Страница произведения
Войти
Зарегистрироваться


Страница произведения

Отвергнутые Боги Годвигула. Книга третья


Опубликован:
13.08.2019
Изменен:
15.03.2020
Читателей:
1
Аннотация:
Очередное продолжение истории. Добавлена 17 глава.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
 
 

— Загляденье!— не стал я лукавить.— Я так не умею.

— Какие твои годы, научишься еще! Потенциал есть, было бы желание.

Не будь он кровожадным монстром, мы могли бы с ним подружиться. Но гора обглоданных костей в разрушенной крепости стояла между нами несокрушимой стеной. Увы, я не мог переступить через свои принципы.

— Теперь твоя очередь!— Имак вернул мне меч.— А я немного отдохну.

Я высунулся, было, из шатра и увидел, что к нам направляется хозяйка Норгорода.

— Лузга идет!— прошипел я, задернув полог. Что будет, если она застанет нас двоих в шатре?

Но Имак не растерялся и в мгновение ока преобразился. Было немного жутко наблюдать за тем, как знакомое по зеркальному отражению тело опало на пол, словно из него моментально выдернули все кости. Остальная масса превратилась в бесформенную кучу, сжалась до размеров кулака ребенка и спустя мгновение превратилась в мышь, которая тут же шмыгнула в ворох травы, на котором я отдыхал.

И тут же вошла Лузга.

Я встретил ее с задумчивым и слегка раздраженным выражением лица. Она же пытливо окинула взглядом каждый уголок шатра и скупо процедила сквозь зубы:

— Тебя ждет следующий боец.

Резко откинув полог шатра, она вышла.

Я последовал за ней и увидел на ристалище переминавшегося с лапы на лапу медведя. Вернее, медведицу.

Это была Кояла.

— И ты туда же,— буркнул я.

Похоже, Лузга бросала в бой лучших из лучших.

Пока меня замещал Имак, я хорошо отдохнул, полностью восстановил Выносливость и Ману и до половины — Здоровье...

Все-таки трудно обходиться без Зелий.

Но и противник мой был нечета предыдущим. Одним своим видом медведица вызывала оторопь. А то, как она рьяно взрыхляла когтями землю, проявляя нетерпение, наводило на неприятные размышления.

— Не думал, я, что нам придется сражаться друг против друга,— сказал я Кояле.

— Я тоже не рассчитывала, что ты продержишься так долго,— ответила медведица.

— Мне бы не хотелось тебя поранить.

— Ты лучше о себе побеспокойся!

— Хорошо... Начнем?

Я не испытывал ненависти к своим предыдущим противникам. Ничего, кроме равнодушия, потому что я их не знал. Иное дело Кояла. Она была мне симпатична в обеих своих ипостасях: и как человек, и как медведица. Да и ей приходилось нелегко. Поэтому начали мы осторожно, больше имитируя удары, нежели нанося таковые. Это вызвало гул негодования у публики и явное недовольство Лузги.

Я бы, может, и дальше придерживался выбранной тактики, но Кояла решила иначе. Возможно, она была права: это спектакль не мог продолжаться бесконечно. Медведица нанесла мощный, а главное, неожиданный круговой удар. Я попытался уклониться, но не успел самую малость: острое лезвие топора рассекло Изоранский Бархат, как обычную льняную ткань. К счастью, оно лишь разрезало кожу на груди, правда, сняв при этом почти пять тысяч единиц Здоровья. Гораздо хуже был последовавший потом натиск медведицы. Чувствительные удары посыпались со всех сторон. Отражать их катаной было бессмысленно, и мне не оставалось ничего иного, как отступать и уворачиваться. Время от времени я все же пытался делать ответные выпады, но они всякий раз либо натыкались на жесткий блок, либо царапали прочную броню медведицы.

Решительные действия моей противницы доводили публику до исступления. За весь день я не слышал такого гвалта, какой царил вокруг ристалища в последние несколько минут. Многоликие чувствовали, что развязка близка. Одна лишь Лузга стояла спокойная, но и она не скрывала своего удовлетворения.

И вот я споткнулся. Могу поклясться, что за мгновение до этого что-то вцепилось в мою ногу! Упасть в этот момент означало неминуемое поражение. Поэтому я сделал все, чтобы устоять на ногах. Но уже не смог отразить прилетевший топор. И хотя била Кояла обухом, мало не показалось. Во-первых, меня отбросило далеко назад, и я таки упал на спину, проскользив по траве к самой ограде. Во-вторых, этот удар мог стать последним в этом сражении, если бы не Оберег охотника Тита, который впитал в себя почти весь причиненный мне урон и избавил от несвоевременной отправки на Точку Возрождения. Кроме того, сработало Зеркальное Отражение, вернувшее медведице весь тот ущерб, который блокировал Оберег. И Коялу тоже отбросило назад. Грузное тело гулко рухнуло на землю, и пару секунд моя противница лежала неподвижно.

Многоликие притихли, пораженные неожиданной развязкой.

Но тут Кояла вздрогнула, присела, тряся головой, а потом и медленно поднялась на задние лапы. Несмотря на то, что ее заметно пошатывало, публика радостно взревела, подбадривая своего сородича разноголосыми звериными криками.

К этому времени совсем стемнело, и услужливые оборотни заблаговременно разожгли костры. Теперь я мог свободно воспользоваться навыками Тени. Несмотря на все мое расположение к этой многоликой, ее последняя атака меня сильно разозлила, поэтому я не стал давать Кояле шанс окончательно прийти в себя и ушел в Тень. Молниеносным зигзагом я зашел ей за спину, активировал Рывок и обрушился на спину вставшей во весь рост медведице. Кояла встрепенулась, закачалась из стороны в сторону, пытаясь меня сбросить. Я вцепился в ее шлем, но он неожиданно отделился от головы, и я вместе с ним полетел на землю. Однако тут же прыгнул в Тень, и обойдя противницу с другой стороны, ткнул катаной в бок. Укол вышел болезненным. Заревев, медведица ударила топором наотмашь. Я уклонился, рванул влево и снова нанес чувствительный удар... и едва успел отскочить от пролетевшего мимо топора. От следующего удара я ушел Рывком. Медведица продолжала наседать, словно обезумевшая. Я ускользнул от нее Теневым Зигзагом, и внезапно понял, что закончилась Мана.

Мы с Коялой оказались в разных концах ристалища. Моя противница была на кураже, а я изрядно выдохся, да и без Маны мне долго не продержаться против медведицы. Поэтому, когда она бросилась ко мне, я схватил лук Смилион и встретил Коялу, метя ей в глаз. Теперь, когда ее голову не защищал шлем с забралом, попасть в цель было легко. Тем более что нас разделяли читаные метры, когда медведица быстро остановилась.

Мы смотрели друг на друга. Я готов был выпустить стрелу, и она это прекрасно понимала. Как и то, что тут и Отложенная Смерть не поможет. Кояла поступила мудро: она бросила топор на землю, признавая свое поражение.

— Довольно!— послышался раздраженный голос Лузги.— Хватит игр! Неужели ты до сих пор не понял, что я не отдам жезл?! Кому угодно, только не этому напыщенному орку, возомнившему себя великим шаманом! А ты... Ты славно сражался, но пришло время умереть. Убейте его!

Я уже не раз становился свидетелем того, как быстро и кардинально меняются окружающие в зависимости от обстановки. Да, я так и не дождался радушия от многоликих. Но и их ненависти на себе я до сих пор не испытал. Даже во время поединков. А тут вдруг все переменилось. Разъяренная толпа оборотней, скаля пасти и сотрясая оружием, ринулась на меня со всех сторон, как будто только и ждала команды предводительницы.

Я быстро сообразил, что пощады от них ждать не стоит, поэтому приготовленную для медведицы стрелу выпустил в ближайшего противника с головой волка. Возможно, это был Юдар. Впрочем, я не уверен, не успел рассмотреть. Он споткнулся и тут же исчез за сплошной стеной не заметивших потери бойца соплеменников. А я снова взялся за катану. После изнурительного дня и высосавшего из меня последние соки боя с Коялой я бы и с двумя из них не справился. Что уж говорить о нескольких десятках! И все же я решил подороже продать свою жизнь и даже попытался найти в приближавшейся смерти положительные моменты: по крайней мере, мне не придется два дня топтать ноги по степи.

Я отбил метившее мне в грудь копье ящерицы, обернувшейся кобольдом, отступив назад, парировал выпад какого-то бобра, замахнувшегося на меня мечом, и тут же, отскочив в сторону, уклонился от летевшего мне в голову топора в лапах дико визжащего кабана. Многоликие лезли всем скопом, мешали друг другу, что было мне только на руку. И все же я поспешно отступал назад, из последних сил отбивая сыпавшиеся на меня со всех сторон удары. Из-за отсутствия Маны я не мог уйти в Тень. Я даже не мог воспользоваться Рывком! Так что приходилось рассчитывать только на Ловкость. Однако выстоять больше минуты мне не удалось. Кто-то налетел на меня сбоку и сбил с ног. Тут же надо мной завис юркий суслик, вооруженный двумя кинжалами. Скаля крепкие передние резцы, он явно собирался перерезать мне горло, но неожиданно отлетел в сторону, сбитый промелькнувшей надо мной тенью, которая разметала одних ломившихся ко мне многоликих и встала на пути других.

Даже не знаю, значилось ли вставшее на пути оборотней существо в Бестиарии Годвигула. По крайней мере, я ничего подобного не встречал. По всем параметрам это была рептилия, но необычная и одним своим видом устрашающая. Ее тело покрывала сверкавшая серебристым металлом чешуя. Массивную голову ящерицы украшали рог и роскошный воротник, раскрывавшийся всякий раз, когда рептилия шипела на застывших перед ней многоликих. Судя по строению конечностей, она прекрасно передвигалась, как на двух, так и на четырех лапах. Причем передние были вооружены длинными и острыми когтями, которые, наряду с усыпавшими обширную пасть мелкими клыками, служили прекрасным орудием ближнего боя.

Разумеется, это был Имак. И если я интуитивно догадался об этом, то многоликие, судя по реакции и прокатившемуся по толпе благоговейному шепоту, узнали изгнанного однажды побратима:

— Имак... Несравненный... Повелитель...

Узнала его и Лузга.

— Ты?— ее голос дрогнул, но она очень быстро совладала с робостью и продолжила с нескрываемой ненавистью:— Я чувствовала, что ты где-то рядом. Как ты посмел появиться в Норгороде? Как посмел вмешаться в торжество справедливости, встав на сторону этого... чужака?— Она обернулась ко мне.— А ты... Ты нарушил правила турнира, воспользовавшись посторонней помощью. Ты проиграл. Я даю тебе последнюю возможность уйти подобру-поздорову.

— Ты первая нарушила правила честного боя, Лузга,— прошипел Имак.— Не к чести повелителя многоликих такой обман. Какой пример ты показываешь подрастающему поколению? И это ты проиграла. Отдай ему жезл!— он кивнул на меня.— Зачем он тебе? Ты все равно не сможешь им воспользоваться. Обладание им сводит тебя с ума. Посмотри, во что ты превратилась...

— Замолчи!— закричала Лузга.— Не тебе меня совестить! На себя лучше посмотри!

— Уже посмотрел. В тот самый день, когда решил покинуть Норгород и отправиться в добровольное изгнание. Потому что у меня хватило ума понять, что я не могу больше править многоликими, что я представляю для них опасность, что мне лучше уйти. Лучше для всех... Не нужно было нам тогда соваться в этот подземелье. Оно... изменило нас всех,— добавил он вдруг и повторил настолько мягко, насколько это было возможно при его устрашающей внешности:— Отдай жезл и последуй моему примеру: покинь Норгород, пока не стало поздно!

— Ты так ничего и не понял,— пробормотала Лузга.— Что ж, ты не оставляешь мне выбора... Убейте их... обоих!

Глава 13

Оборотни стояли, как вкопанные. Никто не спешил выполнять приказ повелительницы. Никто не осмеливался бросить вызов грозному Имаку. И тогда сама Лузга взялась за оружие. Лиса резко вскинула лук и быстро, не метясь, выпустила стрелу в опального оборотня. Снаряд молнией преодолел разделявшее их расстояние и впился ящеру в грудь чуть ниже левого плеча. Имак пошатнулся, схватился за рану... А Лузга уже доставала новую стрелу.

Можно было по-разному относиться к Имаку и осуждать его за прошлое. Но в настоящем он был на моей стороне и уже не раз оказывал неоценимую помощь. Я не стал смотреть на то, как повелительница многоликих убивает моего единственного союзника, схватил лук и выстрелил в Лузгу, на мгновение опередив ее саму. Лиса оказалась проворнее ящера и успела уклониться от летевшей в нее стрелы. Гораздо хуже было то, что мой выпад в адрес повелительницы был встречен оборотнями, как недопустимый акт агрессии. Они были просто обязаны отреагировать! К тому же меня, в отличие от Имака, они считали более доступной целью. Поэтому они бросились на меня со всех сторон, и мне снова пришлось взяться за катану.

Моя стрела не достигла цели, но сослужила Имаку добрую службу. Как и хлынувшая на меня толпа оборотней. Они скрыли собой бывшего повелителя от глаз Лузги, дав ему возможность оклематься. Впрочем, несмотря на серьезную рану, Имак очень быстро и в свойственной ему манере пришел в чувство. Не сумев вырвать стрелу противницы из тела, он развеялся туманом, а потом в мгновение ока принял новое обличие волколака — при этом окровавленный снаряд остался лежать на траве. И когда Лузга, вооруженная длинным кинжалом, прорвалась к нему сквозь толпу многоликих, Имак был готов к встрече.

Все это я видел краем глаза, теснимый к холму наседавшими на меня многоликими. К этому времени я не успел ни восстановиться, ни даже толком отдышаться. Да и расклад сил был не в мою пользу. Но оборотни в своем стремлении добраться до моего горла мешали друг другу, и только поэтому я все еще стоял на ногах. Не в состоянии воспользоваться Навыками по причине отсутствия Маны, я полагался исключительно на остроту катаны. Длившийся весь день турнир не только изнурил меня, но и позволил отточить свое мастерство и приноровиться к стилю боя многоликих. С большинством из них я уже скрещивал клинки и знал, что от них ожидать.

И все же их было слишком много, чтобы рассчитывать на победу. Оставалось только подороже продать свою жизнь.

Пятясь, я отбил меч волка, едва увернулся от топора кабана, оттолкнул ногой суслика с кинжалом, снова парировал серию выпадов настырного волчары, пропустил по касательной чей-то рассекающий удар, оставивший на моем доспехе глубокую царапину, ответил слепым тычком в толпу, получил еще одну несерьезную рану, воспользовался легкой заминкой и перегруппировался так как отступать дальше было некуда. И снова приходилось пятиться назад, на два своих удара отвечать десятком блоков и шипеть — больше от досады, — получая все новые и новые царапины.

Тем временем Имак продолжал сдерживать яростный натиск Лузги. Будь у меня возможность, я бы с интересом понаблюдал за этим поединком. Высшие многоликие с легкостью меняли свой облик: она — пытаясь как можно скорее покончись с противником, он — приноравливаясь к каждому новому перевоплощению хозяйки Норгорода, но и не стараясь ее превзойти. Создавалось такое впечатление, будто Имак исчерпал свои возможности, и поэтому вынужден был уйти в глухую оборону. Но возможно, он попросту щадил свою противницу, стараясь не причинить ей вреда. Так или иначе, но если бы мне пришлось делать ставки, то я бы отдал предпочтение вовсе не ему.

Да и у меня самом дела шли не лучшим образом, однако по другой причине. Я не собирался щадить своих противников, но меня постепенно додавливали числом. Мои доспехи были так исполосованы когтями и клинками, что уже не предоставляли никакой защиты. Последние удары пришлись по телу. Сократив Здоровье до критического минимума. Закончилось все тем, что меня сбили на землю.

123 ... 1920212223 ... 303132
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава



Иные расы и виды существ 11 списков
Ангелы (Произведений: 91)
Оборотни (Произведений: 181)
Орки, гоблины, гномы, назгулы, тролли (Произведений: 41)
Эльфы, эльфы-полукровки, дроу (Произведений: 230)
Привидения, призраки, полтергейсты, духи (Произведений: 74)
Боги, полубоги, божественные сущности (Произведений: 165)
Вампиры (Произведений: 241)
Демоны (Произведений: 265)
Драконы (Произведений: 164)
Особенная раса, вид (созданные автором) (Произведений: 122)
Редкие расы (но не авторские) (Произведений: 107)
Профессии, занятия, стили жизни 8 списков
Внутренний мир человека. Мысли и жизнь 4 списка
Миры фэнтези и фантастики: каноны, апокрифы, смешение жанров 7 списков
О взаимоотношениях 7 списков
Герои 13 списков
Земля 6 списков
Альтернативная история (Произведений: 213)
Аномальные зоны (Произведений: 73)
Городские истории (Произведений: 306)
Исторические фантазии (Произведений: 98)
Постапокалиптика (Произведений: 104)
Стилизации и этнические мотивы (Произведений: 130)
Попадалово 5 списков
Противостояние 9 списков
О чувствах 3 списка
Следующее поколение 4 списка
Детское фэнтези (Произведений: 39)
Для самых маленьких (Произведений: 34)
О животных (Произведений: 48)
Поучительные сказки, притчи (Произведений: 82)
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх