть по-другому? — отвернувшись от нас, он неожиданно еле слышно прошептал: — Я защищу своих маленьких несмышленых сестер, даже если это будет стоить мне существования...

Я увидел, как длинные ухоженные ногти Верховного Арира Ихитоса удлиняются, загибаясь острейшими крюками.

Аватар Эхаялин отчетливо хрустнул шейными позвонками и, чуть пошатываясь, встала рядом с ним. Они вдвоем просто стояли и безмолвно смотрели на тихо воющего Высшего, быстро втягивающуюся в портал реку солдат и пленников да пылающий город, зажатый сверху черными дымными тучами.

Эта картина врезалась мне в память навсегда...

Мои кости скелета наконец-то срослись и щелчками встали на свои места. С каждой секундой боль затухала. Я сумел встать и подошел к ним со стороны Эхалин — все-таки покровительница...Но Ихитос среагировал первым: повернувшись ко мне, он улыбнулся и произнес:

— Ха! Ашерас, не переживай ты так! Может ты и можешь убивать Архидемонов, но до того уровня силы и знаний, что бы убить Высшего один на один тебе еще расти и расти... А Хассер не зря был одним из сильнейших командиров одного из легионов нашего отца. Вдобавок ко всему, он начинал свою карьеру с воина, а тебе с этими созданиями будет всегда проблематично сражаться. Это для меня, Реи и Акрио они не представляют угрозы, а вот кое-кому — он выразительно покосился на сестру — следовало бы развить пару навыков...

Эхаялин не обратила на подколку никакого внимания, напряженно глядя куда-то сквозь пылающие развалины. Ее тихий голос смел все его хорошее настроение.

— Ты чувствуешь это, брат?

Аватар Ихитоса тоже уставился куда-то вдаль и неожиданно заорал на вереницу Атретасов, забегающих в портал:

— Быстрее! Только что раскрылись Большие Врата! В этот мир входят передовые части сразу двух легионов! Если через три минуты вы все не попрыгаете в портал, я клянусь вам, что оставлю неудачников здесь!

Его крик возымел мощное воздействие: возле портала начался настоящий хаос и сразу группировка солдат начала быстро таять, оставив после себя лишь обнаженную Княгиню, напряженно замершую в центре звезды 'Поднятия Павших', и 'еашь' обращенных, приготовившихся сдергивать распятые тела светляков с якорей.

— Наконец-то... — буркнула Эхаялин направившись к своей давно уже вычерченной ужасно сложной геометрической фигуре 'Призыва Вестника'.

Аватар Ихитоса поманил меня рукой:

— Идем-идем, тебе лучше быть на Портале, когда явится Вестник.

— А что насчет нее? — я указал на далекую фигурку Эйрин.

— Прибытие Вестника для нее будет даже полезно. Заодно и узнаем кое-что...Сестра! Скажи ему, что б не тронул Хассера!

Аватар Эхаялин прошел мимо шестнадцати кругов пленных демонов-рыцарей, расположенных лицами к центру. Я знал, что в каждом круге ровно двадцать пять живых коленопреклонных существ. В первом круге демоны стояли очень плотно, касаясь плечами соседей. Каждый из демонов был почти полностью парализован: все, что могли делать жертвы, это вращать от ужаса глазами. Каждое из существ было расположено друг за другом, смотря прямо в спину находящегося впереди демона, образуя как бы лучи, исходящие из центра.

Стоя за левым плечом аватара Ихитоса, я решился на вопрос:

— А кто или что такое 'Вестник Ахеш'?

Лицо игрушки Ихитоса исказилось мрачной миной:

— Мать рассказывала, что когда-то, очень-очень давно, он был эльдаром. Это бnbsp; Мгновенно отозвавшееся Багровое Пламя сформировалось в привычные 'огнешары' и рвануло им на встречу, что бы спустя секунду пройти сквозь четверку абсолютно не заметив ее. Я выпускаю плеть и выбрав в качестве цели выбираю крайнего левого. Как там говорила Богиня? Наношу самый мощный удар по его оружию. Адамант бессильно проходит сквозь него и сразу же в меня настигает жуткий невидимый удар в левое плечо. Хруст моих ломаемых костей. Мощнейшим порывом ветра и чужой мощи меня увлекает следом за ними. Мир вращается безумной каруселью , но я вижу, как четверка легко пробивает мечами защиту и собираются в одну фигуру. Хрупкая фигура марионетки выпрыгивает ей на встречу, держа в правой руке нечто сотканное из самой Предвечной Тьмы, но демон легко избегает удара и, отбросив в сторону меч, перехватывает за голову аватара, вминая ее в гору какого-то мусора под нами. А потом уже наступает моя очередь пробить своим телом купол. Мое тело просто не успело восстановиться и мне остается лишь беспомощно наблюдать, как демон, взмахнув крыльями, набирает скорость, бросившись ко мне на встречу. За какое-то мгновение до удара, я выплескиваю ему на встреnbsp; Маскоподобное лицо Верховного Арира Ирин чуть исказилось в довольной жестокой ухмылке. Чуть наклонив голову на левоnbsp;, она спросила:

&чу Багровое Пламя. Совершив невероятный пируэт, он уворачивается и наносит удар ногой сверху по правому плечу, дробя кости и в нем. Мое тело врезается в гору обломков. Сил, что бы кричать от боли нет. В поле зрения снова появляется демон — в правой руке он держит за шиворот безвольное тело марионетки. Широко махнув рукой, он бросает ее рядом со мной и, повернувшись, зычно говорит в сторону:

ыло еще до Раскола и Исхода тех, кто стали светлыми эльдарами. Сам понимаешь, сколько это было даже не сотен тысяч, а миллионов лет назад... Так вот, один из эльдар влюбился в тогда еще молодую Богиню Смерти Ахеш. Она ответила ему взаимностью, но в самый ответственный момент не сдержалась и эманация маны Смерти убила его. В отчаянии и печали Ахеш превратила его в Демилича. Ее воля наложилась на волю Силы и в Многоообразии появился тот, кого впоследствии назовут Вестником Ахеш. Он утратил память и стал всего лишь орудием Силы. Сейчас уже никто, кроме Верховной Богини Смерти, не помнит его имя... Именно поэтому полубоги, от союза простых смертных и Богов почти не рождаются. Даже Атар могут умереть, просто разделив ложе с богом. — обернувшись ко мне, он неожиданно подмигнул и, весело рассмеявшись, добавил: — Так что не торопись прыгать в постель моим к матери или сестрам — задавят в объятиях! Ха-ха-ха! — продолжил веселиться аватар Бога Безумного Смеха.

Ч-что?

Черт с ней с Эльвиаран, Эйрин и иже с ними! Да подумаешь, мелочь, сломает мне Эльвиаран на ложе пару ребер! Одно заклинание лечения и можно продолжать марафон... Ну, высосет из меня Эйрин литра два крови и спину исполосует когтями — это все предстает жалким синяком и царапинами по сравнению с фатальными повреждениями, которыми может меня наградить более чем полноценный Бог в порыве страсти. Все, я сбегаю! Ну его все в ... и на ...!nbsp; Аватар Ихитоса поманил меня рукой:

&

&

&

&

&

&

&

&

&

nbsp; Черт с ней с Эльвиаран, Эйрин и иже с ними! Да под пару ребер! Одно заклинание лечения и можно продолжать марафон... Ну, высосет из меня Эйрин литра два крови и спину исполосует когтями — это все предстает жалким синяком и царапинами по сравнению с фатальными повреждениями, которыми может меня наградить более чем полноценный Бог в порыве страсти. Все, я сбегаю! Ну его все в ... и на ...!

Пожалуй, буря моих эмоций проявились на лице и Ихитос легко прочитал их, заржав еще громче.

Я был настолько потрясен, осознав наличие определенных планов на мою персону со стороны минимум Элос, что чуть не пропустил начало призыва Вестника. Аватар Эхаялин полосонула когтями по запястьям и крутнулась на месте, брызнув кровью с разведенных рук во все стороны. По стоящим на коленях демонах тут же по будто пошла волна Смерти и они стали валиться один за одним.

— Услышь меня! Вестник Ахеш! Снизойди и подними павших! Возвысь их и опустоши этот мир! — донесся до нас громкий глубокий крик остановившегося аватара.

Из умерших демонов стали вырываться яркие искры-светлячки. Они стали стягиваться в центр.

— Души одаренных, плененные демонами. Если бы в качестве жертвы выступали не они, а кто-то другой... К примеру, простых магов, понадобилось бы около пяти тысяч, неодаренных — больше миллиона. — разъяснял то, что я видел успокоившийся Ихитос. — Тот факт, что мы их видим, уже означает то, что Вестник откликнулся. В Адской Вселенной Вестник практически не проявляется — вроде бы ему когда-то начистил рожу Древний Владыка Рамаэль, когда Вестник попытался вклиниться в Войну. Но уничтожить он его не смог, не взирая на все свое могущество и запредельную мощь... А вот и он!

Над Эхаялин стала проявляться высокая nbsp; Мои кости скелета наконец-то срослись и щелчками встали на свои места. С каждой секундой боль затухала. Я сумел встать и подошел к ним со стороны Эхалин — все-таки покровительница...Но nbsp; Ч-что?

Ихитос среагировал первым: повернувшись ко мне, он улыбнулся и произнес:

фигура в драном плаще с глубоким капюшоном, низко натянутым на лицо. В высоту она была минимум метров пятьдесят. Сквозь прорехи и дыры в ткани было видно белые кости.

Зашевелились и снова встали умершие тела демонов. С них свалилась плоть, оголяя костяки. Причудливые костяки стали сливаться подвое, меняясь в жуткие фигуры в костяных же доспехах. Все вокруг портала пришло в движенnbsp; Эта картина врезалась мне в память навсегда...

ие: из под обломков выползали разнообразные скелеты и тут же начинали объединяться в отряды. Некоторые из них переворачивали обломки, доставая из-под мусора металлолом. На моих глазах один из скелетов буквально впитал в себя кусок стальной балки. Сразу после этого его доспех потемнел, а в руке вырос чуть ржавый двуручный меч.

— Костяные Лорды. — произнес Ихитос — Я надеялся нnbsp;а пару-другую Архиличей... Га! Хассера не трогают...

Аватар Эхаялин все это время смотрела снизу вверх под капюшон Вестнику, а он смотрел на нее.

Но вот он поднял взор и, скользнув им по нам — в этот момент мне показалось, что меня разрезало пополам лазером, а потом снова склеило воедино — быстро подплыл к стоящей в центре звезды 'Поднятия Павших' Эйрин. Секунду он смотрел на нее, а потом исчез, как будто его и не было. Сразу после этого Княгиня начала ритуал.

Эхаялин спокойно прошла мимо стоявших без малейшего движения Костяных Лордов — они не обратили на нее никакого внимания.

Она не прошла и половины пути до нас, как одно из самых страшных известных мне заклинаний Смерти активировалось и аватара Эаялин догнала волна возмущения, родившегося из того места, где стояла Эйрин.

Ну вот и все. Эйрин одним длинным прыжком оказалась на звезде портала, а Княгиня в два взмаха крыльев залетела за ней.

Обращенные Атар срезают распятых на обелисках жертв и исчезают в вихре портала.

Следом за ними в него торопливо забегаем мы.

Короткая яркая вспышка и — я снова в Альверист`асе.

Наше возвращение встречают радостными криками. Огромная алая звезда за нашими спинами исчезает словно мираж.


* * *

*

Где-то в Адской Вселенной.

В огромном дворце, построенном на висящей в пустоте скале находилась гигантская ониксовая полированная площадка, освещенная лишь светом далеких алых звезд. Площадка не имела крыши. От остальной территории дворца ее отделяла высокая колоннада из странного черного камня, пронизанного мощными алмазными жилами. Не взирая на то, что сам дворец был очень хорошо освещен многочисленными ярко-алыми светильниками, свет не проникал за линию колонн.

На первый взгляд, на площадке никого не было, но на самом деле на ней находилось два странных образования: большое облако шевелящегося мрака и еле различимая в свете звезд тень.

Неожиданно раздавшийся голос был очень глубоким и низким. Поначалу между отдельными фразами были большие перерывы, но постепенно они сокращались, в конце исчезнув.

— Ты подставил меня... Второго легиона... больше нет... Хассер мертв... Бриллиант моей империи... планета Крат... проклята неизвестным мне мощнейшим проклятием... Безбрежный Город, Растраст...nbsp;

Место, где я родился, разрушено, сожжено и разграблено... Третий и Четвертый легионы едва не взбунтовались! Харгу и Астарди чуть ли не в открытую обвинили меня в предательстве! МЕНЯ!!!... — Облако мрака собралось в огромную черную фигуру бесполого гиганта, который проорал последнее слово жутким глубоким многоголосым рыком-криком. Тень на его фоне была похожа на мышь. Чуть помолчав, очевидно, беря себя в руки, фигура продолжила: — Лишь вероятность того, что весть о выживших детях Элос и Ашерета может быть провокацией моих врагов, еще удерживает их обоих в моей армии... Наш с тобой союз на этом прекращает свое существование. Не обращайся ко мне по имени. Не вызывай меня. Если ты появишься в моих Пределах — я атакую тебя всем, что у меня есть, невзирая на последствия. Ты все понял? — тень, с которой говорила фигура, как-то дернулась и произнесла первые звуки древнего, как само Многообразие, языка, но черный гигант утратил остатки самообладания и заревел с такой силой, что пространство вокруг задрожало: — УБИРАЙСЯ! ВОООН!!!

От этого рыка тень утратила свою плотность и исчезла. Следом за ней исчезли и два незаметных сгустка мрака, прятавшихся за одной из колонн. Гигант сделал вид, что не заметил последнего события. Чуть ухмыльнувшись и понюхав воздух, он прошептал:

— Вы, все вы, еще слишком молоды, дабы пытаться перехитрить меня...Посмотрим, хватит ли этого, что бы удержать их. Или придется разрывом сомнительного союза не ограничится... — силуэт гиганта снова стал терять четкость, перетекая в тучу мрака. Голос снова стал задумчивым и, уже еле слышно прошептал, завершая: — и сменить нескольких моих Высших... Благо кандидатов на их места достаточно...

Голос еще что-то прошептал, но понять его уже бы не смог и его хозяин.

Часть 3.

1. Уроки и знания.

Ксатен. Мне он понравился в тот момент, когда я его увидел. Величественные статуи Матриархов Великих Домов, удерживающие гигантский кристалл со сгустками света внутри.Сейчас идет первый Высокий Совет после покушения на меня и я, честно говоря, скучаю, рассматривая представителей Великих Домов и практически не вслушиваясь в вялую приветственную перебранку между Матриархами.

Практически обнаженная, за исключением пары тонких алых шелковых лент nbsp; — Разве могло быть по-другому? — отвернувшись от нас, он неожиданно еле слышно прошептал: — Я защищу своих маленьких несмышленых сестер, даже если это будет стоить мне существования...

и многочисленных украшений, Акешь Кхитан возлежит на черном диванчике, расслабленно положив голову на свои руки, сцепленные в замок. Так как я сижу на резном стуле в первом ряду за спиной Эльвиаран, Акешь находится почти напротив меня. Очень красива и умна. Что не отменяет того факта, что если бы дать ей власть то она утопила бы весь Хейреш в крови. Акешь — это воплощение правила, гласящего, что за красивой оберткой вполне может скрываться яд. Я позволяю своему взгляду соскользнуть с ее лица на изящную шею, выпирающую объемную грудь с вызывающе выпирающими сосками через невесомо-тонкую ткань, поджарый плоский живот, невероятно-плавную линию бедер и длинные изящные ноги, обутые в легкие сандалии. В данный момент она смотрит чуть в сторону от меня на возлежащую в похожей позе, практически напротив нее, Эльвиаран.

В отличие от Акешь, мой Матриарх, если не считать необходимых знаков и нескольких статусных украшений, была полностью обнажена. На ней не было даже обуви — на Совет ее принесла на руках Аэриснитари, ее сестра, в данный момент сидящая на соседнем стуле рядом со мной. К сожалению, с моего места было видно лишь зализанную назад прическу и часть профиля Эльвиаран. Все остальное было скрыто спинкой диванчика. Насколько я успел понять мою бабушку, в данный момент она была ужасном настроении и пыталась хоть немного поднять его, впитывая кожей завистливые и вожделенные взгляды. Между Эльвиаран и ее сестрой установилась сильная связь и Матриарх беззастенчиво ей пользовалась. Хотя уж кто-кто, а мой Матриарх, похоже, удушила свою стеснительность еще в колыбели, словно Геракл змею...

За мной сидят моя мать, Таенори, Эхаер и Эйрин. Княгине будет полезно бывать на этом сборище королевских кобр. Во всяком случае, так сказала Эльвиаран и я не стал перечить — по большому счету мне все равно.

Мест в каждом секторе за спинами Матриархов было всего пять. Гости и представители элит Атретасов всегда стоят или у ног статуй пригласившего их Дома, или в проходах, ожидая пока их вызовут.

Слева, под ногами своей статуи, сидит Кахриса Р`еанр`е — единственная из Матриархов одевшая хоть что-то сильно напоминающее черное вечернее платье, правда, разрезанное на длинные тонкие ленты. Она просто сидела, забросив руки за спинку ее дивана и забросив ногу на ногу, нетерпеливо играла искусным босоножком на вытянутой ноге. Время от времени она задирала голову назад и ее дочь, по имени Астри, одетая в полный темноэльдарский доспех с пристегнутыми к рукавам перчатками, массировала ей виски. Хм, неужели беременна?

Справа сидит Арун Сатх — традиционное одеяние их Матриархов состоит лишь из очень большого количества украшений, соединенных в единую систему. Фактически это парадная система артефатов. Во всяком случае, это мое мнение, основанное на том, что я вижу магическим зрением. Арун, почувствовав мое внимание, пересекается со мной взглядом и я получаю удовольствие видеть ее черные, с проскакивающими в глубине серыми искрами, глаза. Я позволил своему лицу чуть дружелюбно улыбнуться. Но Арун явно передернуло и она поспешно перевела взгляд. Странно, не захотела поиграть в нашу обычную игру 'Просверли в противнике дырку взглядом'... Гм, а это не Лесретаста сидит в третьем ряду в полном доспехе?

Диван, как и сектор, А`сеатр все еще пуст: Сатру как и ее свита задерживаются: не частое, но вполне обычное явление. Подобные накладки вполне возможны — собраться на Совет Матриархам в наше неспокойное время довольно проблематично. Надеюсь ничего серьезного. Урок из произошедшего извлечен и все силы Великих Домов и Храмов брошены на усиленное патрулирование запутанного лабиринта, по какому-то недоразумению зовущемуся 'столица темных эльдар'.

— С Сатру все в порядке? — еле слышно спросила Эльвиаран, повернув голову ко мне. Неужели тоже занервничала?

— Она должна быть с минуту на минуту... Но, если ты желаешь, я могу уточнить.

Ничего не ответив, она дернула уголком своих полных алых губ и провела рукой себя по коротким белым волосам. И чем ей эта прическа не нравится? По мне — так намного лучше, чем хвостом махать...

Мой взгляд скользит по присутствующим Верховным Арирам. Каждый из них притащил с собой двоих подчиненных, одетых в ритуальные одежды. Я не знаю их имена, но уверен, что один из них — это командующий всей храмовой стражи, а другой — управленец-администратор-казначей соответствующего Храма.

Расположение мест Верховных Ариров между секторами Великих Домов и, вдобавок, на два метра дальше, чем диваны Матриархов. Это сделано специально, что бы у Верховных Ариров никогда не возникло ощущения, что они важнее Великих Домов и в чьих руках находится реальная власть. Но вот прибыла и она, Сатру А`сеатр, и ее свитские. Одета она была лишь в две неширокие кожаные полоски. Одна из них поддерживала грудь, а другая играла роль пояска. Окинув присутствующих почти равнодушным взглядом, последний из Матриархов, сексуально покачивая бедрами, прошел по проходу между ног своей статуи и грациозно уселся на свой диванчик.

Подождав пока Атар из свиты А`сеатр займут свои места, Эльвиаран произнесла ритуальную фразу начала Высокого Совета:

— Ильре нистаси ние.

Матриарх И`си`тор повела головой, оглядывая зал, и продолжила:

— Как вы все знаете, два дня назад на меня и Ашераса было произведено нападение. Результат известен: демоны были отброшены и уничтожены, на их плечах мы ворвались в Адскую Вселенную, где вдоволь пограбили и подрались. Сейчас же мы собрались здесь, дабы подвести итоги, высветить корни проблемы, принять меры и не допустить подобного в будущем. — Эльвиаран чуть помолчала и продолжила: — Сначала я вернусь к истокам. Неделю назад я получила информацию, что на меня и Ашераса готовится массовое покушение. Определенные меры были приняты, но, как оказалось, их было недостаточно. Была допрошена глава 'Ковена' Траммари Херти. Она подтвердила факт найма ее самых сильных чернокнижников, но не смогла указать нанимателей и их цели. — вокруг родился тихий многоголосый шепот. Случившееся было настолько немыслимым, что присутствующие стали шептаться вместо молчаливого обмена знаками: смертные черви посмели поднять оружие против высокорожденного. Преступив 'кахртэ'! Здесь! В Альверист`асе! — Сначала я думала, что в покушении будет напрямую замешан Кхитан. — Эльвиаран чуть кивнула Акешь, на мгновение закатившую глаза — Я даже рада, что мои подозрения не подтвердились... Было бы прискорбно осудить Кхитан на ту судьбу, к которой был недавно приговорен И`си`тор. — неприкрытая угроза. Эльвиаран говорила мне, что их Матриарх все-таки немного замешана в произошедшем, но 'не пойман за руку — не вор'. Акешь чуть прикрыла глаза, вроде говоря: 'болтай-болтай, мне как с гуся вода' Матриарх И`си`тор продолжила: — После завершения нашей вылазки квартал 'Ковена' был оцеплен, а Траммари Херти арестована и допрошена Слезами Счастья. Но сказать что-то сверх уже известного она не смогла. И вот здесь Кхитан преподнес нам неожиданный подарок — переговорщика. Оказывается, три месяца назад в наш город прибыли разведчики, диверсанты и шпионы. Из человеческой империи Азог с поверхности. Личность захваченного переговорщика — Влен Госс магистр Порядка, а точнее Школы под названием 'Сраеннэ'. К сожалению, он успел стереть себе память на половину, но даже те крохи информации, что достались нам, меня если и не пугают то вгоняют в печаль. — голос Эльвиаран приобрел глубину, что в установившейся абсолютной тишине его звук проникал в самое нутро всех присутствующих — Империя людей Заор заключила союз с орками объединившейся Степи и при поддержке гномов Баннора собираются провести полномасштабную кампанию на истребление всего народа темных эльдар. В связи с этими данными, а так же прямым обвинением людей в нарушении 'кахртэ', я, Эльвиаран И`си`тор, Матриарх Первого Дома, объявляю Войну!

Вокруг поднялся шум. Многие повскакивали с мест. Атар смешались с высокопоставленными Атаретасами своих Домов, появившихся из проходов. Шект, Верховный Арир Арио, с места перемахнула через стол и, пробежав через середину зала, подбежала к невозмутимо сидящей Иренте, Верховному Ариру Криаты, и, оперевшись о ее стол, что-то громко стала говорить ей, тыкая указательным пальцем ей под низко натянутый капюшон. Насколько я расслышал, это было что-то о каких-то поставках оружия на сторону. Многие из Атар теребили серьги связи, передавая новости в войска.

Постепенно присутствующие успокаивались. Крики снова стихли, став еле различимым шепотом, который в свою очередь сменился яростной жестикуляцией. Присутствующие снова расселись на свои места, а Атретасы забили все свободное место в проходах позади своих Атар и Верховных Ариров.

Первой заговорила Арун Сатх:

— Нужны подтверждения этих данных.

Я дотронулся до плеча своего Матриарха. Она повернула ко мне лицо и произнесла:

— Хорошо, выходи.

Когда я вышел на середину, стало абсолютно тихо. Даже затихла жестикуляция.

— Матриархи! Мне нет нужды представляться, но если кто-то меня видит впервые: я Ашерас ат И`си`тор, Верховный Арир Элос. — послышались сдержанные смешки. Шутка удалась. — Наш народ чересчур долго варился в котле самоизоляции. Дошло даже до того, что мы стали отставать в некоторых магических науках. Не спорьте! Это так. Пока Война не перешла в горячую фазу, нам необходимо послать Атретасов на обучение и разведку в магические Академии Людей. Восстановить дипломатические отношения и заключить союзы. Я знаю, что ты хочешь сказать Акешь... Да магов у нас много, но наша тактика в основном засадная, а при столкновении в лоб у нас могут быть большие потери. Но благодаря союзникам мы можем их значительно уменьшить. Не забывайте о Королевствах. У Империи Заор есть куча врагов на поверхности. А если орки с гномами полезут к нам без их магов, то мы их сожрем и не подавимся. Следующее. Светлые эльдары или наши любимые светлячки. Вы знаете кто использовался в качестве накачки якорей Портала? Дипломатическая миссия светляков! Их возглавляла дочь Владычицы Синего Леса Иллуиль ри Се, Ирмиель ри Се. Лишь благодаря чудному стечению обстоятельств она осталась жива. Не мне вам всем говорить, что если бы она умерла, а к союзу Заор, Степи и Баннора добавился бы Лес, то нам бы не помогло бы ничего! Все наши трепыхания лишь отсрочили бы нашу гибель. Не кривите лица — вы прекрасно знаете, что нас бы просто задавили бы массой. Для эффективного противостояния нужно нащупать врага и ужалить в самое чувствительное место. Разошлите разведчиков, убийц, диверсантов. Они открыли Врата у нас? Откройте Врата у них! Подточите их силы еще до выхода их войск из лагерей! Следующее. Я думаю, держать армию Шестого Храма в мощном кулаке бессмысленно. Поэтому большая часть обращенных моего Храма усилят ваши армии. Но хочу обратить ваше внимание, Матриархи Великих Домов, мы должны выступить единым целым! Я призываю забыть о личных дрязгах — я выразительно посмотрел на Акешь и Эльвиаран, и продолжил: — хотя бы до конца Войны. Так же предлагаю полностью отменить 'кахртэ' на неопределенный срок. Далее. Необходимо организовать Матриархов простых Домов, всех их. Я понимаю, многие из вас относятся к ним с презрением и высокомерием... И не беспочвенно: некоторые из этих Домов переживают, мягко говоря, не лучшие времена и полностью продаются за пригоршню золота... Но тем не менее они имеют хорошие связи с поверхностью, а многие из их Матриархов даже часто бывают там. Уже одно то, что мы полностью профукали последние события, говорит не на нашу пользу. Я спрашиваю: когда мы узнали, что Степь заключила союз с гномами? Полгода назад? И что мы сделали? Ни-че-го! Наши соседи, с которыми у нас идет вялотекущая война уже почти двадцать тысяч лет, вступили в союз, а мы и ушами не шевелим! И последнее. Трущебы. Я знаю, что одно это название вызывает у многих головную боль и воспоминания о неудачах, но...что-то сделать хотя бы на время Войны с ними нужно. Что? Да хоть снова сжечь!.. — Крутнувшись на месте, я посмотрел в многочисленные глаза, глядящие на меня, и развел руками: — У меня все.

Я уже думал вернуться на место, но неожиданно Акешь произнесла:

— Что будешь делать с 'Ковеном'?

— Проблема не только в 'Ковене', но и в 'Жнецах'. Единственное, что приходит на ум — присоединить 'Ковен' к Шестому Храму, а 'Жнецов' к Храму Криаты... Можешь не возмущаться — я и сам знаю, что мысль не очень, но не ставить же во главе этих структур Матриархов из Домов хотя бы первого десятка...

Но, неожиданно, она произнесла обратное:

— Другого выхода я тоже не вижу — ни один из Матриархов первого десятка не согласится, а все остальные намного слабее и могут подпасть под влияние этого сброда, а уж это нельзя допустить никак.

Кахриса Р`еанр`е оторвала взгляд от своих крайне острых, длиной не менее десяти сантиметров, черных ногтей-когтей, которые она рассматривала всю мою речь и спросила:

— К кому еще ты хочешь обратиться кроме Королевств?

Я развел руки ладонями вверх, держа их на уровне груди, демонстрируя таким образом жест 'необратимости':

— Выбор у нас очень небольшой. Вы все сами знаете его: наги, цверги, Королевства... Может быть... Княжества. Драконы всегда держались нейтралитета и, по большому счету, всем народам просто нечего предложить им. Иллитидов, — я улыбнулся — мы можем скинуть со счетов. В то же время я очень опасаюсь расширения вражеской коалиции. Если к ним присоединяться крыланы... Да, их еще меньше чем Атар или драконов и они не любят пещеры, но они легко станут теми, кого нам нечем будет крыть. Если нам удастся склонить нагов на свою сторону, то через них можно связаться с атренами. — я оглянулся — Если более вопросов нет...

Пройдя мимо своего Матриарха, я скользнул взглядом по ее расслабленному телу и посмотрел в глаза. Неожиданно в их глубине, я увидел удовлетворение. Чуть улыбнувшись уголком рта, я сел на свое место.

Акешь скосила глаза на Арун и Сатру и произнесла:

— Закрываем торговлю с гномами сейчас или после возвращения разведчиков и докладов шпионов?

Эльвиаран сказала:

— Если мы разорвем торговлю сейчас — это явственно покажет, что мы все знаем и ускорит вторжение. Вполне возможно горячая война начнется уже через неделю после этого. Пока почти все пусть идет своим чередом.

— А что же этот шпион-магистр... ммм... Госс? — Аешь сделала вид, что на секунду забыла его имя. Хотя я был уверен, что она сможет повторить каждый звук, произнесенный на этом Совете. 'Скраеннэ' — это ведь Порядок, правильно? Абсолютная память... Работа с разумом. А в чем специализируется Кхитан? Порядок и Земля. Кому как не этому Дому было контактировать с иллитидами? Я чуть не рассмеялся, осознав эти простые истины. Но наружу вырвалась моя широкая улыбка. Акешь ее заметила и, тоже тонко улыбнулась: — Уже устранили?

— Нет-нет. — Эльвиаран повела рукой в отрицающем жесте. — Я отдам его Шект, а она подтвердит нашу информацию, а потом прилюдно казнит. — Мариарх И`си`тор обменялась короткими взглядами со служительницей Акрио. — Повесим на него изнасилование или еще что... Он же был не один. Нужно провести проверку всех имперцев и гномов у нас. Может еще кого-то найдем.

Акешь опустила взгляд на центр площадки между нами, ленясь кивнуть и показывая таким образом свое согласие.

— Значит, всех Матриархов Домов пока не посвящаем. А вот сонм...

Эльвиаран кивнула. Сатру, словно кошка потянулась и заговорила:

— А Стражи? Что сказал Р`еареш? Ведь это их прямая обязанность — защита Великих Домов от внешней угрозы...

Матриарх И`си`тор явно пожала плечами:

— Ну, вообще-то, территория И`си`тор не была затронута. Даже торговые кварталы не пострадали. Поэтому Страж даже не посчитал нужным просыпаться. Насчет войны... Нужно их, конечно, расшевелить. Но хочу заметить, Ашерас уже забрал артефакт, созданный Хетросом. Неизвестно сколько подобного оружия ходит по рукам наших врагов. В связи с этим, я бы не рекомендовала Стражам наносить удары без разведки. Потеря любого Стража будет потерей нашего лица и жесточайшей пощечиной по Великому Дому, потерявшему его. Если же за всей этой кутерьмой стоит Владыка Хетрос... — Эльвиаран покачала головой — Я боюсь, ему убить любого Стража не составит большого труда. Их силы несопоставимы. Если он вступит в войну... Нам придется оттягивать его прямо в Альверист`ас, в надежде, что Элос убъет его... Даже пожертвовав городом и нами ради этого...

Акешь подняла взгляд на Эльвиаран и еле слышно произнесла:

— Как насчет развалин Ишакши? Возможно, стоит организовать там нечто вроде убежища? Место там неплохое и достаточно удаленное от Альверист`аса. Вполне возможно, оно уцелеет в схватке Хетроса и Элос. А остатки иллитидов додавим. Вот только дашь ли ты доступ к вашему порталу?

— Я даю свое согласие. Слишком многое поставлено на карту. — ответила мой Матриарх.

Арун опустила взгляд и подняла левую руку ладонью вверх.

— Что с послами светлых?

Эльвиаран вздохнула и повернула голову в мою сторону. Я поднялся:

— Для того, что бы избежать провокаций и покушений, они находятся под охраной обращенных моего Храма недалеко отсюда. Есть основания предполагать, что влияние Хетроса распространяется также и в структурах светляков. В пользу этого предположения говорит само назначение на место главы миссии Ирмиель ри Се и последующий захват. Хочу обратить внимание: уцелело лишь пятеро из всей миссии, а она составляла без малого три десятка светлых и сотня наемников. Сам захват произошел уже на территории Альверист`аса. — я посмотрел в глаза Акешь и добавил: — На территории Великого Дома Кхитан, гвардейцами Кхитан... — ее глаза удивленно-испуганно расширились — Осознай, Акешь, если бы твой Дом не предоставил перебежчика, то за нарушение 'кахртэ' в отношении меня за твою жизнь не дали бы и медной монеты, а судьба всего Кхитан повисла бы на волоске. Нас, темных эльдар, чуть не переиграли по всем статьям на нашем же поле нашим же оружием — диверсиями и интригами. Врага лишь подвела разобщенность своих рядов и неоднозначность в подходах к решению нашей проблемы. — я еще раз вышел на середину и продолжил говорить: — Наш противник умен и хитер. Подумайте, за короткое время он сумел организовать две масштабные провокации в наших рядах по уничтожению опорных столпов всего нашего общества — двух из пяти Великих Домов. При этом в спасение И`си`тор пришлось вмешиваться Элос почти напрямую, а Кхитан спасла случайность... Удвойте, утройте патрули, прочистите мозги вашим командирам среднего звена, уделите внимание сонму мелких Домов, крутящихся вокруг вас и ожидающих подачки или толики внимания, не скупитесь на оружие и подготовку. Наступило то черное время, для которого вы собирали в сокровищницы артефакты и деньги, тренировались и нарабатывали агентуры, создавали существ и заключали договора...

На то, что я вернулся на свое место, почти никто не обратил внимание. Матриархи смотрели на пустое пространство, где я только что был. Каждый из них nbsp; — Матриархи! Мне нет нужды представляться, но если кто-то меня видит впервые: я Ашерас ат И`си`тор, Верховный Арир Элос. — послышались сдержанные смешки. Шутка удалась. — Наш народ чересчур долго варился в котле самоизоляции. Дошло даже до того, что мы стали отставать в некоторых магических науках. Не спорьте! Это так. Пока Война не перешла в горячую фазу, нам необходимо послать Атретасов на обучение и разведку в магические Академии Людей. Восстановить дипломатические отношения и заключить союзы. Я знаю, что ты хочешь сказать Акешь... Да магов у нас много, но наша тактика в основном засадная, а при столкновении в лоб у нас могут быть большие потери. Но благодаря союзникам мы можем их значительно уменьшить. Не забывайте о Королевствах. У Империи Заор есть куча врагов на поверхности. А если орки с гномами полезут к нам без их магов, то мы их сожрем и не подавимся. Следующее. Светлые эльдары или наши любимые светлячки. Вы знаете кто использовался в качестве накачки якорей Портала? Дипломатическая миссия светляков! Их возглавляла дочь Владычицы Синего Леса Иллуиль ри Се, Ирмиель ри Се. Лишь благодаря чудному стечению обстоятельств она осталась жива. Не мне вам всем говорить, что если бы она умерла, а к союзу Заор, Степи и Баннора добавился бы Лес, то нам бы не помогло бы ничего! Все наши трепыхания лишь отсрочили бы нашу гибель. Не кривите лица — вы прекрасно знаете, что нас бы просто задавили бы массой. Для эффективного противостояния нужно нащупать врага и ужалить в самое чувствительное место. Разошлите разведчиков, убийц, диверсантов. Они открыли Врата у нас? Откройте Врата у них! Подточите их силы еще до выхода их войск из лагерей! Следующее. Я думаю, держать армию Шестого Храма в мощном кулаке бессмысленно. Поэтому большая часть обращенных моего Храма усилят ваши армии. Но хочу обратить ваше внимание, Матриархи Великих Домов, мы должны выступить единым целым! Я призываю забыть о личных дрязгах — я выразительно посмотрел на Акешь и Эльвиаран, и продолжил: — хотя бы до конца Войны. Так же предлагаю полностью отменить 'кахртэ' на неопределенный срок. Далее. Необходимо организовать Матриархов простых Домов, всех их. Я понимаю, многие из вас относятся к ним с презрением и высокомерием... И не беспочвенно: некоторые из этих Домов переживают, мягко говоря, не лучшие времена и полностью продаются за пригоршню золота... Но тем не менее они имеют хорошие связи с поверхностью, а многие из их Матриархов даже часто бывают там. Уже одно то, что мы полностью профукали последние события, говорит не на нашу пользу. Я спрашиваю: когда мы узнали, что Степь заключила союз с гномами? Полгода назад? И что мы сделали? Ни-че-го! Наши соседи, с которыми у нас идет вялотекущая война уже почти двадцать тысяч лет, вступили в союз, а мы и ушами не шевелим! И последнее. Трущебы. Я знаю, что одно это название вызывает у многих головную боль и воспоминания о неудачах, но...что-то сделать хотя бы на время Войны с ними нужно. Что? Да хоть снова сжечь!.. — Крутнувшись на месте, я посмотрел в многочисленные глаза, глядящие на меня, и рnbsp;азвел руками: — У меня все.

думал о своем. Акешь так сжала челюсти, что ее щеки немного впали, а линия скул очертилась сильнее обычного.

Спустя немного времени Эльвиаран произнесла:

— Предлагаю закончить на этом Совет и собраться через день. Вам нужно многое обдумать... Из ни ильре кахнутх. — она быстро бросила взгляд по сторонам и, убедившись что никто ничего не скажет на последок, сделала знак Аэриснитари.

Ее сестра легко подхватила ее на руки и, накинув на нее прозрачную ткань, похожую на шелк, направилась к выходу.

Не теряя времени я приблизился к уже тоже поднявшейся и собравшейся уходть Акешь.

Мой вопрос застал ее врасплох:

— Возможен ли между мной и тобой мир?

Она устало вздохнула и пожала плечами.

— Я не знаю. — но неожиданно она улыбнулась и провела подушечкой указательного пальца меня по шраму — А как насчет такого условия? Ты у меня забрал дочь — ты мне ее и дашь...

Я на секунду задохнулся, а Акешь довольно рассмеялась. Шутка? Вряд ли. Как там говорится? Перефразируя — 'Друзей держи близко, а с врагом вообще спи.'? Но что не сделаешь ради крепкого тыла...

— Хорошо.

Она удовлетворенно улыбнулась и произнесла:

— Что ж, судя по всему — скоро увидимся на другом поле битвы, известным под названием 'постель'.

Звонко хохотнув, она продефилировала к выходу.


* * *

*

Сидя в беседке возле мостика, ведущего в Ксатен, я размышлял о перипетиях своей судьбы.

Друзья-союзники... Враги-противники... Совсем скоро они смешаются. Ведь наступает самая любимая пора темных эльдар — Война. Во время Войны 'кахртэ' не действует и противники на внутренней арене Альверист`аса должны становится союзниками... Но вот друзьями ли? Чем скрепить союз, что бы он не распался после войны? А`сеатр и Сатх знают ответ на этот вопрос, но он мне не нравится. Нет, по внешним данным Акешь даст фору даже Эльвиаран, но... Уж лучше Матриарх моего Дома, чем эта змея... В очередной раз мне придется принести жертву во имя победы.

По гранитным плитам зацокали каблучки. Атар и Атретасы обычно не носят подобную обувь, принося жертву бесшумности и удобству, но этот светский раут под названием Высокий Совет — другое дело. Здесь многое решает красота, вычурность и эротичность...

Скосив взгляд, я вижу Аэриснитари со своей драгоценной ношей на руках.

Когда она приблизилась ко мне, Эльвиаран шевельнулась и спросила:

— Ну что? Каков ее ответ?

Я перевел взгляд на чуть колыхающуюся манну Тьмы, в данный момент ведущая себя словно черная вода: выражалось это в мелкой ряби на ее поверхности. Чуть помолчав, отвечаю:

— Она хочет от меня ребенка... возможно не одного...

— Хиии? — раздавшийся звук был настолько необычен (на секунду мне показалось, что неизвестный убийца воткнул кинжал Эльвиаран в легкое, вызвав этот полустон-полувсхлип), что я всполошно бросил на нее взгляд, но все было в порядке: Матриарх лишь встревоженно села на руках своей сестры.

— Я дал согласие.

Эльвиаран ругнулась:

— Нужно было отказаться! Еще возможен откат...

— Ты прекрасно знаешь, что это невеликая цена за прекращение противостояния хотя бы на время Войны.

— Невеликая? О, Богиня! Почему ты выбирала по критериям силы, а не ума?? Ты понимаешь, что твой ребенок получит в случае твоей смерти небывалую власть? А если это будет жрица, то он останется в Кхитан? — чуть успокоившись, она продолжила: — В истории Альверист`аса уже была Война Крови, и после нее из шестидесяти Домов осталось двадцать...

Я почти спокойно воспринял ее заявление — для себя я почти все решил. Вот только:

— Ты прекрасно знаешь, что я себе не принадлежу. Цель, для которой я был создан и живу — определена. Этот союз позволит ее достигнуть, не оглядываясь постоянно на то, что делает Кхитан. Сейчас силы, которые задействованы в слежке за каждым гвардейцем этого Великого Дома, чудовищно огромны. Если перенаправить их на прореживание наших врагов, война оттянется надолго, если вообще не отложится на неопределенный срок. Кхитан легко создает порталы и его Атар дадут нашей армии мобильность... А что за Война Крови такая?

Эльвиаран вздохнула:

— То, что похоже предстоит нам, если ты не передумаешь... Две тысячи лет назад один из Перерожденных нашего Дома зачал ребенка на стороне... Жрицу. Ее назвали Асжет... И воспитали, как ни странно и страшно прозвучит это слово в моих устах, в злобе и ненависти. Она была поражающе сильна и убила своего отца. Потом, узнав, кого убила, сбежала и сколотила из мелких Домов армию. Желая лишь мести... Месть пожрала ее без остатка, дав цель, но забрав все остальное. Вспыхнул мятеж. С огромным трудом, великой nbsp;кровью и страшными жертвами он был подавлен. А Асжет сгинула в Смерти. Из ее имени должно быть понятно, чем она повелеваnbsp;ла...

— 'Глаза льда'? Она повелевала Льдом?

— Да...Но не только повелевала... Она стала Льдом... Ты должен понимать: выигрыш сейчас — явное поражение завтра. Мы получим союзника, но тысячелетия ненависти между нашими Домами никуда не денутся. Как стратег, ты должен смотреть не только в завтрашний день, но и на десятилетия вперед. А если ты не передумаешь, там будет лишь Тьма...для всего нашего Дома.

— Кто это был? Кхитан?

— Сатх. Кто еще может заигрывать со Смертью. Это была многоходовая комбинация Кхитана. Асжет смогла убить почти половину Атар Сатх. До Войны Крови они были Первым Домом, а после — стали слабейшим... И на вершине возник Кхитан. Так что по сравнению с обычными 'церемониями смены власти', мы еще возвысились не особо шумно...

— Ха! Ты еще развалинам Ишакши это расскажи...

— Ты понял, о чем я.

Я плавно повел правой рукой, словно разгоняя густой туман.

— И что же ты мне посоветуешь в свете всего этого?

— Естественно отказаться.

— Это не выход... А что если мои дети будут воспитываться в Храме?

Эльвиаран задумалась.

— Но согласится ли Акешь на этот вариант?

Поверхность Тьмы заволновалась. Я прошептал:

— Надави. Или так или никак...


* * *

*

Лежа на диванчике в приемной Границы Мрака, я, откровенно говоря, бездельничал.

Элтруун возглавив сборную группировку войск, состоящую из целого 'ахрешта' И`си`тор, усиленного сотней храмовой стражи и арирами Реа радостно штурмовала квартал иллитидов. И это были только ударные части. В оцеплении стояла еще тысяча обращенных Шестого Храма. Да, войск было чересчур много, но мы с Ашриллой и Эльвиаран обоснованно боялись того, что иллитиды откроют портал в какой-то из Планов и попытаются унести с собой в нижние Вселенные хоть кого-то. По этой же причине меня уговорили не лезть туда... Боятся, что я рвану через портал на План, и возглавлю вторжение...

А в свете того, что Акешь дала согласие на наши условия — это может быть расценено как попытка побега...

Конечно, хоть многое из того и последующего Советов держалось в строжайшей тайне, следствие из решений, принятых на них, утаить было нельзя. Ну, к примеру: спокойно разговаривающих в городе между собой Высших Жриц И`си`тор и Кхитан, Хешри любезно воркующая с высокорожденным Р`еанр`е, усиленные арирами Шестого Храма отряды А`сеатр отбывающие из города в разных направлениях, перекрестные допросы гномов и людей. И, как следствие, всепроникающий шепот: Война, Война, Война... Но с кем? Я надеялся, что это останется скрытым как можно дольше.

Вылазка в Ад завершилась невероятной удачей. Ашрилла говорила, что добыча чрезвычайно богатая и в первую очередь на редкие магические металлы и сплавы. Только один молот архидемона весил больше тысячи двухсот тонн сплава, основу которого составлял адамант и митрил. Я слышал, молот разрежут на килограммовые кубики и раскуют в доспехи для обращенных Шестого Храма. Что-то, наверное, продадут, заломив баснословную цену, а большую часть запрячут в сокровищницы. Услышав состав металла, Эльвиаран даже ходила поболтать с Элос о возможности еще парочки таких набегов, но получила от ворот поворот... Гром не гремел и молнии не сверкали, но крик Богини было слышно и мне...

Нам сильно повезло: портал находился в самом богатом районе Безбрежного Города, Растраста, столицы Империи Мрака. Принадлежал город Владыке по имени Ошеур, избранный Мрака... Услышав эти новости, Элос лишь презрительно фыркнула: — 'Мрак — лишь разновидность Тьмы. Тоже мне, развелось 'избранных'! Их бы в старые времена, когда еще существовали Анклав и Союз Ха-Тес! Мигом бы вся спесь в жопы залезла!'

Эти и другие знания мы почерпнули из пленных, коих было 'чуть меньше чем множество'. Да-да, именно это ответила Ашрилла на вопрос о количестве. Почему так размыто? Ну, учета того, что каждый Дом греб под себя, никто за неимением времени и не думал считать. Драгоценные камни, артефакты, пленники... Этой Бездне, по ошибке носящей имя Альверист`ас, всегда и всего будет мало... Иногда я думаю, что если бы Великие Дома захотели, то на Хейреше остались бы только темные эльдары. Но кто тогда будет работать в пыльных шахтах, жарких плавильнях и тесных ткацких? Ведь это же недостойно даже Орин.

В область моего зрения проник один из жрецов Золотой Стражи. Терпеливо дождавшись, пока я сфокусирую взгляд на нем, он произнес:

— К вам на прием просится Ирмиель ри Се и...остальные светлые.

Я зевнул, закрывшись ладонью.

— Что им нужно?

— Не сообщили.

— Знаешь что? Пошли их на хммм...я занят...медитирую. Скажи ей — ее судьба еще не решена.

Кивнув, он удалился.

Сквозь прикрытые резные двери донеслось раздраженное: — 'Что значит...решена? Дайте переговорить!' И в приемную, растолкав Золотых (они не решились применить силу), ворвалась Ирмиель.Не взирая на то, что с них в Аду сняли вместе во всей кожей и скальпы, волосы на голове уже отросли почти до плеч. Вот что значит Дар с сильной ориентацией в Жизнь. Плюс ко всему, знания и контроль, которых у нас, темных, просто нет. Да, мы знаем два с половиной десятка лечебных заклинаний да десяток атакующих из этой Силы, но кое что для нас закрыто.

Прошедшее испытание не прошло для Ирмиель и остальных даром: их волосы красивого платинового цвета под воздействием Хаоса приобрели чуть красноватый отлив. Но в целом, они уже пришли в себя и не напоминали те мумии, которnbsp;ые мы вытащили из Ада.

Одеты они все были в обычные одинаковые брючныnbsp;е костюмы из светлой кожи. Куда делись все их вещи — загадка, над которой Акешь ломала голову второй день.

Хорошо, что я в штанах и обуви... А ведь ворвись они на полчаса раньше и вполне могли застать меня нагим. Девчонка, разменявшая тысячу лет, и еще не осознавшая в какую муть влезла. Интересно, как она воспринимает целый 'татретт' храмовников таскающийся за ней следом? Воздыхатели? Или быть может эта линия поведения — просто маска изображающая недалекую и избалованную любимую дочь великой матери?

Я принял вертикальное положение и уже собирался сказать приветствие, как меня прервали. Пробежав глазами по замершей у стен Золотой Страже, это чудо выдало на речи Детей:

— И где он? Этот великий избранный Тьмой маг?

Меня она, очевидно, за такового не приняла. Прискорбно. В таком виде не внушаю. Один из спутников что-то зашептал ей на ухо. Я грустно посмотрел на свою голую черную левую руку. Из бокового прохода выскользнули две чернокожие служанки с расшитым митриловыми нитями строгим камзолом и шкатулкой с моими регалиями в руках. Поднявшись, я пренебрежительно повернулся к светлякам спиной и позволил себя одеть. Пара минут и все серьги на своих местах, а на воротнике мои немногие заколки си-ета. После чего они быстро уложили мне волосы и исчезли в том же проходе, из которого и появились.

Развернувшись к горделиво стоящей Иирмиель и испуганно сгрудившейся у нее за спиной свитой, я чуть наметил кивок и произнес:

— Я, Ашерас ат И`си`тор, приветствую вас в моей обители — Границе Мрака. Что привело вас всех ко мне так неожиданно?

Похоже, она решила играть свою линию поведения до конца.

— Что привело? Почему меня Ирмиель ри Се и мою свиту держат под стражей? Мы дипломатическая миссия Синего Леса! А в Альверист`асе на нас напали! Нас постоянно допрашивают, но сами на вопросы не отвечают!

Я воззвал ко всей своей выдержке и припомнив то немногое, что знал из дипломатии произнес:

— Сперва успокойтесь и присаживайтесь. — подавая пример, я развалился на своем черном диване, забросив ногу на ногу. Ирмиель фыркнула и села на ближайшее ко мне кресло. Чуть подождав и лениво скользнув взглядом по замершей вдоль стен Золотой Страже, я заговорил: — Ваша миссия прибыла в нашу столицу в очень неподходящее время. Провокация была очень хорошо организована. Все доказательства указывают на Империю Заор. Ну, а, фактически, по итогам происшедшего с вами было объявлено состояние Войны. Если вы не знаете — Заор, Степи и Баннор находятся в данный момент в союзе и Высокий Совет согласился с моим мнением, что они объединились для полного нашего уничтожения. — Ирмиель сузила глаза, а вот ее свита наоборот — выпучила их. — Вы оказались, хоть и невольно, замешаны в масштабном покушении на меня. Преследуя врага, я прошел через портал и оказался в Аду. Можете представить мое удивление, когда я обнаружил на якорях Межмирового Портала вас... Вы должны понять — то, что вы все выжили — не иначе как провидением Богов не назовешь. Ваша жизнь до сих пор висит на волоске. Мне объяснить, что произойдет в случае твоей смерти, Ирмиель ри Се, дочь Владычицы Синего Леса Иллуиль ри Се? — уголок рта высокорожденной светлой задергался. Твоя 'маска' крошится? Я тонко улыбнулся: — Совет, я и наши Боги не знают, что с вами делать. Предложения звучали абсолютно разные... Кое-кто даже считает, что Лес уже давно играет на стороне врага и удерживая в ваших телах жизнь мы лишь распыляем наше внимание и силы... Предложения звучат самые разные — от вернуть вас обратно с извинениями и дарами под сень Леса, вплоть до засунуть вас поглубже в казематы или прилюдно казнить... — я спокойно смотрел ей в глаза. — Дабы ты осознала всю тяжесть происходящего и не заблуждалась на мой счет: мне ваши судьбы абсолютно безразличны и если ты будешь и дальше преступать строго определенные границы... В случае если я вас убью, мне никто и слова не скажет. Врагом больше — врагом меньше... Можете задавать вопросы — если я это будет возможно, вы получите ответ.

Ирмиель сумела вырваться из ловушки моего взгляда и, уставившись в пол, произнесла:

— Так что вы нам не поможете?

Я лениво развел руками:

— Большинство все же склоняется к мнению, что вас нужно выслать вас обратно в Лес. Чем я вам могу помочь? В случае благоприятного для вас исхода сопровождение будет вам выделено.

— Что насчет наших вещей? Там были определенные бумаги и...ценности.

— Матриарх Акешь Кхитан проводит полную проверку в своем Доме. Идет полномасштабное расследование. Ариры Храма Эхаялин подключены к допросам. Первые результаты уже имеются и надежда на благоприятный исход есть, но — пока ничего... — Ирмиель еще больше упала духом. — Не переживайте, в случае положительного решения по вашему вопросу, я думаю мы компенсируем ваши потери и пошлем ответные дары.

Мое заявление и не подумало поднимать ей настроение. Похоже, оно упало еще ниже.

— Там был родовое оружие, реликвии, документы...проект торгового соглашения...

Я позволил себе грустную улыбку:

— Какая, в свете последних событий и Войны, торговля? В связи с тем, что почти все возможные пути сообщения будут перекрыты, а порталы могут быть деактивированы в любой момент...

Похоже, она немного пришла в себя и, вновь подняв взгляд, спросила:

— Я не смогла попасть на прием к Матриарху И`си`тор... Может она сказать что-то более определенное?

— Эльвиаран со своей свитой сейчас контролирует нашего полководца, возглавляющего 'ахрешт' на штурме квартала иллитидов. В связи с этим, естественно, что никого из обличенных властью высокорожденных в Доме нет. Лишь я. Но не думайте, что информация, которой обладает мой Матриарх более полна или как-то разнится: мое положение в столице очень высоко — я занимаю пост Верховного Арира Матери-Богини Элос. Хоть Матриархи передо мной и не отчитываются, но о серьезных решениях они не могут меня не проинформировать в первую очередь.

Похоже Ирмиель наконец-то прониклась к кому она врывается и что-то требует.

— Прошу простить меня. Я не знала.

— Конечно же, я вас прощаю.

Она неожиданно замялась и спросила:

— Можно ли задать вопрос о вашей семье?

— Задать то можно, но я не совсем уверен, что имею право на него ответить. Впрочем, вы можете рассчитывать на ответ, если вопрос не слишком личный.

— Мой младший брат он...ушел...был изгнан. Мать долго не знала о его судьбе, но недавно мы узнали, что он жил здесь. Его звали Ильриельшар...

Так передо мной сидит моя бабушка? Воистину, судьба довлеет надо мной. По крайней мере, понятно, почему она оказалась в составе миссии и зачем вообще та к нам была отправлена. А вот не знал я, что мой дед был сыном Иллуиль. Чего только не обнаружишь, разглядывая фамильное древо. Может еще не все потеряно? И светлые не выступят на стороне врага? Хм, как бы разыграть эту карту...

Я 'позволяю' прорезаться легкой грусти в голосе:

— Все что я знаю — его убил наемный убийца...очень давно. — Ирмиель опустила голову. Чуть подумав (говорить или нет?), добавляю: — Мой отец, Сариехарна, был рожден от союза Ильриельшара и Эльвиаран, ныне правящего Матриарха моего Дома. — светлая радостно стала смотреть на меня — К сожалению, полгода назад мой отец предал Дом и, предположительно, убил двоих высокорожденных И`си`тор. За его голову назначена огромная награда. — я 'мило' улыбнулся — Поэтому, я задам простой вопрос и лучше бы вам ответить на него добровольно. Откуда у вас эти сведения? Тем более что прошло столько времени. Неужели, миссия выступила сразу после получения известия...

Невероятно. Так вот где он. Поверхность. Либо он уже в Лесу, либо в областях близких к нему. А может, произошел контакт между отцом и какими ни будь светляками? И они тут же решили проверить информацию? Вопросы... Куча вопросов. Взгляд Ирмиель забегал по приемной. О, Элос! Как же мне не хочется передавать ее арирам Эхаялин...

И в тот момент, когда я уже собрался отдать приказ, она произнесла:

— Информация возникла из Королевств, а мать давно искала хоть какую-то информацию... Заодно и решили навести хоть какие-то мосты между нами. И вот мы здесь...

Королевства...Чертовы Королевства. Мир словно клином сошелся на них. Я заскрипел зубами. Значит, мне не избежать путешествия на поверхность. Отправим миссию, заодно мое обучение в Академии и охота за беглецом. Хотя, какой он беглец? С его подготовкой, очевидно, отец там не просто загорает на пляже, а что-то проворачивает... Эмиссар Владыки. Чем же Хетрос подкупил его? Что можно было пообещать тому, у кого было почти все? Да, Дом переживал тогда не лучшие времена, но, когда я родился, Дом был уже не на коленях...

Внутри заклокотал гнев. Проклятье! Трудно найти черную кошку во Тьме, особенно, если ее там нет. Но теперь мы знаем, где искать...

— В благодарность за сведения, я попытаюсь надавить на Совет. Мое мнение довольно весомо и можете не волноваться о своей судьбе. С вещами — это не в моей компетенции. А сейчас мне нужно подумать.

Они тут же встали. Ирмиель произнесла:

— Да, конечно. Еще раз прошу прощение за беспокойство.

— Все в порядке, но, конечно же, я бы хотел, что бы вы прислушивались к словам Стражи.

Когда они вышли, мне пришлось приложить титаническое усилие, что бы в ярости не начать ломать мебель.


* * *

*

Я сижу в кабинете Матриарха, почти расслабленно глядя на довольно развалившуюся на диване Эльвиаран. Она только что вернулась со штурма-зачистки квартала иллитидов и даже еще не начала разоблачаться. В соседней комнате вокруг ее сестры несколько служанок вертятся хороводом, аккуратно снимая многочисленные металлические детали боевого гарнитура с отлично выделанной кожаной основы-поддоспешника. Учитывая то, что гарнитур очень сложный и, невзирая на невероятную подвижность его частей, предоставляет носящему его высокую степень защиты, заниматься они будут еще очень долго. Матриарх устало прикрыла глаза:

— Чем старше Атретас, тем труднее им управлять... А Элтруун — так вообще. Неудивительно, что у Таенори были с ней проблемы. Она меня почти не слушается, а уж... — Матриарх обреченно махнула рукой. — Ты чего-то хотел Ашерас? Если ты ждешь невероятный новостей о зачистке, то я тебя разочарую: иллити мы не обнаружили, а мелкоту мы давили без проблем и потерь... Рабов было немного, а чистокровок так вообще всего три неполных десятка набрали. Все они отправлены в Шестой Храм. Потерь нет. Двоих, правда, пришлось реанимировать. Ну, на войне, да без ранений... — она развела руками.

Я мягко улыбнулся. Хоть в той жуткой смеси непонятно чего и с чем, что заменяла мне душу, и бушевал ураган. Мой голос спокоен.

— Сегодня ко мне ворвалась Ирмиель... — Эльвиаран раскрыла глаза и подняла взгляд на меня. Глядя на ее прекрасное лицо, мне захотелось еще раз его обезобразить. — Я с ней поговорил. Забавные вещи можно узнать всего из пары фраз. — Ее глаза раскрылись еще шире — И когда же ты собиралась сообщить мне, что она моя родственница? — Чувствую, как контроль начинает слетать — Когда с нее сдирали бы шкуру во второй раз ариры Акрио? Только не говори мне, что не знала того, что Ильриельшар был сыном Иллуиль!

С трудом сдерживаясь, что бы не врезать по ней магией, я закрываю глаза и делаю вздох. Раз-два. Если раньше эмоции феникса лишь изредка прорывались в мой разум, пьяня и затуманивая его, то теперь это все мое... Эмоциональный фон пошел в разнос. Медитация, конечно, помогла бы, но...

Голос Матриарха был немного виноватым.

— Ну, забыла я. Мне что всю их родню помнить? — Мне стало казаться, что я услышал отголосок далекой грусти. — Узнал бы ты или нет — это было не важно. Тем более тебе. Сколько у тебя светлой крови? Четверть? Да четверть моей и четверть Аэриснитари... Ты — воплощенный И`си`тор с примесью крови светлых правителей. Я и сестра знаем свою родословную от самого начала — обращения самой Элос аристократов Орин в Атар. А ты думал, почему Орин нам служат беспрекословно? Мы — прямые потомки их знати...

Мне удалось успокоится.

— Я лишь надеюсь, ты более не будешь утаивать от меня важную информацию.

— Да ты вроде и та уже знаешь большинство наших секретов.

Я приподнял веки и скептически посмотрел на нее. Посмотрим...

— Ладно. Разговор с ней затронул одну очень интересную деталь. Оказывается, Иллуиль давно искала своего сыночка и вот недавно к светлякам поступила информация из Королевств, что он жил здесь, в нашем Доме...

Загадочно замолкаю. Слышится тихое шипение.

— Так вот где он... Он пошел на полноценный контакт со светляками?

— Она не сказала. Пытать мне хочется да это и не нужно. Я отправляюсь за ним.

Шипение стало громче...Гораздо громче. Удивленно оглянувшись, я заметил стоящую Аэриснитари в чем мать родила в проеме двери. Ум. Как эстетично. Она бросает:

— Ссошшшел ссс ума? Он получил звание 'ре-си' двести пятьдесят лет назад! Демоны! Да он Элтруун побеждал в трех из пяти боях! Ты думаешь, у тебя есть шанс?

— Я сильнее его магически многократно. И я не поеду один: возьму с собой 'арек' обращенных и, на всякий случай, Эйрин. Я же не идиот? Заодно посещу Академию и проведу дипломатическую встречу.

Эльвиаран напряженно села.

— Он прекрасно подготовлен и может легко нанести удар, когда ты этого не будешь ждать.

— Я знаю одно страшное заклинание маскировки из Силы Смерти — 'Вторая кожа'. — Матриарха передернуло при этом названии — 'Добровольцев' для него ты добыла. Ты знаешь, что оно маскирует не только внешность, но и дар.

— При первом же призыве силы феникса оно слетит...

— Когда я ее призову, надобность в маскировке исчезнет, ведь так?

— Гм... — Матриарх задумалась.

— Аэрис! На сколько я выгляжу внешне?

— Лет на пятнадцать... Да, это может сработать. Он нанесет удар, рассчитанный на Атретасов, а столкнется с вами. Если он будет один — ему конец. Шрамы будешь убирать?

— Нет. Так будет реалистичнее.

Эльвиаран, сощурив глаза, произнесла:

— Он вполне может помнить в лицо всех Атретасов нашего Дома.

— Все пять тысяч? — Она кивнула. — Демоны! — ругнулся я.

Аэриснитари улыбнулась:

— Серх.

Матриарх покосилась на нее.

— Ты думаешь?

— Надавим на Виркс. Так будет еще лучше. Скажем, 'арек' наших и полсотни гвардейцев Серх. Плюс Эйрин и пара высших, для подстраховки.

Эльвиаран провела правой рукой по своим коротким волосам.

— Дальше... Ты, Ашерас, естественно, не будешь послом. С тобой поедет...ммм? — она повернулась к сестре. — Иситес?

— А кого еще? Арисна беременна, Таенори на сносях. Может кто-то из мужчин?

— Эхаера я не отпущу, а остальные не дотягивают... Может Аресре?

— С Иситес Ашерас уже работал. — Аэриснитари пожала плечами — И у нее есть свой 'еаш' верных Высших Жриц. Они за ней после Ишакши как хисны бродят. Кго пошлем в качестве поддержки?

— Кроме Арихитос и некого — не Элтруун же? — Матриарх повернулась ко мне: — Ашерас, усилишь 'еаш' Арихитос храмовниками. Они будут твоим резервом, следующим в трех-четырех часах позади.

Аэриснитари прошептала:

— Что ж, примерный план набросали... Честно говоря, эти силы бы справились и без тебя...

Я хмыкнул:

— Если бы я направлялся только за его головой, но планов у меня на эту вылазку много.

Она сменила позу. Я не сдержался и сглотнул. Посмотреть тут было на что. Неожиданно я почувствовал отклик. Оппа...

— Когда планируешь выходить?

Что-то стало душновато. Расстегиваю пару верхних застежек своего строгого камзола. Свой голос стал каким-то глубоким.

— Дня через т-три, а может и н-неделю.

Уезжать внезапно расхотелось. Зажмуриваюсь с трудом. Что ж так сердце-то бьется?Кто-то взял мое лицо в руки и поднял. Несмело открываю глаза — это Аэриснитари. Она улыбается и произносит:

— Ну, наконец-то, а то я уже устала ждать...


* * *

*

Мне снился гулкий смех Элос. Он отражался внутри меня, словно в пустой бочке и от его многократно отражающегося звука я проснулся. Раскрывшиеся глаза подсказали мне, что это не потолок Границы Мрака... Память услужливо подсказала приключения последних... дней?... Да нет, уже недели. Не то чтобы мне было уж очень стыдно за свое животное поведение, но я ожидал, что буду вести себя намного лучше. Очевидно, тормоза сорвало полностью. Какое же мерзкое и похотливое животное скрывается под цепями моей личности...

Чуть порывшись в воспоминаниях, я зажмурился и застонал вслух. Хорошо, что зачать ребенка у эльдар намного труднее, чем у людей. Факторов, влияющих на это очень много — в расчет включается даже заполненость потенциала. Иначе... Да уж, за эту неделю я не пропустил ни одной 'юбки' из своего окружения. Калейдоскоп кричащих лиц и обнаженных тел промелькнул пред глазами, вызвав еще один стон. Похоже, что никто не был против поразвлекаться с неадекватно воспринимающим реальность мной. Наоборот, все специально чуть ли не стриптиз танцевали...

С другой стороны — хорошо, что это произошло сейчас, а не в походе или в Королевствах. Вот смеху бы было. Утратившее боеспособность из-за полового созревания высокорожденного боевое подразделение темных эльдар... Ну теперь-то хоть понятно, почему Атар не выпускают из Дома до совершеннолетия.

Справа кто-то зашевелился. Повернув туда голову, я удостоился прекрасного вида на тренированное обнаженное тело нашего полководца и, заодно, моего учителя по боевой подготовке — Элтруун. Моя правая рука вывернута под неестественным углом и зажата у нее между ног. Это называется — дорвалась. Похоже, кое-кто себе ни в чем не отказывал. Впрочем, как и всегда. Что ж, она тут хотя бы одна — не такой у нее характер, что ты терпеть конкурентку в постели. Левая рука хоть и вывихнута, но не в таком состоянии как правая. Напрягаю мышцы и вытягиваю руку в сторону. Щелчок и сустав на месте. А это что? Из сустава правой руки торчит чем-то обильно смазанная спица. Резко выдернув спицу и отбросив ее в сторону, я осторожно высвободил руку и не без зубного скрипа вправил сустав. Связки были разорваны, поэтому пришлось обращать на себя мощное заклинание 'исцеление'. Посмотрев пару секунд на потолок, я, прежде чем встать, бросил взгляд на Элтруун и замер: ее глаза были открыты и в данный момент она с интересом смотрела на меня. Потянувшись словно кошка, она произнесла разочарованным голосом:

— Уже пришел в себя? Жаль, мы все надеялись еще на недельку-другую...

Я буркнул:

— Дела. Некогда мне тут вас всех охаживать. Или вы уже отправили отряды за головой отца?

— Нет-нет. Что ты. Они только собрались. Да и Иситес проигнорировала приказ Матриарха. Так что в некотором роде все ждут только тебя. Хи-хи. — она провела своими ногтями-когтями по моей коже на груди: — Эти дни были самыми веселыми за последние годы. Ты переплюнул даже Арисну...

Неужели... На свежих царапинах выступила кровь. Я вдохнул глубже. 'Исцеление' делало свое дело, полностью обновляя организм. Бросаю хитрый взгляд на лежащую с довольным видом древнюю и произношу:

— Продолжим?

Одним движением забравшись на меня, она с силой обхватывает мою грудную клетку ногами (кажется я слышу как хрустят мои ребра) и промурлыкивает:

— Конечно.


* * *

*

Шестой Храм. Одно из мест, где сила Элос наиболее велика. Эта гигантская черная пирамида была создана позже Ксатена в связи с необходимостью упорядочивания дара у новорожденных Атар. Это место Верховной Богини, а значит и мое. Из всех построек Шестого Храма на поверхности была только пирамида. Все остальное (казармы, святилища, кузни, тренировочные базы и т.д. и т.п.) находилось под ней. Храм постоянно рос вниз, а за правление Акристы так вообще удвоил свой объём. Предыдущий Верховный Арир была отнюдь не дурой и планировала компенсировать отсутствие Атар в своем Храме феноменальным количеством Атретасов. Их количество на момент захвата превысило двенадцать тысяч. Многие из них тренировались долго и упорно, стремясь превзойти в магии легендарных Хешри, аnbsp; — Она не сказала. Пытать мне хочется да это и не нужно. Я отправляюсь за ним.

во владении оружием Кхеарт — известных на весь Хейреш Атретасов А`сеатр. Хоть нападение, организованное и исполненное И`си`тор, и было внезапным, местами вспыхивали настолько яростные схватки, что их участники, не взирая на то, что напоминали безногие-безрукие обрубки, все равно лезли в самое пекло, намереваясь сражаться зубами... Даже сейчас, спустя полгода встречались места еще носившие отпечаток тех событий. Одним из них было вот это место у входа в пирамиду. Стоявшая здесь стража была подготовлена к подобному развитию событий и ее пришлось устранять. Были применены адамантовые болты, которые были выпущены из тяжелых гномьих арбалетов. Один из зарядов не попал в свою цель. Пролетев еще шесть метров, он выбил довольно большой кусок полированного гранита из одной из восьми массивных квадратных колонн. Это место было замаскировано черным наполнителем, но если знать что искать... Тут — трещина, там — маленький кратер от высокотемпературного заклинания... А ведь в некоторых местах пришлось даже поднимать плиты, покрывающие пол, дабы убрать затекшую между ними кровь.

Но вот я уже внутри самой пирамиды. Ничего не изменилось. Да и не должно было. Сейчас начнется формальная церемония моего совершеннолетия.

С черного волнующегося потолка спускается Элос. Ее глубокий голос пропитан мощью, впрочем как и всегда. Спускаясь вниз она задает ритуальные вопросы. Я должен давать почти ритуальные ответы.

— Для чего мы падаем?

— Чтобы подниматься.

— Для чего чувствуем боль?

— Чтобы знать кто враг.

— Для чего чувствуем ненависть?

— Чтобы карать не сомневаясь.

— Для чего чувствуем ярость?

— Чтобы убивать не задумываясь.

— Для чего страдаем? — она уже ступила на гранитные плиты Храма и идет ко мне.

— Чтобы познать отчаяние и обрушить его на врагов.

— Для чего живем?

— Чтобы нести волю темных богов там, где они укажут.

Элос остановилась прямо передо мной и, словно впервые увидев, произнесла:

— Ну, вот ты и вырос. Что ж, Перерожденная Душа, отныне — ты по праву занял место среди моих Атар, творений от плоти, силы и воли моей... Ты отправляешься на поверхность?

— Да. Есть много причин для этого.

Богиня вздохнула:

— И одна из них — твой отец... — скорее утвердила она, чем задала вопрос.

— Да.

— Я и мои дети не смогут там тебя прикрывать так как здесь. Будь осторожен. Не упирайся лбом в преграду. Твой отец не стоит твоей смерти. Если будет возможен подобный размен — лучше отступи.

— Я привел четырех Атар, обращенных еще вами.

— Ты дал им имена?

— Конечно. — я повернулся к бессменной четверке за своей спиной. Одеты они были в традиционные кожаные шнурованные штаны и шелковые рубашки на подобие моих. Оружия было совсем немного лишь серпы и короткие мечи на поясе.

Богиня подошла к одной из них (наверное Хетахи, спереди я их почти не отличаю. Да, я понимаю, что отличия есть, но они специально маскируются друг под друга. В последнее время я даже начал подозревать, что они даже цветами меняются) и произнесла:

— Они останутся в Храме. — она вытянула руку и провела ладонью по ее груди, остановив ее на плоском животе стоящей передней Атар. — И будут ждать тебя здесь.

&nbnbsp;

&sp; — Я понял, моя Богиня.

— А теперь ступай, я уверена у тебя еще есть дела.

Я повернулся и подошел к одной из колонн. Внутри каждой колонны был спрятан спуск во внутренние помещения Храма. Они были замаскированы не только магически, но и превосходной оптической иллюзией. Спускаясь по довольно широкой винтовой лестнице, я думал о причинах, побудивших Элос оставить моих хранительниц у себя. Осененный неожиданной догадкой, я остановился на лестнице и хотел было вернуться, но потом меня посетила мысль, что никакие мои действия не смогут хоть как-то повлиять на происшедшее. Да и в Шестом Храме действительно будет лучше, чем в Доме. Кто они там? Никто. Всего лишь одни из обращенных. Здесь же Ашрилла будет иметь всю полноту власти и никакой Матриарх просто не сможет ее силам ничего противопоставить. А в случае чего я надеюсь, что за моих детей заступится Элос. Странно, почему у меня возникает впечатление, что Богиня опасается того, что я уже не вернусь? Может что-то сказали пророки? Или она тоже видит будущее? Хотя последнее вряд ли — с отцом бы тогда бы никто не церемонился. Или быть может я чего-то не понимаю...

Лестница закончилась и вот я уже на первом уровне. Все лестницы выходили сюда. Здесь многое поменялось после штурма. Став обладать огромным количеством высококлассных магов Ашрилла развернулась на всю, готовясь почти ко всему... Накопители были постоянно заряжены, а каменные круги призыва были готовы выплеснуть на наступающих реки смертоносных существ с Планов. Рядом с каждым кругом находилось несколько больших камер с рабами. Я слышал,nbsp; в данный момент здесь содержалась почти сотня безмозглых полукровок, пойманных на развалинах Ишакши. За их души и плоть былиnbsp; заключено несколько контрактов с довольно сильными демонами. Чуть дальше находилась звезда, через которую они должны были прибыть. Пройдя мимо нескольких скучающих стражей, стоящих на видном месте, я сделал вид, что не заметил в одной из ниш слабое движение — кроме них на этом уровне был целый 'еаш' обращенных Атар. Они должны были задержать вторжение и дать время на активацию всего вышеперечисленного. Уж в чем-чем, а в демонологии темным эльдарам никогда не было равных.

Следующий уровень. Здесь находится расположение некоторых основных ударных 'татреттов'

Долгое время я думал, что все эти ловушки и оборонные рубежи можно обойти, просто проламывая полы, потолки или стены, но меня просветили, что сделать так сможет лишь кто-то богоподобный: скальные породы были настолько укреплены Элос, что пробиться через них было практически невозможно.

Некоторые уровни должны были, в крайнем случае, затопиться, другие заполниться горящей нефтью, третьи — хищными насекомыми или ядовитыми газами. Конечно, опытные и сильные маги могут пройти все это без потерь, но не под перекрестным огнем, а уж простые солдаты...

Десять уровней Ашрилла превратила превратила в рубеж, пробить который сходу было невозможно. Лишь очень долгой осадой.

Мне думалось, что у нее просто разыгрался приступ паранойи, но, в свете знаний полученных от имперского мага, мне стало казаться, что этого всего будет даже мало...

Наконец-то ритуальная комната, в которой меня дожидается Ашрилла и храмовые маги с пленниками, переданными Эльвиаран.

Изначально пленников не хватало на три 'арека' обращенных и Храм по-быстрому закупил четверых Атретасов на гигантском рабском рынке Альверист`аса. Кстати, из-за него столица и получила свое нынешнее название. Вышло это в копеечку — Атретасы нечастые гости на нем. Даже светляки намного чаще встречаются, чем гвардейцы. Почему? Трудности в содержании — солдаты темных знают множество способов, как выбраться из пут или покончить с собой. А вот светляки быстро 'ломаются' морально. После того как мне рассказали основные способы 'ломки' светлого эльдара, я долго боролся с желанием отдать приказ на то, что бы сжечь это место. Ну, примеру: светляка (не имело особого значения, был это мужчина или женщина) пускали по кругу, а потом бросали в выгребную яму. Кормили отбросами. Там светляк проводил двое суток. Потом его доставали, лечили и помещали в хорошие условия. Через два дня цикл повторяли. Обычно, на 'ломку' светляка хватало пяти циклов. Темному эльдару было мало и пятнадцати. А кто-то, говорят, даже привыкал к 'получаемому даром удовольствию' и не хотел ничего менять...

Сейчас начнется самое неприятное — с пленников будут снимать кожу живьем. Очень неприятная, как по ощущениям, так и по исполнению, процедура. Присутствующие здесь целители будут поддерживать заклинаниями жертв, дабы они не умерли от болевого шока. А потом я их обращу — не в нашем положении разбрасываться ценными ресурсами...

Заклинание 'Вторая кожа' относится к школе Смерти. Это тот пример, показывающий насколько Смерть и Жизнь взаимопроникают друг в друга. Разрабатывалось для диверсионных подразделений темных эльдар и вампиров. Заклинание состояло из двух этапов: первый — снятие кожи с той жертвы под которую должен был маскироваться солдат. Вместе с ней снимался как бы слепок с ауры и дара. Все это удерживалось Смертью в определенном состоянии, для предотвращения отмирания тканей. На втором и последнем этапе снятая с жертв кожа и слепок ауры приживляется на цель. Конечно, маскировка не идеальная и маг уровня Атар, если будет знать, что искать, сможет определить диверсанта-инфильтратора, но... Вот-вот, если не знать какие признаки искать, то можно спокойно прогуливатьсяnbsp; даже перед Матриархами и Верховными Арирами. Жизнь в Домах не превратилась в шпионский ад по простой причине — 'Вторая кожа' не подделывает вообще все. Остается некое 'эхо' истинного потенциала да и специфические знания о внутреннем устройстве Дома и иных структур неоткуда взять. Потом, Атретасы редко передвигаются по чужим кварталам поодиночке (вернее, из-за существования заклинаний, подобных 'Второй Коже' — никогда), а захватить группу тренированных солдат живьем без масштабной драки, на звук которой подтянутся соседние подразделения с обоих сторон...Нет, подобные попытки, время от времени, иногда происходят и, довольно часто, удачно. Естественно, после них следует засылка шпиона-диверсанта. Говорят, именно такой агент и убил Ильриельшара.

Отдельной статьей стоит упомянуть самих Атретасов, специализирующихся лишь на убийствах. В отличии от распространенного мнения этому ремеслу учится не так много солдат как иногда бы хотелось. Большинство гвардии является именно что солдатами 'широкого спектра действий'. В зависимости от потенциала дара и предпочтений инструктор-учитель обучает маленького Атретаса делая упор либо на мага поддержки, боевого жреца-жрицу переднего края(наиболее широко распространенный вид войск), и диверсантa. Маг поддержки, опирается на заклинания, боевой жрец знает всего понемногу, а диверсант специализируется, в основном, на скрытном проникновении, диверсиях, убийствах и т.д.

К примеру, меня изначально готовили как мага, а потом Элтруун решила меня 'переклепать' в боевика. А вот отец изначально тренировался на убийцу, что было довольно странно, учитывая его происхождение как Атар. Что самое плохое — он стал, как сказала Элтруун, очень хорош. В ее устах подобная оценка прозвучала угрожающе...

Именно поэтому, я возьму на один 'арек' обращенных больше запланированного. Присоединится он к нам уже на поверхности. Я попросил Арихитос и Иситес молчать об этой 'мелочи' и они, естественно, согласились. Пойдет третий 'арек' с отрядом поддержки, а поскольку его контакты с основным отрядом не планируются, Атретасы Серх узнают о нем лишь в Королевствах.

Глядя на то, как первого меланхоличного пленника затягивают на 'разделочный' стол, я припомнил мою последнюю встречу с правящими сестрами.

Матриарх Серх была высокой худощавой жрицей Атар. Драгоценностей на ней было совсем немного: две пары серьг с крупными ярко-зелеными изумрудами, призванные подчеркнуть происхождение ее Дома (официальный цвет Сатх был зеленый), да адамантовая серьга-символ нашего Дома, указывающая на нанимателя. Вот и все. Все остальное было почти такое же как и на любой нашей Высшей Жрице. Даже беднее: лишь совсем немного золота да капля адаманта.

Зайдя в кабинет, Виркс настороженно покосилась на замерший возле дверей и вдоль стен 'ратш' Золотой Стражи и прошла к стоящему креслу напротив стола Эльвиаран. Матриарх И`си`тор все это время неподвижно сидела, глядя немигающим взглядом на столешницу. Я стоял за правым ее плечом, а Аэриснитари за левым. Подобная наша конфигурация должна была демонстрировать единение. Ведь иногда даже слухов достаточно, что бы произошло невесть что... Мелочи, мелочи...

Видя, что мы не реагируем на ее прибытие, будучи погруженными в свои мысли, она немного занервничала и решила поприветствовать нас первой.

— Приветствую вас, избранные Атар. — и замолчала.

Эльвиаран очнулась и, стрельнув глазами на сидящего перед ней Матриарха, ответила:

— Я рада, что ты так быстро ответила на мой призыв, Виркс. — чуть помолчав, она продолжила: — Мы собираемся послать дипломатическую миссию в Королевства. А точнее в королевство Аласри.

Виркс явно удивилась.

— А я тут к чему? Или внешняя дипломатия перестала быть прерогативой Великих Домов? А еще точнее — Первого До...

Эльвиаран подняла глаза и словила ими взгляд Виркс словно клещами. Та мгновенно поперхнулась, замолчав. Голосом древней правительницы можно было проморозить комнату.

— Не забывайся. Мы говорим — ты исполняешь. — хотя кожа Виркс была белой как снег, она явно побледнела. — Ты должна была слышать об предателе нашего Дома — Сариехарне ат И`си`тор и награде за его голову. Вытащенные нами из ада светляки сказали, что он в Аласри. В качестве посланца и приманки поедет Иситес ат И`си`тор. С ней замаскированный 'арек' обращенных. Ты выделишь дополнительно 'еаш' Атретасов сопровождения. Среди твоих солдат будет находиться Ашерас. — Эльвиаран качнула головой в мою сторону и продолжила: — В Королевствах Сариехарна точно попытается убрать посланца. Ловушка захлопнется и... все завершится.

Виркс сощурилась и почти прорычала:

— Будут потери. Я не согласна.

Я сделал знак одной жрице из Золотых. Она скрылась в открывшемся скрытом проходе и появилась оттуда уже с довольно большим резным сундуком в руках. Подойдя к столу Матриарха она поставила на его столешницу и вернулась на свое место. Я откинул крышку и Виркс увидела, что он заполнен доверху золотыми монетами. От вида денег ее глаза засветились потусторонним светом. Мой голос спокоен:

— Здесь двадцать тысяч золотых монет. Это — от Эльвиаран. А это — я положил сверху два килограммовых кубика алого металла — от меня.

Виркс оказалась не готова к подобному и пожирала золото глазами. Ее голос был глухим и хриплым:

— Это мммне?

Я засмеялся чистым звонким смехом:

— Если мы договоримся.

Было видно, как Матриарх Серх пытается оторвать взгляд от проклятого металла, но это ей не удается.

— Я сохххлассна...

— На все?

— Мхэ — выдохнула она — Да!

Эльвиаран мягко закрыла крышку сундука и сразу к Виркс вернулась ясность мысли. Но, когда она подняла глаза, в них явно сквозили безумие и алчность. Мой голос, наверное, с трудом пробивается в ее разум.

— Наш полководцы, Элтруун и Арисна ат И`си`тор, подтягивали твоих солдат и наш Дом тратил на них ресурсы, время. Поэтому не волнуйся, прямиком на убой они не пойдут. Будет отправлен так же мощный отряд поддержки. После возвращения отошли выбранных солдат в мой Храм — твой 'еаш' будет переоснащен и дополнен. А теперь, забирай и ступай — твоя охрана уже ждет тебя. Да! Надеюсь тебе не нужно напоминать о тайне нашей договоренности?

Виркс натужно подхватила подмышку сундук и выбежала из кабинета.

Когда дверь за ней закрылась, Эльвиаран прошептала:

— Как же хорошо, когда можно не считать золото... Не нужно никому угрожать, запугивать, хитрить и сулить. Показываешь золотую монету и все сразу такие покладистые... А ведь когда-то и за меньшую сумму я лягла бы и под гоблина...

— Скорее бы ты послала за этим гоблином Элтруун. — буркнул я в ответ.

— Что дальше? — спросила молчавшая все это время Аэриснитари.

— Заводите! — махнул я рукой. — Это мой маленький проект. Возможно, он решит проблему нашей столицы с Трущебами.

Сестра Матриарха произнесла:

— Надеюсь, ты осознаешь, что Виркс молчать будет отнюдь не долго. И вообще, о какой конспирации может идти речь, когда это касается тебя?

Я пожал плечами.

— По крайней мере, она продаст информацию только Великому Дому Сатх и не за жменьку медных монет. А уж Матриархи Великих Домов, вроде бы, уже осознали в какую игру играет Элос с Хетросом, что бы играть на чужом поле...

Эльвиаран чуть повернула в мою сторону голову:

— Своего двойника уже подготовил?

— Конечно. Это будет один из полукровок. Он уже изменил внешность и практически неотличим от меня.

Дверь бесшумно отворилась и в кабинет, под конвоем Высших Жриц из личного 'еаша' Матриарха, вошли пятеро пленных демонов. Трое суккубов и два инкуба.

Эти демоны не были особо сильны магически или физически и в случае схватки мы лишь втроем (если не считать Золотой Стражи) раскатали бы их в тонкий блин, но сама возможность магической битвы в кабинете Матриарха была неприятной. Поэтому вдоль стен встал целый 'арек' Высших Жриц.

Я вышел из-за спины Матриарха и подошел к инкубу, стоящему впереди всех. Очевидно, он был сильнейшим из присутствующих демонов и остальные вроде как сделали полшага назад, выделяя его.

Демон был почти на две головы меня выше, но я чувствовал, что легко смогу убить его даже без магии. И он это тоже знал.

Обнаженный мускулистый торс, аккуратно сложенные за спиной большие кожаные крылья, красноватая кожа, черные чуть волнистые черные волосы, спадающие до плеч, сейчас были зафиксированы темной лентой с золотой вышивкой. Правильные, но немного грубоватые черты лица. Широкий, изящный разрез темных глаз, в глубине которых проскакивали желтые искры. Его пальцы заканчивались короткими острыми черными ухоженными ногтями-когтями. Из всей одежды на нем были лишь темно-темно-синие шаровары и черные полусапожки.

Глядя на явно нервничающего демона, я вспоминал все, что знал об этих существах. Инкубы и суккубы... Отличные солдаты и единственные из демонов среднего звена не ведущие постоянной охоты за душами одаренных магов. Хотя бы потому, что их жертвы отдают свои души им добровольно... Наиболее управляемые и вменяемые из многочисленных видов демонов-магов любого легиона.

Быстро окинув взглядом остальных, отметив, что суккубы одеты в обычную закрытый гарнитур жрицы, я заговорил:

— Вы все еще живы лишь из-за одного — у этого города есть одна проблема, которую много кто может решить, но никто не хочет. В двух словах — это ничейная граничная территория между пятью Храмами и Великими Домами. Она имеет форму почти идеального кольца шириной около полутора километров. Эта проблема проявилась практически одновременно с возникновением Альверист`аса: много кому хотелось жить в практически абсолютной защищенности и вседозволенности нашего города, при этом практически не выплачивая налоги ни одному Дому или Храму. Приглашать же гномов, цвергов или нагов практически в наше сердце был бы крайне опрометчивый шаг, поскольку хоть раз, но со всеми расами, живущими на Хейреше, мы воевали и не известно, что будет в будущем. Подумав над проблемой, я решил привлечь кого-то со стороны и, на ваше счастье, я вспомнил о демонах. Вы были отобраны как наиболее управляемые, сильные и умные из остальных демонов захваченных нами в плен.

Я замолчал, ожидая вопроса, и инкуб задал его:

— Какова будет плата?

Смотрю на него снизу вверх:

— Никакой. Ты просто не осознал, что вы получите. На этой земле живет около двухсот-трехсот тысяч разнообразных разумных существ... И хоть магов среди них немного, но они есть. При правильном управлении через пятьсот лет ты станешь Архидемоном и кто знает, может, пройдет еще тысяча и вы все станете Высшими?

Одна из суккубов облизнулась, а инкуб сощурил глаза и произнес:

— Кому мы будем подчиняться?

Мой тихий смех эхом разносится вокруг:

— Все что ты видишь вокруг, принадлежит лишь Элос, Верховной Богине Тьмы. Многие об этом часто забывают. И это основная причина моего появления. У нее есть пять детей. Вы можете сами выбрать из них себе покровителя или покровительницу. В этом я вас не ограничиваю. Хочу вам еще кое-что сказать... Если кто-то из вас решит подсидеть своего соседа и он...ммм...погибнет, то на его место будет посажен другой демон либо ваша территория расширится. Но хочу вас предупредить: в случае открытых столкновений и, не дай темные Боги, нарушения законов 'кахртэ' — весь мой эксперимент будет признан неудачным, а вы отправитесь на — я выразительно поболтал в воздухе ладонью — расходные материалы. Вы все уяснили? — Они кивнули — Что такое 'кахртэ' вас просветит ваша охрана и она же высадит вас в Трущебах. Ступайте. Надеюсь, в ближайшее время я о вас не услышу.

Наконец-то подготовка завершена: обращенный Атар снял одежду и лег рядом с парализованным 'добровольцем'. Одна полукровка из храмовой стражи стала внедрять в тело пленника 'ат' Смерти. Я запоминал последовательность действий ведь книги — это одно, а практика — совсем другое. 'Ат' соединились в единую систему и заклинание активировалось, выпустив ману Смерти, содержащуюся в каждом из них, словно жидкость из шприцов, прямо под кожу в тела. Неприятное зрелище. Кожа распухла-раздулась и лопнула на лоскуты, которые сами притянулись и облепили храмовника со всех сторон. На пленнике остался лишь скальп. Один из целителей тут же наложил на него 'исцеление' и на окровавленном теле стала островами наростать кожа. Я перевел взгляд на храмовника — здесь тоже все было впорядке: кожа разглаживалась, словно перчатка. Исчезали складки и чудовищные морщины. Пара секунд и замаскированный Атар открыл глаза и, просипев ругательство, сел, тяжело дыша. Ему помогли подняться и отойти в сторону, где на него наложил слабое заклинание 'лечения' один из целителей. Но, похоже, этого было мало и тот порывшись в аккуратно сложенных вещах извлек небольшую бутылочку с каким-то маслом, тут же начав втирать его в тело стоящего солдата. Перейдя на магическое зрение, я сильно удивился, увидев радикальные изменения в его ауре: радикально черный цвет с частыми вкраплениями других Сил, стал намного менее насыщенным, а огромное количество 'тер' значительно поредело. Невероятно, и как его отличить от Атретаса? Я подошел ближе и все равно ничего не понял. Рядом раздался голос Ашриллы:

— В энергетическом плане ты и не увидишь. Смотреть нужно через Астрал. Вот в нем эхо настоящего потенциала не скроешь. Вообще от опытного астральщика невозможно скрыть ничего. Он и через месяцы сможет увидеть следы творимых здесь заклинаний.

— А в Аккадемии меня не раскроют? Там же должны быть по идее мощные преподаватели-маги...

— Астрал у людей практически не изучается. Да и в преподавателях, обычно, находятся не боевики или высококлассные специалисты, а те, кто хорошо умеет подать материал, заклинания, заинтересовать слушателей. Понимаешь, то, что маг прекрасный боевик и на фронте незаменим отнюдь не означает, что он хороший терпеливый рассказчик. И это действительно так. Хорошие преподаватели не потрясают своих учеников сверхмощными заклинаниями или невероятной скоростью их создания. Хорошие преподаватели помогают раскрыть потенциал будущего мага, заинтересуют слушателей интересной подачей нудного материала. А ведь в будущем маг осознает, что каждая лишняя и, на первый взгляд никому не нужная, крупица знаний может спасти ему жизнь. К сожалению, как ты знаешь, у нас совсем не так. Наше обучение заточено под жесткий бой и, особенно в последнее время, инструкторы стали ограничиваться лишь необходимым, считая, что умные и так выживут, набравшись знаний по книгам, а бездарность... Вот только они ошибаются — мы не можем разбрасываться ресурсами. И, в добавок, иногда бездарность, со временем, становится Высшей Жрицей, а, так называемые, 'гении' гибнут в течении первых лет. Куда далеко ходить — вон, уже говорят, что Стихии не нужны, а программу обучения нужно сокращать...

Ашрилла раздраженно дернула плечами.

— А под действием 'Второй кожи' я смогу создавать мощные заклинания?

— Да, вплоть до Великих Заклинаний Сил и Высшего Круга Стихий. Понимаешь. Внешне оно так просто не слетает, но в энергетическом плане проявляется твой истинный потенциал со всеми атрибутами. Задействовав же что-то особо мощное ты нарушишь внутренние дублирующие потоки маны и оно само разрушится.

— Возможно ли его наложить в походных условях?

— Думаешь воспользоваться Атретасом Серх? Я тебя разочарую — при первом этапе 'Второй кожи' боль настолько огромна, что, бывало, пленники сходили с ума и это невзирая на 'исцеление', 'паралич', 'заморозку', 'очистку сознания'... Он скорее сбежит, чем согласится.

— Тогда нужно подумать о неком сигнализаторе для меня, что б я увлекшись не преступил черту.

Ашрилла кивнула.

— Нечто подобное есть у нас в сокровищнице.

В Храме было несколько огромных накопителей, один из которых я использовал для обращения тогда, полгода назад, и собираюсь использовать сейчас, обратив пленников. Последний же из них, отдав свою кожу, будет дожидаться моего возвращения... или своей смерти... в случае моей неудачи. Да, мы предусмотрели почти все, но ведь дьявол скрывается в мелочах?

Ну что ж. Вот и все. Я бросаю взгляд на последнего парализованного Атретаса, лежащего на столе в ожидании меня и выхожу вслед за храмовой стражей, несущей на руках измученных заклинаниями пленников. Мы проходим по коридору, мимо ряда дверей и входим в залу с огромным накопителем.

Гигантский алмаз, жестко зафиксированный держателями, похожими на чудовищные когти. Когда я его увидел в первый раз — я был потрясен его размерами. Вопрос откуда его взяла Акриста не имеет ответа до сих пор. Не Хетрос же ей его дал? Слишком много тайн и загадок проявилось в последнее время.

Мрачно следя за храмовниками, рисующими звезду и укладывающими в острия тела пленников, я перебирал все аспекты подготовки к походу. Вроде бы учли все что можно при остром дефиците информации о том, что происходит на поверхости.

Все дело в том, что прямое сообщение через порталы было нарушено по приказу Акешь более восьмисот лет назад. Причина была проста: в королевстве Аласри в тот момент усилились антиэльдарские настроения. Акешь разумно не захотела начинать Войну. Тем более, что она была бы затратна и бессмысленна: особых богатств в Аласри не было (да и откуда им взяться?), а все достоинство маленького королевства было в Магической Академии...

Королевская Магическая Академия. Монументальная группа строений, созданная еще первым поколением людей, прибывших в Хейреш. Они бежали от Войны Владык и слишком поздно осознали в какую глубокую задницу их занесла судьба... Построили пару-другую городов-крепостей и только начали расширять границы и — тут оказывается, что они на Хейреше не одни. А на них не обращали внимание лишь потому, что основные игроки, осколки разбитого Анклава Лир, вспомнили старые обиды и заняты тем, что с удовольствием портят друг другу кровь. Новая сила в Хейреше могла кое-что поменять, качнуть весы в нужную сторону, но, как обычно, люди стали воевать между собой и когда появились орки, им предстала бескрайняя, обожженная войнами магов, безлюдная, проклятая 'Поднятием Павших', равнина востока Селдарского материка. Вот так появились Королевства, Империя Заор, Халифаты, Цынь. Ну, а судя по последним картам, появляющимся в руках путешественников и торговцев, заглядывающих в нашу столицу, дробление людских стран все продолжается и продолжается.

Храмовники выходят из залы и я начинаю строить ритуал обращения. В принципе, то я понимаю, что моя конспирация может кому и до одного места, но иногда даже мелочь играет важную роль.Ритуал завершается и тридцать пять обращенных начинают шевелиться. Я же выхожу, начиная стягивать с себя одежду.

Забравшись на каменный стол рядом с парализованным пленником, я закрыл глаза и стал, с внутренней дрожью, ожидать. Мягкое и теплое прикосновение чужой плоти меня сначала обескуражила (а где неприятные ощущения-то?). Ощущения были похожи на то, как будто меня заливает гелем, с ног до головы. Но вот когда 'гель' меня покрыл всего вся поверхность моего тела стала сначала покалывать, а потом и жечь. Еще немного и приходит осознание, что заклинание завершилось. Зашипев, я раскрыл глаза и сел на столе, став с интересом рассматривать свое тело.

Кожа и ногти значительно потемнели. Небольшие складки плоти стремительно исчезали. Одна из ариров развернула зеркало-кольцо и поднесла его мне. Черты лица практически не изменились, но... демон...Я забыл о своих шрамах — их тоже затянуло и мое лицо, как и рука, стали одного цвета с телом. С неожиданным трепетом, я провел пальцами правой руки по тому месту, где должна была пролегать отметина, нанесенная Льдом. Кожа была ровной и вполне обычной. Захватываю немного пальцами и пытаюсь оттянуть, но она даже вдет себя как родная плоть. Вот только...Глаза не изменились: как были выбеленные Тьмой, так и остались. А при темной коже вообще возникало ощущение, что их хозяин слеп.

— Ашрилла, нужно что-то сделать с глазами и ушами...

— Все уже готово, Ашерас — доносится до меня ее голос и я, оторвавшись от разглядывания себя любимого, замечаю, что она сидит рядом и держит в руках несколько наборов небольших адамантовых сережек.

— Что это?

— Вот эти наборы меняют цвет глаз. Есть синий и черный. — она последовательно коснулась двух невзрачных незамкнутых колечек из черного металла. — Насчет ушей, они у вас довольно небольшие и вы легко сойдете за обычного Атретаса и без косметической подрезки. Но на всякий случай есть вот этот набор. — Ашрилла указала на два других перекрученных колечка и обьяснила: — Они практически останавшивают естественную регенерацию в небольшой зоне.

Я взял понравившиеся колечка с синим цветом и протянул их Ашрилле. Она послушно проколола мне уши и надела их. Уставившись на зеркало, я увидел как радужка глаз стала медленно голубеть. Как непривычно видеть такое свое отражение...

— Оставлю эти. Цвет волос наши менять не будут?

— Белые волосы — показатель магической мощи и расположения Силы Тьмы. Я бы не советовала менять их цвет. — к нам подошел еще один арир. У него в руках была большая черная шкатулка. Ашрилла открыла ее и моим глазам предстали два искусных браслета из митрила, выполненные в виде широких полос, украшенных невероятно красивой резьбой и знаками Древних. Ашрилла взяла один из них произнесла: — Браслеты Хеершташа... Артефакт, оставшийся с последней Войны Эльдар. Частично защищают его владельца от чужого взора, маскируют дар и потенциал. Усиливает действие 'Второй кожи'. Начинают жечь своего владельца при достижении граничного использования маны. В наборе была еще и небольшая диадема, но она была утеряна очень давно.

Взяв аккуратно второй браслет, я оценил искусство исполнения. Головка маленькой змейки, которая обвивала полоску металла, являлась сложным замочком. Повернув ее я раскрыл браслет и надел на запястье. Чересчур заметно. Перемещаю его выше локтя — в самый раз. Надев другой, я спрашиваю:

— Ну как? Действует?

— Теперь вас практически не отличить от любого Атретаса.

— Отлично!

Тот же арир уже стоял с другими шкатулками и ящичками в руках. Ашрилла стала их открывать, демонстрируя мое будущее снаряжение. Я же не могу со своей именной косой и адамантовой плетью надеяться затеряться среди солдат Серх? Самовзводный небольшой арбалет с пружинным магазином на пять стрелок и две связки болтов к нему (одна nbsp; — Ну, вот ты и вырос. Что ж, Перерожденная Душа, отныне — ты по праву занял место среди моих Атар, творений от плоти, силы и воли моей... Ты отправляешься на поверхность?

связка обычных, а другая — разрывных), моя почти обычная тренировочная восьмиметровая плеть 'тэ-еаш', пара коротких мечей 'трукр', два маленьких серпа и, естественно, основное оружие темных эльдар — безгардовый меч 'кхриао'. Все это хоть и без вычурных украшений, но высочайшего качества — настоящее боевое оружие, предназначенное не для парадов, а для войны. Отдельно маленький набор по уходу за всем этим хозяйством. Металл, из-за всевозможных добавок, присадок и напылений, мог не поддаваться коррозии и будучи брошенным на тысячу лет в водопад (подобные случаи бывали), но вот за всеми остальными частями оружия (рукояти, ножны) нужно было очень хорошо следить. Небольшой набор лечебных амулетов и артефактов (я-то могу легко обойтись и без них, но их отсутствие может вызвать множество вопросов), четыре маленьких склянки с мощным парализующим ядом и противоядием к нему. И стальная черная маска Атретаса. Последним пунктом был большой узкий кейс-футляр в который была уложена моя коса и личная плеть. Открывалась она просто — в качестве замка быо место, куда следовало мне засунуть палец. Там была спрятанная игла, которая прокалывала кожу. Если кровь совпадала с моей — футляр открывался, если нет — выдвигалась другая игла с сильным парализующим ядом. Почему парализующим? А что потом с трупом делать? Ни допросить, без высшей некромантии, ничего не сделать. А вдруг — кто-то случайный и не в меру любопытный?

— Выступаете завтра?

Нельзя сказать, что вопрос застал меня врасплох, но:

— Да. И Ашрилла... Если я погибну, а это вполне возможно... Никому не верь, внемли словам Элос, никогда не оглядывайся на меня или деяния мои... Будь сильной. Запомни, я — всего лишь Клинок Элос, погибну я — она создаст новый... Наверное... Если времени хватит.

— Всеравно. Будьте осторожны.

— Мы все когда нибудь будем в ланах Богини.

2. Пророчество и попутчики.

Молодая черноволосая худощавая девушка занималась совсем не тем, чем занимаются обычные подростки в ее возрасте — находясь в королевской библиотеке, она с упоением читала старый, если не сказать 'древний', текст, написанный языком темных эльдар 'хешвиарле' на телячьей превосходно выделанной коже. Не взирая на то, что книге было явно больше тысячи лет, она прекрасно сохранилась. А если взглянуть на то, что, судя по разноцветным пятнам как на обложке так и на самих страницах, она побывала в разных условиях содержания, то следовало бы вознести хвалу тем, кто ее создал.

Красивые темные глаза, правильные черты лица и длинная темная челка, постоянно падающая на глаза, придавали определенную загадочность образу девушки и, все вместе, немного намекали на малую примесь крови вечных. Впрочем, крови было так немного, что аккуратные девичьи уши не носили и следа заостренности. Чуть пухловатые, скорее белые, чем розовые губки, намекали на частое недоедание, а некоторая угловатость тела — то, что девушка пренебрегает физическими упражнениями и много времени проводит здесь. Впрочем, это все не портило ее очень молодого образа, который в ближайшем будущем превратится в красивейший цветок, от одного взгляда на который многие дворяне будут забывать свои имена и начнут путаться в мыслях.

Девушка была одета в явно красивое и дорогое закрытое платье из темно-синей ткани, однако, в данный момент оно было сильно запылено и даже чем-то, местами, замазано. Хотя не будем чересчур строгими — пыль в том месте, где она находилась, была везде: на выступающих из неровных стен серых камнях, стеллажах, заваленных старыми книгами и рукописями, полу, столе, на котором лежала книга. Она даже успела осесть на большом и красивом магическом светильнике, который девушка принесла с собой.

На девушке был самый минимум украшений, а фактически, если не считать маленьких сережек с совсем крохотными бриллиантами, на ней была лишь тоненькая диадема. Что, однако, явно указывало на то, что перед нами находится особа королевских кровей. Принцесса водила тонким изящным пальчиком по знакам-буквам древнего языка, родившегося еще задолго до того, как его носители пришли в этот мир. Ее задумчивый голос был сначала неслышным бормотанием, но неожиданно усилился

— '....ку-рта-и-лле ри-о ти...'? Что же это значит? Похоже, смысл запрятан, а ключ в этом символе 'ри-о' — достав очень толстую, но маленькую книжку она быстро начала листать ее. Найдя нужную страницу, она вчиталась в явно рукописные строчки и, снова бросив взгляд на старые страницы, громко прошептала: — Носитель Хаоса прячет веру в себя, носитель Порядка несет веру Богу... Опять загадки! Загадка в загадке, которая в загадке! Р-р-р-р!

Девушка устало села на отчаянно скрипнувшую старую резную табуретку и, зажмурившись, начала массировать себе виски.

Неожиданно весь мир вокруг потемнел и она очутилась в абсолютно другом месте.

Пустынный город. Завывающий между каменными пятиэтажными зданиями ветер. Мощенная камнями улица. И ни души вокруг. Ни огонька в окнах.

Принцесса стояла посреди пустой улицы в том же платье, в котором она была в библиотеке.

Оглянувшись вокруг, она узнала город, в котором она очутилась: Сетар, столица королевства Аласри, место, где она родилась и находилась в данный момент.

Откуда-то издалека до принцессы донеслись звуки битвы. Они быстро приближались, наполняя город криками умирающих. По окружающему пространству прошла невидимая волна искажения и вокруг принцессы стали проявляться, собравшись из кусочков сажи и пыли, сражающиеся существа. Орки, люди, жуткие твари и демоны смешались в разномастную толпу, в которой каждый был сам за себя.

— Нет-нет-нет... — принцесса зашептала это слово, как будто оно могло повлиять на окружающее.

Сражающиеся не могли коснуться ее, и не обращали на нее внимание.

Девушка от ужаса побежала по улице к центру столицы, но чем ближе она приближалась к дворцу, тем меньше вокруг было дерущихся между собой солдат и тем больше было погибших и отчаянно кричавших раненых.

Последний поворот и принцесса оказалась на заваленной трупами разнообразных существ дворцовой площади. Посреди нее она увидела большой отряд темных эльфов и множество стоящих на коленях придворных, слуг и простых окровавленных солдат.

Посреди темных эльфов выгодно выделялся альбинос. Абсолютно белые волосы, кожа, глаза...

Неожиданно громким и глnbsp;убоким голосом он произнес:

— За смерть моей сестры вы все будете прокляты, а этот город будет сожжен дотла! — с последним звуком его голоса все строения вокруг полыхнули и рассыпались пеплом. Взвывший голодным волком ветер поднял прах в воздух. Свет померк. Девушка увидела как во все стороны расходится волна абсолютного разрушения, слизывающая каменные здания до фундамента. — Отрубить им всем руки! — И тут принцесса увидела среди стоящих на коленях своего отца, сестер, маленького кронпринца Артвена. В отчаянии она бросилась к ним, а альбинос все орал: — Прижечь раны! Наложить заклятие 'неупокоение'! Да будут же они существовать вечность, рассказывая, за что были прокляты!

Принцесса почти добежала до родных, но, когда ей оставалась всего пара шагов, альбинос вдруг окутался в бело-оранжевое пламя. Огонь сформировал огромные огненные крылья, растущие из его спины. Резко взмахнув ими, он свечой взмыл вверх. От его неожиданного движения принцесса инстинктивно отпрянула и упала на что-то мягкое. Опустив взгляд, она увидела, что опирается руками на лежащую навзничь, практически разрубленную наискосок, девушку. С ужасом узнав в ней себя, принцесса вскрикнула и ... очнулась.

Вся в слезах, она nbsp;выбежала из комнаты, а за ней практически бесшумно последовала пара замотанных в плащи охранников, взявшихся, казалось, из ниоткуда.

Пробежав пару пролетов лестниц, принцесса оказалась в относительно обжитой части дворца.

Возле некоторых дверей, которые распахивала девушка отчаянно несясь к своей цели стояли караулы королевской гвардии в начищенных кирасах. При виде бегущей принцессы стража стискивала в руках алебарды, до такой степени, что их пальцы белели.

Пробежав через очередные двери, принцесса вбежала в относительно небольшую комнату. Пол был покрыт-урашен многоцветной мозаикой из маленьких одинаковых кусочков разноцветного гранита. Большая часть рисунка была скрыта большим ковром, на котором на четырех ножках стоял большой резной стол из красного дерева. На столе, свесив один угол вниз, почти до самого пола, лежала большая карта Королевств. Возле нее стояло изящных серебряных кубка заполненных красным вином и два небольших блюда со сладкой закуской. Возле стола было четыре глубоких кресла, затянутых красной мягкой тканью. Три кресла бсе они были заняты самыми влиятельными людьми в Аласри: королем Грегом Вторым, его старшей дочерью Риенной, маршалом Рэ де Тритом Северным и ректором Магической Академии, единственным легендарным архимагистром, живущем в Аласри, носящем имя Аршем Краа.

Король Грег Второй разменял уже сорок два цикла, но благодаря тому, что был слабеньким магом имел все шансы дотянуть и до ста. Когда-то давно, он был простым рыцарем, но сумел подняться аж на вершину. История его восхождения достойна легенды, но, возможно, мы вернемся к ней в другой раз. Отпечаток былой бурной жизни все еще был виден на Греге:широкие плечи и руки, все еще любящие сжимать рукоять меча и узкий длинный шрам идущий от левого уголка рта почти до самого уха. Из-за этого короля часто называли за глаза 'Король Шрам'. Тем не менее, короля можно было назвать даже красавцем-мужчиной, который не только пользовался успехом у женщин из-за власти: пронзительный взгляд серых глаз, лишь немного затронутые сединой волосы и короткая аккуратная бородка и усики дополняли его образ. На личном фронте у Грега было не очень: первая жена короля умерла, так и не родив ему детей (поговаривали, что ее отравили завистники). С тех пор кто только не пытался примерить диадему королевы. Но наибольшие шансы имела одна отверженная чистокровная темная эльфийка из касты солдат, по имени Этруллин. Плод их яростного пламени страсти в данный момент сидела на соседнем кресле и задумчиво чистила ногти острейшим волнистым полированным кинжалом.

Первая принцесса Риенна. Одна из сильнейших магов-боевиков всего королевства. За свой норов и постоянное участие во всех войнах, конфликтах и стычках в неполные двадцать циклов уже заработала более чем дурную репутацию жестокой к врагам садистки и снискала любовь народа как справедливой, рассудительной, терпеливой правительницы. За глаза, однако, ее часто называли Риенна Яростная. Невероятно красивая и изящная, с пышными темными волосами и большими глазами, она взяла от своих обоих родителей всю их красоту, жестокость и принципиальность. К ужасу ее немногих живых врагов это все было щедро разбавлено острым разумом. Неудивительно, что именно ее чаще всего называли опорой трона и государства. Одета была в дорогой закрытый брючный костюм, расшитый серебром и золотом. В личной жизни у нее было все как и у отца — сплошной кавардак и хаос. Кто только не побывал в ее постели, надеясь получить через нее доступ к трону, но как только Риенна понимприграничные гарнизоны, большинство же заканчивали свои дни либо на плахе, либо в застенках маршала де Трита.

Напротив короля сидел маршал Рэ де Трит Северный. Классический рыцарь-полководец до мозга костей. Вместе с принцессой Риенной пытались усидеть на трех стульях: управлять разведкой, контразведкой и армией. Получалось не то что бы плохо, но и не хорошо. Волевое широкое лицо, все изборожденное морщинами и мелкими, почти не заметными, шрамами, короткая ухоженная седая бородка и вечно усталые глаза. Де Трит был единственным, кто приперся на совет к королю в доспехах. Хорошо, хоть парадных. Латные перчатки лежали на столе, рядом с наполовину пустым кубком.

Четвертый советник короля (а в народе поговаривали, что скорее 'серый кардинал', крутящий королем и всем королевством как ему нужно) был в расшитом золотом плаще мага. На левой стороне плаща была вышита эмблема Аласри: древний знак 'тэу' — что означало 'знание'. Арnbsp;шем Краа... Сильнейший маг королевства, занявший пост ректора Магической Академии после гибели своего учителя на предпоследней войне с Империей Азог. Его деяния воистину были легендарны: именно он убил безумного черного дракона Шекхаршта и сразил в схватке один на один имперского архимагистра Свеарга, что склонило чашу весов в 'Войне за Крентон' на сторону Королевств. Невзирая на полутысячелетний возраст, архимагистр выглядел очень молодым и привлекательным парнем с правильными и мягкими чертами лица, короткими волосами пшеничного цвета и мягкой полуулыбкой. Но все впечатление портил невероятно жесткий взгляд глаз постоянно меняющегося цвета, которые выдавали в своем обладателе последователя Школы Хаоса 'Кхешреатлут', обычно называемая Школа Созидания. О личной жизни Аршема не было известно почти ничего. Правда, уже больше сотни лет ходил слух, что архимагистру служит в качестве фамильяра суккуб, а если слух не умирает столь продолжительное время...

Король первым обратил внимание на заплаканную растерявшуюся в дверях принцессу. Он напряженно приподнялся и воскликнул:

— Что случилось, Силан?!

Принцесса сорвалась с места и неожиданно бросилась отцу в ноги. Охватив его правое колено руками, она заревела.

Пытаясь успокоить дочь, Грег сумел ее оторвать от своей ноги и, посадив на руки, крепко обнял, попытавшись успокоить. Когда это ему немного удалось, он вопросительно взглянул на двоих замотанных в одинаковые плащи охранников. Правый немного неуверенно оглянулся на товарища, при этом под низко натянутым капюшоном мелькнул явно человеческий подбородок, и произнес:

— Принцесса читала свитки, а потом...— он набрал воздуха и продолжил: — Очевидно, у нее было видение. Оно ее и испугало. Она побежала прямиком к вам... Мы же не стали ее останавливать...

Они повернули головы к архимагистру и тот одобрительно кивнул.

Повисла тишина, прирывемая лишь всхлипываниями принцессы.Все присутствующие знали о даре богов (для государства) и проклятии (лично для принцессы) Силан. Королю удалось успокоить свою дочь и сплошное рыдание превратилось в редкие всхлипывания. Взяв ее мокрое от слез лицо в ладони, он поднял ее лицо и взглянул в проплаканные, такие дорогие для него глаза. Ободряюще улыбнувшись, он мягко заговорил:

— Силан, Силан... Что ты видела? Расскажи нам, и мы приложим все силы, что бы этого не произошло...

Пару секунд его дочь набиралась от него уверенности, а потом начала рассказывать, с каждым словом ее голос крепчал:

— Все дрались друг с другом: наши, чужие, демоны и какие-то твари. Я таких не встречала даже в магических книгах... Я побежала к дворцу, а там, на площади, темные эльфы поставили всех вас на колени и собираются казнить. — ее губы снова задрожали, но она смогла сдержаться, и продолжила: — А главный у них, весь такой белый-белый, как альбинос, кричал: 'За смерть моей сестры, я убью вас, а город сожгу!' И наш город сгорел... Сразу. Весь. А потом он окутался в пламя и взлетел, словно ангел... А я... увидела себя... мертвую... — и она, всхлипнув, снова уткнулась в изрядно помокревший сюртук.

Когда Грег поднял глаза, он увидел, что архимагистр, наполовину выбравшись из кресла и вытянув руку, держит возле головы его дочери тускло светящийся записывающий кристалл. Под взглядом короля маг уселся обратно в кресло, а кристалл потух.

Риенна вложила кинжал в ножны и тихо начала ругаться, употребляя термины, которые бы употребил портовый грузчик, уронивший ящик на свою любимую мозоль.

Краа неожиданно произнес:

— Полностью с тобой согласен. — и начал качать головой.

Де Трит же только вздохнул, как бы говоря: 'Все к этому шло...'

Неожиданно Риенна прервалась и уже нормальным голосом заговорила:

— Отец, ты помнишь, моя мать рассказывала о белокожих аристократах-магах из их столицы? Может это один из них?

Силан оторвалась от груди отца и произнесла:

— Атар. Их называют 'Атар'. Я в книге читала. Они могут напрямую общаться со своими богами и очень сильны магически.

Архимагистр сощурил глаза:

— Да. Я тоже вспомнил... Очень давно они даже часто бывали у нас. Мы когда-то были их союзниками или торговыми партнерами. Потом, если не ошибаюсь, при Фредерике Четвертом... мы разругались с ними в хлам и даже было собирались воевать, но ограничились закрытием прямого портала... Даааа... Я тогда был еще совсем юнцом...

Король нахмурил брови:

— Но какого дьявола они зашевелились сейчас? Когда в каждом из Королевств появилась какая-то своя беда? Да даже в Белом Королевстве неспокойно! Наши агенты говорят, что Ашетлич впервые за пару тысячелетий у-ди-влен! Его закладки на черный день понимаются САМИ и неподвластны ему!

Риенна зашептала, но в воцарившейся тишине ее слова были слышны всем:

— Ты помнишь, что говорила Этруллин? Если бы темные хотели разрушить весь мир, их бы никто не остановил... Мать одна, играючись, завязывала в узел на тренировке пятерых рыцарей из нашей гвардии. — неожиданно она воскликнула в полный голос — О, демоны Бездны! Да Сенсон до сих пор считается лучшим мечником всех Королевств! А ведь это она его натаскивала...

Краа поднял глаза и прошелся взглядом по всем, не забыв и охранников. После чего твердым голосом произнес:

— В любом случае, вы все знаете особенность пророчеств Силан... Она видит наихудший сценарий развития событий... То, что произойдет, если ничего не делать! Она уже видела горящий Дракеншем. Мы поднатужились и пираты умылись кровью еще на входе в гавань! А уж из десанта не выжил никто! Не следует опускать руки! Пусть Силан, как успокоится, запишет, что видела, а мы подтянем солдат, мобилизуем магов, напряжем гильдии...— он сжал записывающий кристалл в кулаке и тот издал звук голоса Силан: ' За смерть моей сестры...' — Я уже вижу выход. Если эта 'сестра' не умрет или мы точно здесь будем не причем то буря пройдет стороной. Обдумайте, что можно сделать, а сейчас расходимся и встречаемся завтра. — Он испытывающее взглянул на принцессу, но она уже мирно дремала на руках отца. — Ну вот, задала задачу — и баиньки, а мы теперь бегай. — ворчливым голосом вредного старикашки произнес он.

Риенна тихо рассмеялась.


* * *

*

Ночью я практически не спал: было как-то... тревожно. Опять нервничаю. Утро я встретил уже собранным и одетым.

Серьгу-знак Серх, представляющую из себя нечто очень и очень похожее на перевернутую английскую букву 'V', я повесил, как говорил регламент па правое ухо. На левое — серьгу связи. Все сделано из адаманта, замаскированного под черную сталь. Управляющий костяной наруч Драколича, с которым я даже спал, никогда не снимая, после сложного ритуала занял свое место в футляре. Маску Атар, срочно созданную мастерами моего Храма, не показывая даже мне, замотали в черный шелк и спрятали туда же (ну а мне было некогда ею любоваться: сделали — и отлично).

К слову, у каждого замаскированного храмовника был подобный футляр с личными вещами, которые планировалось одеть после того момента когда маскировка перестанет быть необходимой. Поэтому на общем фоне я практически не выделялся. Во всяком случае я на это надеюсь. В разгар сборов и знакомства между собой сборных сил прибыла Эйрин с двумя вампирами и Иситес во главе арека Высших Жриц И`си`тор.

Меня удивило, что полусотней Серх будет командовать Атар, средняя дочь Виркс, носящая имя Вайрс. Похоже, мы переплатили Матриарху Серх, если она решила не ударять лицом в грязь и прислала действительно одних из лучших солдат своего Дома.

Многие из Атретасов Серх были немного недовольны тем, что их родные косы, которые отличались от обычных наличием двух лезвий, были заменены на традиционные, однолезвийные. Но напрямую выразить свое недовольство Иситес или командиру 'арека' храмовой стражи Шеяшхи никто не решился. Макимум на что хватило солдат Серх — немного пороптать.

Формально состою я, естественно, в 'ареке' Шеяшхи и подчиняюсь только ему. Вообще у нас в отряде, из-за наличия высокой концентрации офицеров высокого ранга, образовался настоящий хаос с субординацией: основное командование возложено на Иситес, но — вампиры, впрочем, как и все остальные офицеры, сами по себе. Приказывать Иситес может, но не на прямую солдатам, входящим в группу какого либо офицера, т.е. приказать какой либо жрице Серх напрямую, ну, например, начать ставить лагерь, она не может, а вот приказать Вайрс, что бы ее отряд этим занялся — запросто. Вот такая кутерьма. В принципе, Иситес может приказывать и мне — я не буду ершиться. Причины? Она намного опытнее меня в местных реалиях. Я ей так и сказал.

Поеду я на Миссе. Менять мою пантеру на неизвестного кошака я и не собирался. Чему он был сильно рад.

В подарок королю как-его-там государства Аласри мы взяли мешок мелких драгоценных камней (примерно десять кило). Эльдары относились к самоцветам довольно равнодушно: алмазы для сильного мага Порядка было сделать отнюдь не сложно и Кхитан традиционно заваливал ими рынок. В добавок к этому, была очень большая отрасль добычи естественных драгоценных камней... Нет, алмазы не продавались по бросовой цене в торговых кварталах Великих Домов, но купить превосходной чистоты, цвета и огранки бриллиант в цену всего в трое-четверо эквивалентного веса золотом было вполне реально.

Кстати, Акешь мы все-таки посвятили в цели нашего путешествия и кто поедет в нем. Она все равно узнает, а так днем раньше — днем позже? Если она задумает предать и нанести удар, то наша игра с двойником уж кого-кого, а ее не обманет...

Поверхность с ее отличными от подземных опасностями и непривычной сменой дня и ночи... Я еще ни разу не видел местного солнца, хотя и знал, что центральное светило является белым карликом. Темные эльдары называли его именем Ахетшут — 'Беспощадное'. Основная проблема была в том, что для глаз темных эльдар и, в особенности, Атар его свет был чересчур резким и слепящим. Стандартные маски Атретасов и, тем более, Атар защищали нежные глаза тех, кто их носил. Поэтому, предполагалось, что днем мы не будем снимать их, а если все-таки придется, то каждый обновил в своей памяти (а я — выучил) заклинание 'черные глаза', которое защищало от света до определенного порога. Минус у него был один — черно-белое зрение. Ну, надеюсь, на людских приемах не будет светофоров...

Когда наконец-то мы все собрались, а я, в ожидании, пристегивался к спине Мисса, у меня ожила моя серьга связи. Эльвиаран. 'Приветствую Матриарха И`си`тор. ' — мои мысли были спокойны. 'Я тебя тоже.' — скомкала приветствие она — 'Слушай, Акешь нашла вещи светляков, но они не желают тут задерживаться. Может вы проведете их Аласри, а они уже оттуда к себе?' Настроение стремительно испортилось, хотя казалось, что дальше некуда. Быть няньками для пяти светляков — то еще удовольствие. 'На чем они поедут?' — мне удалось мысленно свое раздражение. 'Хисны согласились их довезти, а оттуда они вернутся сами.' Я почти смирился: — 'Мы не будем их ждать.' Но Эльвиаран была терпелива: — 'Они уже готовы.' Что? Как? Неужели она попыталась надавить на Иситес и получила отказ? Поэтому, она решила проехаться по мне? Но деваться-то мне некуда. Я открыл глаза и увидел, что Иситес раздраженно смотрит на меня. Красноречиво пожимаю плечами и мы с ней обмениваемся трелью знаков. 'Ну хорошо, мы ждем их. Только по-быстрее. А то мы так и к вечеру не выберемся. ' Ответ приходит быстро: — 'Они ждут возле Нижнего Выхода из твоего Храма.' Настолько хорошо меня просчитала? Или они все равно отправились бы в Аласри по нашим следам и в сопровождении гвардейцев Дома?

Снова короткий обмен знаками с сестрой и наконец-то наш отряд начинает движение.

Верхом на хиснах, мы спускаемся гуськом вниз по галереям. Через полчаса быстрого движения, я осознал, настолько Шестой Храм огромен. А ведь еще есть Глубинные Сады, которые, как и в каждом Великом Доме, чрезвычайно огромны...Хорошо, что спустившись на определенный уровень, мы начали двигаться по широкому ровному тоннелю почти на километр находящегося ниже города. Быстро промчавшись по нему, мы оказались перед небольшими воротами, возле которых дежурил целый 'еаш' храмовой стражи. Обменявшись условными знаками с Шеяшхи, они что-то сделали с накопителем, выходящем из скалы возле них, и, не внушающие мне доверия створки, стали открываться, отъезжая в стену. Вот здесь я осознал, что каждая из них имеет толщину больше метра и подобных ворот было пятеро. Все они располагались в тоннеле длиной метров сто и открывались один за одним. Если бы противник решил пробиваться через них, то на это бы ушло просто куча времени... Хотя, если врезать протосилой... раз пять... или десять?

Наш отряд начал по-одному протискиваться в короткий тоннельчик. Выйдя из него следом за очередным храмовником мы оказались среди сотни Атретасов И`си`тор, усиленной обращенными. Возглавляла все это формирование Элтруун лично. Она заскользила взглядом по нашему отряду, явно выискивая меня. Проехалась один раз, потом второй и уже точно вернулась ко мне. Узнала, понял я по ее кривой ухмылке.

Иситес подъехала к ней и они обменявшись путанной системой знаков поманили из глубины отряда Элтруун светляков. После чего солдаты И`си`тор развернулись и исчезли во мраке тоннелей.

В маленьком отряде, возглавляемом Ирмиель, было семь хисн — две пантеры были нагружены многочисленными пожитками и дарами, которые должны били хоть как-то сгладить отрицательное впечатление от неудачной дипломатической миссии. Хоть бы все не оказалось напрасным и Иллуиль не присоединилась к вражескому союзу...

Иситес во всеуслышание прояснила порядок для Ирмиель и всех остаьных:

— Отряд светлых никому напрямую не подчиняется! Всем ясно? — дождавшись нестройного гула голосов и кивка офицеров, она продолжила, но теперь повернувшись к дочери Владычицы Леса: — Ирмиель, ты исполняешь мои приказы абсолютно. Понятно?

— Но...— подала та голос.

— Понятно??? — уже откровенно проорала Иситес, явно выйдя из себя. Похоже, между ними уже успела пробежать кошка. И когда они успели поцапаться? Хорошо, хоть до драки не дошло — меня, по моей просьбе, просветили насчет моей светлой родственницы: очень сильный маг, получивший ранг-титул 'сильри' больше полутысячи лет назад. У меня была уверенность, что в случае чего Ирмиель бы уделала Иситес в сухую... Все равно, что ей выйти против отца, хотя там и то было бы больше шансов.

Светлая недовольно кивнула и моя сестра определила их место перед нами. Эйрин с вампирами и Вайрс будут двигаться вместе с ней, создавая как бы ядро нашего отряда. Спереди них Иситес со своей свитой. В авангарде и арьергарде будет по два 'арека' Атретасов Серх. Разведка тоже будет на них.

Построившись и дав немного времени отдалиться авангарду с разведкой, мы наконец-то выдвинулись к своей цели — Поверхности.

3.Дорога и поверхность.

Начав двигаться довольно медленно, мы постепенно увеличивали скорость передвижения. Достигнув определенного темпа передвижения, мы старались удерживать его постоянным. Мисс мог бы бежать и намного быстрее, но послушно держал общую скорость, стараясь не выделяться (все-таки он был здоровым самцом и, относительно его веса, груз, в виде меня, моих вещей и оружия, был невелик).

Тоннель, по которому мы неслись, явно редко использовался. Светящегося мха тут было очень мало и для меня было загадкой, как хисны двигаются в этом сумраке. Впрочем, у них другое строение глаз — они и на ярком свету местного солнца смогут вполне нормально видеть и вез всякой магии. Но на всякий случай у каждого солдата в вещмешке была баночка с расслабляющей глазной мазью, да и заклинания лечения никто и не подумал отменить.

Пол медленно поднимался и примерно через час пути по серьге связи мы все получили команду 'осторожно-готовность' и выскочили в центральный тоннель — путеводную артерию, связывающую Альверист`ас и поверхность. Учитывая то, что даже в лучшие времена город темных эльдар был связан порталами лишь со столицами Аласри, нагов и цвергов, эти и другие дороги всегда были очень ценны, а уж сейчас, когда вообще все порталы были деактивированы, значение этих тоннелей было важно как никогда.

Главная торговая магистраль была оживлена и прекрасно освещена желтыи магическими фонарями, свисающими с самого центра потолка. Длинная череда ярко светящихся сфер шла в обе стороны от нас, скрываясь за очень далеким изгибом стен. Мы повернули налево и, обогнув замерший небольшой караван из пяти крытых фургонов, запряженных чем-то вроде мулов(я мельком заметил замершего в ужасе возницу-человека), жуткой темной рекой понеслись по центру тоннеля. Как я осознал чуть позже, движение было трехполосным: слева от нас повозки двигались вниз, а справа — вверх. Центральная очень широкая полоса была явно зарезервирована для военных и была отделена сплошными ярко светящимися линиями.

На обочине часто попадались большие углубления-стоянки, в которых, иногда, встречались передыхающие караванчики. Ответвления, ведущие во мрак неосвещенных тоннелей, я замечал очень редко.

После часа быстрого движения, некоторые хисны начали подавать первые признаки усталости и Иситес объявила, что в обычном месте будет привал. Что такое 'обычное место' я не стал — все равно скоро увижу.

Тоннель оборвался внезапно и — мы буквально вылетели в огромную невысокую ярко освещенную полость. Здесь стояло четыре больших прямоугольных строений, словно колонны соединяющие пол и потолок. Здания, находясь посреди пещеры, как бы образовывали вершины большого квадрата. Больше строений не было. Сама пещера по форме напоминала огромное колесо с диаметром около двух километров. Почти все пространство было голым как стол и пустовало. Из полости был еще один выход — словно проткнув пещеру, туннель продолжал идти дальше. У дальней от нас стороны пещеры, я заметил нечто вроде большого палаточного лагеря.

Я услышал, как один из храмовников тихо произнес:

— Ну вот мы и в Тауртине...

Возле одного из зданий уже стояла, дожидаясь нас, наша разведка. Тауртин. С древнего — 'Крайний оплот'. Похоже, это нечто вроде контрольно-пропускного опорного пункта. Когда мы приблизились к крайнему зданию, Иситес уже ждала делегация из вооруженных Атар какого-то мелкого Дома. Произошедших коротких переговоров я не слышал да и не пытался. Потом одна из принимающих жриц развела руками, указывая на пустое место, как бы говоря: 'Где хотите, там и располагайтесь...'

Моя сестра тут же коснулась серьги связи и Шеяшхи отвел нас совсем немного в сторону — на расстояние не больше пятидесяти метров — где мы, соскочив с хисн, стали разгружать их. Мисс, избавившись от моих пожитков, тут же лег и стал сосредоточенно нюхать подушечку правой лапы. На всякий случай, я туда тоже посмотрел и, хоть и не найдя повреждений, наложил легкое 'лечение'. После чего дал ему килограммовый кусок хорошей мясной вырезки и попить воды, разбавленной соком бхателла, из большой фляги бывшей у меня в пожитках специально для него. Мисс тут же лек на бок и стал дремать. Оглянувшись, я увидел, что подобные операции проделывают все эльдары. Глотнув воды сам и убедившись, что ничего не забыл, я подстелил на каменный пол тонкий плащ и лег, положив голову на мягкий живот своей пантеры — время привалаnbsp; дорого.

Остальные группировки нашего отряда держались как, и мы, особняком, стараясь не смешиваться. Война войной, а получить кинжал между ребер за просто так можно всегда... Часовые? Дело в том, что нет, их не было: безопасность каждого эльдара — дело рук самого эльдара и его хисны. Вот именно поэтому пантеры так важны: без них за нашими шкурками в походе некому будет присматривать. Единственные существа, которым темный эльдар без сомнений доверит свою жизнь и единственное наследие старого мира, которое продолжает не только существовать, но даже процветает и поныне. Ведь за три десятка тысячелетий даже некоторые знания и те — утеряны. Что уж говорить о каких-то материальных ценностях?

Из полудремы меня вырвал сигнал на подъем — тихий прерывчастый свист.

Сбор был не в пример более быстрым. И совсем скоро мы оставили Тауртин за спиной.Порядок движения изменился, значительно замедлившись: теперь мы двигались слово гусеница. Не в том смысле, что медленно, а в том — что сегментами, напоминая в этом некую олимпийскую эстафету. Сегмент не двигался вперед, пока его не догонял следующий. Арьергард же догнав наш отряд останавливался минут на десять и снова догонял нас.

На поверхность Мисс выскочил совершенно неожиданно как для меня, так и для него. Слабый ветер и чуть влажноватый воздух мы ощущали уже давно, но вот так — очередной поворот и — вылететь из-под карниза туннеля...Мисс остановился, как и весь наш сегмент и стал тревожно нюхать чуть сыроватый воздух.

За далекие снежные вершины, напоминающие пасть дракона садилось маленькое солнце этого мира — Ахетшут... Даже закатываясь за горизонт, оно слепило ничуть не желтоватым, а почти снежно-белым светом, словно прожектор выжигая сетчатку моих чувствительных глаз. Поспешно натянув маску, я проморгался, избавляясь от зайчиков и остального зверинца в который собрались слепые пятна, и еще раз окинул взглядом окрестности.

Ниже зоны вечного льда горы были явно заросшими лесом. Представители местной флоры начинали расти метрах в ста от нас и были очень сильно похожи на обычные лиственные деревья.Мисс был не одинок — остальные хисны тоже нервничали и поглядывали то на редкие облачка, то на голубое небо, то на шумящие от ветра деревья.

Как-то раньше меня не волновало, что над головой бездна, а вот сейчас я понял, что боюсь того, что меня вдруг унесет в космос. Голубое небо неожиданно сильно давило на психику. Мне неожиданно захотелось сжечь здесь все, что бы тяжелый дым, собравшись в облако, создал впечатление потолка. Может устроить извержение вулкана? Кошмар-то какой... Надо держать себя в руках...

Перед пещерой находилась большая круглая площадка. На ней сейчас снова собирался в кучу наш отряд. Километрах в десяти ниже по склону находился какой-то большой, даже по моим меркам, город.

Голос Шеяшхи удивленно произнес рядом со мной:

— А Кехарон-то разросся.

И тут же через серьгу пришел его приказ: — 'Заходим в город. Мирных жителей стараться не убивать. Внимание не рассеивать.'

От тоннеля к городу шла широкая, облицованная каменными плитами, дорога. Да у местной трассы даже тротуары были! В данный момент очередной караван остановился на краю площадки и, я увидел, как из глубины фургонов на нас уставились удивленные и немного испуганные люди. Я их вполне понимал: увидеть внезапно на поверхности боевое соединение готовых ко всему темных, возглавляемых высокорожденной Великой Жрицей — тот еще шок.

Одна из Атретасов свиты Иситес, достала рулон темно-синего шелка и прикрепила к специальным пазам на своей пехотной косе. Чуть тряхнув лезвием, жрица подняла свое оружие и, когда ткань развернулась, я понял, что это походный флаг. Флаг развернулся на всю длину — его ширина была около трети метра, а длина больше пяти. К концу флаг резко заострялся. На нем был изображен символ И`си`тор, обведенный по контуру толстой золотой полосой. Глядя на него, я понял, что, не взирая на отсутствие ветра, флаг и не думает опадать вниз. Магия. Неощущаемая волшебная сила натягивала шелк и заставляла пробегаться по ткани великолепным синим волнам.

До моего слуха донесся чей-то шепот:

— Грядут перемены... И`си`тор выбрались на поверхность.

Оглянувшись на звук, я увидел высунувшегося из фургона человека в богатых одеждах. Наверное купец. Он заметил мое внимание и испуганно исчез в глубине своей повозки, запахнув шторку. Скользнув взглядом по испуганным глазам возницы, я позволил себе хмыкнуть.

Иситес указала на очищенную зону вдоль дороги и мы не стали задерживаться. Хисны, явно не выдерживая напряжения, сорвались с места огромными прыжками. Мне, как и всем остальным, пришлось прижаться к спине своих пантер.

В перерывах между длинными прыжками я немного рассмотрел укрепления стремительно приближающегося города.

Высокие каменные стены, часто расположенные далеко выдающиеся из стен башни — все это указывало на то, что Кехарон не скупился на свою защиту.

Не обратив внимание на очередь из фургонов перед высокими воротами, хисны нашего авnbsp; Пробежав пару пролетов лестниц, принцесса оказалась в относительно обжитой части дворца.

ангарда с ходу перепрыгивали пустой и глубокий ров сразу забираясь на стену. Забравшись на верх, пантеры и их всадники не останавливались на гребне, тут же спрыгивая вниз, скрываясь таким образом от моего взгляда. Мне осталось лишь крепче ухватиться за сбрую Мисса, когда он сходу практически взлетел на середину стены и легко взбежал по каменной кладке наверх. От сюда мне открылся отличный вид на средневековый город.

Жаль, в прошлой жизни я никогда не был в старых Европейских городах. Но уж теперь-то я явно получил представление о том времени, когда такого изобретения как 'лифт' еще не существовало.

Трех-четырех-пяти этажные дома с двускатными черепичными крышами. Изломанные узкие улочки, способствующие грамотной обороне, но не нормальному передвижению. Из монументальных строений были лишь пара-другая Храмов (наверное людских Богов), дворец губернатора, ратуша и одинокая высокая башня (резиденция местных магов).

Рядом со мной выбрался на стену Шеяшхи на своей хисне. Его пантера, лишь на мгновение остановившись, громко раздраженно пшикнула на замершего в отдалении с копьецом в руках стражника и, совершив с места огромный прыжок, мягко и бесшумно приземлилась на брусчатку.'К ратуше.' — донеслась до меня общая команда.

— За ним, Мисс. — прошептал я и прижался к его мгновенно затвердевшей спине.Тело пантеры, словно мощнейшая пружина, оттолкнулось от стены. Как же я обожаю подобные моменты! В воздухе мы пробыли около двух секунд великолепного полета. Мгновение касания лап Мисса брусчатки, резкий рывок и — вот мы уже летим по улочке в направлении центра.

Когда мы прибыли к ратуше, первое, что меня поразило — башенные механические часы. Все дело в том, что в Альверист`асе все часы были магические, т.е. время измерялось истечением(истаиванием) маны из какого-то определенного объема. Гномы и цверги конечно же пользовались механическими часами, но мне они как-то на глаза не попадались. Но последнее объяснялось то как раз просто: в нашей столице я так и не собрался даже побродить с охраной по торговому кварталу И`си`тор. Что уж говорить о том, что бы пройтись по кварталу гномов, цвергов или кварталу другого Великого Дома? А ведь говорят, что торговые кварталы Великих Домов — это нечто вроде архитектурного чуда этого мира.

Кроме часов в башенке, ратуше нечем было меня удивить: здание как здание. После Альверист`аса и Ада меня обычной архитектурой вряд ли удастся удивить. Хотя, в общем, город неожиданно поразил чистотой и аккуратностью: присутствие канализации и водосточых сливов положительно сказывалось не только нем, но и на удивленных нашим прибытием жителях. Иситес соскочила со своей пантеры и в сопровождении Вайрс зашла вовнутрь ратуши. Шеяшхи, подняв маску, покосился на меня и, прошептав: 'Идем', последовал за ними.

Почувствовал мой интерес? Соскочив со своей хисны, я прошептал ему на ушко:

— Веди себя хорошо.

Мисс выразительно фыркнул.

За мной последовала пара замаскированных храмовников. В одиночестве мне никогда не быть — таковы реалии.

Когда мы вошли в тень очень просторного холла, то, естественно, первое, что мы увидели, была скучающая Иситес, в данный момент рассматривающая одну из стен, украшенных довольно красивым барельефом, и, что-то втолковывающая какому-то толстому лысоватому мужичку, Вайрс. Шеяшхи, не отводя взгляд, смотрел на какую-то замершую девушку с ярко-рыжими волосами, одетую светленький брючный костюмчик. В руках она держала какие-то бумаги. Очевидно, когда вошли Атар, она так и замерла, стоя на лестнице. Толстяк был одет в потертый камзол, белую рубашку, короткие штанишки и панталоны.

— ... и нам нужны припасы. — втолковывала Вайрс мужичку. Неожиданно подойдя к заметно побледневшему толстячку впрnbsp; Король нахмурил брови:

итык, она добавила: — Смотри, если будет как в прошлый раз — то я вспорю тебе живот и запихну туда жменю трупных червей, после чего заживлю тебе рану, а всем скажу — что так и было. И знаешь что — мне поверят, потому что только такая тупая мразь как ты может подумать, что такая мелочь, как протухшее мясо, сведет темного эльдара в могилу. — толстячок так часто закивал головой, что я даже немножко испугался того, что она оторвется.

&nbsnbsp; Тоннель, по которому мы неслись, явно редко использовался. Светящегося мха тут было очень мало и для меня было загадкой, как хисны двигаются в этом сумраке. Впрочем, у них другое строение глаз — они и на ярком свету местного солнца смогут вполне нормально видеть и вез всякой магии. Но на всякий случай у каждого солдата в вещмешке была баночка с расслабляющей глазной мазью, да и заклинания лечения никто и не подумал отменить.

p; Моя охрана не обратила на мужичка и капли внимания, а вот девушка их тоже заинтересовала. Я медленно положил левую руку на рукоять своей плети и взглянул на нее в магическом спектре. И сразу понял, в чем загвоздка: необычайно сильный дар — я бы дал с ходу минимум пять-шесть тысяч эрг. Маг— стихийник. В основном Огонь, немного Воздуха, еще меньше Воды и Земли и совсем капли Тьмы и Жизни. Ярко выраженный маг-боевик. Хм. Для засады маловато. Хотя разнести весь этот город — хватило бы запросто. А если еще и знания есть...

Я мягко ей улыбнулся, но девушка, громко сглотнув, сделала шаг назад.

Мое внимание привлек что-то блеющий толстяк. Вайрс зашипела:

— Какие еще деньги? Да ты, тварь, мне еще за прошлый раз...

Она хотела было продолжить разоряться, но терпение Иситес, похоже, не выдержало:

— Вайрс! Заканчивай... Целоваться с ним будешь позже... — лениво произнесла она.

Язвительный комментарий возымел свое действие: Вайрс отскочила от толстячка, словно от зачумленного, а Шеяшхи подошел к нему и вытянув из-за пазухи кошель, положил в пухлую руку пять золотых монет.

Толстяк поклонился и, произнеся: 'Через час все будет.', шустро побежал в глубь ратуши, завывая словно сирена:

— Ларри! Ларри! Ты гдееее!?

От его крика, я поморщился.Вообще все присутствующие разговаривали на одном из темно эльдарских диалектов, называемом Язык Смерти. Лично для меня это не было удивительными — всего двадцать шесть букв-символов и система знаков. Двусмысленность практически невозможна. Неудивительно, что он так распространен. Особенно здесь, в приграничных районах.

Вайрс дотронулась до серьги связи и, забросив ногу на ногу, уселась на потертый диван у стены. Шеяшхи все так же контролируя явно нервничающую девушку подошел к Иситес. Я набросил на себя слабенькую пассивную защиту на основе Тьмы и последовал его примеру. Оказалось, сестра все это время смотрела на большую рельефную карту, сделанную из бронзы.

Сестра вытянула из ножен меч-кхриао и указала его острием в стилизованную маленькую башенку, окруженную группкой из нескольких домиков.

— Это Кехарон, Старая Столица. Переходим из портала — ее клинок переместился намного западнее — в Эратон, новую столицу этого королевства, а оттуда уже прыгаем в Сетар, столицу Аласри... — меч указал куда-то за границы изображенного королевства

— Прошу прощения, что прерываю вас... — мы целое мгновение смотрели друг на друга, решая загадку 'Кто из нас это сказал?', а потом неверяще обернулись к лесnbsp; — Грядут перемены... И`си`тор выбрались на поверхность.

тнице. Она посмела нас прервать? Мне-то было даже интересно, а вот Иситес явно вознамерилась отправить девушку в Нижнюю Вселенную.

Красноволосая осознала, что лучше бы ей молчать и дальше. Я же остановил сестру, уже вознамерившуюся сказать что-то резкое, положив правую руку на ее украшенный наплечник. После чего произнес:

— Пусть скажет...Может, это что-то важное.

Девушка сглотнула и произнесла:

— Кехаронский портал уже не работает больше года.

— Как?? — выдохнула обессилено Иситес, моментально забывшая о том, что собиралась свежевать красноволосую магичку прямо тут.

— Причина? — а это уже спрашивает, сузив глаза, Шеяшхи.

— Масштабная диверсия агентов Империи Азог... — развела руками девушка.

Из груди Иситес вырвался глухой рык:

— Проклятые Имперцы! — прошипела она.

— О, нет! — выдохнула Вайрс, откинув голову на спинку дивана.

— Благодарю. — произнес я, решив проявить вежливость.

— Ближайший портал в Ралтоне! — почти выкрикнула Вайрс, с силой стукнувшись затылком о диван. — А это трое суток беспрерывной скачки! Аргх... — очевидно бухнулась больно.

Я подошел к лестнице, на которой стояла девушка и, мягко улыбнувшись, при этом она явно снова занервничала (Да что ж такое? Может у меня с лицом что не так?), произнес:

— Прошу прощения, мы — миссия из Альверист`аса. Сопровождаем в Сетар дипломатов светлых эльдар. Это — я указал рукой на сестру — высокорожденная Иситес Великого Дома И`си`тор, являющегося в данный отрезок вечности Первым Домом. — переведя плавным жестом руку на другую жрицу

— А это — Вайрс, Атар Дома Сатх...

Я хотел продолжить представлять основных действующих лиц (тут-то немного осталось: лишь назваться самому — официальных Атар я представил, а все остальные, как Атретасы, должны представляться сами), как с верхнего этажа заголосил звонкий голосок:

— Джер! Джер! Тут темные эльфы на площади!...

И на лестнице появилась очень молодая девушка. Увидев нас, она очаровательно захлопала глазами и смущенно спряталась за спиной магички. Явно родственница: такие же, остриженые очень коротко, ярко-красно-оранжевые волосы. Внутри ее темных глаз я увидел знакомое пламя... Будущий маг Огня... Намного сильнее своей родственницы. На мгновение я взглянул магическим зрением и даже покачал головой больше девяти тысяч эрг маны Огня. Чудовищная сила... Если еще и восполнение дара такое же... Жаль, остальных Стихий и Сил капли, а учитывая то, что с возрастом дар у людей еле-еле растет...

— Значит вас зовут Джер... — произнес я с интересом рассматривая прячущуюся за магичку девушку.

— Джер де Таунрилл, я являюсь магистром Аласри. — произнесла она и, немного неуверенно стала закрывать от моего взгляда родственницу.

— А каково же имя будущего великого мага Стихии Огня?

Джер дернулась, еще сильнее закрывая девушку, но та неожиданно выступила вперед и, мило потупив глазки в ступеньки, произнесла:

— Леона...Леона де Таунрилл.

Я спрятал свою улыбку (все равно от нее толку ноль, а то вообще — воздействие отрицательнное) и мягко произнес:

— А меня зовут Ашерас Сатх. Рад знакомству...

При проработке легенды мы не стали менять имя — слишком велика вероятность, что кто-то из наших ошибется в разговоре. А совпадение имен эльдар из разных Домов вполне возможно.

Если услышит отец то, конечно, заинтересуется поначалу, а как взглянет на меня сам — заподозрить не должен...Вроде бы...

Вообще, кроме плана 'А' у меня есть еще план 'Б' и, естественно, 'С'...Последний предусматривает вызов подкрепления, блокирование и полное уничтожение столицы королевства Аласри, города Сетар... Как-то, в общем, не комильфо. Но, в случае, если первые два плана потерпят неудачу, я переступлю через себя и свои желания для гарантированного уничтожения могущественного эмиссара Владыки. И, конечно же, свершения мести. Почему это я должен прощать предательство? Не использование моей тушки в своих целях (как делают Боги и Эльвиаран с компанией), а именно предательство?

Затянувшуюся паузу прервала Вайрс, произнеся слабым голосом:

— Вот демоны...Георг же добудет провизии только на сутки. Нужно его поймать, что бы он собрал намного больше. Или может как-то пополнимся по дороге? Хотя, не хотелось бы заходить в Гильсбург — та еще клоака...Я там была пять лет назад и хуже — только Трущебы.

Магичка снова подала голос:

— Прошу прощения, что снова вклиниваюсь в ваш разговор, но три года назад в Гильсбурге губернатором стал младший сын короля Валента принц Свилас. Он оказался неплохим управленцем и город под его рукой стал намного чище. А в последнее время туда все чаще заворачивают торговые караваны.

Иситес скосила на магичку глаза и указала острием меча на карту:

— По пути будет Ишерский Лес: мы можем там поохотиться.

Джер испуганно воскликнула:

— Он полон разбойников, контрабандистов и имперских лазутчиков!

Вайрс подняла голову и удивленно посмотрела на девушку:

— Если все так известно, почему бездействуют королевские войска?

— Самые боеспособные части всех Королевств собраны в единый кулак для противостояния возможному вторжению Союза Империи Азог и Степи, а то что осталось — местные гарнизоны, ополчение, стража — сосредоточили свои усилия на удержании порядка в городах и на крупных торговых трактах. Вдобавок ко всему в оплоте стабильности — Белом Королевстве — фактически идет гражданская война. Часть сил Королевств стянута к его границам, дабы пытаться остановить или задержать беженцев льющихся оттуда сплошным потоком.

— Неужели все так плохо... — удивленно произнесла Иситес.

— Намного хуже: практически у каждого Королевства воспалилась старая болячка. Самое плохое положение у Хьёрнига и, как я уже говорила, в Белом Королевстве.

— Хьёрниг?! Да там же драконы!

Магичка начала спускаться с лестницы:

— Вот именно...Драконы сжигают все живое. Не осталось ни одного города, кроме столицы, Даркстона, а их армия похожа на передвижной госпиталь. Скажу больше: в Хьёрниге весь урожай сожжен на полях и этой зимой там будет очень голодно, а помощи оказать некому...

Вайрс коротко выругалась. Я закрыл глаза и произнес:

— Проклятье! Альверист`ас чересчур увяз во внутренних интригах и теперь нам придется пожинать плоды нашей недальновидности...Мы ожидали помощи, сестра, а нам, похоже, самим придется ее оказывать.. — вздохнув, я вспомнил, что передо мной стоит магичка и снова взглянул на нее: — Благодарю за сведения, хоть они и неприятны.

Резко развернувшись, я вышел на улицу. Шеяшхи и Иситес безмолвно последовали за мной.

— Ну и что будем делать? — спросила сестра.

Я пожал плечами.

— Спрашивай не у меня, а у Вайрс. Она тут бывает, похоже, довольно часто.

В наше отсутствие все солдаты уже собрались на площади и отцепились от своих пантер, давая тем немного передохнуть. Быстро темнело и вся площадь была уже накрыта тенью от зданий. Глаза еще напрягало, но уже было вполне терпимо и я не стал натягивать на лицо маску. Когда я уже подошел к заметно нервничающему Миссу, серьга связи заколола, передавая сообщение-приказ: 'Двухчасовый отдых и снова выступаем.' После чего командиры стали подходить к своим отрядам и уводить их во внутрь ратуши. Проследовав за Шеяшхи, я оказался в довольно большом внутреннем дворе главного городского здания.

Двор был покрыт каменной фигурной плиткой. Тут располагались конюшни и нечто вроде гаража для карет. Появившийся испуганный до дрожи вполне опрятный мальчишка, показал нам туалет и вполне цивилизованную колонку, из которой текла пресная вода.

Умывшись, я почувствовал себя так, будто заново родился. Набрав воды в фляги я дал попить Миссу и перекусить остатками мяса. Провизия еще не прибыла, поэтому я разгрузил свою пантеру и ,подождав, пока Мисс устроится дремать лег на плаще рядом. Положив голову на его огромную и мягкую, словно подушка, лапу я стал смотреть на стремительно темнеющее небо.

Ослепительно-голубой небосвод быстро наливался черным и на его покрывале проступали звезды и...что это?

Не веря своим глазам, я потрясенно застыл, перестав дышать: мои глаза, привыкшие к мраку подземелий, видели невероятное зрелище — центр галактики с активным ядром, выбрасывающим в противоположные стороны невероятно длинные светящиеся струи газа. На Земле центр Млечного Пути закрыт огромным темным пылевым облаком. Вдобавок ко всему — он пассивен. Но здесь... Он предстал моему взору во всей красе... С трудом оторвав от него взгляд, я стал жадно ощупывать глазами ночное небо. А это что? Еще одна галактика...и 'совсем' недалеко... А вот и еще одна... и еще. И странная туманность... Как же это прекрасно...

Рядом раздался голос Шеяшхи:

— Согласно 'Теории Зерен', чем выше по рангу Вселенная, тем больше в ней энергии, маны и массы. Цивилизация Древних обладала знаниями о межзвездных перелетах, но технология Порталов оказалась многократно проще и менее ресурсозатратная... Поэтому, когда их звезда умирала, Орин ушли именно через портал, а не стали строить корабли.

Звезды...Когда-то, очень давно, я грезил ими, но жизнь расставила иные приоритеты. А потом Эхаялни взболтала мои мечты, словно коктейль и перевернула все с ног на голову. Хотя, если честно, я не в обиде.

Шеяшхи исчез, как будто его и не было. Интересно, а он найдет время прилечь хоть на минуту? Командирские обязанности...Хорошо, что не я их несу.

Время отдыха закончилось быстро. Казалось. я только-только прикрыл глаза, а уже звучит переливающаяся трель подъема...

Я хотел полежать еще минуту, но Мисс зашевелился и выдернул из-под моей головы сою лапу, которую я использовал в качестве подушки. Мышцы шеи напряглись инстинктивно, не позволяя удариться головой о каменные плиты. Сон слетел и я раскрыл глаза. Звезд добавилось еще больше. Они блестели, словно миллиард махоньких бриллиантов, высыпанный на бархатно-черную ткань.Подтянув ноги, я сел и начал собирать немногие разложенные вещи. Мисс все это время потягивался и приводил себя в порядок.

Пока мы отдыхали, провиант прибыл. Это была довольно неопрятная телега с тремя здоровыми бычьими тушами. Никто их и не думал свежевать или потрошить. Да и вообще, судя по капающей из узких разрезов крови убиты они были совсем недавно.

Шеяшхи, время от времени бормоча проклятья, занимался тем, что свежевал тушу. Поймите правильно, не вести же нам мертвым грузом кости, кишки и шкуру.

— Вот гад! Однажды Георг доиграется. — с чувством громко произнесла Вайрс.

Со вздохом я вытянул из ножен 'трукр' и присоединился к командиру. Работка оказалась более чем грязной, но, благодаря магии и великолепной стали, режущей толстые кости как масло, мы справились довольно быстро. Порубив мясо на более-менее равные куски, мы с ним раздали провизию, почистили одежду от крови и, забрав свою часть, тоже стали собираться.

Я, как и каждый из солдат, проверил свою долю специальным амулетом на яды. Присыпав мясо сухим порошком спор гриба 'же', которые не давали мясу пропасть даже при жаркой погоде, я тщательно замотал его в тонкую кожу и поместил в специальный футляр, сделанный из тонкой жести. Кожа должна впитать кровь и мясной сок, а футляр — не дать распространяться запаху. В условиях пещеры — это необходимость. Здесь, конечно, не подземелья, но нужно приучать себя к порядку — многие хищники и тут способны учуять запах крови на расстоянии нескольких километров. Что уж говорить о нас или хиснах?

Мисс хотел все сожрать сейчас, но уж я-то знаю, что с полным брюхом пантеры неспособны быстро передвигаться. С трудом объяснив ему это и позволив лизнуть себя в лицо, я прицепил футляр к его спине.

Как ни странно, но я собрался одним из первых. Хисны очень близки к кошачьим и имеют почти все их преимущества и недостатки. Основные из них — лень и гордыня. Мисс, на фоне остальных хисн, был образцом для подражания и трудоголиком. То и дело слышалось сварливое 'Ну давай уже вставай! Сколько можно?', просящее 'Я же знаю, ты не спишь.', возмущенное 'Нет! Это — на утро! А ну отдай!' и стыдливое 'Сколько же можно меня позорить? А?'.

Светляков хисны слушались на удивление хорошо. Может быть потому, что тут не до шуток?

Вообще, распространенное мнение, состоящее в том, что светлые эльдары питаются одним 'салатиком', было в корне неверным. Мясо светлые употребляли, но немного и очень не любили жареное. Если блюда темных эльдар были сильно похожи на китайско-индийские, то кухня светлых была больше похожа на постно-немецкую. Дальше — больше. Если у нас в сухпайке было копчено-тушеное мясо и бхателл, то у них мясо было варенным, а вместо бхателла были прессованные брикеты каких-то орешков с медом.

Вообще со сладким в подземельях была напряженка. Фактически, сладким можно было назвать (и то — условно) бхателл и кровь какой-то жутковатой улитки, живущей в холодных водоемах. Поэтому сахар, мед и сладкие фрукты были основными статьями импорта в Альверист`ас. А учитывая, что Атар редко экономили на своих желаниях, то будет понятно, почему войны с Поверхностью были коротки и редки, а мелкие Дома с удовольствием брались за работу наверху, а их Матриархи часто там бывали.

Когда отряд Ирмиель достал свои сухпайки, я понял, что Кхитан, очевидно, вернул вообще все вещи светляков.

Глядя на довольную рожу какого-то уцелевшего светляка из свиты Ирмиель, жующего свой брикет, мне оставалось лишь глотнуть концентрированного сока бхателла и его же влить немного во флягу с водой.

Наконец-то мы собрались и приготовились.

Я заметил, что Иситес, сопровождаемая Эйрин, вышла из черного выхода ратуши и пристегнулась к своей хисне, подготовленной для нее одной из Высших Жриц ее свиты. Порядок движения не изменился и первыми выдвинулись солдаты Серх.

В городе зажглись яркие магические уличные фонари, испускающие неприятный белый свет. Из-за этого смотреть на них было очень больно, а когда мы проскакивали чересчур близко возле очередного светильника, в глазах оставалось отвратительное смазанное слепое пятно. Всего пары подобных случаев было достаточно, что бы снова пришлось натянуть та лицо маску.

Людей, не взирая на ночное время, на улицах было много. Поэтому, мы двигались довольно медленно, мягко обтекая попадающихся прохожих со всех сторон.

Выбрались мы из города так же по-наглому. А что еще делать? Ворота с заходом солнца были закрыты...

И лишь выбравшись из Кехарона, мы получили приказ: 'Движемся к Ишерскому лесу'...


* * *

*

— Цена ведь этих туш была больше пяти золотых? — произнесла Джер, глядя на бесшумно вытекающих из двора темных эльфов из окна кабинета мэра. — Я знаю что ваш губернатор собрал караван провизии и отправил на Север. Они туда доберутся как раз к зиме, но цены на рынках уже подскочили...

Георг выразительно пожал плечами:

— Совсем ненамного. И...я...должен...Вайрс. Тогда действительно произошла странная накладка... А иногда я думаю, что это была диверсия... К счастью Вайрс намного терпеливее, чем показывает.

Магистр склонила голову и рефлекторно сделала шаг вглубь помещения, когда последний из всадников вдруг поднял голову и, как ей показалось, взглянул ей в глаза. Когда, спустя секунду, Джер снова приблизилась к окну — двор был уже пуст.

— Ты заметил?

— Смотря что... Не говори загадками — у меня и так голова болит, а если я еще и думать буду над тем что ты хотела сказать, но не сказала или, собиралась сказать, но передумала...

— Не язви. Мы все сидим в одной лодке, посреди бушующего океана. — Джер подняла взгляд с опустевшего двора на поднимающийся над далекими снежными вершинами гор месяц и произнесла: — Слишком много странностей у них в отряде. Во-первых: явное разделение на группы и...три высших вампира.

— А я думал, мне показалось... Интересная дипломатическая миссия.

— Ты помнишь, что говорили те торговцы и наши агенты? У темных еще больший хаос, чем у нас. Подумать только: открыть в самом сердце города Адские Врата, для устранения того, кого называют Клинок Элос. Это же какую нужно иметь мощь, чтобы с ходу вторгнутся в Ад через чужие Врата? И вот теперь одна из дочерей Первого Дома И`си`тор здесь...и говорит о дипломатии...а Вайрс у нее на посылках... — Джер медленно и шумно втянула воздух через нос: — Ты видел страх у Вайрс в глазах?

— Насчет страха — не знаю, а ведь она стояла впритык, но напряжение — это да. — мэр помрачнел. — Как думаешь, принц справится?

Магистр хмыкнула:

— Они отправились явно не к нему. Пошли сигнал королевским егерям — пусть убираются из Ишерского леса и ловят тех, кто из него побежит. А то еще попадут под раздачу...у темных специфическое правосудие.

Георг нахмурился и, громко сглотнув, расстегнул воротник.

— Выезжаете завтра?

— Да.

— Я бы посоветовал взять побольше солдат — сама знаешь какие сейчас времена.

— О, не волнуйся: там где проехали темные — остаются лишь горы трупов. Помнишь, как Вайрс охотилась за Неуловимым Вэлом, ну тем разбойником, который грабил караваны и изнасиловал любимую дочь сэра Катрома ?

— Да он же сам сдался!

— Вот именно. — громко прошептала Джер — Вот именно...

Часть 4.

1.Лес и бойня.

Мы неслись по ночной равнине, прекрасно освещенной лунным светом. Я полностью согласен с сестрой. Мы должны наведаться в этот лес. А вдруг там мы наткнемся на моего отца? И после его устранения можно будет заняться непосредственно диверсионными и террористическими вылазками в тылу Империи.

От предвкушения я чувствую, как губы растягиваются в жестокой ухмылке.

Иситес решила приберечь зелья, поэтому мы двигались не особо быстро, но с постоянной скоростью.

Отряд Арихитос только-только выбрался на поверхность. Благодаря тому, что они не заходили в Кехарон, разрыв между нами был лишь час и постоянно сокращался. Очевидно, под тень леса мы ступим одновременно. Полтора элитных 'татретта' — это та сила, с которой можно было бы легко взять без потерь тот же Кехарон. И это без моей или Княгини поддержки.

Многие задаются вопросом: а почему Альверист`ас не захватит королевства, а ограничивается лишь набегами? Ответ прост: захватить — это одно, а удержать — совсем другое. Все упирается в ненавистно-яркий свет местного светила. Да и потом — они с нами торгуют, покупают наши изделия, оружие, предметы искусства и даже еду. И это не считая оборота драгоценностей, услуг и рабов.

Войны, враги, 'кахртэ' поддерживают Альверист`ас в своеобразном тонусе, не позволяя ему расплыться бесформенной амебой в неге и роскоши...Пока есть все это — клинки никогда не заржавеют, а солдаты будут тренироваться до изнеможения в полный контакт почти ежедневно. Повышения получают те командиры, которые действительно их заслужили на полях сражений, а не заработали, оказывая услуги определенного рода аристократам из касты Атар. И все это благодаря как внутренним, так и внешним врагам. Если рассматривать с этой точки зрения мои деяния, то разрушение Ишакши и фактически полное уничтожение фракции иллитидов было необязательно — нужно было, как говорила Элос, 'надавать пощечин и отпустить нагуливать жирок дальше'. С другой стороны, иллитиды явно подпали под влияние Хеатроса, а это уже проходит по статье 'личные враги Верховной Богини'. Поэтому если придется для достижения основной цели вытереть названия Королевств, Империи, Баннора с карты тряпочкой, а с лика Хейреша — магией, то я это сделаю. Не колеблясь.

Ночной воздух был довольно сухим и прохладным. Миссу с его мягким мехом все было отлично, а вот я немного замерз.

Над нами светили звезды и взошедшая в зенит луна этого мира. Ее имя было Рэшалла — в переводе с древнего 'Солнце Мертвецов'.

Примерно в полночь мы сделали получасовый привал. Далекие вершины гор, поднимающиеся над тяжелыми облаками, значительно сдвинулись в сторону. Одни звезды зашли за горизонт, а другие — наоборот только поднимались. Хотелось поспрашивать их названия, но Шеяшхи усиленно изображал броуновское движение, метаясь от одного солдата к другому, проверяя все ли в порядке.

Когда мы будем прочесывать лес, Ирмиель останется в тылу под присмотром Иситес и ее Высших Жриц. Мы же займемся прочесыванием леса...

Это только кажется, что мол, лес огромен и найти в нем кого-то проблема. На самом деле — найти маленькую группу существ трудно, но чем она больше, тем легче. Они же чем-то питаются? Куда-то ходят в туалет? Имеют связи с внешним миром? Передвигаются пешочком? Вот-вот, и я о том же... Дым от костра, отходы жизнедеятельности, тропинки или даже дороги, далекое ржание лошадей, силки, капканы — вот неполный список того, по каким признакам можно найти чужаков в лесу. Вдобавок, мы же не светляков ищем? Это для них любой лесок — дом родной. Светлые у себя в лесу, если верить книгам, могут пройти по опавшей листве не зашуршав ни единым листиком. Нам лес отвечает намного хуже, чем им, но никогда не молчит, а уж мне, на четверть светлому эльдару... Нужно пробовать...

Неслись мы не по самому тракту, а рядом с ним, можно сказать по обочине. Время от времени мы проскакивали мимо небольших полянок, находившихся практически в притык к дороге. Система была совсем как у нас в подземельях. Пусть мы и углублялись все дальше и дальше на территорию королевства Каршлан, но влияние культуры темных чувствовалось и здесь. Иногда на полянках стояли хорошо охраняемые караваны торговцев. Подозреваю, черная река наших всадников, возникающая внезапно из ночи и бесшумно проносящаяся совсем рядом, доводила часовых до паники.

С рассветом стали попадаться небольшие речушки, через которые были переброшены широкие каменные мосты, и густые рощицы по их берегам.

Мы лишь немного не успели — вышедшее из-за горизонта светило нещадно ударило по нам потоком белого света, но мы были готовы: лишь светлые встретили его без масок. А еще через пять минут бешеной скачки на горизонте показалась толстая полоса густого леса.

&nbsnbsp; Мое внимание привлек что-то блеющий толстяк. Вайрс зашипела:

p; Сойдя с тракта, мы ринулись к лесу. От дороги до опушки был почти километр очищенной от растительности земли. Очевидно, таким образом пытались бороться с засадами. Все таки километр — это почти сорок секунд скачки на лошади, да и из лука не дострельнешь.

Углубившись в лес, мы остановились и, разослав три пятерки разведчиков, приступили к созданию хорошо защищенного лагеря.

Деревья были очень высокими и с густой кроной, создавая довольно плотный полог из листвы, сквозь которую прорывались лишь редкие лучики света.

Поставив мощный магический полог создавший полумрак в круге диметром около двухсот метров, наши маги начали разворачивать вокруг чувствительное заклинание-сенсор, накрывшее почти пару километров вокруг лагеря. Оно должно было реагировать на все существа строго заданного параметра — тяжелее пяти килограмм и выше полуметра. В самый разгар к лесу прибыла Арихитос. Иситес, поколебавшись, решила свести наши отряды воедино.

Весь наш отряд, во главе с Шеяшхи, вернулся на опушку. Мисс продемонстрировал, что горазд лазить не только по скалам, забравшись со мной на какое-то дерево, сильно смахивающее на дуб-переросток. И лишь сейчас, когда мы, дожидаясь наш отряд поддержки, растворились в листве, я услышал, как вокруг нас бурлит жизнь.

Пение птиц, шум ветра в зеленой листвnbsp;

&

&

итык, она добавила: — Смотри, если будет как в прошлый раз — то я вспорю тебе живот и запихну туда жменю трупных червей, после чего заживлю тебе рану, а всем скажу — что так и было. И знаешь что — мне поверят, потому что только такая тупая мразь как ты может подумать, что такая мелочь, как протухшее мясо, сведет темного эльдара в могилу. — толстячок так часто закивал головой, что я даже немножко испугался того, что она оторвется.

&

p; Моя охрана не обратила на мужичка и ке деревьев, жужжание насекомых... Как же сильно этот мир похож на Землю...

Трава и цвеnbsp; — Совсем ненамного. И...я...должен...Вайрс. Тогда действительно произошла странная накладка... А иногда я думаю, что это была диверсия... К счастью Вайрс намного терпеливее, чем показывает.

ты, чуть колышущиеся под дуновением ветерка...

Медленно плывущие по ослепительно голубому небу облачка...

И запах...чуть перепревшей листвы, лесной сырости и древесины...

Мисс прижал уши к голове и чуть-чуть, еле слышно, загудел, возвращая меня в реальность.

На горизонте показался nbsp;сгусток мрака, окутанный в облако пыли — это наши несутся.Шеяшхи с пятеркой всадников немного выдвинулся из леса, что б его было видно. Левой рукой он постоянно держался за серьгу связи.

Когда отряд Арихитос приблизился, я увидел, что почти сутки беспрерывной скачки по поверхности и подземельям серьезно утомили хисн, а их всадники так запылилсь, что обычно черные гарнитуры стали землисто-серого цвета. Все солдаты, включая замаскированных храnbsp;мовников были одеты в доспех И`си`тор и с полным комплектом регалий моего Дома. Как ни странно, но Арихитос я узнал сразу.

Лишь немного замедлив ход отряд пронесся к лагерю, скрывшись в листве. Немного подождав, мы последовали за ними.

В лагерь мы прибыли вместе с партиями разведчиков. Две из них притащили пять больших туш оленей и половину кабана. Одна из жриц, забирая из пасти хисны обслюнявленную заднючасть, причитала:

— Тебе же нельзя столько жирного! Опять шерсть начнет лезть! Ну что ты как маленький?

Но на морде пантеры было написано вселенское счастье и пофигизм.

А вот третий отряд разведчиков притащил парализованного пленника. В данный момент две Высшие Жрицы приводили его в чувство.

Когда я подошел ближе, с него уже срезали всю одежду. Оказалось, что это человек. Очень молодой и худой паренек. Все его одежда была в заплатах и потерта, а обуви не было. Из вещей лишь котомка с едой. Как сказала одна из жриц:

— По одежде — обычный крестьянин.

Вот только...Сверху тряпья один из жрецов положил явно магическую бляху-амулет размером с фалангу пальца на тонкой искусной цепочке. Обнаружив это, солдаты обыскали пленника еще раз, не поленившись заглянуть ему в рот и проверить зубы на капсулу с ядом, а организм просветить на магические включения, но больше ничего не было.

Пленник пришел в себя и, будучи еще парализованным, с ужасом обшаривал нас взглядом. Его глаза были круглыми от ужаса.

Иситес подняла острием серпа амулет и, держа его так перед лицом, с интересом стала рассматривать.

— Вайрс! Что это?

— Переговорный амулет. Похоже, этот человек — наблюдатель.

— Он сообщил о нас?

— Вряд ли, он был почти на пять километров дальше по тракту. В добавок, когда его поймали — он спал.

— Значит, нам нужно знать то, что знает он. Приступайте. Только прежде чем убьете — удостоверьтесь, что он не работает на местного короля.

Иситес уронила амулет обратно в тряпье и удалилась. Мне тоже пытки были не интересны. Три жрицы быстро начертили круг 'отречения', работающий так, что бы все звуки не могли вырваться из него, и достали пыточные наборы, напоминающие большие женские косметички. Немного поспорив, одна из них задрала голову парализованному парню и закапала из стекляннойnbsp;

&

&

&

&

&

&

&

&

&

&

&

&

&

&

&

nbsp; — Самые боеспособные части всех Королевств собраны в единый кулак для противостояния возможному вторжению Союза Империи Азог и Степи, а то что осталось — местные гарнизоны, ополчение, стража — сосредоточили свои усилия на удержании порядка в городах и на крупных торговых трактах. Вдобавок ко всему в оплоте стабильности — Белом Королевстве — фактически идет гражданская война. Часть сил Королевств стянута к его границам, дабы пытаться пипетки в каждый его глаз по капле голубоватого раствора. 'Слезы счастья'. Чрезвычайно мощный наркотик, побочное действие которого в том, что разумный, попавший под его действие, начинает болтать без умолку. В руках грамотного дознавателя скрыть не возможно ничего. Конечно, есть множество ограничений в его применении. Например, чем выше личная сила объекта — тем слабее его действие. Вдобавок ко всему, простые вопросы необходимо перемежать обычным физическим воздействием.

Отвернувшись, я пошел обратно к Миссу.

Ирмиель, с недовольным выражением лица, внимала Иситес. За правым плечом последней стояла Арихитос. Сощурив глаза, она в упор смотрела на какого-то светляка. Оба напряженно держались за мечи. Хм. Хоть бы не подрались.

Прибывшие чистили одежду и хисн от пыли. Странно, мы вроде бы не так завазюкались... Ах ну да — скорость же у нас была меньше.

По-любому, действовать будем ночью, поэтому, покормив Мисса и дав ему воды, я завалился спать.


* * *

*

В этот раз проснулся я сам, что было очень неплохо — организм пришел в себя и полностью восстановился.

Солнце, очевидно, уже садилось. А здесь, в нашем лаnbsp;гере, уже вовсю царил сумрак. Чуть размявшись, я занялся Миссом.

От пленника уже не осталось и следа. Очевидно, на этом егnbsp; Георг нахмурился и, громко сглотнув, расстегнул воротник.

о жизненный путь завершился.

Рядом со мной появился Шеяшхи.

— Проснулся?

— Да. Он что-то сказал?

Командир чуть пожал плечами.

— Не то что бы много...Их лагерь находится в полусутках пути по дороге. Мы пойдем через лес напрямик. Растянемся в цепь и найдем их. У тебя чуть больше часа. Я уже собирался тебя будить, но ты проснулся сам.

Сказав это, он направился к что-то чертящим на земле Иситес и Арихитос.За делами время пролетело незаметно. Когда я уже закончил ухаживать за Миссом, через серьгу пришел сигнал сбора.

Все вокруг пришло в движение: солдаты быстро приводили себя в порядок и вскакивали на хисн, собираясь в группы возле своих непосредственных командиров. Я последовал их примеру и Мисс занял место среди замаскированных храмовников.

Иситес стояла на толстой ветке разлапистогnbsp; Я хотел полежать еще минуту, но Мисс зашевелился и выдернул из-под моей головы сою лапу, которую я использовал в качестве подушки. Мышцы шеи напряглись инстинктивно, не позволяя удариться головой о каменные плиты. Сон слетел и я раскрыл глаза. Звезд добавилось еще больше. Они блестели, словно миллиард махоньких бриллиантов, высыпанный на бархатно-черную ткань.Подтянув ноги, я сел и начал собирать немногие разложенные вещи. Мисс все это время потягивался и приводил себя в порядок. nbsp; — Причина? — а это уже спрашивает, сузив глаза, Шеяшхи.

&

&

&

 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 



Иные расы и виды существ 11 списков
Ангелы (Произведений: 91)
Оборотни (Произведений: 183)
Орки, гоблины, гномы, назгулы, тролли (Произведений: 41)
Эльфы, эльфы-полукровки, дроу (Произведений: 231)
Привидения, призраки, полтергейсты, духи (Произведений: 75)
Боги, полубоги, божественные сущности (Произведений: 167)
Вампиры (Произведений: 244)
Демоны (Произведений: 266)
Драконы (Произведений: 166)
Особенная раса, вид (созданные автором) (Произведений: 126)
Редкие расы (но не авторские) (Произведений: 107)
Профессии, занятия, стили жизни 8 списков
Внутренний мир человека. Мысли и жизнь 4 списка
Миры фэнтези и фантастики: каноны, апокрифы, смешение жанров 7 списков
О взаимоотношениях 7 списков
Герои 13 списков
Земля 6 списков
Альтернативная история (Произведений: 213)
Аномальные зоны (Произведений: 74)
Городские истории (Произведений: 308)
Исторические фантазии (Произведений: 97)
Постапокалиптика (Произведений: 105)
Стилизации и этнические мотивы (Произведений: 131)
Попадалово 5 списков
Противостояние 9 списков
О чувствах 3 списка
Следующее поколение 4 списка
Детское фэнтези (Произведений: 39)
Для самых маленьких (Произведений: 34)
О животных (Произведений: 48)
Поучительные сказки, притчи (Произведений: 82)
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх